Вы здесь

Поэзия

Пасха

Лучами землю обнимая,
Спешит щебечущий рассвет,
И каждый лист благоухая,
Жизнь осеняет сотни лет.

Сжигая смерть, ликуют свечи,
Взлетает в небо перезвон,
И каждый миг бодрит и лечит,
Прочь отгоняя липкий сон.

Прохлада ёжиком колючим
Ползёт по сдобным куличам,
Святой воды ручей могучий
Бежит по лицам и словам.

И на ладонях мирозданья
Открыты смыслы бытия,
Где нет ни боли, ни страданья,
И где поёт душа моя.

Уходит небо, Небо изгоняют...

Уходит небо, Небо изгоняют!
Глуп человек, не знающий небес —
он, словно пёс хвостом, умом виляет
и ждёт каких-то призрачных чудес.

Глуп человек, не помнящий дороги —
он отказал влияниям Пути.
Он отупел от ложных онтологий
и не сумеет никуда придти.

Уходит небо, Небо изгоняют!
Уж сердце бьётся новое в груди.
Его упавшее отныне окрыляет —
заблудший крыльями в падении судим.

11 мая 2021

Бабочка

В детстве ловили бабочек...

Белых

как падающий яблоневый цвет,

невесомых и нежных.

Бежишь за ней со всех ног -

босые чумазые пятки,

ситцевый сарафан,

лента из косы выбилась и пряди щекочут голые плечи -

бабочка же парит,

 рядом,

танцует с тобой,

зовет: «я здесь»,

неуловима,

свободна как жизнь,

как ветер,

только хватай,

быстрее,

скорее,

смелей...

Не тут-то было!

Бабочка…

«Только не трогай крылья –

Кричит из окна мама. –

Слышишь? Крылья не трогай»

«Крылья?» - ты замираешь на месте,

Растерянно смотришь на бабочек,

Маму. Окно.

Яблони в белом цвету.

«Бабочка может погибнуть».

Современнику

Нас с тобой записали рабами
В эту книгу мгновений, увы,
Не гулять нам теперь вечерами
Под луною вкуснее халвы.

Нам осталось свободы немного:
Свежесть утра да неба глоток,
Ловим взгляд мы хозяина строгий,
Угождая ему между строк.

Убегают от нас всё заметней
Тишина и семейный уют,
И оставив червивые метки,
Деньги душу, как пьявки сосут.

Мы всё реже рождаемся снова
На рассвете в объятьях лучей,
И всё реже волнует нас слово
В нас журчащее, словно ручей.

В нас всё меньше той радости светлой,
Лишь усталость в щенячьих глазах,
И угнаться не сможем за ветром
Даже в редких, непрошеных снах.

Нам не понять других времен...

Нам не понять
Других времен
Без временнОго
Соучастья...

Нам не познать
Чужих имен
Без Слова,
Что звучит
Со властью...

Перекрестились
Все пути
В пустыне
Злого бездорожья...

И правда,
Что стучит
В груди,
Желает поквитаться
С ложью...

Не повторяются слова,
Не спят на стенах
Циферблаты...

На север,
Где горит
Листва,
Идут
Бесстрашные
Солдаты...

Окончен
Полуночный
Бой,
Награды все
Нашли
Героев...

Дневальный
Стережет
Отбой
И двери
Памяти
Закроет...

Сальвадорскому поэту Альфредо Эспино (1900–1928)

Из литературно-образовательного цикла "ЛЕПЕСТКИ"
 

«Никто не знает, кем он был, откуда он пришёл.
И девочка того не знала тоже...»
Альфредо Эспино «Бледная маленькая девочка», перевод Л. Максим
чук

 

1.

Узнать бы: кто, зачем мы и откуда –
И для чего мы в этот мир пришли?
Ведь в чём-то мы его и превзошли –
На грани потрясения и чуда.

И ничего нет в этом превосходстве
Волшебного – по меркам мудрецов.
А выше? ...Звёзды смотрят нам в лицо
И видят в нас – неразвитых глупцов,

Застывших в своём каменном упорстве.
...Созвездья сил вольны в своём господстве

И в грозном возмущении своём:
Мы слишком много на себя берём!

"Как много горя и разлуки..."

