Добро пожаловать в Омилию!

Омилия действует по благословению Предстоятеля УПЦ Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и всея Украины.

На данный момент в Клубе зарегистрировано более двухсот авторов. Среди них — уже известные писатели и те, кто только пробует себя в литературе. Мы рады всем, в ком есть искра таланта и стремление реализовать его.

Нам не обойтись и без читателей, для которых, собственно, и пишут наши авторы. Комментировать тексты, размещенные на сайте, можно без регистрации. Приглашаем посетить и Гостевую нашего сайта.

Чтобы стать членом нашего Клуба, надо заполнить (со вниманием!) анкету претендента. Администрация клуба рассмотрит Вашу заявку в порядке очереди и свяжется с Вами в течении некоторого времени. В связи с большим наплывом претендентов возможны задержки. Будем терпимы друг ко другу :)

Предновогодняя история

В конце декабря Василий Репин, двадцатилетний студент-медик, понял, что денег у него нет и не будет. Услышав рекламу Сбербанка о новогодней акции – супервыгодном кредите, Вася решился на кредит. Глупо, конечно, но ничего умнее в голову не приходило.

Вася накинул куртку и вышел на улицу. Ну и погодка! Конец декабря, а снега нет. Только промозглый ветер с холодным дождём. Василий поёжился, набросил капюшон. На улице было темно и пустынно. Кому охота выходить из дому в такую погоду! И тут, свернув за угол, Вася увидел его… Это был пёс-бродяга, огромный, кудлатый. Он лежал у магазина на куче тряпья. Увидев юношу, лохматое чудище встало, подошло ближе и вильнуло хвостом.

– Пр-ривет, – пёс смотрел прямо в глаза, будто гипнотизируя.

– Привет, – ответил Вася.

Прозрачны листья

Прозрачны листья свежего ростка,
Развёрнутые к солнцу тонкой жилкой.
На светлой зелени ни пятнышка пока,
Покорны и дрожат от ветерка,
Умыты целомудренной росинкой.

Так и дитя восторженной душой
Глядит на мир незамутнённым оком.
На сердце беззаботности покой,
И может солнце он обнять рукой -
Безгрешное, возлюбленное Богом.

Вернись душа к той детской чистоте,
Омойся от греха, как лист водою,
И, как дитя, в сердечной простоте,
Верь без сомненья, что в любой беде
Отец Небесный рядышком с тобою!

Чёрный квадрат

(По картине К. Малевича
"Чёрный квадрат")

Сгустки слов и сгустки мыслей
Напитала злая ночь
И объяла мир лучистый,
Прогоняя солнце прочь.

Волчий вой и птичьи взмахи 
Раздаются в тишине,
И плетут ночные страхи 
Паутину в каждом сне.

Только всё ж сквозь глубь квадрата
Проступает солнца круг,
И простор, в веках зажатый, 
Из квадратных рвётся рук.

Камешек с Афона – Православие или язычество?

Жизнь православного человека трудно представить без почитания святынь. Однако чрезвычайно важно понимать феномен святыни именно в русле православного богословия - ведь неправильные мысли о святыне рождают неправильное отношение к ней. Церковное вероучение в данном вопросе обозначает некие пределы, за чертою которых начинается язычество. Об этих границах и хотелось бы поговорить.

***

Некогда христианство пришло в мир, в котором было огромное количество языческих «святынь» - статуи, священные камни, рощи, деревья, животные... Толпы народа приходили к ним с просьбами о земном благополучии: о здоровье, мире, процветании, победе в войне, богатстве, сохранении от опасностей. Как правило, объекты поклонения считались самодостаточными - они были как маленькие божки, которые могут помочь человеку сами по себе. Если говорить о Римской империи, в ней ко времени появления христианства давным-давно существовали огромные языческие центры в Пергаме, Ефесе, Дельфах и других городах, где были целые рынки с религиозной атрибутикой, связанной с местной «святыней» - амулеты, талисманы, статуэтки (кстати, некоторые античные статуи мироточили).

Вскоре греко-римское (а после и славянское) язычество было повержено Христом. Отказалось ли христианство от самого понятия святыни? Нет – но наполнило его новым содержанием.

Были мы во здравии и в силе...

Были мы во здравии и в силе,
Открывали новые миры,
Но в забвенье не благодарили
Бога за великие дары.

Приписав старанью и уменью
Все свои заслуги и места,
Людям и вещам несли почтенье,
Для души трудиться перестав.

Нам от жизни многого хотелось,
Нас манили дивные края,
И смогла поведать только зрелость
Про ничтожность тленно-бытия.

Как бы избежать сего коварства? –
Седина откроет Божий мир,
Но войти и взять его богатства
Нам не хватит времени и сил.

3.08.2012 г. 

Ты дал мне, Боже.

Ты дал мне, Боже, чувство красоты

В гармонии изящных линий, звука, цвета,

С благословения небесной высоты,

Внимать различию и тьмы, и света.

 

И дай еще мне, Боже, сил вдвойне

Не запятнать прекрасных лиц ваяние.

