Вы здесь

История

Могила

«Это даже милость Божия — копать могилу, в которую сам ляжешь…» — думал отец Петр, пробивая лопатой земную плоть. — «Земнии убо от земли создахомся, и в землю туюжде пойдем, якоже повелел еси, Создавый мя и рекий ми: яко земля еси и в землю отыдеши, аможе вси человецы пойдем…» — вспомнил он слова из чинопоследования панихиды.

«Яко земля еси и в землю отыдеши» — повторял священник, копая могилу.

Заявление

Человек был худ и сед. Сжатые тонкой нитью губы глядели уголками вниз и придавали его лицу выражение то ли отчаяния, то ли злобы, то ли просто угрюмости. Глаза же смотрели прямо, и ровно, не бегая из стороны в сторону. Покоен и гладок казался и широкой лоб человека. Две контрастные части лица – невозмутимую и тревожную - разделяли густые усы, рыжие с проседью, которые венчались острой седой бородкой.

Николушка (Полная версия)

Отец Николай сидел на лавочке возле храма.

Его лицо — простое и доброе лицо сельского священника — отражало всю его жизнь. Солнце — выжгло волосы, позолотило бороду и усы, ветер — сделал грубой кожу, труд иссушил щеки, а вера — осветила глаза. Глаза батюшки мягко, ласково, приветливо и как-то по-особенному кротко смотрели на этот мир и улыбались.

— Отец Николай, что домой не идешь? — окликнула батюшку баба Клава — седенькая раба Божия, закончив прибирать после службы церковь.

Пророк и цари (Пролог)

Дорогие омилийцы и гости сайта! В марте выходит в свет моя новая книга. С разрешения издателя представляю пролог романа «Пророк и цари», неотредактированный вариант, потому как он мне нравится больше, чем причесанный и приглаженный.

Церковь - это Новая Жизнь...

"Церковь свята, потому что свят Бог» (прот. о. Валентин Асмус).

Очень актуальны мысли протоиерея отца Валентина Асмуса о человеческом элементе в Церкви.

Их правильное понимание позволит нам противостоять тем злопыхателям, которые, невзирая на грехи собственные, и находясь вне Церкви, пытаются судить грехи чужие, исходя из глубины своего неведения.

Люди грешны и склонны к падению, вероотступничеству, Богозабвению и проч…

Это непреложная истина относится как к мирянину, так и к священнослужителю, прежде всего, потому что его положение налагает на него огромную ответственность перед Богом за души вверенных ему людей.

Николушка. Начало

ПОВЕСТЬ О БЛАЖЕННОМ СТАРЦЕ НИКОЛАЕ ТОТЕМСКОМ

ГЛАВА 1. ДЕДУШКА

Отец Николай сидел на лавочке возле храма.

Его лицо – простое и доброе лицо сельского священника – отражало всю его жизнь. Солнце – выжгло волосы, позолотило бороду и усы, ветер – сделал грубой кожу, труд иссушил щеки , а вера – осветила глаза. Глаза батюшки мягко, ласково, приветливо и как-то по-особенному кротко смотрели на этот мир и улыбались.

- Отец Николай, что домой не идешь? – окликнула батюшку баба Клава – седенькая раба Божия - закончив прибирать после службы церковь.

- Да я дома. – откликнулся священник.

- И то. – согласилась старушка и, вытерев руки об подол, села рядом, продолжила:

- Давеча видала я Николку твоего, сиротку. Кур гонял.

Старообрядцы Австралии, неравнодушная русская общественность против сноса зданий Черемшанского мужского монастыря

Черемшан — единственный в мире сохранившийся старообрядческий монастырь второй половины XIX века в опасности (Саратовская область. Россия).

Старообрядцы Австралии, неравнодушная русская общественность разных конфессий обращаются к губернатору Саратовской области запретить демонтаж монастырских зданий, кощунственное устроение спортивных дорожек по кладбицу и признать старообрядческие монастырские объекты культурным наследием.

Успенский собор в монастыре был построен по личному разрешению императора Александра II (в тот период действовал запрет на постройку старообрядческих храмов). Это разрешение выхлопотал в 1879 году на личной аудиенции у царя бывший атаман всех задунайских казаков-некрасовцев Осип Гончаров, переехавший из Турции на Черемшан, принявший иноческий постриг с именем Иоасаф и умерший на рубеже 1879 и 1880 годов.

«Оказывается, у меня есть Отечество!»

Так воскликнул в 1818 году, дочитав последний из недавно вышедших восьми томов «Истории государства Российского» Николая Михайловича Карамзина, самый, наверное, пёстрый и шальной граф Российской империи Фёдор Толстой, прозванный, к слову, Американцем. Нет-нет, он не пылал любовью к молодой североамериканской республике, лишь какое-то время пожил на одном из островов Русской Америки, взашей согнанный с корабля капитаном Крузенштерном за непристойное поведение с пьянками и дебошами. И Россию-Матушку он по-своему любил и не рвался из неё. Ключевое, конечно же, в его восклицании слово — «Отечество».

