Добро пожаловать в Омилию!

Омилия действует по благословению Предстоятеля УПЦ Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и всея Украины.

На данный момент в Клубе зарегистрировано более двухсот авторов. Среди них — уже известные писатели и те, кто только пробует себя в литературе. Мы рады всем, в ком есть искра таланта и стремление реализовать его.

Нам не обойтись и без читателей, для которых, собственно, и пишут наши авторы. Комментировать тексты, размещенные на сайте, можно без регистрации. Приглашаем посетить и Гостевую нашего сайта.

Чтобы стать членом нашего Клуба, надо заполнить (со вниманием!) анкету претендента. Администрация клуба рассмотрит Вашу заявку в порядке очереди и свяжется с Вами в течении некоторого времени. В связи с большим наплывом претендентов возможны задержки. Будем терпимы друг ко другу :)

Здравомыслие

1

Что такое здравомыслие и откуда оно берётся? Ответ на данный вопрос крайне необходим сегодня, потому что мир вряд ли когда был настолько безумен, как ныне. Постхристианский мир. Как заметил однажды гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин, мир сошёл с ума, а руководить сумасшедшим домом мало кто способен с успехом. Потому крайне важно сохранить здравость ума индивидам — каждый из нас должен озаботиться этим.

Отчасти так было всегда. «Люди безумны, и это столь общее правило, что не быть безумцем было бы тоже своего рода безумием», — писал Блез Паскаль. Причём способов безумствовать неизмеримо много. Отсюда наверное и путаница в определениях. Чаще всего «мы считаем здравомыслящими лишь тех людей, которые во всем с нами согласны» (Франсуа де Ларошфуко), и это одна из самых прискорбных ошибок мышления, свойственных людям.

Самолюбие, самоугождение и самолюбование — корень всех зол. По большому счёту, для адекватного восприятия реальности и постижения истины нужен чистый ум, а засоряется он как раз хотениями самости.

Способность здраво рассуждать — это, прежде всего, некорыстность мышления. У В.В. Бибихина я как-то прочла: «меня надо сначала проверить, не хочу ли я подкрепить (оправдать и подтвердить) правильными словами своё обеспеченное положение». Об этом надо спрашивать каждого, каждый должен спросить об этом себя самого, честно ответить себе. Иначе гарантирован самообман, и никакого здравомыслия не будет — оно станет невозможным.

На лугу

Жили-были на лугу зелёном

Трав, зверей и птиц невпроворот,

И кричали целый день спросонок:

«А вдруг солнце завтра не взойдёт?»

 

Если тучка небо закрывала

На часок, или секунд на пять,

Звери, птицы и цветы кричали:

«Ах, пришло нам время помирать!»

 

И хоть солнце век за веком всходит –

Всяк ему не верит, и ревёт…

Вот такая песенка выходит,

А к чему она – вдруг кто поймёт…

Ещё на медонос летит пчела

Ещё на медонос летит пчела,
Ещё сверчок колышет травы ночи,
И жизнь кипит на ярмарке сорочьей,
А память собирает закрома
Для долгих зим из мизерных затей
От венчика до придорожной пыли,
Чтоб выдохнуть: как молоды мы были...
Как рыбкой золотою из сетей
Искрился день, свершение суля,
Надежд неубывающих, и невод
Был полон откровением и небом,
И застывал песчинкой янтаря
Прошедший миг, чтобы гореть светло
В оправе дней из сплавов желтолистных,
Когда прощенье станет в ремесло
Твоей души, и до исхода близко,
Рукой подать…, а ты ещё не жил,
И на вопросы не нашёл ответа,
И решкою упавшая монета
На дне фонтана встречею дрожит.   

На чтении Великого канона

Всё так же, как и год назад:
горящая свеча в руке.
Прижался к сводам сумрак храма.
Слова отчётливы, хотя и вдалеке
звучат – канон Великий покаянный.
Душе – елей, пшеница и вино;
и боль, и плач, и умиленье.
Хоть это было не со мной,
но тянется зеркальной параллелью.
Свершило лето снова полный круг.
Старался шествовать лучистыми шагами,
но, как и тем постом, не зная никаких заслуг,
стою, израненный грехами.

И ты нанесёшь мне последний, смертельный удар...

И ты нанесёшь мне последний, смертельный удар —
другой бы не справился с этой нетрудной задачей.
Но кто-то премудро тебя для меня предназначил —
заведомой радости странно-заботливый дар.

Ты мой приговор — безутешная горечь обид,
что сахаром стала. Солёные слёзы — что звёзды
чужих горизонтов, где воздух не мною воссоздан,
а тем, кто толпой без смущенья «разумно» убит.

