Добро пожаловать в Омилию!

Омилия действует по благословению Предстоятеля УПЦ Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и всея Украины.

На данный момент в Клубе зарегистрировано более двухсот авторов. Среди них — уже известные писатели и те, кто только пробует себя в литературе. Мы рады всем, в ком есть искра таланта и стремление реализовать его.

Нам не обойтись и без читателей, для которых, собственно, и пишут наши авторы. Комментировать тексты, размещенные на сайте, можно без регистрации. Приглашаем посетить и Гостевую нашего сайта.

Чтобы стать членом нашего Клуба, надо заполнить (со вниманием!) анкету претендента. Администрация клуба рассмотрит Вашу заявку в порядке очереди и свяжется с Вами в течении некоторого времени. В связи с большим наплывом претендентов возможны задержки. Будем терпимы друг ко другу :)

Благое измененье – торжество

Благое измененье – торжество
земли и неба. Плод его пребудет
в блаженной вечности, открытой для него.
Ты засвидетельствуй об этом чуде

пером в тетради иль ножом по бересте.
Не всё, что низменно, бывает неизменно,
когда оно распято на кресте
и, каясь, просит о себе поминовенья

Того, Чей крест вселенной тяжелей
и выше всех превознесён над миром,
чтобы последний грешник на земле
скрестил ладони перед огненным потиром.

В миг, когда пою Тебе — тогда прими...

В миг, когда пою Тебе — тогда прими
медный грош моих непрошеных стихов.
Песни сердца были прежде дочерьми
райских дум — их нянчил Дух Христов.
В эту щёлочку Твоей святой любви
просочусь туманом, словно раной.
Как цветок меня в Твоих садах сорви —
не в лесах гнетущего дурмана.

11 августа 2023

О книге Ирины Богдановой "Мир всем"

«Иногда именно неприятности открывают нам дверь в будущее…» ― так размышляла Антонина, героиня нового романа Ирины Богдановой «Мир всем», обдумывая фасон свадебного платья. Ведь именно неприятности на работе привели сначала к череде других трудностей, но потом ― к знакомству Антонины с ее будущим женихом и мирному семейному счастью.

Впрочем, после войны счастье и так ощущалось во всем. В том, что не свистят пули, не гибнут близкие, не надо ночевать в промозглой землянке или сутками стоять на посту, когда даже некогда попить воды. Все прочие неприятности ― мелочи по сравнению с ужасами войны. Именно война отняла у Антонины родных (бабушку убил фашист в Могилеве, мать умерла от голода во время Ленинградской блокады), и девушка пошла на фронт, где служила военной регулировщицей.

Сторож

Свет, яркий свет, но не ослепляющий, а какой-то тёплый, всё собою обнимающий. Олег открыл глаза. «Где я? Откуда свет? Что за старичок? Окна закрыты… Палата? Я привязан? Что за старичок? И откуда свет? От него? Кто он? Так, где же я?» Олег ещё раз осмотрелся. Начал немного приходить в себя. Старичок сидящий рядом, и свет, действительно свет. Как такое может быть? А глаза добрые, ласковые. Одежда у него странная, платье чёрное. А на груди… «А, это какой-то батюшка. Но зачем? Я его не знаю. Ну, крестили меня в детстве. Бабушка богомольной была. Но я же не ходил никогда. Да, и не нужно оно мне было. А где те, что кричали? Я же умер?»

– Не умер, - отозвался на его мысли старичок, - живой ты, Олежка. А меня Николаем зовут.

– Это который…

Встретились...

Разбежались. Навсегда. По крайней мере, так им обоим казалось. Так будет лучше для всех… Так они решили.

Много воды утекло с их первой встречи. Что особенного было в Оксане? Чем она тронула сердце Вадима? Он и сам не мог дать ответа. Ему нравилось всё, от вздорного характера до самых глупых её привычек. Рядом с Оксаной Вадим был просто самым счастливым человеком на свете. Своих чувств он не скрывал. Да, и как их скроешь?

