Вы здесь

Поэзия

Человек — это поэзия

Что человеку нужнее: хлеб насущный или поэзия1? Для животного в нём — однозначно хлеб, для человека в нём — однозначно поэзия. «Не хлебом единым жив человек». Понимание этого — залог выживания, именно поэтому люди забывают о священном жизненном избытке, без которого быть человеком невозможно.

Человек таков, каковы живущие в нём смыслы. Человек, живёт смыслами, которые в нём живут: если эти смыслы слишком примитивны, человек тоже примитивен. Чтобы внутренний объём человека разрастался, надо жить большими смыслами — они расширят и углубят внутренний мир человека. Потому полезно читать мыслителей — с ними проще расти изнутри.
Обрезая высокие смыслы, человека можно лишить всего человеческого в нём.

Посвящение евангельским волхвам

Земной отрезок – малый лоскуток
От полотна длиною в бесконечность.
В пасхальный цвет окрашенная вечность,
Кто мог из древних твой найти исток?

Проходит жизнь в изгибах пустоты,
Как высохшее русло Иордана.
Но след ещё не стёрся каравана,
Что уходил в сияние звезды.

С тех лет далёких не внушают страх
Её лучом расколотые чащи,
И тающего мёда слаще
Благохваленье неба на устах.

Домой вернуться, но путём иным.
Застыть фигурками в иконостасе;
Стать солнечного света частью,
Как ветвь неопалимой купины.

2019

Дом снаружи - обыкновенный

Дом снаружи – обыкновенный.

Серый, толстый, непоколебимый.

Но из этих обыденных стен

Никогда никого не выгонят.

Всем – приют! В кухне чай и кофе

Ждут моих дорогих друзей.

И посуда чуть звякает: скоро ли?

Здесь поет и блаженствует кот,

Самый милый прекрасный урод,

Начинавший житье под забором.

Исполняя здесь должность свою,

 Он теперь намывает гостей

И мурлычет у двери: идут!

Стали горше и чаще утраты

Стали чаще и горше утраты,

Все труднее скрывать уязвимость.

Улыбаться – как ставить заплаты

На прорехах непоправимости.

Я прощать разучилась. Уходят

Непрощенные мною. Но сводит

Болью мышцы лица в маску белую:

Жизнь по капле уходит из тела!

Не оставь меня, Боже, в горе!

Примири, защити… Очисти.

И отцовской своей рукою

На путь жизни наставь и истины.

Так молюсь, зажигая лампаду…

Разве важно – права, не права ты?

Боже вечный, Любовь распятая,

Быть с тобой – это боль и радость

Но уже тверже грунт под ногами.

Вновь суду Твоему предстою.

И, мешая слова со слезами,

Всех прощаю и всех люблю.

Память

Я помню всё. Не помнить – не могу.

Приветствую вас, братья, без разбора...

И роза заалела на снегу

От вылитого сладкого «Кагора».

 

Я верую не в призрачность мечты,

А в тишину без боли и печали.

Спаси нас, Господи. Но где был Ты,

Когда за то, что – русский – убивали?

 

И снежная застыла колея

Внутри меня, и мраморные плиты,

С которых улыбаются друзья:

Солдаты, музыканты и бандиты.

2019

Птица

Я говорю с собой чаще, чем с вами,
говорю с собой довольно плохими словами,
плохими стихами птицу прошу для меня спеть —
кислород кончается, ей надо ко мне успеть.

Если Слово придёт, оно меня споёт,
если птица поёт — она меня спасёт.
Кислорода хватит, просто дыши вглубь,
чтобы выпорхнул песней белый души голубь.

Здесь отчаянье бродит хитрой лукавой лисой,
пой себе о счастье, выгони пёсий вой.
Люди дружат адом, потому что живут в аду,
а увидев песню, думают я — в бреду...

Месяц опускает луч на дома

***

 

Месяц опускает луч

                на дома епитрахилью,

Ночь сегодня принимает

                исповедь от сентября.

