Вы здесь

Миниатюры

Единственное, что я умею...

Единственное, что я умею - искать и находить истину. Почему умею? Потому что Она меня тоже ищет, и ещё потому что я знаю, что ничего не знаю. Это главное, чему я научилась в своей жизни.
А вот устраиваться в этой самой жизни я совершенно не умею. И не научусь никогда. Как-то так устроено: даётся либо одно, либо другое.  
Некоторым, правда, удаётся отчасти совмещать - но это не потому, что они умеют, а потому что им даётся и другое - само. Такова диалектика жизни...

* * *

Единственный способ знать истину - это её не знать, но всегда искать (жаждать, умирать без неё). Всегда - в смысле непрерывно. Истина тоже непрерывна.
Как только перестал искать истину или  решил, что сам что-то знаешь, тут же утрачиваешь её.

* * *

Кстати, это как раз суть различия между Западом и Россией: даётся либо то, либо другое. России дано другое. Было дано...

Гербарий межстраничный

***

Раннее утро. В молитвенной комнате нашей больницы должна состояться Божественная литургия. Комната теснится в двухметровой каптерке, щедро пожертвованной администрацией, на перекрестке дорог от приемного отделения к лифту. Там располагается холл, в который буквально вываливается наша молитвенная комната, когда в ней собираются молящиеся более трех человек. Главное, успеть до восьми часов, пока не закрутилась работа в больнице. Но в тот день главным оказалось не это. Не пришла регент, а больных собралось намного больше обычного.

 

Трёхмерный человек в двухмерном мире

Трёхмерный человек в двухмерном мире - это трагедия. В нём есть все необходимые для полноценной жизни структуры, но они не развёрнуты, не могут развернуться, и потому не функционируют. Он томится ими, он не может реализоваться. Если говорить с ним из трёхмерного мира, где все структуры развернуты, говорить о проблемах трёхмерного человека, которым он является, но как бы не вполне, ибо не осуществил себя за пределами двух измерений, такой человек не поймёт сказанного. Он воспримет двухмерную проекцию сказанного, которая не соответствует истине. Фрагментарное, нецелостное восприятие даёт возможность изменения текста нашего сообщения до неузнаваемости, т.е. недостающие информационные звенья - это пустоты, которые будут заполнены по образу и подобию воспринимающего, который сам полон пустотами, ибо недоразвёрнут, недораскрыт. 

Точно так же он не вполне адекватен для двухмерных людей, живущих в двухмерном мире. Структуры третьего измерения, которые хоть и не развёрнуты, но всё же наличествуют в нём, будут влиять на восприятие двухмерной информации - он будет видеть и слышать иначе, картина мира в его голове будет отличаться от картинки окружающих его нормальных двухмерных людей.

Я люблю запах березовых дров...

Я люблю запах березовых дров. Мыть посуду во дворике, нагретой солнцем водой.

Разноцветных улиток, героически храбрых котов, чай с мелиссой и мятой, летний букет с резедой.

Я люблю с каждым часом, с каждой вечерней звездой, все твои выкрутасы, весь твой мнимый покой.

 Я не буду его разрушать. Мне и так хорошо. Лягу в звездного неба спальный мешок, чтоб тебе не мешать, чтоб тобой не дышать.

 И глаза не прищуривать, глядя в твои, и зрачки не сужать.

 

                                                                                                              22. 07. 2017

"Ты меня не любишь..."

Трёхлетняя дочка вдруг сказала мне:

– Ты меня не любишь!

Обычно, когда Оля говорит, чего не следует, я стараюсь просто игнорировать её слова, переключая внимание дочери на что-нибудь другое. Потому что уже давно поняла: если маленький ребенок неожиданно сказал какую-то глупость (а это может быть даже и что-то неприличное, где-то случайно услышанное), бесполезно запрещать или объяснять, почему это плохо.  Лучше или спокойно один раз сказать, что так не говорят, или вообще «включить игнор» (смотря по обстоятельствам). И желательно сразу отвлечь малыша чем-нибудь. И тогда, если ребенок сказал что-то нехорошее случайно, то он просто забудет это. Если не с первого, то со второго или третьего раза. А если малыш говорит это демонстративно, чтобы привлечь внимание, то тем более таким образом он это внимание не должен получать.

Ну так вот, на этот раз я тоже сначала хотела сделать вид, что ничего не расслышала. Но потом вдруг поняла (или почувствовала): Оля просто хочет ещё раз убедиться, что я её люблю.

Поэтический ответ

А вы не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель - Христос.
 (Мф. 23:8)

Мыслепилюля

Первый вариант формулировки той или иной мысли, пришедший по вдохновению, в ответ на вопрошание, всегда целостен и точен (поэтичен). Силы уходят лишь на подбор слов, соответствующих воспринимаемому силовому полю — потоку, но слова сами спешат встать на своё место. Это — поэзия, хоть и не стихи.
Если происходит потеря по каким-то техническим причинам уже готового текста, эта потеря невосполнима. Повторно мысль не формируется сама, повторно оформляю её в слова я, и это уже не волшебная словесная пилюля, а просто текст. Дважды одна и та же мысль сама не формулируется. Она поймана сознанием, но путь к ней не восстановим. Полутона, по которым строилась формула, я не могу повторить. Первая формула формировалась в поле моего вопрошания, вторая — писалась тем, кто уже знает (вот в чём суть сократовского незнания). Первый вариант всегда — мыслепилюля (содержит в себе целое — голографический принцип), второй - просто текст (уже не целое, а часть, фрагмент, грань), более или менее гармонично скомпонованный из остатков пойманного смысла. Целое лечит — исцеляет.

