Вы здесь

Поэзия

Верба

Весна расправила свое крыло.
Живая благодать теплом ласкает
Всё сущее под небом. Воскресает
Земных уделов мертвое чело.

На яркий свет пробился хохолок
Из защищенной кожухом темницы,
И первенец у вербы смог родиться,
Среди ветвей создав переполох.

Взыграли дружно белые стада.
Как раз в канун, все вовремя и верно.
Природа прославляет праздник вербный,
Дорогу устилая во Врата.

Украсит верба град Иерусалим
Твоей души, растерзанной смятеньем,
Дверь приоткрылась нашего спасенья,
Чтоб Жертву зреть и жертвовать самим.

Оптина

Обвита тоской и печалью озарена, 
Молитва лазурна, трава в ногах зелена. 
Куда мне податься, удариться о порог, 
Где станет лекарством врачующий говорок? 

От дома, от крова в дорогу и маяту, 
Как к солнцу трава сердце тянется ко кресту. 
Над Жиздрой туман и предутренний птичий гул 
И люди замёрзнув стекаются к очагу, 

Чтоб сердцем оттаять, разбить многолетний лёд 
Хотя бы на время причалить у тех ворот, 
Где в вечной войне обещают надежный тыл, 
Где вечная Пасха ликует у трёх могил, 

Где воинство старцев застыло в мольбе к Тому,
Кто сердце твоё отогреет в Своём Дому.

Когда пройдешь...

Когда пройдёшь по всем земным погостам,
И встретишь мертвых, ожидающих суда,
Где вглубь земли распластанные кости
Запеленал тот камень, что и города,
И уготовил приговор комфорту
Игравших в судьбы маленьких людей.
Гранитные надгробия по сорту
Бессильны разделять - покой везде.
Живые спят мертвее тех, что встанут
Из ровной необъятной взглядом мглы,
Возносятся строительные краны
По ранам огнедышащей земли. 
Но вычитан сюжет и сжалось время
Над городами жаждущих всех благ!
Забыли. Без любви любое племя
Толпа, чеканящая маршем шаг.

Забываю слова — пусть они не забудут меня...

Забываю слова — пусть они не забудут меня:
где-то встретимся вскоре, узнаем, надеюсь, друг друга.
Не ищи никого среди свет продающих менял —
их рождает как сон судьбы постаревшей округа.

Где живу — не живут, лишь дорог торжествующий след
говорит о былом, которое тенью стучалось.
Время сказки свои сложило, как старенький плед,
и плетётся за мной, хоть раньше ведущим казалось.

12 апреля 2019

Мы уходим в Небо...

"Мы уходим в Небо",-
Говорят святые,
Странники, герои,
Воины, мессии...

Мы уходим в Небо
И целуем Землю,
Ту, что нас рожает,
И хоронит верно...

Наше дело право,
Наше слово лечит
Раны родовые
И чужие скверны...

Кто-то нас запомнит,
Кто-то нас заменит
На пути бескрайнем
Снова будет первым...

Вера нас спасала,
А любовь хранила
От дурного глаза
И худого тына...

Мы уходим в Небо
И целуем Землю,
Ту, что нас рожает,
И хоронит верно...

Последний час

Огонь пришёл Я низвести на землю,
и как желал бы, чтобы он уже возгорелся!
                      Лк. 12,49.

Смотри: из Книги вырывается огонь.
Не бойся, приими соцветье алое – и скрой.
Хотя его едва ли кто заметит:
слепой блуждает в темноте, не в свете.
Без седока да не умчится белый конь

туда, где маковое поле
сольётся с пламенем зарниц.
Там не песчинки падают, а капли крови.
Иных не знает время единиц.

Всего единонадесятый час
благое иго потерпи – и на динарий
обретаешь вечность.
Ещё немного – догорит свеча.
Да не погубит и тебя
беспечность.

2019

Неравный бой

Навылет нам любить не запретят,

А в чистом небе снова чудо

И журавли нетленные летят

Над городской помойной грудой.

 

Неравный бой за правду и любовь

Давно идет, для  смелых - вера,

Искусанные губы - злая новь,

Неверным соли вынут меру.

 

И выбор невелик! Искать опять

Сквозь все водовороты брода,

И хочется измерить время вспять

С ключами от чертогов входа.

 

А в городах смешливая тоска,

Завернутая в глянец счастья,

Повешена почетная доска

На всевозможнейшие страсти. 

 

И дети спрятали свирели в шкаф

Из камня, не танцуют с ветром,

И спорит каждый, точно он и прав,

Читая заблуждений метры.

 

Кривая курица

Кривая курица сказала,

Что знала Бернса самого,

Шекспира с Вордсвортом видала,

– А Байрон? – Знала и его…

 

– И как они вам показались?

– Да, в общем, слава их пуста –

Они все кривоваты малость,

И все, представьте – без хвоста!

 

Своим куриным рассужденьем

На них на всех хочу плевать!

У них на лапах и когтей нет!

Ну как навоз им ковырять?

Разговор

– Что ты тут ходишь?

– Вот, хожу, –

Смотрю на всё кругом,

Вот тут прополз бродяга жук,

А там – у солнца дом…

 

– Да ты, смотрю, совсем дурак!

– Я рад быть дураком,

Тем, кто, как ты, всё судит так,

Я с солнцем и жуком…

 

– И много ли тебе дают

Те бредни и мечты?

– Они мне душу берегут

От тех, кто здесь, как ты…

Осёл-ценитель

И прочитав стихи поэта

Осёл останется ослом,

И скажет: «Смысла вовсе нету

В поэте вместе со стихом».