Осень, словно мотылёк,

                расправляет чудо-крылья

И над нею звёзды робко

                и заплаканно горят.

 

Неужели ты поверишь

                в то, что лето канет в Лету?

Сохранить тепло – не просто.

                Но кому то по плечу…

И летит сквозь время наша

                неуёмная планета.

Ночь прочтёт канон последний

               и зажжёт зари свечу.

Осень и ты

С тайной осенней твой лик сообразен.

Время событий я вновь обретаю.

Дней, как листву облетевшую наземь,

Жизни страницы читаю, листаю…

Светлые,  грустные дни  хороши,

Да и капризы твои мне понятны.

Осень и ты – две погоды души,

Может быть, - дождь, завтра - снег благодатный.

То ли разлука, а то ли печаль,

Или отчаянных душ возмущение,

Болью единою стиснет скрижаль

Двух половинок сердечных сплетение.

В хор парафраз, в унисонное пение,

Словно с тобою мы венчаны осенью,

Ветра затихшего  благословением

Моросью мокрого неба без просини.

Ждет телефон долгожданную весть

Разных порой обстоятельств,

Тайные коды пытаюсь прочесть

С их аллегорией иносказательств.

Повели мне придти к Тебе по воде

Петр сказал Ему в ответ: Господи! если
это Ты, повели мне придти к Тебе по воде.
                             Мф. 14, 28

Повели мне придти к Тебе по воде,
И бушующий вал станет твердою сушей.
Если нет Тебя с нами на нашей ладье,
Кто управит корабль в стихии ревущей?

Кто рожденную мутной пучиной волну
Кротким взором от буйного бега удержит?
Кто укажет заветную в небе звезду,
Что в холодных просторах согреет надеждой?

Если нет Тебя с нами на нашем челне,
Что за польза – блуждать по бездонной пустыне,
Утомленным пристать к Гадаринской земле,
Где с рожденья живут только хлебом единым?

Записки охотника*

Посвящается 200-летию

со дня рождения И. С. Тургенева

 

 

Я не знал эту Русь золотую,

Что живёт в Ваших храмах из слов

И хранит благодать луговую,

И покой вековечных лесов.

 

Там сидят ребятишки у речки

И горит в темноте костерок,

Так просты и духовны их речи,

Так простор необъятно широк.

 

Там «Бирюк» верно барину служит,

Побеждая терпением зло,

Он спасает крестьянские души,

Что в трущобу греха занесло.

 

Ермолай там с Валеткою ходит,

Ловит раков искусно и дичь,

И Калиныч с зажиточным Хорем

Смысл бытийный сумели постичь.

 

И когда на рассвете с ружьишком

Вы идёте сквозь время и грусть,

Я люблю свою старуху

Я люблю свою старуху.

Мне любовь далась непросто.

Люблю рот её беззубый,

Необидчивость младенца,

Неуверенную поступь,

Ожидание исхода,

Прочь отброшенную гордость

На пути у небосвода.

Я люблю свою заботу:

Слушать пульс,

Давать таблетки,

Я люблю в своей старухе –

Старость?

 Детство!

Звезда сказки

И, особой силой наполняясь,

Век за веком сказка говорит,

Что приходит к добрым в срок свой радость,

И звезда над жизнью их горит.

 

И пускай ярятся лиходеи –

Та звезда восходит вопреки

Всем злодействам и любым злодеям –

Словно весть друзьям, что Бог не спит!

Если выбрать внутри...

Если выбрать внутри
точкой стояния вечность,
замереть и глядеть,
мир начнёт помаленьку дряхлеть,
осыпаться, как краска
на долго не крашенной двери.
Штукатурка осыпется с лиц,
обещаний, подарков, надежд.
Всё падёт, если станешь
и будешь глядеть, ничего не прося.
Вдруг упавшее вздрогнет
и взглядом тебя поразит.
О, тогда не гляди на него —
не сумеет простить.

