Добро пожаловать в Омилию!

Омилия действует по благословению Предстоятеля УПЦ Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и всея Украины.

На данный момент в Клубе зарегистрировано более двухсот авторов. Среди них — уже известные писатели и те, кто только пробует себя в литературе. Мы рады всем, в ком есть искра таланта и стремление реализовать его.

Нам не обойтись и без читателей, для которых, собственно, и пишут наши авторы. Комментировать тексты, размещенные на сайте, можно без регистрации. Приглашаем посетить и Гостевую нашего сайта.

Чтобы стать членом нашего Клуба, надо заполнить (со вниманием!) анкету претендента. Администрация клуба рассмотрит Вашу заявку в порядке очереди и свяжется с Вами в течении некоторого времени. В связи с большим наплывом претендентов возможны задержки. Будем терпимы друг ко другу :)

Коты и люди (серия философских эссе)

Города людей отступают под натиском умных машин. Огромные горбатые краны, клюющие землю, уже много лет воспроизводят ровные квадратные и хрупкие громады пенобетонных пещер для миллионов кочевников, пленённых золотой мечтой благополучия. Стандартный набор профанической мечты сгоняет их на стройки собственных ожиданий. Тишина, оставленная на огромных просторах Родины, пугает их детей, как и естественный свет ночи, - темный отблеск подлинного неба, проступающего через дымку голубой завесы утомительного трудового дня. 

Мой берег ХХ-ого века

   Когда же это было? Так давно.
   А может быть, совсем недавно?
   Кручу воспоминаний полустертое кино.
   И мне то грустно, то до боли стыдно, то забавно.

.

А берег ХХ-ого века всё дальше и дальше.
Тот берег родной,
где кормили с ложечки манной кашей
и пели колыбельную над головой.
Там робко стоял с гладиолусами
первого сентября,
с увлечением читал про мушкетеров, покорение космоса,
заметки из отрывного календаря.
Где не поладил с линейной алгеброй,
зато лучшим другом стал сопромат.
И в саду Баумана близ Елоховского кафедрального
так легко товарищей обыгрывал в бильярд…

Июль

Жара, палящий летный зной,
Всё в воздухе дрожит...
Проказник ветер озорной
Щекочет поле ржи.

Прохладой веет от реки,
И слышен громкий смех,
В такие жаркие деньки
Вода спасает всех.

У птиц горячая пора: 
Чтоб прокормить птенцов,
Им носят целый день с утра
Жуков и червячков.     

Хотел птенец уже летать
И выпал из гнезда.
Зовет в испуге птица-мать:
– Сюда! Беда! Беда!

В охоту нравится играть 
Лисятам и волчатам,  
Но скоро время покидать
Свой дом лесным зверятам.       

В июле чтим апостолов -
Святых Петра и Павла
И Рождество Крестителя,
Пророка Иоанна.

Лужи

Дождь прошел. Считаю лужи,
Где какая лужа глубже.
Эта лужа – мелковата,
Эта лужа – узковата.

Третья, около детсада,
Эта лужища – что надо!
Велика, как океан,
Я в ней – будто великан.

В сапогах больших шагаю,
Бурю в море вызываю,
Даже целый ураган,
Стонет море-океан…

Настоящее цунами!
Ой, в лицо попало маме…
Ну и мне потом попало…
В океане тихо стало.

-----------
Примечание: во время написания стихотворения ни великаны, ни мамы не пострадали

Я гляжу на тебя розами...

Татьяне Ш.

Я гляжу на тебя розами:
так цвести как ты - наслаждение.
Я гляжу на тебя грозами:
всем продрогшим ты - утешение.
Погляжу на тебя ветрами
да тоски немой километрами,
чтоб услышать голос твой: «Элохим»
и остаться эхом надолго с ним.
Вторит голос мой небесам твоим,
наслаждаясь именем «Элохим».

30 июня 2019

Осень

Летят, летят, желтеющие листья,
как будто вянут в небесах сады:
опавший лист – есть символ отрицанья.

Немая ночь накрыла мирозданье,
земля готова снова с бездной слиться.

Мы падаем и это неизбежно.
Паденье в нас. Оно источник бед.

Но есть Один, кто говорит нам: «Нет».
В Своих руках держа нас кротко, нежно.

Райнер Рильке (1875-1926)

 

Herbst

Die Blätter fallen, fallen wie von weit,

als welkten in den Himmeln ferne Gärten:

sie fellen mit verneinender Gebärde.

 

Und inden Nächten fällt die schwere Erde

aus allen Sternen in die Einsamkeit.

 

Wir alle fallen. Diese Hand da fällt.

