Вы здесь

Распадающаяся нравственность

На вопросы Светланы Коппел-Ковтун отвечает православный психолог Константин Яцкевич

— Услышав об очередной законодательной инициативе по защите нравственных ценностей, подумала: распадающаяся нравственность. И способы ведь удержать людей в рамках — странные, производимые тем же распадением. Порочный круг получается. Если огородить каждого человека частоколом законов (зачастую двусмысленных), человек не станет нравственней — может даже наоборот. В чём вы видите корень проблемы? В чём причина всё возрастающей безнравственности?

— Спасибо за очередную подборку глубоких вопросов в эти светлые пасхальные дни. Вопрос вами поставлен очень конкретно и верно. Ситуация выглядит именно так, при отсутствии и ослаблении внутреннего контроля со стороны совести и нравственности души, власть пытается перенести акцент на контроль внешний со стороны общественной морали. По общей логике в этом действии ужесточения ответственности за оскорбления чувств верующих вроде бы не видно ничего крамольного. Тем не менее, с точки зрения христианской психологии тут есть подвох, который заключается в знании именно глубинной психологии работы нравственности и морали.

Так вот, с точки зрения православной психологии, нравственность и мораль — это совершенно разные уровни контроля человечности. Отличие между ними — принципиальное. Если нравственность — это более глубокий уровень контроля поведения, работающий на институциональном уровне души и сердца через инструмент совести, то мораль — это более поверхностный социальный уровень контроля, работающий на уровне мышления и рассудка, а не совести. Проще говоря, нравственность работает изнутри личности и для неё не нужен контролёр, тогда как мораль работает через анализ и выбор и для неё нужен контролёр норм социальной морали.

Данная ситуация практически выражается в том, что закон «об оскорблении чувств», как норма морали, нуждается в системе моральной интерпретации и контроля за исполнением, в то время, как аналогичная нравственная норма, активированная изнутри личности, этого бы не предполагала, а работала по принципу внутренней установки души к уважению чувств верующих. Кстати, наряду с моралью и нравственностью есть и более глубокий уровень контроля личности — духовность, которая и есть та же нравственность, но на уровне заповедей высшего духовно-нравственного закона (Закона Божьего). Данный уровень можно считать первичным и институциональным.

К большому сожалению мы живём в период окончания мира, который всё более погружается в инфернальность, безнравственность и аморальность. Отсюда и неизбежное падение общего уровня духовности, нравственности и морали под напором освобождённого (растаможенного) эгоизма и прагматизма, который не считается ни с кем и ни с чем. Это и есть первопричина, которую можно определить, как потерю контроля со стороны сердца и совести (нравственности) и движение на поводу у прагматичного эго рассудка, для ограничения безудержной свободы которого и ставится «частокол» закона.

Но мы же понимаем, что это только часть мер, касающаяся стороны морали, а, значит, должна быть и часть мер, касающаяся нравственности, о которой никто не говорит.

— Может ли нравственность создаваться или хотя бы удерживаться чисто репрессивными мерами? Или просто нужны предлоги для создания репрессивного законодательства? Что такое нравственность вообще, и как можно сделать нравственным человека и общество?

— По определению нравственности, данному протопресвитером В. Борщановским, как «неискоренимому стремлению человеческого духа оценивать сознательно-свободные действия и состояния человека, на основании врождённой духу человеческому идеи добра, выразительницею которой является совесть», нравственность в принципе невозможно обеспечить репрессивными мерами, как и добиться любви с помощью грубой силы. Ту или иную мораль утвердить в обществе с помощью грубой силы ещё можно, и то лишь формально, а вот нравственность — нет. Для нравственности нужно расположение не столько рассудка, сколько сердца и души, а в душу и личности и народа с грубой силой не вломишься. Для души нужны не карательные, а образовательно-воспитательные инструменты любви, которых сегодня катастрофически не хватает.

Говоря о нравственности, следует честно признать, что в истинном, т.е. сущностном значении этого понятия, а точнее категории, современному человеку известно уже очень мало и прежде всего потому, что подлинное значение категории нравственности в настоящее время уже очень сильно искажено. На сегодняшний день в общественном и индивидуальном сознании имеет место по большей части уже сильно изменённое и выхолощенное понятие нравственности, которое отражает исключительно поверхностную сторону данной категории, а не глубинную суть, которая духовна.