«Отче» — «Отец» — «Отчизна» — «Отечество», — извечный смысловой ряд, который, оказывается, может прерываться и сокращаться. Прерываться и сокращаться либо для некоторых из нас, либо даже для какого-то слоя населения или же для целой эпохи жизни государства и народа. Сумасброду и неприкаянной душе Фёдору автор «Истории» по-отцовски заботливо и благовестно словно бы нашептал, как сиротинушке, что у него, как и у любого другого человека, есть отец. И тридцатишестилетний детинушка Федя, начав читать первый том, к восьмому, по крайней мере для самого себя, в своих ощущениях, обратился в Фёдора Иваныча, отныне знающего и накрепко помнящего своё родство, потому что нашёл, хотя и нежданно-негаданно, но нашёл-таки, Отца-Отечество.

В эти же годы сам Н.М. Карамзин упрекал своих сограждан в том, что «мы стали гражданами мира, но перестали быть, в некоторых случаях, гражданами России…»

Победившая посредственность

Очерк нравов

А пуще всего, Павлуша,
береги копейку…
Н.В. Гоголь. «Мертвые души»

В марте исполнилось двадцать пять лет со дня проведения Всесоюзного референдума о сохранении СССР. 76,43% граждан высказались тогда за сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной Федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности. О том, как было учтено впоследствии мнение советских граждан, всем хорошо известно. Любопытно, что сталось с самими гражданами, как изменились они внутренне за эту четверть века.

Изучение человека и перемен, происходящих с ним, проще всего начать с обращения к продуктам его культурной деятельности. Словом, если кому-то в будущем придет в голову изучать нас, сирых, чтобы понять, что мы собой представляли, этот кто-кто обратится в первую очередь к произведениям нашей культуры. И тогда в лучшем случае он скажет о нас, что это было общество лгунов, пошляков и стяжателей. В худшем — общество шизофреников. И в любом случае — общество победившей посредственности.

Тихий разговор

Мерный стук колес, постоянно прекрасный и в то же время меняющейся фон за окном и приятный сосед собеседник (хотя подчас совсем и неожиданный) — такие поездки для меня совсем не редкость, скорее наоборот привычное дело. Совсем не обычная, но очень интересная история случилась прошлым летом, когда посетив Казахстан наша семья возвращалась домой.

В Астане у нашего поезда была запланирована продолжительная остановка и мы воспользовались ей, чтобы ещё раз посмотреть на молодой, развивающийся город. Вернувшись ко времени отправления, в своем купе мы обнаружили нового соседа. Им оказался добродушный и веселый американец Джастин Покарни, ни слова не понимающий по-русски. Немного пообвыкнув и приглядевшись к друг другу нам удалось узнать, что наш попутчик путешествует по транссибирской магистрали (книга с таким названием была для Джастина своеобразным путеводителем), а по профессии он вольнонаемный учитель английского языка в Корее, трудящийся как бы сказали у нас «вахтовым методом».

Любовь до гроба

Есть в русскоязычной среде выражение «Любовь до гроба»! С одной стороны, не очень романтичное выражение, хотя с другой, вроде бы, и звучит как обещание «вечной любви», но в то же время, как бы чувствуется угроза конца этой идиллии.

И мы, так, обычно говорим с иронией о каких-то нам известных, но, как нам кажется, заоблачных чувствах.

Но, тут будет уместно задаться вопросом: «А откуда же появилось это выражение?»

И проведя небольшой литературный розыск я установил, что все дело в том, что «Любовь до гроба» это только часть поговорки, а полная версия звучит так: «любовь до гроба, ты в гробу, а я у гроба».

Согласитесь, звучит немного как бы угрожающе. Потому-то очевидно вторая часть поговорки со временем и забылась.

А может, мы просто не хотим именно такой любви. Отсюда и скрытая ирония при произношении первой части.

Исторические и религиозные симулякры — тенденция времени

Чем страшна ложь? Тем что подменяет собой истинную реальность. Оказывается, реальностей может быть много, и мы создаём мир, выбирая ту или иную реальность как подлинную. Одержимый злобой нацист, к примеру, сначала сам, по доброй воле, выбрал свою реальность, а затем эта реальность сделала его (и продолжает делать) тем, кем он есть. О подобном отношении субъекта с миром говорит и квантовая физика. Трудно в это поверить, но факт остаётся фактом: мы создаём свою реальность. В том числе и фейковую реальность, псевдореальность. Именно этим сегодня занялись политтехнологи с недобрыми намерениями.

