Вы здесь

Дневники

Время душевного проходит...

Духовно нейтрального душевного больше не будет

Сами по себе, вне Бога, люди — существа недобрые. Хочу ли я сказать — злые? Нет, если бы хотела, так и сказала бы. «Недобрые» — это одно, а «злые» — другое. Чтобы различать, нужно мыслить точно, а различать надо, чтобы понимать. В основе непонимания — неразличение. «Недобрые» — это отрицание доброты, а «злые» — это утверждение злобы. Недобрый не говорит внятное «да» добру, но и злу он не говорит внятно «да». Недобрый ни то, ни это — не холодный, не горячий, а тёплый. Злой — тот кто говорит внятное «да» злу. Но от недоброго до злого рукой подать, в зло можно легко соскочить, даже не заметив этого. Именно поэтому люди не сильно заморачиваются в различении этих слов. Мол, один чёрт владеет тем и этим. Наше время характеризует постепенное стирание границы между злым и недобрым: зло усилилось в мире и легко порабощает недоброе, так что недобрый, хоть и сам не зол, становится орудием зла, не имея сил устоять в своей недоброте. Стоять можно только в добре.

Человек — это поэзия

Что человеку нужнее: хлеб насущный или поэзия1? Для животного в нём — однозначно хлеб, для человека в нём — однозначно поэзия. «Не хлебом единым жив человек». Понимание этого — залог выживания, именно поэтому люди забывают о священном жизненном избытке, без которого быть человеком невозможно.

Человек таков, каковы живущие в нём смыслы. Человек, живёт смыслами, которые в нём живут: если эти смыслы слишком примитивны, человек тоже примитивен. Чтобы внутренний объём человека разрастался, надо жить большими смыслами — они расширят и углубят внутренний мир человека. Потому полезно читать мыслителей — с ними проще расти изнутри.
Обрезая высокие смыслы, человека можно лишить всего человеческого в нём.

Время болезни

Время болезни и/или возраст — это когда ты знакомишься со сложностью своего телесного устроения посредством его поломок. Сразу открывается сокрытая в теле бесконечность всевозможных процессов, отношений между процессами. И эта громада телесных смыслов поражает воображение, здоровый человек не имеет возможности пронаблюдать это, ибо здоровье скрывает от него эту метасложность тела.
Когда видишь насколько умно устроено твоё тело, насколько оно превосходит твоё понимание, вообще понимание человека, включая докторов, некий ужас охватывает — словно в бездну заглядываешь, а эта бездна и есть ты. Или не ты? Тело — это я или нет? Или оно само по себе как бы, т.е. независимая от меня данность — оно дар мне. Кто мог подарить мне такую непостижимо сложную одежду? Только Бог-Творец, ибо даже тело моё, дар Его — превосходит меня как я себя знаю.
Как мудрый Сократ, понимаешь, что ничего не знаешь — даже о своём теле. Всё, что я могу — благодарить, ибо знать как должно, знать в полноте ничего нельзя — всё лишь отчасти.
Но Бог щедр, Он даёт знать от своей полноты всё, что тебе нужно знать здесь и сейчас — чтобы спасаться и спасать. Не вообще — ради любопытства, а в частности — для дела, ради нужды в знании. Бог не поощряет праздноумия, потому праздноумцы нуждаются в ученых умах, движимых праведной жаждой — таким открываются тайны.

Трудный выбор

Оля подружилась с Витей и решила, что выйдет за него замуж. Правда, раньше она собиралась замуж за Мишу. Но что тут поделаешь… Сердцу не прикажешь.
Как оказалось, сам Витя еще не знает о свалившемся на его голову счастье. И Оля обещала поставить его в известность.

Через несколько дней я спросила ее об этом.
– Витя не разрешил выходить за него замуж, – вздохнула Оля. – Он сказал, что его за это папа заругает.
Так что пока остановились на Мише. Он, кстати, тоже об этом еще не знает.
– А Мишу папа не заругает? – спрашиваю.
– Наверное, нет. Миша же старше Вити.
И то верно. Семь лет – это вам не пять…

По понятным причинам имена женихов изменены. Когда всё окончательно решится –  настоящее имя объявим официально…

Миллион

Старшая сестра отдала младшей копилку с кучей мелких монет. Оля стала  складывать их в маленькие кошелечки и мечтать:
– У меня так накопится миллион!
– И что ты с ним будешь делать? – спрашиваю.
– Ну… тебе чуть-чуть отдам. Или даже миллион отдам!
Потом поняла, что от такой щедрости у нее самой ничего не останется. И когда я уже загрустила об уплывающем из рук миллионе, Оля меня обнадежила:
 

Старец Дионисий Каламбокас и монастырь Креста в Фивах

Некий хиппи сказал литературному критику Анне Наринской на концерте Пинк Флойд в Москве:

«Знаешь, я раньше слушал их музыку на кассетах, но не был уверен, что они существуют на самом деле. А теперь вижу – они существуют. И даже – в той же вселенной, что и я».