С нравственностью у нас вообще складывается парадоксальная ситуация. При всём понимании большинством специалистов того, что нравственность — это единственно верная основа для выработки у человека наиболее правильного в ценностном отношении гражданского сознания, мышления и мировоззрения, которое и именуется нравственным, — понятия и главное верного определения нравственности сегодня найти практически невозможно. Судите сами, мы проделали настоящую исследовательскую работу с первоисточниками, чтобы просто найти наиболее верное определение нравственности. Так откуда же тогда возьмётся понимание этой категории в обществе, если во всех первоисточниках нравственность является синонимом морали, что в корне неверно?

Для подтверждения этой ситуации, достаточно взять наиболее авторитетные источники информации, дающие сегодня определение нравственности:

Словарь практического психолога, С.Ю. Головин. 1998 г.

Нравственность - Регулирующая функция человеческого поведения. Согласно З. Фрейду, ее сущность сводится к ограничению влечений.

Оксфордский толковый словарь по психологии под ред. А.Ребера, 2002 г.

а) Нравственность - Общая тенденция вести себя, таким образом, который соответствует моральному кодексу общества. Этот термин означает, что такое поведение.

б) Нравственность - Принципы или модели поведения, которые являются проявлениями принципов, оцениваемые с точки зрения их правильности или неправильности.

Словарь конфликтолога, Анцупов А.Я., Шипилов А.И., 2009 г.

Нравственность - См. Мораль.

Большая энциклопедия по психиатрии, 2-е изд. Жмуров В.А., 2012 г.

Нравственность - (общеславянское, ср. лит. «noras» – воля, желание, хотение) – Общая тенденция вести себя, таким образом, который соответствует моральному кодексу общества. Этот термин означает, что такое поведение произвольно; тот, кто повинуется этому кодексу против своего желания, не считается нравственным.

Свободная электронная энциклопедия Википедия, 2013 г.

Нравственность - термин, чаще всего употребляющийся в речи и литературе как синоним морали, иногда - этики. В более узком значении нравственность - это внутренняя установка индивида действовать согласно своей совести и свободной воле – в отличие от морали, которая, наряду с законом, является внешним требованием к поведению индивида.

Словарь терминов по общей и социальной педагогике, А.С. Воронин - ‎2006 г.

Нравственность – особая форма общественного знания и вид общественных отношений, один из основных способов регуляции действий человека в обществе с помощью норм. В отличие от простых норм или традиции, нравственные нормы получают обоснование в виде идеалов добра и зла, должного, справедливости и т. д.(1)

Система внутренних прав человека, основанная на гуманистических ценностях доброты, справедливости, порядочности, сочувствия, готовности прийти на помощь. (2)

Большой энциклопедический словарь, 2000 г.

Нравственность – См. Мораль.

Словарь Ожегова, «Азъ» , 1992 г.

Нравственность - Внутренние, духовные качества, которыми руководствуется человек, этические нормы; правила поведения, определяемые этими качествами.

Только в одном источнике, труде протопресвитера Василия Борщановского (1872-1961) «Жизнь во Христе», удалось найти наиболее полное и сущностное определение нравственности:

«Нравственность вообще есть неискоренимое стремление человеческого духа оценивать сознательно-свободные действия и состояния человека, на основании врожденной духу человеческому идеи добра, выразительницею которой является совесть».

Таким образом, нравственность — это добровольное исполнение человеком тех или иных обязательств и норм высшего нравственного закона (Закона Божьего) без внешнего оценивающего. Т.е. нравственность институционально гораздо глубже морали, поскольку исходит не из формального закона, а из самой совести и благой воли человека. Мораль же – это общепринятый к исполнению свод норм и социальных правил регулирования поведения, который всегда подразумевает наличие внешнего оценивающего субъекта и соответствующего института морали. Нормы морали при этом могут человеком и не разделяться внутренне при внешний видимости их соблюдения.

Таким образом, говоря о нравственности, имеющей отношение к глубинной характеристике человеческого духа (его нрава), вначале из духовной категории оно было сведено к моральной стороне, а затем к сугубо внешней и формальной стороне социального приличия (идеологической). При этом сущностная (духовная) сторона категории нравственности попросту выпала из поля зрения и контекста психологического исследования. Поэтому нравственность как бы формально и теоретически есть, а по сути её правильного понимания нет. А если нет правильного понимания, то не может быть и воплощения образа, отсутствующего в общественном и в индивидуальном сознании.

