Добро пожаловать в Омилию!

Омилия действует по благословению Предстоятеля УПЦ Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и всея Украины.

На данный момент в Клубе зарегистрировано более двухсот авторов. Среди них — уже известные писатели и те, кто только пробует себя в литературе. Мы рады всем, в ком есть искра таланта и стремление реализовать его.

Нам не обойтись и без читателей, для которых, собственно, и пишут наши авторы. Комментировать тексты, размещенные на сайте, можно без регистрации. Приглашаем посетить и Гостевую нашего сайта.

Чтобы стать членом нашего Клуба, надо заполнить (со вниманием!) анкету претендента. Администрация клуба рассмотрит Вашу заявку в порядке очереди и свяжется с Вами в течении некоторого времени. В связи с большим наплывом претендентов возможны задержки. Будем терпимы друг ко другу :)

Я люблю свою старуху

Я люблю свою старуху.

Мне любовь далась непросто.

Люблю рот её беззубый,

Необидчивость младенца,

Неуверенную поступь,

Ожидание исхода,

Прочь отброшенную гордость

На пути у небосвода.

Я люблю свою заботу:

Слушать пульс,

Давать таблетки,

Я люблю в своей старухе –

Старость?

 Детство!

Если не пользоваться человечностью в себе, она «усохнет» и «отвалится»

Если не пользоваться человечностью в себе, она «усохнет» и «отвалится» - за ненадобностью. Причём важно заметить, что человечность должна быть обращена на всякого другого человека, а не только на моего: нужного мне, значимого для меня и пр., иначе это будет разновидность корысти*, а не человечность. Отсюда растёт и «любите врагов ваших» - любить значит являть человечность, а не просто думать о ней или грезить.

Когда каждодневная жизнь такова, что человечность в ней неприлично избыточна, когда на человечное отношение к другому попросту не остаётся пространства, а также сил и времени, человек мутирует в сторону бесчеловечности. Бесчеловечное становится обыденным, привычным и, в конечном итоге, «нормальным».

Семь стишков о бабушке

Собираем ягоды
 
Мы с бабулечкой гуляли
И малину собирали.
Потихоньку из корзинки
Съела я чуть-чуть малинки.
Дома смотрим: где малина?
Испарилась половина!

Вяжем с бабулей

Вяжет бабушка полдня
Теплый свитер для меня.
Вот и мне бы научиться –
Чтобы так мелькали спицы.
Уменьшается клубок –
Подрастает свитерок.   

Шьем с бабулей

У бабули лоскуты
Небывалой красоты.
Я из них для куклы Кати
Смастерить решила платье.
Я старалась, шила, шила –
К платью… бабушку пришила.

Цветы для мамы

Я сегодня на поляне
Сам собрал букет большой,
Подарю цветочки маме –
Самой милой и родной.

Я же знаю, что мужчины
Дарят женщинам цветы.
Скажет мама: – Молодчина!
Вот уже взрослеешь ты…

Мама – это лучик счастья,
Очень я ее люблю,
Все невзгоды и ненастья
Я от мамы прогоню.

Ей во всём я помогаю,
Я уже совсем большой!
Улыбнется дорогая:
– Я, сынок, горжусь тобой!

Звезда сказки

И, особой силой наполняясь,

Век за веком сказка говорит,

Что приходит к добрым в срок свой радость,

И звезда над жизнью их горит.

 

И пускай ярятся лиходеи –

Та звезда восходит вопреки

Всем злодействам и любым злодеям –

Словно весть друзьям, что Бог не спит!

Римскому христианскому поэту Аврелию Пруденцию Клементу (348 – 405)

«Пернатый провозвестник дня, рассвет грядущий нам поет,
И пробудитель наших душ, Христос, всех к жизни нас зовет!»
                                Аврелий Пруденций, «Гимн на пение петух
а» 

***

Пробуждение наше пусть Господа славит!
Наших трапез начало пусть Господа славит!
«Ежедневные гимны» пусть Господа славят!
Пусть всё сущее славит Его.
Пусть сердца тяготеют к Нему бесконечно!
Пусть душа Ему песни поёт бесконечно!
Пусть природа ликует, цветёт бесконечно!
Выше Господа нет никого.