«И там бьют, и там бьют…»

О воспитании. Зарисовки из русского быта ХIХ века

Споры о том, как надо воспитывать детей ведутся издавна, и всегда люди разделяются на два лагеря: одни склоняются в сторону мягкости, другие, наоборот, в сторону строгости. И, думается, дети тоже бывают разные: с одними надо обращаться очень нежно, с другими следует держаться построже. Трудно разобраться в нюансах неподготовленному родителю. Ведь и книжку порой прочитаешь, и знаешь, как надо действовать, а стоит попасть в сложную ситуацию — прощай книжный опыт, всё идёт по накатанной. Потому обыденный строй жизни легко запечатлевается в подходе к делу воспитания…

Царь

На суд «Омилийцев» представляю мою повесть «Царь» из сборника «Три блудных сына». Это самая спорная из моих вещей; за нее меня «били» сторонники Ивана Грозного — уж очень жестокий царь у меня получился. За нее меня «били» противники Ивана Грозного — уж очень симпатичный царь у меня получился.  Если честно, давно хочется хорошей драки по этому поводу… может, поспорит кто? А? Пожалуйста…

Возвращаясь к корням

Бедняки-офицеры, романтические штабс-капитаны и поручики, и эти мальчики-добровольцы,
хотел бы я знать, каких таких «помещиков и фабрикантов» они защищали? Они защищали
Россию, свободного человека в России и человеческое русское будущее.

Антон Туркул, «Дроздовцы в огне»

 

Еще не так много лет назад это казалось несбыточным мечтанием - трехцветный флаг Белой армии над Кремлем.

Но кому он нужен сегодня? Большевизм сгнил изнутри и развалился. Самое древнее заблуждение человечества – социализм, вера в то, что можно «взять все и поделить» и построить рай земной, загубив десятки миллионов жизней, кануло в прошлое. Или – не совсем?

В защиту Российской империи

Как-то раз старый эмигрант из Белграда рассказал автору статьи такую историю.

Солдаты и офицеры Белой армии в тридцатых годах брались за любую работу. Но большинство из них лучше всего умели воевать. Редкий военный конфликт межвоенного двадцатилетия не обошелся без участия белогвардейцев. Недаром несколько улиц столицы Парагвая Асунсьона носят имена русских офицеров, которые спасли эту маленькую страну во время войны с Боливией в 1932-1935 годах.

«Прости» вернуло в храм (История бывшей протестантки)

Мы стояли прямо у выхода в кинотеатр, держа наготове стопки Библий в мягких обложках. Фильма Мела Гибсона «Страсти Христовы» только что кончился, из зала потянулись люди. Народ выходил потрясённый, многие не скрывали слёз. Они без слов брали из наших рук книги. Неожиданно подрулила троица — парень, жующий жвачку, под ручки с ним две девицы в обтягивающих джинсах. У парня на шее красовался не маленький златой крест.

— Вот скажите, вы же не наши, не православные, так? — начал он с вызовом. — Зачем народ тянете в секту, книжонки втюхиваете?

— А вы сами — православный, да? — ни мало не смущаясь парировала я.

— Конечно, — гордо ответил юноша.

— А в церковь когда ходили последний раз? Причащались давно? Посты соблюдаете? Молитесь ежедневно?

Non facio! (Окончание)

15

Капитул магов теперь предпочитал собираться без Катона. Маги смертельно, до судорог, боялись своего молодого коллегу, хотя никто из них не сознался бы в этом. Только Василид как-то обмолвился:

— В нем живет дух Хозяина… если к Хозяину вообще применимо слово «живет».

Сегодня капитул обсуждал первые, предварительные итоги исполнения нового плана.

— Что там с термами Катона?

— Инсулы снесены, площадь расчищена.  Можно приступать к строительству.

Non facio! (Продолжение)

5

В святилище храма Асклепия, в специально устроенной нише, установили новенькую статую Аполлона. Эти «боги» не враждовали между собой, поэтому их идолы вполне могли соседствовать; к тому же, пока новая статуя не прошла через ритуал отверзания уст и глаз , она самостоятельной силой не обладала. 

Ровно в полночь окованные бронзой двери святилища раскрылись и в зал вошла небольшая процессия. Впереди, освещая себе путь факелами, шествовал капитул пяти магов, за ними четверо младших посвященных несли длинный закрытый ящик. Поставив свою ношу на пол, они поклонились магам и вышли. Двери закрылись, а факелы нашли свое место в специальных низких подставках перед статуей Аполлона; таким образом, статуя и стоящий перед ней алтарь оказались как бы в полукольце огня.

Non facio!

Эта повесть из сборника «Три блудных сына» (М. «Эксмо», 2014 г.) Ее название — древнеримский юридический термин, означающий формальный отказ от выполнения требований правосудия.

«Non facio!» — так отвечали первые христиане в ответ на требование отречься от Христа. К чему я это? А к тому, что нам, возможно, придется перенимать их опыт...

Страницы