Вы здесь

Миниатюры

И оправдай в путях Твоих...

Процесс нарастающего обезличивания и десакрализации священных архетипов, инициируемый горсткой одержимых индивидов античеловечества, ввергает массы людей в омут тотального отчаяния и лихорадочного поиска спасительного выхода из ловушки управляемого расчеловечивания…

 

Тупики навязанных бессмыслиц угнетают души, иссушают умы, убивают чувства окамененным нечувствием разума разъединенного с сердцем...

 

Адский вихрь обстоятельств культивируемого безвременья рождает чудовищ, извлекаемых из инфернальной клоаки глубин сатанинских…

 

Куда подует ветер...

Куда подует ветер, туда он и поклонится. Флюгер? Нет, тростник. Потому важно, кто управляет ветром.
А возможен ли тростник, свободный от влияния ветров? Да, это небесный тростник. Он сам себе выбрал подходящий для него ветер, и пока дует в нём один, не может дуть другой. Совсем-совсем не может? Да, пока дует в нём избранный - если дует: тогда он - флейта....

Что-то будет...

Откуда в человеке стремление к совершенству?

Ощущение гармонии, красоты?

И безобразия, в том числе?

Эти коренные вопросы неразрешимы в навязчивой парадигме обезбоженного, но внешне религиозного человечества...

Зараженность гегельянством как абсолютной идеей антрополатрии или самообожествления человека, которому не нужен Творец и Промыслитель, есть неисцельная болезнь духа, поразившая многие поколения русских и нерусских людей люциферической жаждой познания ради познания и безраздельной власти над миром в пирамидальном коконе рабства множеств и господства единиц...

Приближение Царствия...

Возможности современного человечества практически безграничны…

Его достойные представители летают в космос, познают мир в его удручающей объективности, возводят храмы и небоскребы, любят и ненавидят, убивают и лечат себе подобных, короче: живут так, как жить, в принципе, нельзя, но до времени получается…

И вдруг происходит нечто такое, что необратимо меняет прежнюю парадигму существования, ломает твердокаменные стереотипы стабильности давно уже нестабильной цивилизации, ввергает массы людей в безостановочную аномию отчаяния и ничем невыразимый ужас первобытного хаоса…

Вода и время

О времени говорят, что оно течёт. Как и о воде. Часто, правда, можно услышать сетование типа: «Ах, как быстро летит время!» или что оно бежит. Но ведь, например, и речная вода, тоже движется по-разному. Реки наших русских равнин, как правило, спокойны, неспешны. Течение заметно только по склонённым водорослям на дне или по медленно проплывающей осенней листве, сухим веточкам, опавшим с деревьев, растущих вдоль берегов. Горные реки быстры, шумны, крутят гальку на перекатах. А бывает река и летит, точнее, падает с отвесной скалы, кипя внизу пеной, поднимая облако мелкой туманной взвеси. И тяжёлый гул водопада слышен за несколько километров.

Ничего страшного

(Рассказ-быль)

В приемном отделении скорой помощи появилась пенсионерка – приятная дама интеллигентного вида.
– Что случилось? – спросила медсестра, не поднимая головы от смартфона.
– На огороде какая-то мушка укусила, – пожаловалась бабулечка, – в голову, с правой стороны. И теперь и голова болит, и ухо правое болит, и отёк вокруг уха.

Медсестра внимательно осмотрела место укуса, больное ухо и безмятежно пропела:
– Ничего стра-ашного.  Ухо у Вас норма-альное, отёка не-ет.
– Но правая сторона болит!

– Я же вам сказала: ничего стра-ашного! В больницу класть Вас не с чем.
– Я и не хочу в больницу. Просто хочу узнать, почему у меня болит.

Голуби

 Расселись голуби на ветках голых
 Раскидистого клена за окном моим -
 Как новогодние шары на елке.
 Топорщат перышек короткие "иголки",
 Нахохлившись, комочки-сизари.
 То клювы спрятав, нежатся покоем.
 То озабоченно наводят марафет.
 То - одиночки. То друг к дружке - двое, двое...
 Душа моя, так много-много лет,
 Как в детстве, ты не радовалась снегу,
 Который должен быть, но почему-то нет...
 И голубям, и горсточке на Новый год конфет.
 