Трудный выбор

Оля подружилась с Витей и решила, что выйдет за него замуж. Правда, раньше она собиралась замуж за Мишу. Но что тут поделаешь… Сердцу не прикажешь.
Как оказалось, сам Витя еще не знает о свалившемся на его голову счастье. И Оля обещала поставить его в известность.

Через несколько дней я спросила ее об этом.
– Витя не разрешил выходить за него замуж, – вздохнула Оля. – Он сказал, что его за это папа заругает.
Так что пока остановились на Мише. Он, кстати, тоже об этом еще не знает.
– А Мишу папа не заругает? – спрашиваю.
– Наверное, нет. Миша же старше Вити.
И то верно. Семь лет – это вам не пять…

По понятным причинам имена женихов изменены. Когда всё окончательно решится –  настоящее имя объявим официально…

Если выбрать внутри...

Если выбрать внутри
точкой стояния вечность,
замереть и глядеть,
мир начнёт помаленьку дряхлеть,
осыпаться, как краска
на долго не крашенной двери.
Штукатурка осыпется с лиц,
обещаний, подарков, надежд.
Всё падёт, если станешь
и будешь глядеть, ничего не прося.
Вдруг упавшее вздрогнет
и взглядом тебя поразит.
О, тогда не гляди на него —
не сумеет простить.

3 ноября 2019

Дурачкам-поэтам…

Едва заметною, поросшею кустарником,

тропою предначертанной идем.

Когда аукнуться и где свернуть нам, странникам?

Сердец не счесть израненных репьем.

 

Вдруг перекресток строк, тире молчания,

широким почерком дорожка вверх!

По травам слов, скрываясь от отчаянья,

стремимся к Логосу из века в век.

 

Эпохи карточной колодой перемешаны…

В безликий век комфорта и тоски…

Мы – дурачки для мира ритмов бешенных.

Приумножаем лишь черновики.

09.12.2018

Похоронный автобус

Похоронный автобус куда-то спешит.
Разве может он опоздать?
Оболочка пуста… Для пленённой души
Плен закончился… Навсегда? 

Неизвестно… Планета питает свою
Оболочку обёртками душ.
Жизнь и смерть – чехарда: рай в аду – ад в раю –
Небо – в треснутых зеркальцах луж. 

Похоронный автобус плетётся назад:
Больше некого хоронить.
Жизнь прошла, все обёртки в земле уж лежат.
Где же души? …Они-то высоко летят.
Не хотят возвращаться они. 

                                          Июль 2015 г.   

Сказки, помогающие людям жить

                           СКАЗКИ,  ПОМОГАЮЩИЕ  ЖИТЬ ЛЮДЯМ.

                                   (Федор Абрамов и Пол Гэллико)  

 

 

 

    Пол Гэллико. Цветы для миссис Харрис. – М., 2008.

 

 

Святая Вероника

          "Помнишь как меня бросило в тот  поток".
                                                   В. Долина

Что же меня бросило в ту толпу?
Где с трудом ребёнку пробьёшь тропу...
Среди сотен криков, локтей и спин
Мне привиделся Ты один.

Что меня заставило жадно плыть
В многоруком месиве той толпы,
Чтобы прикоснутся, дойти, успеть,
Прежде чем возликует смерть

Посмотри же, Господи, вот оно —
Небеленое грубое полотно,
Покрывало сброшенное с волос
С черноугольных длинных кос.

В этой страшной толпе словно на войне
Не Тебе это нужно Господь, а мне
Этим смятым платком утешаешь ту,
Что грядёт к Твоему кресту.

