Вы здесь

Поэзия

Отчаяние

               Когда креста нести нет мочи…
                                                                           К.Р.

Когда нести креста нет силы,
кругом предательство и лесть,
ты, словно Петр в море синем,
кричишь: «Я погибаю здесь!»

За окнами пустого храма
который день льет дождь стеной,
и всё сильнее ноет рана
души замерзшей и больной.

Но Тот, вобравший скорбь Вселенной,
с любовью смотрит с Царских врат,
а взор вещает: «Маловерный,
зачем ты усомнился так?»
22.02.2009

а я уйду, когда никто не вспомнит

…а я уйду, когда никто не вспомнит
и за меня в молитве не попросит.
Береза лишь у старого колодца
земле просящей, наклонившись, бросит
горсть золота, которая придется
прошением у Бога за меня.
19.11.2009

Ангел

 По небу полуночи ангел летел...
                    М.Ю. Лермонтов "Ангел"

Ангел на небе грустил.
Слезы, что капли дождя.
Взмахами мощными крыл,
ветер к Земле принося.

Так мгновение и… улетел.
Где-то Млечный увидят путь.
Снова ждал его трудный удел – 
руку новой душе протянуть.

09.01.2008

Мир вам, живые...

1
Все не то, что нам не так,
Отыскать бы света знак!
Нынче в лампочках пространство,
От земли до неба чванство!
Вызрел времени поток
И понесся на Восток!

2
Золотая осень миров,
Тех, что в звездных плеядах зреют,
Грохот их огневых оков
Вырвал нашей вселенной реи!
Паспорт выбрасываю гражданки лжи –
Там, над нами орлица с орлом кружит,

По дуге притяжений до сердца мира
Падала огнедышащая секира.
Орлица пылала праведным гневом,
Жнецы уже собирали посевы,
Отделяя зерна от плевел молча,
Их огня испугалась стая волчья!

Пейзажист

Ты далек, беспредельно далек,
как вечернее небо над нами;
как звезды серебристый полет;
как рассвет, занавешенный снами.

Мне не жаль ускользающих лет!
Без ошибок прожить невозможно.
Жаль, что радуги тающий цвет
на холсте повторить очень сложно.

Нас на разных картинах с тобой
Пейзажист сотворил между делом.
В черно-белом тебя - на цветной.
В ярко-красном меня, - но на сером.
15.03.2014

Прощение

Постараюсь не плакать,
В горле ком не держать.
Пусть осенняя слякоть
Сырость множит опять.

Успокою кручину
От лампад огонька.
Не дай, Боже, детину
Записать во врага.

Свою милость усердно
Мне подаст Божья Мать,
Попрошу преклоненно
Мазь прощения дать.

Вырву сердца тычину,
Крест поддену плечом,
Мазь кладу на язвину
С этикеткой "Прощён"

2014г

Её душа в обмен на сотни нищих...

Её душа в обмен на сотни нищих:
она сыта, в тепле - они в беде.
В его лице любой заботу сыщет,
и пищу - кто нуждается в еде.

Она тоскует - он другими занят,
она рыдает - он молитву шепчет.
Она исполнена земных терзаний,
а он хватается за небо цепче.

От причитаний он взыскует гнева,
бранится слёзно. И жена рыдает.
Она состарилась: не мать, но дева
во снах своих младенца пеленает.

Так хочется, так плачется

Бессонницей полночною заплачет одиночество,
Но памятью бессрочною душа моя светла.
Февральскими морозами так просится, так хочется
С озябшими берёзами весеннего тепла!

Душою обнажённою прочувствовать бы Сретенье,
И солнце заоконное будило бы от сна,
За стенами и тенями закончилось сидение ,
С чириканьем и пением пришла бы вновь весна.

Ненужное и пресное забылось бы всё начисто,
Проклюнулось полезное, как почки на ветле,
И радостным чудачеством, весь мир бы обозначился!
Так хочется, так плачется в морозы о тепле!

