Вы здесь

Поэзия

Прогулки Ричарда Львиное Сердце

– Слышал я, что в будущем плебе́и

Воздерза́ют глупо говорить,

Что король совсем не разуме́ет,

Как прекрасно всё вокруг дари́ть!

 

О, потомки мелкого помо́ла!

Да король ведь в том и состоит,

Что любимой и всем близким горы,

Море, сердце и весь мир дари́т!

Капля дождя

Когда б волшебник приоткрыл мне дверцу,
я доброе бы попросила дать мне сердце.
Искристо-солнечно оно играло б скерцо
и от него бы можно было всем согреться!

Еще искусные бы попросила дать мне руки,
чтоб тех соединить, кто здесь в разлуке.
Переплела бы параллели в перекрестки,
забыты были б километры, мили, версты…

И быстрые бы умолила дать мне ноги.
Скитальца каждого встречать в конце дороги
горячим чаем, ароматом тмина,
заботою и местом  у камина.

Да напоследок зренье дать такое,
чтоб замечать страдание людское.
Ни делом, словом, взглядом или вздохом
обиды не доставить ненароком.

Эта осень

Яблок нет. Они склеваны птицами с удивительно грустными лицами.

Ну а птицы с веселыми лицами направляются в сторону Ниццы…

Сад, как бабочки, в небе порхает. И мой сад на Юг улетает:

Машет крыльями листьев парящих, направляясь в ненастоящее…

Оставляя меня в унывающем бытии серых дней убывающих…

…серых дней остывающих…

 

Растоплю я камин до треску под бокал терпко-сладкого хересу-

И слетятся прекрасные птицы, превращая быль в небылицы…

 

Дуб роняет золото листвы

В чистоту божественной лазури…

Журавли тревожно протянули

Клин навстречу будущей весны…

Благородство мудрости сродни.

Красота похожа на бессмертье…

Как вот эти золотые дни-

Просто селфи Божьей круговерти…

Схизматику

Известно, что нет худа без добра:

В большой семье об этом знает каждый.

Но потечет ли вспять вода Днепра,

Чтоб напоить одних, других оставить в жажде?

 

Не истопчите, братья, сгоряча,

И впопыхах дыша в оскал звериный,

В полях невинный цвет - Иванов чай,

Хоть русский он, хоть с Украины!

 

Последователи великой схизмы -

Лжецы, не сильтесь так раскол чинить,

Надменный пыл свой поубавьте!

 

И для несения святой харизмы

Давным-давно пора всем уяснить

Простой девиз: не в силе Бог, а в правде!

Горсть зерна бросаю в чьё-то небо...

Горсть зерна бросаю в чьё-то небо:
— На, дружочек, может на потребу!?

Может зря, да кто ж теперь поймёт:
жизнь идёт в полёт или в помёт.

Страшен мор, но ныне и похуже
могут выдумать житьё досужие.

— Вот тебе, дружочек, мой глоток —
выпей на пороге, хоть чуток.

Сушат небо, сушат землю — злющие,
против них в упор поют поющие.

— Пой, дружочек, слово на потребу —
пусть дурное обратится в небыль.

10 октября 2018

Или под дождь проливной

Хочу живой пищи

Или под дождь проливной.

Туда, где никто не сыщет,

Не чтобы побыть одной.

Рукой из душной сферы

Прохладу уловить,

И домик из фанеры,

Покинув, не забыть.

А дождь совсем не ливень,

Синичка на кусте,

Никто мне не противен…

Но правда на Кресте!

На па́ру с цветком

Я, как тот умирающий, радуюсь каждой травинке, 
мне нескучно вдвоём с малым цветиком: в малом горшке
он живёт свою жизнь, бесконечному друг по-старинке,
и хранит, как пароль, бесконечную песнь в корешке.

Я, как тот умирающий, всё, что есть, понимаю иначе —
мне неведом покой тех, кто верит в себя без причин.
Вознесением в плач я отныне навеки означена,
и  на па́ру с цветком мы о главном протяжно молчим.

8 октября 2018

Любовь

Роняет солнышко лучи
На дивный вечер.
Тепло струится и журчит
Сквозь бесконечность.

С глазами шепчутся глаза,
Напротив глядя,
И откровений бирюза
Скользит по глади.

Душа венчается с душой,
Сплетаясь в долю,
И, начиная путь земной,
Летят ладони.

Адажио в 6 утра

Снова ты одинок.

Голоса за стеною,

Будто выстрел в висок.

Осень – дело такое.

 

Ветер тоже хорош,

Скучно воет и воет.

Ничего не поймёшь.

Осень – дело такое.

 

Каждый день, словно тень:

Промелькнул, промаячил.

Даже кофе пить лень

В этот холод собачий.

 

Знать бы всё наперёд:

Все надрывы, обломы.