3 ноября 2019

Дурачкам-поэтам…

Едва заметною, поросшею кустарником,

тропою предначертанной идем.

Когда аукнуться и где свернуть нам, странникам?

Сердец не счесть израненных репьем.

 

Вдруг перекресток строк, тире молчания,

широким почерком дорожка вверх!

По травам слов, скрываясь от отчаянья,

стремимся к Логосу из века в век.

 

Эпохи карточной колодой перемешаны…

В безликий век комфорта и тоски…

Мы – дурачки для мира ритмов бешенных.

Приумножаем лишь черновики.

09.12.2018

Святая Вероника

          "Помнишь как меня бросило в тот  поток".
                                                   В. Долина

Что же меня бросило в ту толпу?
Где с трудом ребёнку пробьёшь тропу...
Среди сотен криков, локтей и спин
Мне привиделся Ты один.

Что меня заставило жадно плыть
В многоруком месиве той толпы,
Чтобы прикоснутся, дойти, успеть,
Прежде чем возликует смерть

Посмотри же, Господи, вот оно —
Небеленое грубое полотно,
Покрывало сброшенное с волос
С черноугольных длинных кос.

В этой страшной толпе словно на войне
Не Тебе это нужно Господь, а мне
Этим смятым платком утешаешь ту,
Что грядёт к Твоему кресту.

Батюшка Николай

Батюшка Николай, дай
Силы и тишины,
Белый волшебный край, рай,
Все чего лишены.

Стрелками на часах - взмах
Крыльев над головой.
Все что в руках- пыль, прах
Временный клад земной.

В каждом круженье дня - суть
Прячется по углам
Вымоли для меня путь
К солнечным берегам.

Все чем жила душа -прочь,
Веры прошу взаймы
Выведи, укроти ночь,
Вырви меня из тьмы.

Только не отпускай.  Май,
Солнце приходит в сны,
Белый волшебный край, рай,
Все чего лишены

Осенний антураж

Горят последние осенние огни.
Кленовых листьев пятизвёздные отели
ещё манят к себе, и ветер каруселью
как будто отрывает от земли
печальных мыслей длинную чреду.
Но ветру крыльями привычно небо гладить,
а эти думы могут не летать, а только падать
обратно в полумёртвую среду,
круженье листьев обгоняя на лету.

Стою, гляжу на листопада антураж,
опальной осени растерянную свиту.
Земных надежд накопленный багаж
слагаю в пустоту разбитого корыта.

"В себя непрошено гляжу..."

Рубо сделался положительно страшен:
он весь побагровел, точно кровь готова
была брызнуть из его вен.

Эмиль Золя, «Человек-зверь».

 

В себя непрошено гляжу

И восхищаюсь добротою.

Смогу легко найти межу,

Где свет граничит с темнотою.

 

И в поднебесье у меня

Порхают птицы неустанно,

Весь мир мне хочется обнять

И от любви певучей таять.

 

Вот только резвый ветерок

Порою мне приносит тучи,

И я читаю между строк,

Что доброта моя колюча.

 

И птицы падают с небес,

Вонзая клювы прямо в землю!

И вновь смеётся хитрый бес,

Он на посту своём не дремлет!

 

И закипаю я внутри,

Словам и доводам не веря,

Иллюзия

Находишь, теряешь, теряешь и ждёшь,

Как будто бы в этом вся штука.

Мучительно ждать, но красивая ложь

Ворвётся однажды без стука.

 

И ты ей невольно поверишь почти

С каким-то восторгом особым.

И по боку всё, хоть трава не расти.

Иначе и быть не могло бы.

 

Сияешь от счастья, и даже поёшь,

На свете всего тебе мало.

Красивая ложь есть красивая ложь.

Её-то и недоставало.

 

И этот, счастливый, который не я,

Которому тошно всё, мама,

Которому правда уже, как змея,

Читает стихи Мандельштама.

2019

Страницы