На путях кочевых города теперь...

Какие смыслы в долгом ожиданье
Ровняют гладью волны горьких слез?
Назначенное праведным страданье
Не стало отпущением для грез!

Поднимается пыль маньчжурских степей,
На путях кочевых города теперь!

Несколько лет ожиданий и ночь -
В ней переход от эпохи прочь!
Ее обещали для избранных светом,
Но мертвые плакали, ждали ответа,
И свет оказался темнее ночи,
И выстегал строчкой звездные очи.

А невинным обещан полет и награда,
Здесь в городах, разрисованных краской в радость,
Дерутся за счастье и смеются над слабым,
А дети месят ботинками снега хляби!

Дармовая удача переменчива и капризна,
По героям сегодня отпели великую тризну! 

Жёлтый тюльпан

На улице грязно и сыро.

Душа, как заезженный трек.

Бесформенной лужей кефира

Лежит умирающей снег.

 

А мне по ночам снится солнце

И верится, как в Рождество,

Что нужное слово найдётся.

Появится из ничего.

Песнь о России

Люблю тебя, Россия, моя святая Русь!
Люблю и никогда о том не пожалею,
Люблю и навсегда с тобою остаюсь.
Свою судьбу твоей судьбой преодолею!

Люблю тебя, Россия! Нет другой страны,
Родной и близкой сердцу с самого рожденья.
Российскому орлу с державной вышины
Отлично виден путь к вершине восхожденья.

И эту высоту никто не отберет;
Осталось подождать, когда наступит время,
Когда высокий Дух с вершиной совпадет,
И юными орлами возмужает племя.

Люблю тебя, Россия! Поют колокола,
И храмы благодатно двери открывают:
На добрые пути, на славные дела
Молитвою отцов они благословляют.

Мы летим, а за нами – тень

Мы летим, а за нами – тень.
Неотлучно, с первой версты.
Взмахи крыльев чернильно-густы.
Завывает, словно метель.

Наблюдает с высоких стремнин
Птичьей стаи развернутый клин,
Атакует каждого журавля
Траекторией небытия.

Удержи свой полет выше туч,
Где горит в оперении луч! –
И, пронзённая яркой стрелой,
Тень трепещет под кручей седой.

2017

Не считал я барашков на небе

Не считал я барашков на небе,

В  синеву неотрывно глядел.

Там летал мой придуманный лебедь,

Потому что я так захотел.

 

Пусть себе полетает немного

Этот сказочный лебедь мечты.

Он невидим другим, но для Бога,

Словно луч из моей темноты.

 

Мне казалось, что жизнь эта – чудо,

Хоть и дура она ещё та…

Возвращайся мой лебедь оттуда,

Без тебя здесь одна суета…

2018

Памяти Романа Филипова

Памяти Романа Филипова 
(13.08.1984 г. - 03.02.2018 г.)

Господи, Ты-то знал, а мы – нет,

Ты готовил его,

у ромашки – радужный цвет,

восстающий на зло.

Господи, слёз уже нет,

где-то в сердце текут,

у ромашки не цвет, а свет,

с ним на подвиг идут.

Господи, так вот даёшь понять

на какие пути,

меж ромашек ступая, вставать,

за ручонку вести...

чтобы в небо в четыре крыла,

так стремительно ввысь,

помня тёплую руку отца,

устремилась вся жизнь…

Мельница смерти

В кипеньи мира столько жизни,
Но углубляясь в толщу дней,
Я от рождения до тризны
Смотрю на мельницу смертей.

Возможно ли быть безучастной,
Когда в огромных жерновах
Она всё мелет беспристрастно,
Любого превращая в прах.

Напористые ветры бездны
Рвут крылья мельничных коней,
Мукою станут зёрна бедствий
И семя боли и скорбей.