Посвящается моему родному дяде
Леониду Александровичу Конопле,
светлая ему память и Царствие Небесное

 

Как много горя и разлуки,
Как время изменило нас,
И как крепки у смерти руки,
И неустанно меток глаз.

Вы мой родной и нежный дядя,
С рожденья рядом Вы со мной,
И вспоминается отрадно
Ваш смех весёлый и живой.

Ютились вместе мы в домишке
В том прошлом веке золотом.
Трещали радостно дровишки,
Нехитрый быт согрев теплом.

Я слушал Вас, как будто папу,
Мы с Вами – к морю, на футбол.
Как дорога о Вас мне память...
Мне вновь судьба забила гол.

И веет горьким ваий ветвь...

 И веет  горьким ваий ветвь сухая,

И пряностью пасхальных куличей,

 Взойдёт изящный серп в начале мая

 Светилом  месяца в ущерб ночей.

 

 Стихает шум к Его растущей славе

 Безумных человеческих похвал,

К проклятью  и к мучительной расправе

 Смирит Себя, Кто к небу призывал.

 

 Умерив участь бытия земного,

Внимай, народ жесток и горделив!                             

Умрёт за грешных Пострадавший много,

И к вечной жизни тех определив.

 

 И свяжут узы, словно Царский герб,

 Колючий тёрн и пурпур нежных верб.

Локдаун

Сквозь мутное стекло
Смотрю на склепы зданий,
Их пылью замело
И тенями преданий.

Дорога не видна,
Машины мчат без смысла,
И полная луна
Бессмысленно повисла.

Прохожий, торопясь,
Мелькает на мгновенье
И попадает в пасть
Внезапному забвенью.

И только фонари
Да купола напротив
Мне светят до зари
Спасительно и кротко.

А Лазарь все-таки умер

А Лазарь все-таки умер…

Лежал пару дней в постели,

Метался в горячке,

Верил,

Надеялся, но – увы -

Почил.

Вход закрыт в пещере,

И червь уже точит тело.

Смердит.

«Отчего Ты медлил,

Христос?» -

Молчат две сестры.

 

«Отчего Ты не был

Средь нас,

Когда Лазарь умер?

Христос, почему Ты медлил,

По что сразу не пришел?»

 

Но тление неизбежно,

Родившись – тотчас стареем,

И смерть заберет любого:

У жизни не долог час.

Смирилась с бедой Мария,

И Марфа от слез остыла.

Лишь только на день четвертый

Пришел навестить Христос.

 

«Ах, если бы…»

Что уж сделать?

Словами бередить рану?

Оживлённые воды весны

Оживлённые воды весны.
От солнца не спрячешь глаза.
Мир от этой весёлой молвы – 
Что детьми потревоженный сад.

И растает уже навсегда
Зимней ночи холодная грусть.
Ты так ярко светила звезда,
Но мертвила дыханием уст.

Пусть победно сияют лучи
В переливах подвижных зеркал,
Скорлупу пробивают ручьи – 
Песнь воскресная, не умолкай!

Незнакомец, что шёл впереди, – 
Мы питали к нему неприязнь – 
Остановится вдруг на пути,
Обернётся, улыбкой светясь.

2019

Марии

Моей дочечке

 

Шаг за шагом – дочка ходит,

Мне б вселенную обнять,

Мне не страшен жизни холод,

Пью земную благодать.

 

Я шаги её считаю,

Каждый шаг мне – золотой,

Птичьим щебетом взлетаю,

Наполняюсь синевой.

 

Есть Хиданская Мария1,

Не была она – а есть,

Святость нам необозрима

И лучей её не счесть.

 

Я скажу Святой тихонько:

– Ты дочурку сохрани,

И во мне мой пыл греховный

Ты молитвой приструни.

 

Чтобы стал добрей и чище,

Чтоб из глаз струился свет,

Чтобы зло седым волчищем

Мой впотьмах не брало след.

 

Ты иди ко мне, малышка,

Наяву иди и в снах,

Мне б обнять Тебя, Всевышний,

"Спаси нас Отче от войны..."

Спаси нас Отче от войны!
Мы лбом упёрлись в это слово,
Нам всё тревожней снятся сны,
В них мы угукаем по-совьи.

