Вы здесь

Поэзия

У излучины дворец...

У излучины дворец

Высечен из света,

Вышел петь судьбу скворец

От зимы до лета.

 

Вторит песне синева

С солнцем в завитушках,

Разгулялась здесь молва,

Правды - на полушку!

жил старик со своею старухой

жил старик со своею старухой
у самого синего моря

жил старик с чужою старухой
у самого черного моря

жил старик и с еще одной старухой
у самого белого моря

живет теперь старик с очередной старухой
у самого красного моря

старик вельми жизнелюбивый
любит он и старух и море
великое и пространное
тамо - мечтает он - гады
типа меня
имже несть числа
животныя малыя с великими

Не будите поэта

Не будите поэта,

Пускай он поспит,

Отдохнет и во сне

Снова сил наберется.

Не тревожьте поэта,

Пока он молчит,

ведь словесный ручей

из молчания льется.

И не стоит поэта, мой друг, тормошить,

Подгонять и корить за его промедленье.

Чтоб поэту творить ему нужно лишь – жить

Жизнью жить – не спеша, замечая теченье.

Иди на Свет

Опять стоишь на новой грани,

Лелея веру на победы…

Ты этот вкус уже изведал,

Теперь оставь свои терзанья,

                              Иди по следу

                              Мирозданья…

 

Какой ты ждёшь себе награды,

Когда уже отмечен даром?

Жизнь – вечный бой, в чаду угара,

Когда душа, дыша на ладан,

                             Горит пожаром

                             В кронах сада.

Шторм

Вчера был шторм. И дождь стоял стеной.

И листья трепетали как ладони,

Просачиваясь через свет льняной

По лужам гарцевали злые кони.

 

Так Балтика взглянула на Урал,

И небо грозовое просияло.

И в недрах почвы прозвенел металл,

Как отзвук беспощадного хорала.

 

И встали все: поля, луга, цветы.

С землёй смешалось небо и столетья.

И повторял весь мир твои черты,

Рождаясь и взрываясь звонкой медью.

 

                                            23. 06. 2017, Лёвшино

Счастье

Вся жизнь была счастьем. Проснулась засоня
И вспомнила, как собирала лисички
В лесу, где дожди – светлогривые кони

Лупили копытами мох по привычке.

В лесу, где сварливо скрипели березы,
И кашляли птицы на рыжей опушке.
А в небе над лесом бабахали грозы,
От всполохов вдруг раскраснелись волнушки.

Я помню усмешку Балтийского моря,
В карманах – янтарь и живые ракушки.
Я помню, как чайки летят на просторе,
Дымится глинтвейн в белоснежнейшей кружке.

Я знаю Россию, Москву или Питер,
Васильевский остров, Кронштадт, Светлогорск.
Все счастье мое в узелок соберите,
Сложите мне Новгород, Псков, Себеж, Приморск.

На той горе

На той горе, на той горе,
где ужас посетил меня,
живу я, словно зверь в норе,
священное в себе храня.

На той горе, на той горе,
где ангел Божий ждёт меня,
молюсь всегда, как в алтаре,
и в рост идёт моя броня.

И каждый звук, и каждый взгляд
мне посылают сотни стрел,
за то, что я и рай, и ад
на той горе открыть посмел.

Самодержцы неба

Можно залюбить до смерти,
насмерть разлюбить
и любовью обессмертить:
Ариадны нить
тянется от сердца к сердцу,
от горы к горе —
мы с тобою самодержцы
неба во дворе.
Донкихотиться желаем
мельникам назло —
стайка писем именная
юркнула в разлом.

Тебе есть золотой канон...

                  *  *  *

Тебе есть  золотой канон -

тот, что сомнения лишен,

проверен на крови,

и  вместе с кем-то или врозь,

когда уверенность – насквозь,                               

не подойдут  враги;

когда болезненный аршин

от узелков не помнит длин:

спиралью от основ

закручен  на такой оси,

что помнишь беды всей Руси

и жизнь отдать готов;

когда готов принять пролог,

и родниковый льется слог

в мороз и на ветру,

родятся  снова смельчаки 

стоять  у пламенной реки

в каком-то там году…

 

19-20.06.2017г.

Ташлы-Сырт

Поднимаюсь по крутым ступеням
Бурями отёсанных камней…
Ташлы-Сырт*  – пространство по Эйнштейну, –
Кривизна  обрывов и теней.

