Добро пожаловать в Омилию!

Омилия действует по благословению Предстоятеля УПЦ Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и всея Украины.

На данный момент в Клубе зарегистрировано более двухсот авторов. Среди них — уже известные писатели и те, кто только пробует себя в литературе. Мы рады всем, в ком есть искра таланта и стремление реализовать его.

Нам не обойтись и без читателей, для которых, собственно, и пишут наши авторы. Комментировать тексты, размещенные на сайте, можно без регистрации. Приглашаем посетить и Гостевую нашего сайта.

Чтобы стать членом нашего Клуба, надо заполнить (со вниманием!) анкету претендента. Администрация клуба рассмотрит Вашу заявку в порядке очереди и свяжется с Вами в течении некоторого времени. В связи с большим наплывом претендентов возможны задержки. Будем терпимы друг ко другу :)

Правый Суд свершился...

Картина такая:

Правый Суд свершился.

Одесную - сонм святых.

Ошуюю - церковные осужденные. Все, кто там был некогда в сане: фарисеи-лицемеры. крепостники-салтычихи, педофилы-мздоимцы-бюрократы, алкоголики-самоубийцы, псы нелающие, бредящие лёжа; окружены конвоем, кто вопит, кто хрипит, кто проклинает, кто скрежетаху зубом своим, подвигаются толпой к яме, на дне ямы - езеро огненное с червем неусыпающим, ссыпаются в неумолимое.

Тут из сонма святых : "Погодите!... Минуточку!.."

Отменить Христа?

Очередной скандал вокруг ролика с о. Андреем Ткачевым вскрыл множество проблем современного православного сообщества России, о которых стоит поговорить. И первое, что приходит на ум: «Мир во зле лежит», а зло — в нас.

Как-то так получается, что у нас, православных, все друг другу враги. И по отношению к той или иной ситуации народ делится на два лагеря: «нападатели» и «защитители». И те, и другие действуют с пристрастием, из каких-то своих соображений. Вполне приличных, но любви — не видно, желания спасти другого — нет. Есть желание ужалить побольнее, отомстить, выставить, подставить, посыпать солью рану или, наоборот, «отмазать» своего, оправдать всё, даже то, что оправдывать не стоит. Своих, понятых по-мещански узко, защищаем, даже если те неправы. В итоге защищаем не ценности, а просто шкурные интересы.

Впору вводить новую заповедь: «Не покусай ближнего своего!». Конструктивный диалог в принципе невозможен. Для него, кажется, даже нет структур в головах ратователей за ту или иную правду. А что есть? Судилище. И для судилища все пути прописаны и «дорожные карты» всегда под рукой. Ничтоже сумняшеся все судят всех. А где же милость? «Милости хочу, а не жертвы» (Мф. 9:13), но милости нет ни у кого.

Июль семнадцатого

Суглинистый песок, не чернозём,

Родных полей, плантаций, огородов.

Мне, городскому парню, нипочём

Была недавно радость первых всходов.

 

Июль пронизал светом и теплом,

Облагородил влагой огороды.

Где я недавно лёд долбил кайлом,

Волнует ветер радостные всходы.

Искусственный интеллект (ИИ) как оружие 21 века: нейтрализация человека

Данная статья является частью задуманной серии статей-размышлений о парадоксах искусственного интеллекта и тех изменениях, которые неизбежно трансформируют мир. 

Опасность ИИ заключается в том, что алгоритм принятия решений машиной принципиально отличается от человеческого отсутствием интуиции и эмпатии. В его, прописанной человеком, иерархии ценностей понятие «живой» прочно связано с функцией, вне функциональности живое становится пятном на глазу телеобъектива. Диктат описания мира, предложенный человеком ИИ, содержит фундаментальные ошибки и заблуждения человечества в отношении времени и пространства, конечности и бесконечности, жизни и смерти, добра и зла. Слово, как мера вещей, не описывает, а дает указание.

Вечер в деревне

            Есть млечный путь в душе и в небесах…
                            Вяч. Иванов

Лес – окончил вечернее правило,
Шёпот листьев умолк до утра.
Полыхает закат над холмистыми далями,
Льёт медовый елей через край.

Им помажет чело колоколенки,
Рамы окон широким крестом
И в лампадке иконы намоленной
Золотистым уснет огоньком…

Мысль вернется к судьбы краестрочию,
И так тянет окно распахнуть
В звёзд таинственное многоточие,
В белой радуги млечный путь.

2017

"Приворот", "Сердобольность" и другие

На небе ни облачка, душно, но еще не жарко. Солнце только что осеменило алым полотнищем восток и, обеляясь, поползло к зениту. Окна банка ПАО "Приворот", будто глаза хищника, угрюмо смотрят темными витринами в привокзальный скверик, облепленный футуристическими, пластиковыми магазинчиками. По бокам диковатых для взгляда легкосъёмных строений одиноко топорщатся малочисленные деревца, нестриженные кусты, давно некошеная, местами перегулявшая трава, а на отшибе скверика, в дикорастущем ивняке прячется безлюдная, хиленькая, усыпанная пластиковыми стаканчиками и бутылками детская площадка.