Иссякли ветры перемен,
Лишь пустота вокруг и хаос.
Сдались легко мы сами в плен,
В душе досада и усталость.

Державы пилят шар земной,
Рыча и скалясь друг на друга
И злою, хитрою игрой
Вперёд толкают нас по кругу.

Цепей хозяйских крепок звон,
Крепки и цепки их объятья,
И лишь душа сквозь боль и сон
Вновь возвращается к распятью.

Лишь те крупицы по церквям,
Кто не устал ещё молиться,
Нам сгинуть не дают в цепях,
Взлетая к Господу, как птицы.

Славянские березки

Я смотрю, бежит вперед дорога странствий
Меж полей, оврагов и лесов,
По лугам, степям и деревням славянским,
Что звенят от птичьих голосов.

Вижу я, вдали на солнечной полянке
Три березки скромные растут,
Три сестры, три добрых дочки, три славянки,
И меня к себе они зовут!

Белоруссия, Россия, Украина –
Три сестры, и нету их родней:
Исторические связи неделимы
И растут от родственных корней.

Не могу я разделить на три полоски
Весь наш край и небо над рекой.
Три родных сестры, славянские березки,
Сохраните мир наш и покой!

Так давайте же не ссориться напрасно,
Чтоб не сгинуть в прахе и в пыли.
Неужели до сих пор еще не ясно –
Нет у всех у нас другой Земли?!

Карантин

Будьте крепче, ладони из шёлка,
И не лейся ты градом, мой пот,
Все дела положил я на полку
И траншею копаю, как крот.

Будь построже со мною, хозяин,
Не привык я без устали рыть,
Не привык, что душа моя зябнет,
Оттого, что не знаю как жить.

Что случилось с родимой планетой,
И какая в ней треснула ось,
Если всё, что наполнено светом,
Покосившись от бед, затряслось.

Я вдыхаю смиренье и ропот,
Выдыхаю терпенье и страх,
Будь, траншея, глубокой и ровной,
И останься упрямо в веках.

Эпидемии, войны, потопы,
Тоньше волоса наша судьба,
Слышно демонов ржанье и топот
И у Ангелов вяла ходьба.

Сирень

Сирень

Расставив сети мирозданья,
Благоухая и паря,
В пурпурно-белом одеянье
Сирень спускает якоря.

Пространству дышится светлее,
Вновь бесконечно сладок день,
И птичий щебет, не робея,
Вплетает в отзвуки сирень.
 

Ромашки

В каждом солнце сердце бьётся,
Жгут белёсые лучи,
И тепло лугами льётся,
Как от дедовой печи.

Дотянувшись до мгновенья
Небывалой чистоты,
Дарят людям вдохновенье
Эти дивные цветы.

Крестоношение

            -1-
Всё легче нести крест, всё легче…
Когда же такое бывает?
Мир боится смерти,
поэтому и страдает.
Он бежит от смерти
прямо в её объятия.
Нет на всём белом свете
бессмысленнее занятия.
            -2-
Мир, где твой корень – смирение?
Какого ты рода растение?
Секира лежит при древе,
сухие сжигают поленья.
От корня исходит сила,
плодами полна корзина.
Садитесь на землю рядами,
готово для всех пропитание!
            -3-
О крестное иго благое!
Тяжёлое лишь поначалу.
Ты даришь надежду покоя
и радости вместо печали.

2021
 

Письмо без текста

Ю.Г.

Звёзды в твоих глазах, 
а кажется небо усеяно ими —
весны подарок не ярок. 
Гнездится нежность
в забытых кем-то словах.

Молчим, как песни,
которые будут петься ещё не скоро.

Раскроем старый конверт, 
прогоним печаль забот —
улыбка ветра наполнит парус
потоком снов — письмо без текста
лежит в надежде, что будет спето.

26 марта 2021

Подражание Франсуа Вийону

Где те, с кем чашу я делил Причастья,

Кому служил, от боли защищал?

Кто так трезвонил о церковном братстве,

А стал я больше, – то́тчас ускакал.

Где те, кому я чай носил с печеньем?

И за кого вне смены выходил,

Где те, кто врал про наше единенье,

А оказался – мимокрокодил!

 

Страницы