Метод тригонометрического параллакса

На Дне рождения у бабушки было шумно и весело: кроме повзрослевших внуков пришли ещё и четверо младших. Набегавшись, дети заинтересовались старыми книгами. Среди них оказались даже учебники восьмидесятых годов.

Забравшись с ногами в кресла, две девятилетние кузины занялись изучением серьезных наук. Маша сосредоточенно читала толстую «Физику» для техникумов, Даша же углубилась в учебник истории. Стало тихо, почти как в библиотеке. Взрослые вели себя смирно, а другие две сестрички, совсем ещё маленькие, резвились в соседней комнате, откуда раздавались лишь приглушённые звуки.

На паперти

Шёл дождь. Небо было серым, недружелюбным, словно гневалось на кого-то и плакало. Казалось, тучи вот-вот спустятся на землю и начнут лупить прохожих не только струями дождя, но и кулаками.

На паперти у новенького, сверкающего крестами храма сидел человек, промокший насквозь, и, вероятно, ждал подаяния.

«Голодный, бедолага, — подумал я, — иначе зачем в непогоду ждёт невозможной милости?»

— Пойдём со мной, — сказал я ему, — переждёшь у меня дождь. И пообедаем вместе, чем Бог послал.

Лицо нищего оживилось. Он взглянул на меня и, поблагодарив, отказался.

— Зачем же ты здесь сидишь? — удивился я. — Так недолго и заболеть.

Вкус жизни

Пахнет гречкой, а хочется, чтобы куличами. Невестка не печёт сама, покупает в магазине. Говорит, какая разница? И правда что...

Горячий чай по утрам заводит дряхлеющую машинку, по праздникам — кофе. Тело давно не знает другой гимнастики, кроме пищеварительной. Съесть что-то вкусненькое всё равно, что пройти километр по лесу. Радость бежит по жилам, журчит жизнью. У неё сладкий вкус, потому хочется куличей. Чувствуешь этот вкус не во рту, а где-то глубже. Может быть, в душе...

Начало весны

Весна. В этом году она наступила раньше обычного. Однако входит неспешно, осторожно, как бы заботясь о преемственности с зимним строгим, но светлым покоем. Вступая в свои права, дотрагивается до всего бережно, нежно поглаживает теплой мягкой ладонью.

Снег подтаял, потяжелел, на открытых местах стал хрустально-зернистым, и в этой прозрачности сразу поселились искорки солнечного света. В лесу окрасился частым черным крапом: шелушится кора деревьев. Неразлучными двойняшками разбросаны жёлтые сосновые иглы, кое-где обнажилась истлевшая прошлогодняя листва. Дорожки – мокрая серая масса, но это не производит отталкивающего впечатления: в солнечных лучах она приобретает благородный серебристый отблеск.

Про Шморгана и Брусничку

    Эта история произошла в те давние времена, когда люди были нравственными, трава зеленая, а колбаса – из мяса. В одном уездном городе жил кот по имени Шморган. Это был аристократ в своем роде – изящный, грациозный, немного толстоват, в общем, походил он больше на немецкого буржуя, а не на кота. И вот этот самый кот, лежа после сытного ужина, которым его угостила хозяйка трактира, в котором он ежедневно околачивался, однажды задался вопросом: «А ведь когда-нибудь меня не станет. И что же тогда будет? Кто будет есть мои сосиски, спать на моей постели и вообще, что будет с этим миром? Ведь он лишится раз и навсегда такого обаятельного и доброго парня как я. Ох, ох…». Мысли были настолько назойливы, что несчастный Шморган даже заворочался на теплой лежанке от негодования. «Да, я не писатель, не политик, не изобретатель и вообще – не сделал ничего такого, чтобы меня могли запомнить, но это значит, что сразу, едва только я крякну, меня совершеннейшим образом забудут. Ох, ох… Но неужели одной моей красоты и доброты недостаточно? А мой талант? Смотри-ка, где еще есть хоть один из нашей породы, кто смог бы съесть десяток сосисок за раз? Нет таких. Значит, я в своем роде уникальный. И поэтому я должен жить вечно, иначе мир просто потеряет все хорошее, что в нем есть. Я не могу так поступить с этим миром, я не имею права умирать и, значит, я должен жить…» 

Это мой кот!