Точно так же встречая удивительных подвижников старцев, всех этих прекрасных Паисиев Святогорцев, Эмилианов Вафидисов, Дионисиев Каламбокасов, Ефремов Аризонских – не можешь поверить, что ты сейчас здесь с ними и эта ваша встреча действительно существует!

 

Луч света в темном царстве...

Глядя на лист, сияющий в лучах заходящего солнца, подумалось: мы видим его красоту благодаря пронизывающему солнечному свету. Так и человек красив только в лучах неземного света - света образа Божьего в каждом из нас. Даже если через толщу грехов и страстей этого света не видно, все равно он где-то внутри есть. И иногда вдруг пробивается и вспыхивает, как солнечный луч в темноте.

Это и есть истинный «луч света в темном царстве», а не то, о чем писал Добролюбов. Хотя, может быть, он это и имел в виду, да советские литературоведы неправильно истолковали. prankster

(2019)

Об одиночестве

Чувство одиночества идет из детства.

Пока ребенок еще очень мал, он чувствует себя центром вселенной (в нормальной семье) и одиночества не ощущает. Подрастая, малыш начинает понимать, что весь мир не вращается вокруг него и даже мало от него зависит. Возможно, это открытие становится отчасти причиной первого возрастного кризиса (года в 3–4). И как раз тогда, когда происходит становление самосознания человека, зарождается и чувство одиночества, в том числе социального*. 

Хороший мальчик

У бабушки было доброе лицо: эдакая классическая бабушка из восточных сказок. Внук ее, лет четырех, смотрел на всех с радостным удивлением.
– Ба, я тоже хочу с кем-нибудь играть, – сказал малыш. – Как мне с кем-нибудь поиграть?
– Ты скажи ребятам. Смотри, сколько детей вокруг!
– Я не могу им сказать: они все время бегают и бегают…

Картошка, червяки и сосиски

Дело было в минералогическом музее. Пятилетняя Оля познакомилась с девочкой, и барышни, не теряя времени зря, стали изучать экспонаты музея вдвоем. В результате серьезных научных изысканий юные умы изобрели новую, доселе неизвестную, систему классификации минералов. В зависимости от того, на что они похожи, были установлены следующие типы минералов:
– кукуруза,
– картошка или картофельное пюре,
– червяки на тарелке,
– сосиски.
Так за 10 минут были систематизированы все 150 тысяч экспонатов музея. Всё гениальное просто!

Пятилетний мизантроп

– Я всех людей ненавижу,  – ни с того ни с сего заявила Оля.
«Ничего себе,  – думаю. – Откуда она таких слов нахваталась?» Но вслух пока ничего не сказала. Мало ли чего ребенку в голову взбредет. Бывает, скажет – и сразу забудет. Чего тогда внимание на этом акцентировать?
Но Оля не забыла. И чтобы никто не сомневался, повторила:
– Я всех ненавижу!
Теперь я испугалась. И растерялась… Если дитё в пять лет такое заявляет, что будет, когда вырастет? Кошмар! Ужас! Нельзя так оставлять! Срочно что-то делать! Принимать меры! Объяснять… Беседовать…  Учить добру… Добрые книги… Личный пример… Нельзя же так… Может, кто обидел?... Нет, нельзя спешить с выводами…
 

Таксист

Три дня в Крыму пролетели незаметно, пора и домой. В Симферопольский аэропорт мы поехали на такси. И мама, и я были переполнены событиями этих дней – встречей с дорогими сердцу местами, приятным общением с родственниками и другими интересными людьми. Но кто бы мог подумать, что незабываемых впечатлений нам добавит еще и банальная поездка в такси.

Началось всё с невинного разговора о крымских просторах. Мама из окна машины любовалась на всходы озимых и говорила, что глаз радуется смотреть на зеленеющие крымские поля. Мама знала, о чем говорила, ибо она приезжала на свою малую родину регулярно. И последние пару десятков лет с грустью замечала, что земля в Крыму почти перестала обрабатываться, многие поля стояли заброшенные, зарастали колючками и прочими степными сорняками. А теперь, с присоединением к России, земледелие в Крыму стало оживать.

