Вы здесь

Литературоведческие статьи

Почему Пушкин - христианский поэт

 6 июня, у нас был праздник: день русского языка и память Пушкина — прекрасного удивительного поэта, который для многих людей ассоциируется с русской культурой.

 

Наш Андерсен

Андерсен как и Толкиен считал, что сказка – не детский жанр, хотя дети тоже могут читать её. Главный посыл сказки – мир хорош и всё в нём существует в руке промысла, а потому мы можем довериться небу и спокойно делать своё дело – умножать во всём красоту и творить добро.

Льюис, Андерсен и другие

 С мудрым и открытым Льюисом я встретился давно, в университете, в первый год своего прихода в храм. А рассказала мне о нём добрая знакомая девушка — библиотекарь университетского отделения духовной культуры, где изучались церковные науки. Помню, что меня тогда удивили её добрые слова о писателе, ведь у меня в то время был приятель – храмовый сторож, и он, выкинув из своего дома всю художественнную литературу, и нас постоянно допекал размышлениями на тему, что ни литература ни мировая культура для церковных людей ни капельки не нужны. Но моё сердце не принимало таких объяснений и тогда я впервые обратился к богословию и наследию отцов, чтобы понять – как лучшие из людей земли мыслили о культуре и красоте.

Советы мастерства

Перед человеком, готовым взяться за новое, неизвестно ему прежде занятие, всегда встаёт вопрос — делать или не делать? Быть или не быть красоте? И получится ли, выйдет ли из под его руки действительно нечто стоящее?
Мудрец Конфуций говорил: «человек, находящийся на самом верху горы, не упал туда с  неба». То же касается и всякого мастерства, в том числе и писательского. И не нужно бояться того, что сразу выходит совсем не так, как хотелось — каждый следующий текст будет содержать в себе опыт всех предыдущих. Постепенно будет рождаться неповторимый, как душа, авторский стиль. Поэтому в дилемме: «писать — не писать», нужно выбрать «писать», чтобы красоты в нашем мире становилось больше. 

«…Далеко пока ещё до края»

Отвечая на вопрос литературного издания «Как вы открываете для себя новых писателей?» один известный актёр сказал, что ему достаточно развернуть список Нобелевских лауреатов по литературе и вот тебе пожалуйста – новые интересные имена. Я пробовал раньше поступать подобным образом, пробовал читать лауреатов, не только Нобелевских, и обладаю подобным опытом: новых, тем более интересных авторов там надо искать в последнюю очередь. Впрочем, бывают исключения. Лауреатов много, настоящих писателей мало.  Интересные писатели встречаются редко и они, как никто нуждаются в том, чтобы их имена становились известными. И не меньше писателей в этом заинтересованы читатели!

Сегодня я хочу представить «Омилийцам» очередной самородок – поэта Ирину Кемакову уроженку Архангельской земли.

Ханс Кристиан Андерсен. Датский соловей

Ханс Кристиан Андерсен. Почему при звучании этого имени мы вспоминаем свои детские мечты? Растим на его сказках своих детей? Ведь нас с писателем разделяют практически полтора века. Может быть, потому, что Россию и Данию объединяет единая религия - христианство. В своих сказках Андерсен часто обращался к библейским персонажам, но не как к мифическим героям, а как к реально существовавшим людям. Он никогда не использовал вольную трактовку сюжетов. Бог всегда играл у него роль справедливого вершителя человеческих судеб.

Алексей Хомяков. Рыцарь православия

"Хомяков отрицательно относился к западному рыцарству, 
но сам был настоящим рыцарем православия, 
одним из немногих у нас рыцарей".
Н.А. Бердяев «Алексей Степанович Хомяков»[1]
                                    
 

«Нет следа от недвижной печали…»

Сколько уже написано статей о творчестве великих поэтов! Критики вновь и вновь открывают читателям Пушкина и Лермонтова, Маяковского и Есенина... Но наша литература состоит не только из творчества давным-давно признанных мастеров. Много, очень много хороших современных поэтов остаются без читательского внимания. Хочется, чтобы у любителей поэзии была возможность узнавать имена современников, которые делают настоящую литературу сегодня. В этом материале я представляю Воронежскую поэтессу Веру Часовских и её творчество.

Рыцарь Купины. Две судьбы — одна любовь

Глава из книги «Мой Платонов»

Человек и писатель Платонов искренен всегда, даже когда говорит: «Смешивать меня с моими сочинениями — явное помешательство. Истинного себя я ещё никогда и никому не показывал и едва ли когда покажу. Этому есть много серьёзных причин, а главная — что я никому не нужен по-настоящему». Ну, разве может голый душой человек лучше спрятаться, чем за такие слова? Однако правда их в том, что настоящий, истинный Платонов — это величайшее чудо для него самого, к которому он карабкается, словно на вершину горы.