Хороший мальчик

У нашего городка (Семипалатинск-21) был только один бог и создатель- Лаврентий Палыч Берия. Казалось бы, что общего у него с Чеховым, кроме отчества и пенсне? А вот поди ж ты… Вошел Чехов в мое детство первой литературной любовью и навсегда определил мою судьбу именно в городке…

Родители подарили мне детское издание «Жалобной книги» Антона Павловича, и  я, едва научившись читать, зачитывался, буквально захлебываясь от смеха. «Ты картина, я портрет, ты скотина, а я нет. Я — морда твоя»- цитировал я родителям, объясняя причину своего смеха. И мы смеялись вместе…

Инок утра

Чистота неосуждения,
словно белая стена:
от порока отчуждение –
и обида сметена.

Голос тихий одиночества,
словно книга на столе.
И бессрочное пророчество
плодом зреет на стволе.

Здравствуй, инок утра раннего, –
странствуй, странник, и в ночи.
У смирения охранного
к жизни множество причин.

Одно и то же...

— Свершилось!
— Что?
— Всегда одно и то же.
С тех пор
нещадны песни
петухов.
— Осуществилось что
и душу гложет?
— Великолепье
тесных
тупиков.
— Хоть сны пусть снятся...
— Толпы в лабиринтах
бросают стенам горькие
слова.
Мечты роятся
как души инстинкты.
— Мне б только крест Его
поцеловать...

Взгляд

Началось как всегда с какого-то пустяка. Одно слово, другое. Зацепилось. Обрушилось. Надо бы остановиться, уступить или хотя бы стерпеть и смолчать. Но некогда думать, поздно, и вот уже мать и дочь сцепились в словесном поединке и бьют друг друга туда, где больнее. На поражение.

«Да, да. Кричи громче, чтобы все соседи слышали, какая ты хорошая!»

« И буду кричать. Я у себя дома!»

«Да,  я не приеду к тебе больше!»

«И не приезжай!» - выкрикнула дочь и вдруг смолкла, почувствовав на себе  чей-то взгляд. Она быстро обернулась. Смотрел сосед – немногословный  человек лет к пятидесяти. Взгляд его – слегка удивленный, не выражал осуждения или нездорового интереса. Наоборот, что-то было в нем доброе и одновременно внимательное. Так смотрят, когда тебя... понимают.

Жук

Ползет навозник кучею кротовой,
Без сердца, но с молитвою златой,
А на спине – лиловый дом пудовый,
Хитин слоистый, панцирь нажитой.

Соломина – Сил Боже, буди с нами! - 
Вздымается ! Падения не ждешь,
Перевернуло – и сучишь ногами,
И мнится, будто по небу идешь.

17.07.2017

Не предавайте веры во Христа

Не предавайте веры во Христа,
Забыв свой долг, когда у ближних горе,
Теряя разум в бесполезном споре
И не храня для доброго уста. 

Не предавайте веры во Христа,
Себя всецело мiру посвящая,
Не жертвуя, не видя, не прощая,
Стыдясь идти святым путём Креста.

Не предавайте веры во Христа,
Страстям земным открыв постыдно душу,
В которой голос совести заглушен,
Ценнее правды – злачные места.

Не предавайте веры во Христа, 
От лености, печали и унынья
Влача своё духовное бессилье, 
Страшась не зла, а Божьего перста.

Бушует мiр, от вечного устав; 
Размах невзгод пугает, нарастая.
…А истина спасения простая:
Не предавайте веры во Христа.  

Вопрос

Когда не знаешь, что говорить - молчи. Слово – слишком тонкий инструмент, чтобы браться за него, если еще не уловил мелодию. Иначе можно нарушить песню, прервать её.  Лучше – просто слушать. Слушать и разделять.

- Бог есть все-таки. Есть. – шепчет она, прижимая руки к груди, заламывая кисти, одна об другую, непроизвольно, бессознательно. Кисти у бабы Ляксандры широкие, рабочие, с крупными пальцами. На правой ладони обручальное кольцо. – я знаю, Он есть…

В голосе её, в шепоте что-то обрывается и звенит. -Но отчего Он так не любит меня?-

Хочется как-то коснуться её, обнять. От теплого прикосновения она обмякает, по бабьи складывает губы уголками вниз, блестит наполненными глазами, хлопает ресницами. Слезы срываются по щекам, сходят прозрачной лавой.

Друзья

-Вася! Вааасяяя – ревел в полный голос трехлетний Леша, стоя у куста смородины на границе двух участков. – Вася, не уезжай!

- Чо, ты ревешь-то? – отзывался довольный Василий со свой стороны. – Я же приеду скоро.

- Не уезжай, Вася!

Прошлой осенью родители Леши купили участок с небольшим домиком. На участке три  яблони, смородина, в доме  комната в три окна, а посередке – белая печь.

Войди в мою ночь, Господи

Войди в мою ночь, Господи, тихим ветром,
Который в раю обдувает Твои оливы.
Рассей мою тьму мерцающим звездным светом,
Чтоб в этом мраке угадывались предметы,
Как остовы кораблей во время отлива.

Как блеклые краски на темной старой иконе,
Войди в мою ночь, в пустоте протяни руку. 
Войди в мою ночь ровным отзвуком колокольным,
Чтоб я могла ориентироваться по звуку.

На солнце не зарюсь, оно не сияет грешным,
Оно где-то там, где люди иного кроя.
А мне хотя бы, чтоб тьма не была кромешной,
Стекающей черным дождем по горбатым кровлям.

Страницы