Твой взгляд холодит, он требует силу тепла
искать на краю — обычное дело для друга.
Углы подточив, квадратное стало округлым,
и сталь обретает прозрачную крепость стекла.

Ребятам о зверятах

Жираф

Целый день жираф гуляет,
Листья с веток объедает,
Не торопится жираф:
У него спокойный нрав.

Тукан

Познакомьтесь: я – тукан,
Обитатель жарких стран.
Кушать фрукты обожаю,
Клювом с веток их срываю.

Обезьяна

Поглядела на тукана,
Удивилась обезьяна:
– Ой, какой большой банан!
– Это клюв, – сказал тукан.

Гимн «Колокол Чернобыля»

ИЗ КНИГИ  «ЧЕРНОБЫЛЬСКИЙ СЛОВАРЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА»

Называли «мирным атомом»,
А столкнулись – с бунтом ядерным:
Выйдя из повиновения,
Атом стал неуправляемым.
Так фонтаны радиации/
«Запекли» природу заживо –
Катастрофа на Чернобыле
Всю планету взбудоражила.  

Взрыв! Пожар! И небо вздрогнуло
Фантастическим знамением…
Сотни тысяч ликвидаторов
Были призваны к сражению.
Сотни тысяч – дань огромная,
Жертва мужества бесценная.
…Не о том ли плачет колокол
И печалится Вселенная?

Время душевного проходит...

Духовно нейтрального душевного больше не будет

Сами по себе, вне Бога, люди — существа недобрые. Хочу ли я сказать — злые? Нет, если бы хотела, так и сказала бы. «Недобрые» — это одно, а «злые» — другое. Чтобы различать, нужно мыслить точно, а различать надо, чтобы понимать. В основе непонимания — неразличение. «Недобрые» — это отрицание доброты, а «злые» — это утверждение злобы. Недобрый не говорит внятное «да» добру, но и злу он не говорит внятно «да». Недобрый ни то, ни это — не холодный, не горячий, а тёплый. Злой — тот кто говорит внятное «да» злу. Но от недоброго до злого рукой подать, в зло можно легко соскочить, даже не заметив этого. Именно поэтому люди не сильно заморачиваются в различении этих слов. Мол, один чёрт владеет тем и этим. Наше время характеризует постепенное стирание границы между злым и недобрым: зло усилилось в мире и легко порабощает недоброе, так что недобрый, хоть и сам не зол, становится орудием зла, не имея сил устоять в своей недоброте. Стоять можно только в добре.

Сретение

Ветхий днями, чужд скудельниц,

В дар Всевышнему Сиону,

В руки старцу Симеону

Дан Христос - Богомладенец.

 

Век прождал, вдобавок дожил

Сорок дней неизмеримо,

К сердцу взять Дитя Родимо

Крепни, Праведниче Божий!

 

Слезно на пороге встретить…

К Жизни вечной вход бессмертный

Зри, страдалец, Крест Заветный

В год Господень тридцать третий.

 

Трудно верить, все же, верьте,

Дух вещает в эти годы

Смысл пророчеств в переводе:

Во Христе не видеть смерти.

 

Боже Правый, как свершится,

Чтоб поднять Тебя на руки

И от той вселенской муки

Сердце страждет седмерицей.

 

В вечность опочить изволишь,

Полноводной рекою...

Полноводной рекою
Льётся жизнь через край.
В этой жизни покоя 
Не ищи, не желай. 

Наше время тревожно,
Но в бездействии лет
Не укрыться надёжно
От печалей и бед.

Не страшись искушенья,
Но страшись – не успеть.
Нас питает движенье,
А покой – это смерть.

Не за сéрдца беспечность
И ленивую плоть 
Кровом радости вечной 
Нас одарит Господь.

20.08.2012 г. 

Божье благословение

Малышом оставлены игрушки.

За окошком тихо ночь грядет.

Пред Творцом, в убогой комнатушке,

У кроватки, ангел пост несет.

 

Свет у тьмы луч солнца отвоюет.

Уходя, Хранитель, не спеша,

В светлые кудряшки поцелует,

Спящего с улыбкой малыша.

 

(По мотивам стихотворения Йозефа фон Эйхендорфа "Gottes Segen") (1788-1857)

 

Joseph von Eichendorff (1788-1857)
 

Gottes Segen

Das Kind ruht aus vom Spielen,
Am Fenster rauscht die Nacht,
Die Engel Gotts im Kühlen
Getreulich halten Wacht.

