Вы здесь

Поэзия

На лугу

Жили-были на лугу зелёном

Трав, зверей и птиц невпроворот,

И кричали целый день спросонок:

«А вдруг солнце завтра не взойдёт?»

 

Если тучка небо закрывала

На часок, или секунд на пять,

Звери, птицы и цветы кричали:

«Ах, пришло нам время помирать!»

 

И хоть солнце век за веком всходит –

Всяк ему не верит, и ревёт…

Вот такая песенка выходит,

А к чему она – вдруг кто поймёт…

Ещё на медонос летит пчела

Ещё на медонос летит пчела,
Ещё сверчок колышет травы ночи,
И жизнь кипит на ярмарке сорочьей,
А память собирает закрома
Для долгих зим из мизерных затей
От венчика до придорожной пыли,
Чтоб выдохнуть: как молоды мы были...
Как рыбкой золотою из сетей
Искрился день, свершение суля,
Надежд неубывающих, и невод
Был полон откровением и небом,
И застывал песчинкой янтаря
Прошедший миг, чтобы гореть светло
В оправе дней из сплавов желтолистных,
Когда прощенье станет в ремесло
Твоей души, и до исхода близко,
Рукой подать…, а ты ещё не жил,
И на вопросы не нашёл ответа,
И решкою упавшая монета
На дне фонтана встречею дрожит.   

На чтении Великого канона

Всё так же, как и год назад:
горящая свеча в руке.
Прижался к сводам сумрак храма.
Слова отчётливы, хотя и вдалеке
звучат – канон Великий покаянный.
Душе – елей, пшеница и вино;
и боль, и плач, и умиленье.
Хоть это было не со мной,
но тянется зеркальной параллелью.
Свершило лето снова полный круг.
Старался шествовать лучистыми шагами,
но, как и тем постом, не зная никаких заслуг,
стою, израненный грехами.

И ты нанесёшь мне последний, смертельный удар...

И ты нанесёшь мне последний, смертельный удар —
другой бы не справился с этой нетрудной задачей.
Но кто-то премудро тебя для меня предназначил —
заведомой радости странно-заботливый дар.

Ты мой приговор — безутешная горечь обид,
что сахаром стала. Солёные слёзы — что звёзды
чужих горизонтов, где воздух не мною воссоздан,
а тем, кто толпой без смущенья «разумно» убит.

Твой взгляд холодит, он требует силу тепла
искать на краю — обычное дело для друга.
Углы подточив, квадратное стало округлым,
и сталь обретает прозрачную крепость стекла.

Сретение

Ветхий днями, чужд скудельниц,

В дар Всевышнему Сиону,

В руки старцу Симеону

Дан Христос - Богомладенец.

 

Век прождал, вдобавок дожил

Сорок дней неизмеримо,

К сердцу взять Дитя Родимо

Крепни, Праведниче Божий!

 

Слезно на пороге встретить…

К Жизни вечной вход бессмертный

Зри, страдалец, Крест Заветный

В год Господень тридцать третий.

 

Трудно верить, все же, верьте,

Дух вещает в эти годы

Смысл пророчеств в переводе:

Во Христе не видеть смерти.

 

Боже Правый, как свершится,

Чтоб поднять Тебя на руки

И от той вселенской муки

Сердце страждет седмерицей.

 

В вечность опочить изволишь,

Полноводной рекою...

Полноводной рекою
Льётся жизнь через край.
В этой жизни покоя 
Не ищи, не желай. 

Наше время тревожно,
Но в бездействии лет
Не укрыться надёжно
От печалей и бед.

Не страшись искушенья,
Но страшись – не успеть.
Нас питает движенье,
А покой – это смерть.

Не за сéрдца беспечность
И ленивую плоть 
Кровом радости вечной 
Нас одарит Господь.

20.08.2012 г. 

Я — курносый подсолнух

Я — курносый подсолнух:
веснушки в душе до ушей!

Я — парусник, брошенный в море,
плывущий вперёд, но ничей.

Я дикой чайкой порхаю
над бездной, на самом краю.

Я — свечка, но я не сгораю:
оплавлюсь и дальше живу.

Я — кактус, живущий в пустыне:
цвету, хоть живу без воды.

Я есть — навсегда! И отныне
я — свет вновь рожденной звезды.

8 февраля 2020

Солнцеликому

А.П.

И будут врать, как будто правды ради,
и будут верить те, кто любит мало —
так будешь ты у будущих украден,
и каждый скажет: не велик, а жалок.

Но тот, кто ел твой виноград сладчайший,
кто вкус вина узнал не понаслышке,
поверит правде слов твоих звучащих,
доверясь чуду всесловесной вспышки.

Ни те, ни эти — Бог судья великим.
А здешним всё равно — и то, и это
они не знают, грезят до рассвета:
им солнцеликий кажется безликим.

26 января 2020

1946 год, весна.

Занавески из марли – офицерский уют,

Вечерами солдаты у казармы поют,

Только прошлые  раны  по ночам бередят,

Только лучшие парни за Варшавою спят.

 И в руинах кварталы фронтовых городов,

 Слёзы горькой печали у оставленных вдов,

 Им - невзгоды и  горе, и тяжёлые сны,

 И нелёгкие годы после страшной войны.

 Так  сложилась сурово  непростая судьба…

Но на мирных просторах  вновь поднялись хлеба,

 Веселей  заискрились в новых песнях слова.