Или память – в расход,

Ну, а как по-другому?

 

Только зря не грузись,

Придави таракана

В голове. Эта жизнь –

Не фонарик карманный.

 

Раздубасит в момент

Ко всеобщей забаве

Под аккомпанемент

Существующих правил.

 

И как тот пешеход,

Что в душе себя крестит,

Совершит переход

Жена

Для всех он - батюшка, а для неё - супруг,

с ним рядышком она идёт по жизни. 

Когда-то он был её лучший друг,

теперь стал самый ближний ближний.

 

Она его видала без прикрас

и помнит юношей без бороды,

она латает полы его ряс

и чистит воска жирные следы.

 

Она порою может наворчать

и дома лишь по имени зовёт,

но вечерами греет ему чай

и у окна его со службы ждёт.

 

И ничего особенного нет,

ведь крест её - обычный крест всех жен,

он возвращается: "Привет!

Как хорошо, что ты уже пришел!"

 

Лишь поздно ночью, когда он уж спит,

она, проснувшись, поглядит в лицо.

Душа её заноет, заболит:

снова поймет она, что он - Христов.

Эпитафия 2

                                             Первомученице равноапостольной Фекле

Отвергла все земные притязания,

Повержены красой твоей и человек, и зверь.

Прошла вовнутрь скалы апостольским желанием

Невестой для Христа в Его Спасительную Дверь.

Мне кажется...

+++

Мне кажется, что наша жизнь - это путь битв и путь сражений,

а всё, что на пути найдём - лишь бремя наших поражений,

да шрамы, что как говорят, красят мужчин, душу не скрасят,

да сеть извилистых морщин,

и взгляд - если смирен - прекрасен!

 

+++

Лучше быть человеком без кожи,

чем кожей без человека.

 

+++

Я думаю, свободней тот монах,

кто никогда не сочинял стихи:

Поэзия - сварливая жена,

терзать способна душу до седин,

терзать и мучать и опустошать

исканьем нужных слов и фраз...

О как бы я хотела не писать,

хотя я вовсе не монах.

 

+++

Нам в прошлое нельзя вернуться,

нельзя вернуть,

имеет время своё русло,

На ткани сотворённой...

                             *  *  *

 

На ткани  сотворённой прозрачный спит узор,

хранящий кровь живую до подходящих пор,

до разрешённой грани, до странности надежд,

умерших, невмещённых  или оживших  меж:

меж боли, нетерпенья, непониманий, трат,

прощения и страха… между “вперед- назад”.

Натрешь глаза, - не слезы,  абстракции плывут,

несовпадений мера превышена…  а  тут

как чудо - этот вечный главенствующий свет –

на голову, на руки, на крест носимых лет.

Вот так устроен этот, по благодати, мир,

без  веры на прощенье не хватит просто сил,

казаться будет вечно: захвачен тьмою свет.

Как страшно тем, кто верит, что Бога вовсе нет…

 

05.10.2018 г.

Кусочек Рая

+++

А Бог мне дал кусочек рая,

и я его в руках держала.

И вена на виске дрожала,

пугливой птицей трепетая.

 

А рай был прост и не был страшен,

и всё в нем было чисто, ясно,

и я сама была прекрасна

в том маленьком кусочке рая.

Кресту Твоему

Бог даст нетленность во Христа крещая,

А ветхость кожных риз с себя ты сбрось,

И пусть не устрашит тебя, смущая,

До самой смерти дьявольская рознь.

 

Зови устами имя Иисуса

И пусть молитва будет без конца,

Когда живешь не ради хлеба куса,

А привкуса тернового венца.

 

Не ядом, манны ядью всем спастись,

Божественная источит нам кисть

Вино благословенной Плоти Яств.

 

С главы до пят - Голгофа - в обе длани

Целит все человеческие раны

Распятие пяти Христовых язв.

"Каменным солнцем весь город согрет..."

Каменным солнцем весь город согрет.
Панцирь фасадов безлик и беспечен.
Окна открыты для каменных рек.
Мчатся авто, развозя быстротечность.

Мчимся и мы, увлекая собой,
Города запах из камня и света.
Следом за нами, упрямой игрой,
Каменной пылью летят километры.

Каменных крон зеленеющий взгляд
Тихо тускнеет под тяжестью лета.
Так необычен из камня наряд
На незнакомой и дивной планете.

Письмо человеку моего сердца

Мир по́лон красоты и путь рассвета по́лон,

И всё, что только есть, сиянием полно́,

И добрым говорит о счастье сказка снова,

И мудрым мир звучит о красоте ино́й…

 

И всё полно́ чудес, сияя всеохва́тно,

И Золушка свой путь принцессой завершит,

И, посмеявшись злу, лишь добрый всюду знатен,

И сказка, о, мой друг, – утешить мир спешит!

Страницы