 

Хотя, казалось бы, понятно,

Что не ослу стихи судить –

Он видит в небе только пятна,

Да солнца всё не разглядит!

Я не погасну, а зайду за горизонт...

Я не погасну, а зайду за горизонт, 
как солнце — тьма настанет без меня. 
В судьбу ворвётся свет — сердечный зонд, 
частицами безмерности во мне звеня. 

Обычай возвестит начало новых дней 
с той стороны, где всё — песок сверкающий. 
Найду ль опору для себя верней, 
чем образ Твой в меня стихом врастающий?

Игра теней закончилась, и путь устал 
носить чужие призраки дорог своих. 
Движенье  песни озарит души кристалл —
нас призовут одною тайной на двоих.

24 марта 2019

Март дождит, и я не возражаю...

Март дождит, и я не возражаю.

И в себя пытаясь заглянуть,

Забываюсь, напрочь, и мечтаю,

Не жалея времени ничуть.

 

Где-то там, а где и сам не знаю,

У счастливой, что ли, полосы –

Та мечта, как девочка босая,

Бродит по жемчужинам росы.

 

Каждый час, как брат единокровен,

Каждый вздох,

Да что там – каждый миг.

И судьба моя не хмурит брови,

И не нужен комп, пароль и ник.

 

А к утру мечтой переболею,

Отпущу свои добро и зло.

Этот мир – большая лотерея,

Мне ещё, спасибо, повезло.

 

Что тут удивляться? В самом деле:

Жизнь идёт, веснится, не спеша.

Больше всё же нравится в апреле,

Но и в марте тоже хороша.

 

С людьми одиночества больше, чем в одиночестве...

С людьми одиночества больше, чем в одиночестве —
душа окунается в воды мирского пророчества.
Теряются признаки вечного ей откровения —
их гонят, как призраков демоны здесь устроения.

К одеждам нетления тянутся жадные руки,
а взгляд — что прицел: безжалостный и близорукий.
Душа-кошелёк забыла кому наряжалась,
как глупая девка к чужому забору прижалась.

С людьми одиночества больше — я знаю их стаю.
От их одиночеств вблизи я помалу врастаю
в забытое ими волшебное древо — как ветка:
моё одиночество — только дорога, их — клетка.

14 марта 2019

Песня пути

Не зря словами песен древних

Рассвета дожидались мы,

И правы были менестрели

Что свет сильнее всякой тьмы.

 

И когда мир себя раскроет,

Каков на самом деле он,

Мы сказке удивимся снова,

Которой путь был напоён.

 

Мы испытали здесь немало,

И много вынесли мы тут,

А сказка от начала знала,

Что за награды добрых ждут…

Меньше, чем мало

Меньше, чем мало — искусство судьбы и причина
жить, не живя в полудрёме уставшего дома.
Жить не живя — это словно болезнь или кома,
если не видеть начало другого почина.

Меньше, чем мало — но где-то иное сбылось:
руки хранят напряжение первопричины.
Странное чувство: ты сам себе будто бы гость
и пустота, где послушливы все величины.

Меньше, чем мало — ведь больше не надо, пойми!
Всюду следы в направлении главного хода —
правда дорог, в небесах — узелки на помин,
если забудешь случайно зачем себя отдал.

3 марта 2019

Гимн 8 Марта

В октябре семнадцатого года

Нам открылся новый братский век.

На весь мир с трибуны прозвучало:

"Баба - это тоже человек!"

 

Оправдание ветхого Адама

Упразднили - с ним и Евин грех.

Громогласно в мире прозвучало:

"Баба - это тоже человек!"

 

И, вступая в новую эпоху

Радости свободного труда,

Женщина, танцующей походкой,

Новый мир для всех приобрела!

 

Не исчезли страсти и наживы

Пусть остался похотливым век.

Колокольным звоном прозвучало -

Важен в мире всякий человек!

Курица и орёл

Квохтала курица сердито:

– Вот взялся тут орёл летать!

Хлебнул бы нашенского быта:

Червей искать, навоз копать!

 

Орёл её и не заметил,

И дальше к небу полетел,

Хоть мнится часто курам этим

Их дурь важней орлиных дел…

Стихи об усталости

+

Люблю, когда устанет плоть,

Когда в усталости станет она скромнее,

Немного тише и чуть-чуть добрее,

Отрадно мне, когда устанет плоть.

Когда она царицей не глядит,

Когда не смеет всех собою мерить,

Так истощилась, что способна верить,

Ослабла так, что не желает мстить.

Обиды все – что шелуха семян:

Не стоит их беречь – они неплодны.

Так плоть усталая поистине свободна,

Понять, принять чужой и свой изъян.

+

«Отчего Господь меня не берет?»-

Говорит она каждое утро.

Она скажет, к окну подойдет,

Повторит снова тихо кому-то:

«Не берет меня, Бог, не берет,

Видно, грешная я слишком!»

Сядет, щеку рукой подопрёт –

Нелегки её старые мысли.

Дай же, Господи, моей печали...

Дай же, Господи, моей печали 
милость разглядеть Тебя в другом.
Жест приязни детской изначален —
он взыскует небо в дорогом.

Горький вкус — уже почти солёный —
я привыкла, что любовь горчит.
Пусть молчит ничем не изумлённый
вздох заботы — горем нарочит.

У меня беспечности навалом —
я смогу лететь и за двоих.
Два крыла двоим не будет мало,
раз уж нам хватало рук Твоих.

20 февраля 2019

Страницы