По слову Твоему

                       Симон сказал Ему в ответ: Наставник!
                      мы трудились всю ночь и ничего не поймали;
                      но по слову Твоему закину сеть.
                                                      Лука 5,5

И лодки деревянный башмачок скользнул по голубым волнАм
Движеньем осторожного канатоходца.
Пусть веры тонкая струна
Дрожит, колеблется – но никогда не оборвется.

Мы плавали всю ночь, над пустотой челна
Посмеивался ветер.
Нас учит жизнь не доверять чужим словам,
Но по глаголу Твоему закинем сети.

Долгая дорога

Ты знал, что я жну, где не сеял, и собираю, где не рассыпал.
(Мф. 25: 26)

К чему дорога, если она не приводит к храму?
Из фильма « Покаяние»

– Смотри, смотри, Гигла идет!

– Где? А-а, вижу. Сегодня какой день?

– Воскресенье!

– Значит, опять этот старый пень в церковь тащится.

Такая вот перекличка через улицу произошла рано утром в деревне Дигоми между двумя соседками при появлении на дороге, еще далеко от их домов, высокого старика.

Голос дождя

Безветренно на пустоши, просторно

И куст чертополоха недвижим.

Он кажется из камня – нерушим,

Но путник вдруг задел его невольно.

 

Земля слилась с чертогом поднебесья.

Туман окутал серой пеленой.

Чертополох - делились с ним бедой…

Все кончено, как прерванная песня.

 

Но этот куст под ветром вдруг качнулся.

Дождь начался и ливнем обернулся,

Ответом громким на вопросов груз.

 

И путник слышит в гуле непогоды,

Как куст шумит про радости, невзгоды.

В безмолвный плен скитальца манит грусть.

Николаус Ленау (1802-1850)

 

Stimme des Regens

Миссионер

I

Отец Геннадий проснулся от холода.

Открыв глаза, он услышал, как дрожат сложенные из цельных брёвен стены, как свирепая буря завывает на все лады.

Не верится, что всего полночи назад в этой же самой часовне отслужена всенощная, и ни одно, даже легчайшее, дуновенье, не потревожило собравшихся прихожан; тихо и мягко струился свет, снег блистал тысячами алмазов…

«Ууаауу»,— взревел ветер, бросая в самые малые, невидимые глазу щели, колкую порошу.

Батюшка поднялся на ноги, крупно дрожа от стужи. Старая малица* уже не так держала тепло, ее продувало.

Каждый шаг давался с трудом: часовня, недавно прибранная и украшенная, теперь оказалась усеянной наметенными за ночь снежными горками.

Еще шаг, другой…

"Я прячусь в зёрна бытия..."

Я прячусь в зёрна бытия
От чьих-то взглядов, чьих-то мнений,
Ищу Адамовую явь
И счастье Божьих откровений.

Мне так легко познать себя,
Вмещая время и пространство,
И каждый взмах небес любя,
Я исцеляюсь от упрямства.

И пусть ползёт пропащий змей,
Моим грехам давая волю,
Я прорасту сквозь смех огней
На благодатном Отчем поле.

Друзья Христа

Мария Магдалина

А Он меня не осудил,

а Он не дал побить камнями,

не силою меня смирил,

а кротостью и пониманьем.

И, ожидавшая суда,

я цепенею от Прощенья.

Я вечная Его раба,

ведь крепче уз неосужденье.

 

+

Мария Лазарева

Я хотела бы сидеть у Твоих ног,

просто сидеть у ног,

смотреть, как Ты говоришь,

на Твоё Лицо,

на белый прозрачный лоб,

на руки, в которые гвозди еще никто не вбивал,

на светлый овал - 

словно овал солнца - 

Твоё Лицо.

Я не могу на Него долго смотреть,

только сидеть у Ног,

просто сидеть...

 

+

Фома

Мне трудно верить -

Вино

И снова наша свадьба в Кане:

ты снова светел, я - чиста.

И други наши снова рядом,

и Матерь Божия у Христа

не просит, только замечает,

что кончилось у нас вино

и просто чуда ожидает

как Мать от Сына Своего.

И я прошу сегодня Бога

немного, только лишь одно:

семейных будней нашу воду

Ты претвори в Любви вино.

Эльфийской деве

Как эльфийская дева прекрасна! –

Повторяет всяк знавший её –

С нею рядом всё мудро и ясно,

И никто, как она, не поёт!

 

И никто из хваливших не знает,

Ну, быть может, – лишь пара друзей,

Сколько много, чтоб стала такая,

Пришлось трудного вытерпеть ей...

Страницы