Am Bettlein still sie stehen,
Der Morgen graut noch kaum.
Sie küssen's, eh sie gehen,
Das Kindlein lacht im Traum.

Забавные букашки

Бабочка

Бабочка-красавица
Модно одевается
Все подружки говорят:
Просто сказочный наряд!

Улитка

Приползла улитка,
На лице – улыбка:
– Ах, как хочется летать!
Где бы крылышки достать?

Гусеница

Гусеница в пляс пошла:
– Я грибок себе нашла!
Он красивый и большой –
Это будет домик мой! 
 

Я — курносый подсолнух

Я — курносый подсолнух:
веснушки в душе до ушей!

Я — парусник, брошенный в море,
плывущий вперёд, но ничей.

Я дикой чайкой порхаю
над бездной, на самом краю.

Я — свечка, но я не сгораю:
оплавлюсь и дальше живу.

Я — кактус, живущий в пустыне:
цвету, хоть живу без воды.

Я есть — навсегда! И отныне
я — свет вновь рожденной звезды.

8 февраля 2020

Вода и время

О времени говорят, что оно течёт. Как и о воде. Часто, правда, можно услышать сетование типа: «Ах, как быстро летит время!» или что оно бежит. Но ведь, например, и речная вода, тоже движется по-разному. Реки наших русских равнин, как правило, спокойны, неспешны. Течение заметно только по склонённым водорослям на дне или по медленно проплывающей осенней листве, сухим веточкам, опавшим с деревьев, растущих вдоль берегов. Горные реки быстры, шумны, крутят гальку на перекатах. А бывает река и летит, точнее, падает с отвесной скалы, кипя внизу пеной, поднимая облако мелкой туманной взвеси. И тяжёлый гул водопада слышен за несколько километров.

В поисках невидимого града Китежа...

И сей град Большой Китеж невидим стал и оберегаем рукою Божиею,— так под конец века нашего многомятежного и слез достойного покрыл Господь тот град дланию своею. И стал он невидим по молению и прошению тех, кто достойно и праведно к нему припадает, кто не узрит скорби и печали от зверя-антихриста. Только о нас печалуют день и ночь, об отступлении нашем, всего нашего государства московского, ведь антихрист царствует в нем и все его заповеди скверные и нечистые".

ПОВЕСТЬ И ВЗЫСКАНИЕ О ГРАДЕ СОКРОВЕННОМ КИТЕЖЕ.

ОСОЗНАНИЕ

«Не в силе Бог, а в правде. Иные - с оружием, иные - на конях, а мы Имя Господа Бога нашего призовем! Они поколебались и пали, мы же восстали и тверды были».

Святой благоверный князь Александр Невский

Непредсказуемое прошлое

Тасуя непредсказуемое прошлое

- Интересно, за что больше Польша ненавидит СССР: за то, что напали или за то, что освободили?
- За то, что мнение Польши в этом вопросе вообще не учитывали.

Странные какие-то эти поляки: до сих пор думают, что вторая мировая война из-за них случилась.

Два анекдота последнего времени.

Певец революции, Владимир Маяковский, в 1922 году опубликовал в газете «Известия» стихи:

Из рассказов Павла Никитича

Павел Никитич  - человек удивительный. В прошлом – альпинист, спортсмен, покоривший многие вершины Кавказа, включая Эльбрус, Казбек, Дыхтау, Шхельду, Домбай-Ульген и многие другие. За свою жизнь он побывал  если не на абсолютно всех, то на всех главных перевалах, ведущих с северной стороны Кавказского хребта к Чёрному морю. В довоенное время и в 50-е гг. он водил через эти перевалы группы туристов,  а во время Великой Отечественной войны  воевал в отряде воинов-альпинистов, участвовал в боях на Клухорском и  Санчарском перевалах, а  позже сражался в Крыму и в Карпатах. Павел Никитич  был награждён  орденами Славы,  Отечественной войны и несколькими медалями, что свидетельствует о его  истинной храбрости и доблести.

Солнцеликому

А.П.

И будут врать, как будто правды ради,
и будут верить те, кто любит мало —
так будешь ты у будущих украден,
и каждый скажет: не велик, а жалок.

Но тот, кто ел твой виноград сладчайший,
кто вкус вина узнал не понаслышке,
поверит правде слов твоих звучащих,
доверясь чуду всесловесной вспышки.

Ни те, ни эти — Бог судья великим.
А здешним всё равно — и то, и это
они не знают, грезят до рассвета:
им солнцеликий кажется безликим.

26 января 2020

Страницы