Сделать нравственным человека и общество, исходя из определения нравственности, может только дух соборности и единения всего общества на единой ценностной, т.е. духовно-нравственной основе. Как вы понимаете для Руси этой ценностной основой является христианская и в частности православная, но не в современном и до предела формализованном и экуменизированном виде, а в сущностном, т.е. нравственно-аскетическом и монашеском, олицетворяющем подлинное торжество и силу духа.

— Можно ли определить границу частной жизни человека, за которую закон не должен переходить? Как отличить личное, частное, от социально значимого, общего? Есть ли какие-то критерии?

— Такую границу в нравственном понимании определить для всех и каждого очень сложно, поскольку она глубоко личностна. В академической психологии такая граница определена, и ею является граница эго (Я), любой переход которой считается переходом на личность и жёстко пресекается. Но это применительно к эго личности, которая защищает своё неприкосновенное «Я» от любой критики, включая и терапевтическую.

Говоря о нравственной личности, такую границу провести гораздо сложнее, если вообще возможно, поскольку нравственная личность ни от кого и ни от чего не должна прятаться или защищаться, если её совесть чиста. Таким образом, у нравственной личности практически нет личностных границ в той форме и размерах, какие они есть у эго личности. Границей нравственной личности можно в известной мере считать совесть, как внутреннее сознание добра и зла.

Что касается официального закона для современного общества, то тут ситуация совершенно иная, связанная с тем, что нравственных людей сегодня катастрофически мало на фоне эгоистов — прагматиков. Именно по этой причине определение и соблюдение границ личности и частной жизни необходимо, и этой границей должна быть по всей видимости некая «золотая середина» равновесия между личным и коллективным, стремящаяся к доминанте коллективного над личным. Пока же имеет место гибельный для нравственности перевес в сторону доминанты личного над коллективным.

— Что происходит с психикой человека, который помещён в репрессивное пространство? Могут ли служить наглядным примером дети из семей, где с ними слишком строги родители?

— Если человек помещается в репрессивную среду, то с точки зрения любой психологии, включая и православную, происходит две вещи: или разрушение или адаптация с выработкой защитных инструментов сознания. Второй случай (адаптации) гораздо интереснее и полезнее в духовно-нравственном отношении, но при одном условии — когда личность осознаёт и принимает трудности (репрессии), как вызов и стимул к достижению совершенства благодаря этим трудностям. Ведь не секрет, что без соответствующих трудностей, как тренажёров, те или иные качества попросту не вырабатываются, и принцип усиленной тренировки в равной мере работает как по отношению к телу, так и к душе. Главное то, чтобы соответствующие нагрузки были реальны, а не запредельны и не разрушительны для личности. Я вообще сторонник строгости в воспитании, поскольку сам прошёл через строгое воспитание с «экзекуцией», т.е. реальным рукоприкладством в детстве со стороны матери, которой за это благодарен, Царствие ей Небесное. Сегодня до самой глубины души благодарен, да, да, безмерно благодарен и признателен до самой глубины души за те детские слёзы и боль душевную и физическую, какую мне довелось испытать. Если быть честным до конца, то осознавая сегодня всю свою неуправляемость, дерзость, лень и лукавство в то время, мне кажется, что той строгости матери ко мне было даже мало и можно было быть ещё строже. Такой вот парадокс переоценки воспитательных средств и методов. Теперь-то я уже точно знаю, кто и что во мне тогда так возмущалось и обижалось, — моё драгоценное эго, как основа самости и неприкосновенности, и одновременно ядро лукавства, лицемерия и лжи. Тогда я этого не понимал и не мог понять, а мать это знала и целенаправленно вкладывала в меня таким вот жестоким на вид способом правильную основу. И она достигла цели. За это я ей теперь бесконечно признателен, хотя уже и не могу высказать слова признательности и благодарности, кроме как в молитве за родителей.

В любой трудности и строгости главное – это цель, которую можно определить, как изменение личности в целях её совершенства, а не уничижения. Когда эта воспитательная цель достигается с помощью трудностей и строгости, которую можно назвать инструментами и тренажёрами любви, — тогда эта цель оправдывает все средства, и строгость с трудностью превращаются из инструментов «наказания» в самые эффективные инструменты воспитания и любви, поскольку с эгоизмом и злом нельзя заигрывать, нельзя играть в потакание и ублажение.

— Как сохранять человеческое достоинство в условиях постоянного на него покушения? В чём искать опору? Чего опасаться?