«Привет вам от Олета и от меня!»

Из книжки про старца Паисия

Олет просыпается, когда солнышко ещё спит. Чистит пёрышки и оглядывается. Вместе с братьями и сёстрами, что живут в кроне того же дерева, приветствует утро песней.

Олет, как вы уже догадались, — птица, и у него есть необыкновенный друг. К нему-то и летит он, когда тени густеют и темнеют, то есть по-человечески — в полдень.

Старец Паисий, тот самый чудесный друг, уже вышел ему навстречу.

— Олет! — зовёт он.

Услышав знакомый голос, птица припускает ещё быстрее.

По-арабски «Олет» значит малыш. Языков птаха не знает, зато умеет откликаться на своё имя.

Старец никогда не приходит с пустыми карманами, они всегда так и оттопыриваются от гостинцев.

Как я Великим Постом ворон считала, и не только...

                Вот и пришел строгий , спасительный для души всякого человека, и моей души тоже, Великий Пост. Сегодня первая преждеосвященная Литургия. Если по правильному - Литургия Преждеосвященных Даров. Трудись душа, готовься укрепиться святым Причащением на этом не простом пути.

              После исповеди встаю на свое ставшее привычным место на Богослужении. Но приглашают пройти на клирос. Слава Богу! Мои скромные способности востребованы, и я смогу вознести Славу и Благодарение Богу словами Богодухновенной Псалтыри во время долгого великопостного чтения часов. Чтецы меняются.Можно и присесть во время чтения кафизм, экономя силы на долгую службу. Стул стоит напротив окна и я ,не отвлекаясь от слышания Псалтыри, разглядываю пейзаж за окном.

Картофельные очистки

Бабушке моего мужа девяносто лет.

Она сидит на кухне за столом и чистит картофель. Кожура из-под ножа бабушки выползает тонкая и прозрачная, как лепестки цветов. Бабушка говорит: «Когда в Москве был голод, хлеб нам выдавали по карточкам. Мама утром хлеб порежет. Каждому по равному куску. И даст нам с братом наши куски: «Это вам на весь день». Брат сразу свой кусок съест, а я в платок заверну. За обедом мама спросит: «Сынок, где твой хлеб?» «Съел!» Мама тогда от своего отрежет половину и брату даст. А я на брата сердилась, что он мамин кусок ел».

Двум хозяйкам в моем доме не бывать!

Жизнь мне теперь в моем обжитом и уютном доме не мила. А все от того, что за время моего недолгого отсутствия- всего-то около пары недель была в отъезде, завелась незваная гостья. Осторожная и бесцеремонная одновременно.

А вчера вечером совсем совесть потеряла. Захожу на кухню, а она у плиты шастает!
           Утром сегодня мужу я так и заявила:
-Выбирай! Или я, или она! В доме двух хозяек быть не должно!
            
           Первые признаки ее присутствия я обнаружила сразу, как только приехала и зашла в столовую комнату. Налила святой воды в чашечку, протянула руку к розетке с высушенными кусочками просфоры, а она совершенно пустая. Даже крошечек нет. 

Рассказ старой щуки

       Живу в этом озере, со счета сбилась сколько лет. Никогда никуда не уезжала, да и незачем было. Вот, на старости лет, модничать приходится. «Пирсинг»-крючок в губе торчит- это тут рыбак жил в деревне на берегу, Павлом звали. Его отметина. Еле ноги унесла, ладно , хоть жива осталась. Теперь я повадки их  рыбацкие знаю, голыми руками меня не возьмешь.