Не суждено прожить беспечно!
Страданий крест и груз тревог
Напоминают нам про вечность,
Про цель земную и тот срок,

Когда душа, расправив крылья,
И сбросив груз оков земных,
Взлетит, и Ангелов обилье
Узрит среди миров иных.
 

Любовь

Мы каждый новый день меняем лица.
Меняем роли, чувства и слова.
Не можем с повседневностью мириться,
и только память, память в нас жива!

Она – алтарь, где аромат надежды
былые сны окутывают вновь.
Она - и сад, где после бури снежной
подснежником восходит вновь любовь.

Но если сад заброшен! Храм не нужен!
Предательство - палач и судия!
Врата туда становятся все уже.
Все накрывает тень небытия.

Тогда, среди забытых книжных полок,
где в переплетах радость и печаль,
мы снимем стихотворный ветхий томик
и обретем подснежник невзначай.
30.06.2014

Ксенья, ты слышишь, Ксенья?

Капельку потерпите
И смолкнут звуки за нами.
Там за спиною Питер
Закрыт от неба зонтами.

Снова в дожде в снегу ли
Не слышно горького зова...
Вон два крыла мелькнули
Через дыру камзола.

Жни же теперь, что сеял,
Время платить по счету.
Ксенья, ты слышишь, Ксенья,
Город твой серочерный 

Полон тоски нездешней,
Страшно ему поддаться.
Ксенья идет неспешно
Где-то на Петроградской.

Рядом заборы,стройки,
Лица, дубленки, шубы,
Глупые эти строки
Стертые в общем  шуме

Ксенья, ты слышишь, Ксенья?
Кружат над храмом птицы
Где мне найти спасенье,
К Божьему прилепиться.

Нарисуй мне барашка

-Нарисуй мне барашка, что может быть проще, да?
Курчавого, доброго, светлого как вода,
Чтоб поглядеть и  забыть под сиянье лун,
Что мир состоит из неба и белых дюн.

Мир состоит из жажды или жары,
Из глупой надежды опять остаться в живых,
Из света и пыли, скитания вдалеке
И белых барашков на шелковом поводке.

 -Нарисуй мне барашка, не думай что рядом смерть.
Нарисуй мне такого,чтоб мне захотелось петь...

День за днем проходит и теряется в пустоте,
То ли это песок, толи там за окном метель.
Просыпаешься ночью, рубашка
 твоя в поту
-Нарисуй мне барашка,
А я расскажу про ту,
У которой только четыре острых шипа
В этом грустном мире только каяться и шептать

За окном вновь мороз

За окном вновь мороз давит,
Мысли стайкой больной стынут.
Божий промысел миром правит,
Лепит судьбы, сминая глину.

Ох, как трудно поверить сердцем,
Бросил кто-то на душу шоры,
Всё-то кажется - вон та дверца,
За которой тропинка в горы.

Открываем и снова никнем,
Не найдя в себе точки взлёта.
Жизнь проходит, и гаснут блики
Всех надежд на покупку лота.

Время жизни дано не даром,
Только пламя любви шлёт радость.
Чтоб не стать у свечи нагаром,
Пламенеть, сознавая краткость,

И любовью делиться с ближним.
Не считая простое сложным
Обрести себя самым нижним,
Чтоб взлетать на высоты Божьи.

Ненужная тетрадь

Стала ненужной тетрадью твоей,
брошенной в ящик стола.
Вижу тебя через призму потерь,
но понимаю едва.

Мстя, нам под ноги бросает зима
липкую грязь от снегов.
Цвет черноты - разве вечная тьма?
Это же цвет без цветов!

Стая ворон на костяшках ветвей
хрипло затеяла спор.
Будто бы слышу ясней и ясней
дальнее то «nevermore».

Но рассветет! Расцветет! Разнесет
звоном пасхальную весть!
Да, я – тетрадь, но не взял ты в расчет,
что письменам не гореть!
11.03.2016

Страницы