 Это значит – Россия будет, будет  жива!

Бессмертный полк

Шагает Бессмертный полк-

Портретов светлые лица.

По улицам дальних сёл,

По площадям в столицах,

 

Шагает сквозь времена,

Через года и беды.

Звенят его  ордена,

Как  колокола Победы.

Человек — это поэзия

Что человеку нужнее: хлеб насущный или поэзия1? Для животного в нём — однозначно хлеб, для человека в нём — однозначно поэзия. «Не хлебом единым жив человек». Понимание этого — залог выживания, именно поэтому люди забывают о священном жизненном избытке, без которого быть человеком невозможно.

Человек таков, каковы живущие в нём смыслы. Человек, живёт смыслами, которые в нём живут: если эти смыслы слишком примитивны, человек тоже примитивен. Чтобы внутренний объём человека разрастался, надо жить большими смыслами — они расширят и углубят внутренний мир человека. Потому полезно читать мыслителей — с ними проще расти изнутри.
Обрезая высокие смыслы, человека можно лишить всего человеческого в нём.

Посвящение евангельским волхвам

Земной отрезок – малый лоскуток
От полотна длиною в бесконечность.
В пасхальный цвет окрашенная вечность,
Кто мог из древних твой найти исток?

Проходит жизнь в изгибах пустоты,
Как высохшее русло Иордана.
Но след ещё не стёрся каравана,
Что уходил в сияние звезды.

С тех лет далёких не внушают страх
Её лучом расколотые чащи,
И тающего мёда слаще
Благохваленье неба на устах.

Домой вернуться, но путём иным.
Застыть фигурками в иконостасе;
Стать солнечного света частью,
Как ветвь неопалимой купины.

2019

Дом снаружи - обыкновенный

Дом снаружи – обыкновенный.

Серый, толстый, непоколебимый.

Но из этих обыденных стен

Никогда никого не выгонят.

Всем – приют! В кухне чай и кофе

Ждут моих дорогих друзей.

И посуда чуть звякает: скоро ли?

Здесь поет и блаженствует кот,

Самый милый прекрасный урод,

Начинавший житье под забором.

Исполняя здесь должность свою,

 Он теперь намывает гостей

И мурлычет у двери: идут!

Стали горше и чаще утраты

Стали чаще и горше утраты,

Все труднее скрывать уязвимость.

Улыбаться – как ставить заплаты

На прорехах непоправимости.

Я прощать разучилась. Уходят

Непрощенные мною. Но сводит

Болью мышцы лица в маску белую:

Жизнь по капле уходит из тела!

Не оставь меня, Боже, в горе!

Примири, защити… Очисти.

И отцовской своей рукою

На путь жизни наставь и истины.

Так молюсь, зажигая лампаду…

Разве важно – права, не права ты?

Боже вечный, Любовь распятая,

Быть с тобой – это боль и радость

Но уже тверже грунт под ногами.

Вновь суду Твоему предстою.

И, мешая слова со слезами,

Всех прощаю и всех люблю.

Память

Я помню всё. Не помнить – не могу.

Приветствую вас, братья, без разбора...

И роза заалела на снегу

От вылитого сладкого «Кагора».

 

Я верую не в призрачность мечты,

А в тишину без боли и печали.

Спаси нас, Господи. Но где был Ты,

Когда за то, что – русский – убивали?

 

И снежная застыла колея

Внутри меня, и мраморные плиты,

С которых улыбаются друзья:

Солдаты, музыканты и бандиты.

2019

Птица

Я говорю с собой чаще, чем с вами,
говорю с собой довольно плохими словами,
плохими стихами птицу прошу для меня спеть —
кислород кончается, ей надо ко мне успеть.

Если Слово придёт, оно меня споёт,
если птица поёт — она меня спасёт.
Кислорода хватит, просто дыши вглубь,
чтобы выпорхнул песней белый души голубь.

Здесь отчаянье бродит хитрой лукавой лисой,
пой себе о счастье, выгони пёсий вой.
Люди дружат адом, потому что живут в аду,
а увидев песню, думают я — в бреду...

Месяц опускает луч на дома

***

 

Месяц опускает луч

                на дома епитрахилью,

Ночь сегодня принимает

                исповедь от сентября.

Осень, словно мотылёк,

                расправляет чудо-крылья

И над нею звёзды робко

                и заплаканно горят.

 

Неужели ты поверишь

                в то, что лето канет в Лету?

Сохранить тепло – не просто.

                Но кому то по плечу…

И летит сквозь время наша

                неуёмная планета.

Ночь прочтёт канон последний

               и зажжёт зари свечу.

Осень и ты

С тайной осенней твой лик сообразен.

Время событий я вновь обретаю.

Дней, как листву облетевшую наземь,

Жизни страницы читаю, листаю…

Светлые,  грустные дни  хороши,

Да и капризы твои мне понятны.

Осень и ты – две погоды души,

Может быть, - дождь, завтра - снег благодатный.

То ли разлука, а то ли печаль,

Или отчаянных душ возмущение,

Болью единою стиснет скрижаль

Двух половинок сердечных сплетение.

В хор парафраз, в унисонное пение,

Словно с тобою мы венчаны осенью,

Ветра затихшего  благословением

Моросью мокрого неба без просини.

Ждет телефон долгожданную весть

Разных порой обстоятельств,

Тайные коды пытаюсь прочесть

С их аллегорией иносказательств.

Страницы