Вообще-то собственниками кота становятся реальные кошковладельцы, хозяева игрушек, может быть - обладатели полюбившейся картинки или книжной истории… У Тёмы всё не как у людей. Отчаянный озорник (впрочем, безобидный), он плохо слушает книжки и не очень любит петь. Но вот разучиваем песенку, в которой в последнем куплете строчка (единственная – песенка про весну!) «У кота под лесенкой загорится свет…» – Неожиданно следует вопрос: «А у кота под лесенкой – это чего?» Я рассказываю, что там, под лестницей, маленькая комнатка с дверью и окошечком. Стоит кроватка, стол, два стульчика… - И телевизор! – неожиданно вмешивается в судьбу кота Тёма. – Да, телевизор есть, а еще буфетик.. – Чашки там, тарелки у него?.. – полуутвердительно -полувопросительно продолжает Тёма.

Зарисовки из жизни дошкольников

«Я прекрасна…»

Лейла совсем разлохматилась. Расплетаю  у зеркала то, что было косичкой и отправляюсь на безнадежные поиски расчески.  За спиной тихо:

- Мария Владимировна, я что-то увидела…

Что еще случилось? Уж слишком смирный голос…  Я оборачиваюсь к ней с тайной тревогой:

- Что, что, киска?

- Я увидела, как я прекрасна…

Что сказать – высмеять? Поругать, отвлечь?

Время молчать...

3:7. время раздирать, и время сшивать; время
молчать, и время говорить;
3:8. время любить, и время ненавидеть; время войне,
и время миру.

Книга Екклесиаста

Мы живем в душном и жутком мировом склепе управляемого хаоса: бездумно, безумно, неспешно, разумно… в рамках угасающего разума конструируемого псевдочеловечества…

Архитекторы «нового мирового порядка» потирают руки в преддверии сбывающихся надежд на планируемое сокращение гуманоидов из рода людей…
 
Ведь они – не люди, которым не чуждо сострадание к себе подобным, а самозваные «боги», и им - «все дозволено», потому что в их душах нет Бога Любви, а есть только злая страсть «похоти плоти, похоти очей и гордости житейской»…

Мосты

Не делающие судят делающих,
не знающие — познающих,
стоящие на месте судят идущих,
не падающие только потому, что никогда не вставали — судят упавших и встающих,
мёртвые, никогда не знавшие жизни, живущие в смерти, судят смертельно страдающих в жизни.
Карнавал смерти закружил многих. Зачем эти лживые маски, имеющим шанс обрести лица? Разве под «фиговым листом» скроешь срамоту пустоты?
Пустота взыскует пустоту, а полнота — полноту; знающие — узнают, а не знающие — не хотят знать. Живые оживают, а мёртвые пребывают мёртвыми, потому что выбирают смерть.

Зачем человеку две руки

У каждого человека неспроста две руки. Одна из них щедрая, а другая — жадная. Вот бывает махнёт человек щедрой рукой и осчастливит кого-то. Но тут же скажет себе: какой я дурак — никто этого не делает, я один, осёл! И так замашет жадной рукой, что всю щедрость из его души, как ветром сдует.

Большинство людей такие, потому и мир таков, как есть. Люди боятся своей щедрости. Уж лучше бы жадности боялись, ведь не дать нужное вовремя страшнее, чем дать. Не сделать должного вовремя — считай погубить.

Кто знает, что в человеке

"Я ничего не видел прекраснее ни на небе, ни на земле, чем душа человеческая".
(Прп. Макарий Египетский) 

"Посему не судите никак прежде времени, 
пока не придет Господь, 
Который и осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения,
и тогда каждому будет похвала от Бога". 
(1 Кор. 4, 5 )

Просто так, житейские наблюдения...

О конце света.

   Вечером муж пил пиво, развалившись в мягком кресле перед телевизором, а жена готовила ужин. По "ящику" шла передача о скором приближении конца света, таком скором, что оставалось жить человечеству буквально две недели. Мужчина близко к сердцу информацию не принимал, как и современники Ноя перед всемирным потопом. Однако решил спросить у жены, что она думает по этому вопросу. Он поднялся из кресла и пошел на кухню, прихватив пустые банки из-под пива, чтобы выбросить их в мусорное ведро. Будет конец света или нет, а за беспорядок от жены точно достанется. Остановившись в дверном проеме кухни, он немного подумал, потом спросил:

Между сном и бодрствованием.

  Задремав под утро за рабочим столом в Огарево, президент России в пограничном состоянии между сном и бодрствованием увидел свою страну в небывалом до этого расцвете. Красивые, счастливые люди, ухоженные города и деревни, мощная промышленность, передовая наука, плодородные сады и поля, лучшая в мире армия и медицина, цена на нефть 200$  и никаких конкурентов на рынке, сильнейшие спортсмены… и глубоко задумался: - «Чем же мы с Дмитрием теперь  будем  заниматься?»

Не бойся

«Некий верующий человек часто предавался унынию. И кто-то посоветовал ему записывать в особой книжечке все милости, которые посылал ему Господь. И всякий раз, когда уныние охватывало его душу, он открывал эту книжку. Вот что он рассказывал: «Стоило мне тогда лишь заглянуть в мою книжку, вновь окунуться в испытанную мною любовь Божию, чтобы мгновенно рассеялись все тучи: теплой волной радости и упования переполнялось сердце, и хотелось только благодарить и славить Бога без конца»

Страницы