Небо ищет убитую птицу. О творчестве

Творчество — общее дело, творимое уединёнными.
(М. Цветаева)

Это наверное прозвучит странно. Творчество, с одной стороны, — форма вопрошания, а с другой — ответ и форма послушания. Поэзия — всегда ответ Неба на вопрошание художника. Точный и единственно верный ответ. Именно этот художник задаёт именно этот вопрос единожды (в своей жизни и в вечности), и единожды получает на него ответ — потому это ответ для всех. Поэзия — вещь одноразовая, единичная, неповторяемая ни при каких обстоятельствах.

Не знающие цены поэтическому слову не могут и вполне понять его, не могут принять его весть, ибо для понимания требуется подвиг, схожий с подвигом поэта, т. е. мужество предстояния в бытии перед Бытием, готовность жертвовать собой ради этой Встречи, ради этой вести, смертельная нужда в ней.

Поэзия — не рифмоплётство, не правила стихосложения, а разговор с Бытием. Вопрошающий всегда немножко Иов: дерзающий, имеющий онтологические основания для своего дерзания, святой и грешный в одночасье, и, главное, свято верящий в добродетельность Творца — как Авраам. Интенсивность его вопрошания предельна, и только поэтому он добывает звезду, недоступную другим, не обожжённым жаждой.

Творческая встреча с А.Г.Найманом

Несколько лет назад у нас на приходе состоялась творческая встреча с поэтом, переводчиком, прозаиком, критиком Анатолием Генриховичем Найманом. Он родился в 1936 году. Пишет стихи с 18-летнего возраста. С 1959 года вместе с некоторыми другими поэтами, среди которых, в частности, был Иосиф Бродский, входил в ближний круг молодых друзей Анны Ахматовой. С 1963 года её соавтор по некоторым переводам и литературный секретарь. Впоследствии автор книги воспоминаний «Рассказы об Анне Ахматовой» (1989).

«Быть в рост крыльев...»

Читая  книгу  С.Коппел-Ковтун «Макаровы крылья».

«Познавшие, крылатые будут, как боги…»
Леонардо да Винчи[1]

«Человек создан не для того, чтобы влачить цепи, а для того, чтобы, широко раскрыв крылья, парить над землей».
Виктор Мари Гюго[2]

«Макаровы крылья».  Недавно эта повесть православной писательницы Светланы Коппел-Ковтун, увидевшая свет в журнале «Камертон» в мае 2016г. [3], вышла отдельной книгой [4].

И хоть её тема не нова, — повествование представляет собой  фантасмогорию особого рода, зримо демонстрирующую метафорическую природу художественного мышления литератора, соединяющего   реальные явления и фантастические представления в единое  целое.

Образная мысль автора  многозначна, она так же богата и глубока по своему значению и смыслу, как сама жизнь, вечно утоляющая голод души  по  постижению тайны  Божественного.

Беседа в трактире «Столичный город»...

БЕСЕДА В ТРАКТИРЕ «СТОЛИЧНЫЙ ГОРОД», или ЭХО ИНКВИЗИТОРА

(Размышления  о времени, католицизме, миропорядке, глобализме по прочтении эссе Антанаса Мацейны «Великий инквизитор» )

«Братья Карамазовы» — последний роман Ф. М. Достоевского из его великого пятикнижья. «Великий инквизитор» — глава из романа, которую предваряет глава «Бунт». По сути  — это рассказ в рассказе, изложенный Достоевским устами Ивана Карамазова, который называет свой рассказ легендой. Вот короткое содержание этого рассказа, в котором подняты космические вопросы, не потерявшие актуальности и сейчас (ставшие даже более актуальными), и уже больше столетия привлекающие людей думающих во всём мире.

М. Цветаева. «Лицом повёрнутая к Богу»

— Но лица моего не забудь!
— Я его никогда не знал.

М. Цветаева

Не жить, не чувствовать — удел завидный…
Отрадно спать, отрадней камнем быть.

Микеланджело Буонарроти

Она всё время обращена лицом к любви: ищет её, жаждет её, находит или теряет и снова судорожно ищет. Сколько было искомых, поначалу обнадёживающих, многообещающих встреч, которые в итоге оказывались невстречами — романами с «неплодной смоковницей» по определению Али. Зато сколько найдено прекрасных и точных слов о любви — их ведь надо было добыть из огня, выхватить из обжигающего пламени жизни. «Любить — видеть человека таким, каким его задумал Бог и не осуществили родители» — никто другой этого не понял, не нашёл, а ведь крайне важное открытие. Всякий, кто «зрит в корень», согласится: по-настоящему важно лишь то, что задумал Бог. Так она и относилась к окружающим — всматривалась вглубь человека, старалась высмотреть в нём замысел Творца, не очень-то обращая внимание на то, что имелось в наличности. Нравилось ли это людям? — вопрос почти риторический. Пожалуй, за таких людей хорошо скажет не цветаевская, а блоковская подруга, которая гневно писала своему поэту: «Вы смотрите на меня, как на какую-то отвлечённую идею; Вы навоображали про меня всяких хороших вещей и за этой фантастической фикцией, которая жила только в вашем воображении, Вы меня, живого человека с живой душой, и не заметили, проглядели.