Спасибо Путину

Когда мы с мамой гостили у ее сестры в Крыму, повидать сестричек приехала и их подруга – Татьяна Семеновна. Или просто тетя Таня. Они все росли в одной деревне и дружили с детства. 
Энергичной походкой в калитку вошла невысокая кругленькая дама в брюках и в черных очках. Пепельно-каштановые волосы почти без седины, аккуратная короткая стрижка. На плече – дамская сумочка, в пакете – цветок для рассады. Татьяна Семеновна – страстная любительница цветов. Поэтому к тете Гале она всегда приезжает с подарком – каким-нибудь новым цветком. А подарив, сама же его и высаживает.
Всех обняв и расцеловав, гостья сразу заглянула в палисадник.
– Що у тебе за краса, Галочка! О це таки ж сами и у мене… – с любовью взирала гостья на довольно скромный тетушкин цветник. 

Машина времени

Вы когда-нибудь летали на машине времени? Мне на днях довелось: вылетев из Домодедово взрослой дамой вполне солидного возраста, я уже через пару часов почувствовала себя обычной школьницей, вместе с мамой прибывшей в Крым навестить многочисленную родню. Потому что раньше в Крым я приезжала именно в детстве и много раз. Вместе с родителями, конечно. 
На этот раз мы прилетели с мамой всего на три дня, в течение которых меня не покидало ощущение, что детство вернулось, и я перенеслась во времени лет на тридцать назад. 
В Симферопольском аэропорту почему-то пахло морем… До моря было далеко, но благодаря ветру оно уже встречало нас своим соленым дыханием. 

На краю мира

Несколько слов из газет:

 

«С 2005 года фестиваль «Братья», не имеющий до сих пор аналогов в мире, проводится в разных городах и странах. И в этом году... местом встречи «Братьев» стала Астрахань. Палаточный лагерь развернулся в селе Растопуловка на базе отдыха «Волжанка», где собралось более 400 участников из 77 городов 8 стран: России, Беларуси, Украины, Германии, Молдовы, Литвы, Англии, Бельгии, Святой земли».

 

Про злых дядек, улыбчивых продавщиц и безопасность детей

Не знаю, чем младшая дочь так очаровывает прохожих, но на улице каждый второй ей улыбается, и примерно каждый двадцатый пытается заговорить. Хотя Оля и сама не прочь пообщаться. Только мужчин, особенно бородатых, иногда опасается. А со всеми остальными чувствует себя свободно – и с детьми, и со взрослыми. В магазине может, например, ни с того ни с сего помахать продавщице ручкой. А от Олиной улыбки даже самые строгие тетеньки не в силах устоять: их суровость тает как снег под весенним солнышком.

И вдруг папа с удивлением рассказывает, что наша общительная Оля в ответ на дружелюбное приветствие продавщицы смотрела на нее исподлобья и молчала. Не может быть!

Я

Я И ЖЕНЩИНЫ

Что такое женщины? Чем они отличаются от мужчин? Примерно тем же, чем корабль со множеством перегородок отличается от целостного корабля. Попала торпеда в солидный, заметный и целостный мужской корабль- и на дно, товарищ! Не хрен бутафориться! Известно, что мужчины умирают чаще и моложе. А в женщину? … Да, попало… Неприятность… Одной перегородкой меньше, что поделаешь?! Но, главное,- на плаву!!! Легко можно забыть и выбросить все, что связано с этой попавшей под удар перегородкой, главное, перезагрузиться и выстроить новый план! И все как сначала! …

Post-родовое

«Женщина рожает, так как живёт» - я не помню, где я прочла это высказывание, не знаю, согласна ли я с ним, но я думаю о нём во время родов. Мне тридцать семь и я рожаю в третий раз. Ко мне  подключены разные датчики, и оттого меня мучает чувство несвободы, кажется, я муха, попавшая в скользкие сети. Хочется встать, освободиться от паутины проводов, продышаться.

Все мы гении

Все дети талантливы. И те, которые в два года поют, играют на скрипке и читают на трех языках. И те, кто ничем «выдающимся» похвастаться не могут. Просто таланты у них разные: не все способности сразу бросаются в глаза и не все проявляются в детстве. На этот счёт есть высказывание Альберта Энштейна: «Все мы гении. Но если вы будете судить рыбу по её способности взбираться на дерево, она проживёт всю жизнь, считая себя дурой».

Страницы