Оксана, вздорная и взбаломашная. Тоже с самой первой встречи словно привязалась к Вадиму. Одного лишь боялась. Разве же он обратит внимание на такую как она? Обратил. И закружило их обоих вихрем отношений.

Давно по ми́ру слух ползёт...

Давно по ми́ру слух ползёт,
В умах родившись не в убогих:
Россия скоро упадёт.
Не веселитесь наперёд!
Коль упадёт — придавит многих.

А может статься, что и всех.
Что, кроме мокрого следа́,
Тогда останется от мира?
Моли́тесь лучше, господа́,
За нашу Русь, а то — беда.

Так мне пророчествует лира.

Истории без елея - елей для души (о книге "Поповичи")

Дети священников особо ничем не отличаются от других православных детей. Обычные люди ― со своими трудностями и радостями, успехами и неудачами, верой и сомнениями, достоинствами и недостатками. Книга «Поповичи» ― об этом. В ней много интересных историй из жизни автора ― Марии Свешниковой, дочери протоиерея Владислава Свешникова. Духовником отца Владислава был отец Иоанн Крестьянкин, и несколько страниц посвящено воспоминаниям об этом святом старце.

О книге Евгения Евтушенко "Ягодные места"

Бывает так: начнешь говорить или думать на одну тему, потом по ассоциации переходишь к другой, затем ― к третьей и так далее. Разговор может начаться с музыки Моцарта и через пару минут ― закончиться пирожками. Или зайдет речь, к примеру, о математике, ― и вдруг незаметно переходим к воспоминаниям о том, как в детстве ходили с дедом на рыбалку.

О молитве

              Какая связь: молва – молитва?
              Кроме дефиса, никакой.
              Но почему молитва слитна
              С кружащей мысли суетой?

Стою на молитве.
Посторонние житейские помыслы – 
как муравьи.
Бегают в разных направлениях,
суетятся, сталкиваются друг с другом,
носят какой-то мусор: 
строят муравейник,
свою вавилонскую башню,
возле старой, наполовину засохшей яблони - 
древа познания добра и зла…
А я через молитву
питаюсь от Древа Жизни.

Напрозорливил

Поездку к архимандриту Варсонофию отец Георгий давно намечал. Только заботы о новой обители отнимали все силы и время. А побывать в родном монастыре, в котором ты прошёл большой путь от послушника до архимандрита, очень хотелось. С особой силой трогали сердце ностальгические чувства при общении с молодыми послушниками, пришедшими в возглавляемую отцом Георгием обитель. Вспоминал те дни ушедшей юности, когда сам впервые переступил порог монастыря. Да, сейчас, поглаживая полуседую бороду, так ясно видится тот безбородый мальчишка, так радующийся первому «пуху» на своём розовощёком лице. Первое благословение отца Варсонофия, первые послушания. Постриг. С каким теплом сердечным вспоминается этот день. «Почто пришел еси, брат…» А хиротония? Словно всё это было только вчера.

Является ли «разноязычие» Божиим наказанием?

Название статьи этой я поставил под знаком «вопроса», чтобы разобраться, прав ли один мой хороший православный знакомый, написавший мне сообщение, в котором данная формулировка была не вопрошанием, а утверждением.

Немного предыстории. Получил я письмо это от моего любознательного адресата, в связи с постом, опубликованном мною в соцсети. В нем шла речь о военнослужащем, который сжигал русскоязычную Библию.

Пророк

Славна Русь своими иконописцами. Произведения их труда во все времена не просто украшали дома и храмы, но приводили людей к Богу, преображая их души. Этим и отличается картина от иконы: если первая изображает материальную сторону окружающего мира, то вторая, хоть и довольно условно, но дерзновенно открывает реальность невидимого мира. Для того, что бы написать икону, являющую события в вечности и вне пространственных рамок, настоящий иконописец пребывает в посте и молитве. Этот труд поэтому можно назвать особого рода духовным деланием, требующим смирения перед Богом, ближними, своими немощами. По устроению духа иконописца можно сравнить с евангельским мытарем, непрестанно бьющим себя в грудь со словами: «Боже! Будь милостив ко мне, грешному!».

Страницы