Крылья и крест

Рецензия на повесть «Макаровы крылья»

Вам случалось летать? Разумеется, не наяву, а во сне. Или в мечтах следовать за героями книг о людях, которые умели летать? Прекрасные сны, чарующие мечты. И, глядя на небо, где вольно и дерзко носятся птицы, мы сетуем — «почто я не сокол, почто не летаю»?

Но каково жить на земле человеку, умеющему летать? Точнее, крылатому человеку? Об этом — повесть С.А. Коппел-Ковтун «Макаровы крылья».

Итак, жил-был на свете крылатый человек… Откуда он взялся? Таким родился. И сразу оказался чужаком в этом мире. Потому что был не таким, как все. Когда он был ребёнком, собственная мать ощипывала ему крылья. Надо думать, из тех же самых благих побуждений, которые руководили кукушкой из сказки А. Шарова, пытавшейся воспитать из сиротки-соловьёнка «хоть плохонькую, да кукушку». А потом, год за годом, день за днём, люди твердили и внушали ему, что он-де чудной, чудак, чудовище. В самом деле, где это видано, где это слыхано, чтобы у человека были крылья? Патология! Непорядок! Этого не должно быть! Таким не должно быть!

И жизнь крылатого человека не баловала. В самом деле — был он всего-навсего непризнанным художником, на которого строчили доносы соседи, втихомолку воровавшие его картины и пытавшиеся оттягать себе его подвальную каморку. И друг его предал и ограбил. И любимая девушка вышла замуж за другого. А другую девушку, Анну, которую герой уговорил пойти работать в открытый им приют для бездомных, убили за горстку конфет те самые бездомные... Одним словом, герой повести — этакий бедный Макар, на которого все шишки валятся. Так ведь его и зовут Макаром…

За стеклом

1. В банке

Иногда встречаются люди, очень милые и улыбчивые, внутренне похожие на бабочку, бьющуюся о стекло. Или птицу... Когда говоришь с такими, невозможно отделаться от ощущения непроницаемости их сознания — отсутствия, принципиальной невозможности общения.

Встретиться с таким человеком сложно потому, что луч сердечного проникновения скользит по поверхности его сознания, не имея возможности войти внутрь. Хочется открыть дверь, окно, и выпустить пленника из стеклянной тюрьмы. Хочется быть хотя бы услышанным не сквозь стекло, без искажений.

Наверное, нечто подобное чувствовал герой сказки Гофмана «Золотой горшок», когда оказался внутри стеклянной банки, допустив оплошность — посадив кляксу на волшебный пергамент. Вот как Гофман описывает состояние своего Ансельма: «пусть твоё живое воображение заключит тебя, ради меня и Ансельма, на несколько мгновений в стекло. Ослепительный блеск плотно облекает тебя; все предметы кругом кажутся тебе освещёнными и окружёнными лучистыми радужными красками; все дрожит, колеблется и грохочет в сиянии, — ты неподвижно плаваешь как бы в замёрзшем эфире, который сдавливает тебя, так что напрасно дух повелевает мёртвому телу.

Духовные ценности русской поэзии новейшего времени

Демократичность эссе, как литературного произведения, позволяет наиболее широко отобразить авторские воззрения на различные аспекты творчества поэтов новейшего времени в целом и на творчество отдельных авторов  — моих современников.  Может быть, проявляю слишком смелый взгляд, но не приемлю классификацию или систематизацию, в соответствии с которой к поэтам новейшего времени относятся авторы советского периода и авторы 90-х годов. Эра социалистического реализма пока что канула в лету, но, вероятнее всего, если не произойдет конца света, то соцреализм возродится в более совершенной форме, соединившись с христианской философией. Это многим покажется невероятным, возможно, — но как автор эссе, имею право аргументировать свой собственный литературоведческий взгляд на современные мне, новейшие источники поэтического творчества.

«Благовещенье, праздник мой!»

В праздник принято вспоминать творения классиков, посвящённые празднику, и порой приходится читать странные строчки, только потому, что написаны они знаменитыми авторами — тоже к дате. Гуляют по интернету вихри текстов: хороших и не очень. Но стихотворение, о котором хочется поговорить, не из таких.

Хоть и рифмы его подбирались к празднику, но таково свойство истинных поэтов — говорить больше сказанного, говорить из сердца, говорить сердцу.

В день Благовещенья
Руки раскрещены,
Цветок полит чахнущий,
Окна настежь распахнуты, —
Благовещенье, праздник мой!

Пушкин и митрополит Филарет

К тридцати годам прославленный поэт Александр Пушкин пережил немало разочарований, если не сказать — серьёзных потрясений. Позади были  признание и опала, портрет В.А. Жуковского с надписью: «Победителю ученику от побежденного учителя», казнь и ссылка декабристов, среди которых его близкие друзья. Собственное заточение в Михайловском, «в глуши лесов сосновых», триумфальное возвращение в столицу, сватовство к известным красавицам — и один отказ за другим.

Не случайно у поэта рождаются меланхолические  размышления...

Страницы