— Достоинство какое, в чём и перед кем ? — вот в чём вопрос. Достоинство совести – это одно достоинство перед лицом сердца и Бога, а достоинство самости – это другое достоинство перед лицом своего эгоизма и чувства собственной важности (гордости), и эти достоинства нужно различать. Первое достоинство должно обладать мудростью, мужеством, благоразумием и правдой, как божественными качествами, а потому оно должно быть устойчиво и непоколебимо, а за вторым достоинством стоит самомнение, самоуверенность, надменность и лукавство, которые делают его раздражительным, тщеславным и обидчивым, т.е. совершенно неустойчивым. Именно поэтому опору и устойчивость нужно искать не снаружи, а внутри, т.е. в сердце, совести и нравственности, а опасаться нужно внешней гордости, тщеславия и самомнения, за которыми чаще всего прячется ложь и эгоизм, как основа человеческой повреждённости. Это извечная дилемма двух центров сосредоточения личности — ума головы и ума сердца, которую несведущие люди безуспешно решают всю жизнь, в то время, как глубоко верующие люди хорошо знают, что достоинство души определяется её внутренним нравственным содержанием и наполнением или, проще говоря, чистотой совести и нравственности.

— Негативизм в людях доходит сегодня до предела, я знаю многие люди боятся задавать вопросы на русскоязычных профессиональных форумах, только из страха быть грубо осмеянными, но не получить нужного совета. На западных сайтах такого хамского беснования нет — в чём дело? И что можно этому противопоставить?

— Боязнь быть осмеянным, – это, прежде всего, отсутствие мужества отстоять правду, которая не бывает поругаема в принципе, или стремление не потерять своё «позитивное» или «правильное» реноме (репутацию) в глазах большинства. За этим стоит социальная психология взаимодействия среды и индивида, которая как бы испытывает (искушает) каждого на индивидуальную совесть, устойчивость и целеустремлённость в поиске истины. На наших форумных площадках действительно больше «сермяжности», т.е. непосредственности, прямоты и грубости в силу нашей ментальности. На западных площадках больше «толерантности» и «лжепозитивности», т.е. безразличия или терпимости к любому мнению без вспышек неприятия и агрессии. При этом ещё неизвестно что лучше для правды и праведности.

Как по мне, так именно в трудности поиска и отстаивания истины заключается её ценность, которая способствует тренировке устойчивости, решительности и целеустремлённости, как составляющих мужества. Поэтому не стоит возмущаться форумному хамству и дерзости, которые естественны для анонимности и безответственности, а нужно использовать их для тестирования своей собственной раздражительности и тренировки невозмутимости и устойчивости в правде.

— Как не потерять доброжелательность друг к другу, если в обществе нагнетается нетерпимость? Несколько профессиональных советов о том, как не озлобиться, если всё вокруг толкает в этом направлении? И почему это важно?

— С точки зрения парадигмы православной психологии доброжелательность — это глубоко нравственное чувство и качество, идущее от сердца, а не от ума. Как раз, именно ум через отвлечение внимания и теряет эту сердечную доброжелательность и чистоту, вспоминая о ней, когда она уже потеряна и засорена. Значит, её нужно просто не терять посредством сохранения с ней прямой связи, как связи ума с сердцем или мышления с совестью.

Мы все сегодня психологически образованы и озабочены инфекционной, противовирусной и психологической защитой, мы все сегодня знаем о гигиене и экологии производственной, бытовой, личной, интимной и т.д., а о гигиене духовной, нравственной, едва ли не самой важной для здоровья души и ощущения мира, почти ничего не знаем. Именно из-за этого и происходит постоянное загрязнение, засорение или, говоря современным языком, «инфицирование» нашей душевно-духовной сферы и в частности совести и нравственности, ответственных за качество доброжелательности и мира.

Доброжелательность сродни благодати и поэтому её можно поддерживать в себе и накапливать, и это не очень сложный процесс, который предполагает «гигиену души». Т.е. нужно просто регулярно следить за чистотой совести, как инструмента нравственности, посредством хранения мира в душе и правильной духовной жизни, в которой непременно должно быть время для «оздоровительных и гигиенических» процедур для совести, сердца и души. Этими «процедурами» является не что иное, как общение души с Богом в молитве через сердце. Рассудок при этом должен быть только молчаливым свидетелем этого таинственного и покаянного диалога.

Поэтому ничего «нового» или «оригинального» в качестве совета предложить я не смогу, а повторю лишь золотое правило нравственности: «Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки.» (Мф.7:12)

17 апреля 2017

koppel.pro