Добро пожаловать в Омилию!

Омилия действует по благословению Предстоятеля УПЦ Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и всея Украины.

На данный момент в Клубе зарегистрировано более двухсот авторов. Среди них — уже известные писатели и те, кто только пробует себя в литературе. Мы рады всем, в ком есть искра таланта и стремление реализовать его.

Нам не обойтись и без читателей, для которых, собственно, и пишут наши авторы. Комментировать тексты, размещенные на сайте, можно без регистрации. Приглашаем посетить и Гостевую нашего сайта.

Чтобы стать членом нашего Клуба, надо заполнить (со вниманием!) анкету претендента. Администрация клуба рассмотрит Вашу заявку в порядке очереди и свяжется с Вами в течении некоторого времени. В связи с большим наплывом претендентов возможны задержки. Будем терпимы друг ко другу :)

Дробится время на секунды и минуты

Дробится время на секунды и минуты.
(Уже не на часы и не на дни.)
Как всё мельчает в городской бетонной ступе,
Как исхудало-бледны фонари.

Когда остановиться, разглядеть, услышать –
Березок севера столь трогательно грустный вид,
Как ветер темные листы едва колышет,
О чем звезда с звездою говорит* ?

* – Фет, Плещеев, Лермонтов

2014

Папертное

М.Ц.
Я смотрю в тебя, как в зеркало:
я — не ты, и ты — не я,
всё же жизнь нас исковеркала,
одинаково дразня.
Чем-то схожи и царапины,
и глаза в одних слезах —
взгляд сторонний, даже папертный:
так глядят на образа.
Я — не ты, но одиночество
на двоих у нас одно:
нежеланье краткосрочного,
раз уж вечное дано...

А гений бывает глуп...

А гений бывает глуп, 
пока не станет собой,
пока не станет судьбой.
 
Гений бывает глуп,
потому что всегда не свой,
потому что не занят собой.
Гений — служка у дара,
себя раздаёт даром.

Гений — не скуп:
он пока своё не раздаст,
хвалу за дар не воздаст
Творцу. 
Подлецу и прохвосту
его обмануть просто.

Радуйся!

                       Подруге в день рождения.

Радуйся, подруга, радуйся!

В вечность год ещё один отчалил.

Радостью Христовой радуйся,

Ею покрывай свои печали.

 

Радуйся, что богатеешь ношею:

Скорби в ней, волненья и заботы;

Оттого душа твоя – хорошая,

Радуйся, что ей – полно работы.

Маленькое сердце

Маленькое сердце — как Вселенная,
мир — скопление галактик и людей.
Жизнь вокруг — материя нетления,
хоть по факту — сборище страстей.
Сморщились, скукожились все цели,
умер тот, кто возведён в цари.
Сам Творец всё время на прицеле,
светом жизни стали фонари.
В бесконечном кружатся страдания,
страх и ужас — адских два крыла
проросли на судьбах мироздания:
ложный дух природа обрела.

Вы знаете

Вы знаете, что в мире есть друзья,  
которых нам не полюбить – нельзя,  
которые читают - по глазам, 
которые научены азам  
степенности и благородства, 
а их талант - без превосходства 
над миром веет - миру посвящён 
и ясной  божьей искрой освещён. 

Вы знаете, что в мире есть враги. 
Как звери выползают из тайги -  
так и они сокрыты темнотой, 
и в дебрях там под внешней красотой 
лишь негатив, оковы зла…  А вы,  
Вы избежали тех оков? … Увы,  
кто друг, кто враг  - порой не различить, 
но душу нужно каждому лечить. 

Сокровища Степановой горы

(Легенды и были Жигулей)

Кто знает, может - россказни
(впервой молва играется?),
когда же слово выскользнет -
легендой возвращается...

***
Шептала Волга жгучие
слова на ушко старчикам:
- Под каменною кручею
хранится злато в ларчиках...
Таят места заветные
в горах, в лесах сокрытые
сокровища несметные,
неправдою добытые...

Если за руку держать...

М.Ц.
Если за руку держать — не уйдёшь:
память наша — сплошные руки.
В сердце многих теперь живёшь,
прежде горестно близоруких.
В завтра метил твой пристальный взгляд,
острым слогом терзая время.
Даже если прошлым заклят,
в завтра семенем скажется бремя.
Урожай собрать — мудрено:
повсеместны твои посевы.
Всходит диким цветом зерно
от безвременно умершей Евы.
Догоняет Психею тело,
что в стихах твоих сиротело.

Великий Новгород. Кремль. Собор Святой Софии

 На моей родине, в Великом Новгороде, один храм от другого находится на расстоянии вытянутой руки. А святынь – не сосчитать: церковь Спаса-Преображения на Ильине-улице и другие церкви, Знаменский монастырь и другие монастыри в городе и его окрестностях, памятник Тысячелетия России в Кремле… Софийский собор в Кремле – особая статья, сосредоточие прошлого и настоящего. Главная святыня собора – икона "Знамение Богоматери". Чудотворный образ Богородицы Премудростью Божьей охраняет, спасает, направляет… 

*****************************

Насколько я еще жива,
Настолько вечно жив всеславный
Собор Софии пятиглавый –
России − свет и голова.

Тело и душа

Тело просит иного, не того, что душа.
Их желания не совпадают.
Потому человек и страдает,
Вслух терзаясь и каясь, а молча греша.

Замирает душа, забиваясь в нору,
Чтобы сытое, жадное тело
Еще больше добрело, жирело,
Насыщалось на алчном житейском пиру.

Хоть встречаются люди, что живут для души,
И бывают такие, что живут от души,
Бытие для нас все же первично,
И лакейской натуре привычно
Унижаться, считая пинки и гроши...

                                                    Декабрь 1991 г.

Отдала себя, всю отдала...

М.Ц.

Отдала себя, всю отдала...
Нет, не людям ― словам и небу.
Даже тела не нажила:
тело строится на потребу.
Руки выросли в два крыла,
обрастая стихами-перьями.
Ничего себе не брала,
собирала всегда потерями.
Обнаружив себя житейскую,
растерялась: что делать с ней?
Подмастерья вокруг, судейские,
а привычно ― средь голубей.
Не свои вокруг, птицы-вороны,
заступиться за душу некому.
Струны певчие ветром сорваны:
уходи, поэт, во все стороны.

Довольно и того...

Не жажду райских яблонь и цветов.
Не жажду отпущения грехов.
Довольно от щедрот Твоих, Господь -
Глоток воды и хлебушка ломоть.

Довольно и того, что я живу.
Весною вижу первую траву.
Любуюсь как цветёт и зреет сад.
Встречаю листопад и снегопад.

Отец Гавриил и мы

Отрывки из книжки для маленьких

 

Отец Гавриил и мы

Тбилиси — город старинный, в истории Грузии славный. Сколько широк он радушием, столько же улочками узок. Вьются они, пересекаются. То сойдутся, то разбегутся. На одну такую улочку-перекладинку приезжал отец Гавриил.

Войдёт в дом, детей духовных внимательно выслушает, поговорит с ними, и снова — в путь.

Но раз случилось ему задержаться на ночь.

С самого утра опять заструилась беседа. После неё можно бы и отдохнуть, да ветер-шалун влетел в окошко и принёс детские голоса. Батюшка улыбнулся и поскорее спустился вниз.

Ребятишки играли на улице.

И он с ними заговорил. Долго беседовали, — пришлось даже стул попросить.

Страницы