Батюшка Николай

Батюшка Николай, дай
Силы и тишины,
Белый волшебный край, рай,
Все чего лишены.

Стрелками на часах - взмах
Крыльев над головой.
Все что в руках- пыль, прах
Временный клад земной.

В каждом круженье дня - суть
Прячется по углам
Вымоли для меня путь
К солнечным берегам.

Все чем жила душа -прочь,
Веры прошу взаймы
Выведи, укроти ночь,
Вырви меня из тьмы.

Только не отпускай.  Май,
Солнце приходит в сны,
Белый волшебный край, рай,
Все чего лишены

Осенний антураж

Горят последние осенние огни.
Кленовых листьев пятизвёздные отели
ещё манят к себе, и ветер каруселью
как будто отрывает от земли
печальных мыслей длинную чреду.
Но ветру крыльями привычно небо гладить,
а эти думы могут не летать, а только падать
обратно в полумёртвую среду,
круженье листьев обгоняя на лету.

Стою, гляжу на листопада антураж,
опальной осени растерянную свиту.
Земных надежд накопленный багаж
слагаю в пустоту разбитого корыта.

"В себя непрошено гляжу..."

Рубо сделался положительно страшен:
он весь побагровел, точно кровь готова
была брызнуть из его вен.

Эмиль Золя, «Человек-зверь».

 

В себя непрошено гляжу

И восхищаюсь добротою.

Смогу легко найти межу,

Где свет граничит с темнотою.

 

И в поднебесье у меня

Порхают птицы неустанно,

Весь мир мне хочется обнять

И от любви певучей таять.

 

Вот только резвый ветерок

Порою мне приносит тучи,

И я читаю между строк,

Что доброта моя колюча.

 

И птицы падают с небес,

Вонзая клювы прямо в землю!

И вновь смеётся хитрый бес,

Он на посту своём не дремлет!

 

И закипаю я внутри,

Словам и доводам не веря,

Возмездие

Как только со вспаханного предполья и ожелтённого песком бережья спала роса, обмочила у корневищ землю, а небо улыбнулось ребристому морю синевой и остылостью осеннего солнца, в побережном поле, где обычно вареновские предприниматели сеяли попеременно семечку и кукурузу, вышли два охотника со спаниелями. Один шлёпал по рыхлому чернозёму в сапогах со стороны моря, другой в армейских ботинках – от железной дороги. Где-то у заброшенного полевого стана, пути их пересеклись.

- Здорова, братуха ! Не ожидал тебя увидеть. И ты тут по-охотницки шастаешь?

Страшный Суд в том, что мы встретимся с Тем, Кто взывать будет к нам истиной

Чтобы найти Бога, надо найти сначала ближнего — впустить в своё сердце Другого. Ближний — тот, кто нуждается во мне, кому я могу быть чем-то полезен, нужен. Ближний — мой шанс родиться в Боге, родиться в Бога. Для ближнего родиться — не для себя. Родиться таким, который может послужить другому в Боге. Быть в Боге — это служить богом в себе богу в другом. Причём служит во мне ближнему Сам Бог, а не я — не стоит мыслить о себе слишком много. Моё дело — не мешать Богу творить Своё дело, а Его дело — Любовь...

Безопасность русского языка

Информация в вечерней газете:
— Вчера на перекрёстке улиц Милтона Фридмана и Егора Гайдара два брокера встретили дилера и попросили у него фьючерс. В ответ дилер послал брокеров по факсу, за что получил два удара маркетингом и один удар увесистым франчайзингом по лизингу. Не приходя в офис, дилер приказал долго инвестировать.

Анекдот начала девяностых прошлого века

 

Берегите чистоту языка как святыню! Никогда не употребляйте иностранных слов. Русский язык так богат и гибок, что нам нечего брать у тех, кто беднее нас.

Иван Сергеевич Тургенев

 

Страницы