И побеждать в моей плотской войне

Страстей сиюминутное желание.

Большое стихотворение

Война-то Третья мировая
Давно шагает по планете. 
И, на победу уповая,
Кричат взахлёб то те, то эти.
Кто спящий разум их разбудит? 
Какую чепуху несут 
О мировом господстве! Люди!
Ведь победителей не будет, 
Итогом станет Страшный суд.
А чуть пораньше конец света 
Покажет всем, что есть темно. 
Хоть кто-то б внял словам поэта 
И вывод верный сделал, но,
Вновь на победу уповая,
Кричат взахлёб то те, то эти. 
Шагает Третья мировая 
По умирающей планете, 
Где, ужаса не сознавая, 
Ещё растут цветы и дети.

Гефсиманский сад Марии Юдиной

Ее имя – одно из самых ярких в плеяде гениев, составивших славу русского искусства прошлого века. Все ипостаси грандиозного таланта Юдиной – музыканта, мыслителя, педагога — проникнуты и руководимы силой крепкой, истовой, не знавшей компромиссов веры. Бесстрашие, которое она явила в годы жесточайших гонений, преданность Господу, самоотверженное служение ближнему, – все это свидетельствует о подвиге, и потому жизненный путь Марии можно назвать исповедническим.

«Отдать жизнь Богу»

Снег и время...

Снег сегодня тает быстро,

Будто хочет убежать

От земли ручьем игристым

Лужиц новых нарожать.

Нынче молят все святые,

Утром бой и сводки зла,

Плач стоял, воронки стыли,

На душе и в поле – мгла.

Когда природа учиняет бунт...

Когда природа учиняет бунт,
Напастей бездну на людей обрушив,
Посеяв слёзы, смерть, – где их не ждут,
Надежды обокрав, изранив души,–

Тогда её «хозяин», человек,
Задумается, горько озабочен:
«А к той ли цели взял прогресс разбег?
В чём наша власть над миром? Он непрочен!»

А кто-то вспомнит о путях Добра,
О Боге, о Благой Господней Вести
И осознает: «Чаша бед была
Последствием порока и бесчестья.

Кто, как не мы, святое не любя,
Восстали на Творца, растлили чувства –
И породили бурю бытия,
И стали жертвой собственного буйства!»
 
Но только стихнет эхо грозных бед
И радость жизни воцарится снова,
То покаянья слабенький просвет
Забудется за дымкою земного.

Та самая матрица...

Исторический сюжет не бывает нейтральным по отношению к человеку. Он не связан с комфортом, а постулирует принцип невозможного. Логос или подлинный язык Адама, который проявляет себя как опровержение всего привычного, банального и пошлого в мирском понимании, сокрыт в бытии, завернут во множество ложных описаний. Идентификация человека, как неповторимой личности, участвующий в делании Божьего дела, всегда ложна, когда в основе лежит унифицированное отражение иллюзорной реальности. Подлинная свобода выходит за скобки глобального социума. Подвластность року и статус отражения - это удел каждого, кто вовлечён в игру, копирующую свободу в тотальном везде вездесущего все.

В наследство

Темнота укрыла богатые летние луга,  порой мычали коровы в стойле, было свободно и празднично, после дневных послушаний и вкусного творога от матушек – мы искренне считали, что красивее места на Земле нет. На веранде трапезной за длинным деревянным столом сидели трудники из разных уголков России, завтра предстояла архиерейская Литургия. После решения всех организационных вопросов  принесли мятный чай в больших ведрах  - беседа приняла дружеский характер. Воспоминания, новости приходов, опасения насчет экуменизма и много всего другого. В какой-то момент доминантой разговора стал спор двух человек. 

Голос жертвы

Если меня убивают...                                                                                                                                                                            убивают среди бела дня -
Это неправда. Неправда!!!                                                                                                                                                                           Для меня.
Отнимают жизнь. Она не их - моя она:
Мой дом, мое окно... И мой вид из окна.
Что же будет здесь, где от дома моего
Осталась одна стена?
Новый дом, новое окно?
И вид из окна...
Иной мир, иные люди,
Иная страна...
А Бог с ними будет?
Четвертый год 
         в доме моем -

Воробьиное

Поэт  болтал  — чирикал с воробьями
о том, о сём, всем зовам поперёк.
А те в мечтах летали с журавлями,
природе посылая свой упрёк:
 — Одним тепло, другим — мороз и стужа,
а справедливость где, чирик-чирик?
—  Друг-воробей, —  сказал поэт досужий, — 
послушай лучше журавлиный крик!
Проникнись этой жалобой —  не песней,
они бы лучше воробьями стали
и никогда в ту даль не улетали.
Послушай слёзный журавлиный крик!
Но стайка гомонила и бранилась,
не замечая чуда светлый миг,
когда на воробьёв сходила милость,
и перед ними юг, как рай возник —
поэт старался. Он умел стихами
преобразить пространственный шатёр,
но воробьи ругались меж кустами,
и он своё стихотворенье стёр.

Страницы