Время прозревших

Ветер стихал: порывы ослабевали, крыша гремела чуть тише с каждым новым ударом ветра, а потоки воды, обрушившейся на дом, уже не ревели, а только легонько постукивали по окнам. Тепло от камина утвердилось в комнате и на кухне, обволакивая всех присутствующих теплой волной неги. Хотелось спать. Гости молчали в ожидании будущего. Человек в черном встал и расшевелил начавшие угасать поленья. Сотни искр брызнули по сторонам, но, не успев долететь до деревянного пола, погасли.

Шоколадка от младенца Христа

          ( из серии « Записки продавца иконной лавки»)

           Собирает Митя снег на устройство Рождественской пещеры- Вертепа по всей территории церковного двора. Скудна на снегопады нынешняя зима. Выпадет снег, а потом дождь его съедает почти без остатка. Найдено решение проблемы. Оградили часть двора у ограды деревянными щитами и набрасывают туда периодически появляющийся  снег в надежде, что так он не растает. Он и вправду лежит там двухметровым сугробом до поры до времени, пока очередной дождь не превращает его в серый бугорок.
                        А Рождество вот оно, совсем рядом и пора сооружать Вертеп.

Игра слов на кону Апокалипсиса...

потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной
(Еф. 6:12)

Иногда жизнь загоняет людей в тупик, из которого невозможно выбраться, если только не вытащишь сам себя за волосы…

Социальное государство рассыпалось в прах, патернализм превратился в пирамидальную структуру близкородственных корпораций, население забилось во все щели разрушенного общего дома, потихоньку спиваясь и вымирая на обочине чуждого бытия, в котором каждый человек-винтик будет посчитан и учтен для пожизненного заключения в рабовладельческую матрицу узаконенной эксплуатации…

Что-то пустое стало заполенным внутри меня...

Как вы думаете, кто это написал: «Я поняла, что жизнь проходит быстро, поняла, что ты можешь сделать сегодня, не откладывай это на завтра»?

Или вот это: «Я почувствовал, будто что-то пустое стало заполненным внутри меня…»

Я привела строчки из сочинений шестиклассников, которые приходили на экскурсию в наш храм и общались с настоятелем – отцом Валерианом (Кречетовым). После экскурсии ребят попросили написать небольшие отзывы о своих впечатлениях. И дали им на это всего 15 минут. Прочитав эти отзывы, батюшка был потрясен, насколько же тонко детские души чувствуют благодать Божию.

Молитва разбойника...

В госпитале было скучно до почечных колик…

Сервантес читал книжки «про шпионов» и прочую детективную дребедень-развлекуху для активизации лобных долей незагруженного мозга…

Ничего не помогало… 

Тоска давила невыносимой тяжестью бессмысленности оставшейся жизни, душа беззвучно рыдала, сердце болело в тисках неизжитых страстей и невыполненных обещаний…

Внутри что-то сломалось и теперь беспорядочно агонизировало…

Сервантес принципиально не употреблял спиртного, а потому не мог расслабиться в условиях неструктурированного времени…

Воспоминания угнетали неискупленными грехами, инфантильными комплексами и всем-всем-всем заархивированным хламом сатанинских глубин, угрожающе притаившимся в душевной бездне до последнего судного часа… 

Мой Ангел

Из цикла «Зачем мы здесь?», 2003

***

Когда одному человеку
          становится плохо,
                то другой человек,
                     приходя на помощь,
                      становится для него ангелом…

***

 Хорошо быть ангелом. Он среднего рода, никакие неожиданности и страсти ему не грозят − служба у него такая. Он как конвой, который сопровождает свой объект до самого конца его следования, что бы ни случилось… Быть ангелом, наверное, лучше, чем быть человеком − меньше свободы для выбора, значит, легче выполнять программу.

Программа для человека − прожить жизнь, а программа для ангела несколько иная, она − над жизнью.

О жизни…

 ЕСЛИ БЫ МЕНЯ СПРОСИЛИ: ЧТО ТАКОЕ…

  ЖИЗНЬ

Живу, содрогаясь от ветра,
Вернее, от семи ветров сразу.
Дует со всех сторон,
А я боюсь сквозняков.

Но не могу
        сдвинуться с места -
                привязана накрепко
                                          ко времени.

Страницы