Скалы горизонта – словно стены,
И за  их пределы не пройти –
Здесь, как будто в замкнутой Вселенной
Где начало, там конец пути.

Чист, как Космос, лёгкий светлый воздух,
Волны трав – как горная река,
Кружат вихри-ветры, кружат звёзды,
Сторожат вершины облака,

Сжатое дугой  упругой время
Изгибает в небе Млечный   свет…
В неземном – в четвёртом  измеренье
Мчит планета  в вечность дальних лет.

Ташлы-Сырт-южная граница плато Бийчесын в Карачаево-Черкесии.

Цветок

Бывает так, сюжет не новый:
Средь жёлтых –
                           вдруг цветок лиловый.
Укоры только слышит он:
– Ты красный?
                         Ужас! Моветон!

 

(на фото – тюльпаны в парке Горького, 9 июня)

Холодное лето

Холодное лето, но чувства не гаснут.

Они разгораются ярче, как звезды.

Поверь, что люблю я тебя не напрасно.

Не поздно любимый, любимый не поздно.

 

Дожди и метели стучали нам в стекла,

О чем-то трагичном нас предупреждали:

Деревья притихли, а небо промокло.

Не трудно представить, что будет в финале.

Из цикла «Светотень»

Светотень

Тенью легла на занавеску -
солнечным бликом вдруг заблистала.
Ты меня видишь в дымке белесой,
вместе с рассветом я догораю.
Солью меня тёрли до блеска,
до совершенства вроде кристалла.
Утро роняет слёзы как росы,
россыпи радуг в небе играют.
Чашкой на блюдце сверкнула тайно:
выпей искристого чаю-зелья,
ведь не бывает судьбы случайной -
свет повстречался с утренней целью.

 

Диалог с душой

"-Здравствуй, душа !"-

Добрый день, человек.

"-Где пропала? Куда ушла?"-

Далеко. Там тебе места нет.

 

"-Почему ушла? Чем обидел?"-

Я устала спасать тебя.

Во грехе живешь не ты ли?

"-Живу, как все: не суди меня."

Светлогорску посвящается...

Город у побережья, 
Думаю о тебе.
Ты мне дарил надежду,
Наперекор судьбе.

Шторм с Балтийского моря
Бил тебя прямо в грудь.
В радости или в горе
Труден к тебе мой путь.

Я так скучаю, милый.
Море налью в бокал.
Нет, мне не надо Нила,
Индию и Мадагаскар.

От тебя не спасают...

От тебя не спасают
Ни абсент, ни таблетки,
Ни посадка морковки,
Ни стрельба из винтовки.

От тебя не спасают
Ни Сервантес, ни Кафка,
Ни весенняя травка, 
Ни промокшая лавка.

От тебя не спасают
Ни кроссовки, ни стринги,
Ни стихи, ни поэмы,
Ни боксерские ринги.

Ничего в этой жизни
От тебя не спасает.
И душа словно птица,
В небеса улетает.

25. 04. 2017
 

До тебя не добраться ни поездом, ни самолетом...

До тебя не добраться ни поездом, ни самолетом
Тысяча световых лет - просто невероятный барьер. 
Я знаю, что нельзя мне сорваться: с разбега, с разлёта
Врезаться в тебя, другим подавая запретный пример.

Пыталась лишь быть образцом верности, чести, морали:
Все хорошо получилось, но любовь вдруг вынесла мозг.
И перед ней мало кто устоит: забудет едва ли,
Преуменьшая свой человеческий и нравственный долг.

Весны Икарус

Сезон закроем: кататься с горок
В почти что сорок. Возраст или градус?
Снег - это радость. Небесный творог.
Весна приходит. Ее Икарус
Несется в пропасть. Любовь как лопасть
От вертолета. Аэродромов поля шальные,
Покроет зелень весенней травки.
Редактор впишет в параграф правки:
Любви и боли слова живые.
Весна приходит. Ее Икарус 
Пройдет сквозь тучи и передряги,
И кто-то первый поднимет парус.
И кто-то честный поднимет флаги.
Здесь смерти нет. Здесь только вечность,
И я влюбляюсь в твою беспечность,
И я ругаю твою фальшивость,
И жизнь уходит как ветер в двери.
И ты стоишь, развесив щеки,
Все не доходят ее уроки,
Все не проходят ее укусы,

Страницы