Вы здесь

Инна Сапега. Произведения

Лицо человека

Когда живешь на предпоследнем этаже в многолюдном городе, то , сидя за столом на кухне, из окна ты видишь лишь мачты окружающих домов, большое серое небо и птиц, снующих между мачтами. Можно даже представить, что ты не в городе, а на море.

Я сижу за столом и смотрю на море, мачты и птиц. Наверное, это чайки.

Рядом со мной бабушка пьет утренний цикорий с булочкой. С тех пор, как бабушка стала слепнуть, у нее появилась привычка всё ощупывать руками. Вот и сейчас в одной руке бабушка держит чашку, а другой щупает блюдце. Её пальцы – холодные и сухие – стучат по тонкой керамике. Динь-динь – раздается приглушенный серебрянный звон. Динь-динь.  

Виртуальный мир – будущее наших детей?

На днях всем родителям московских школьников, зарегистрированных в МЭШ, пришла рассылка информационного дайджеста. В рассылке в одной из статей настоятельно рекомендовалось загрузить и изучить Атлас Новых Профессий 100 (1) с целью профессиональной ориентации подрастающих детей.

В атласе представлено более 350 различных инновационных профессий в 17 перспективных отраслях, включая медицину, образование, медиа коммуникации и развлечения, туризм, IT-менеджмент и другие.

Страшные сказки с Аляски

То я хочу рассказать тебе, мой друг, это не совсем сказки. Эти истории произошли на самом деле. И расскажу я их тебе не для того, чтобы испугать тебя. Нет. Ты входишь в возраст, когда отрок превращается в юношу. А юноша – это уже воин. Я рассказываю тебе эти истории не для того, чтобы испугать, но – вооружить.

Русская женщина?

Известно, что попкультура представляет собой зеркальное отражение событий, стремлений и потребностей жизни современного общества. Однако, мало говорят, что прежде всего попкультура – это мощный инструмент для формирования этих стремлений и потребностей. С помощью попкультуры возможно менять сознание общества, модифицировать его, навязывать обществу новые ценности и интересы.

Именно с этой точки зрения мне хочется взглянуть на то, что происходит сейчас в мире. Я буду говорить о Евровидении.Представлять нашу страну в этом году была выбрана певица Манижа с песней Russian Woman. Русская женщина.

Сама певица признает:

Спасибо

На завтрак бабушка вышла с хорошим настроением. Она рассказывала детские стихи и задавала детям вопросы. Она начинала, немного путаясь: «Оторвали мишке лапу, уронили мишку на пол, все равно его не брошу, потому что он….» тут она останавливалась и ждала, пока кто-нибудь из правнуков не закричит: «хороший!».

Мама, напротив, гремела тарелками. Она слушала бабушкины стихи и ее разговор с детьми и ревновала. Она думала так: «Вот почему бабушка всегда только с детьми разговаривает? А она? Ведь это она, мама, кормит, ухаживает за бабушкой, а бабушка к ней никогда и не обратится, даже по имени не назовет и спасибо не скажет!»

«Поели? – спросила бабушка, слыша как дети вылезают из-за стола. – а спасибо сказали?»

«Спасибо, мама!» - закричали хором дети и убежали из кухни.

Кискино облако

Манечка сидела на стуле и грызла баранку, когда захлопнулось окно.

От неожиданности Манечка вздрогнула и бросила баранку. Потом она посмотрела на окно, сказала: «Ой!» и побежала к маме и папе.

- Папа, мама! – кричала она в комнате. – Так на кухне за окном киска.

- Какая киска? – не понял папа.

- Как за окном? – спросила мама.

- Наша киска. – ответила Манечка, от страха ей почему-то хотелось смеяться и голос её прыгал, как резиновый мяч. – Наша киска висит за окном и говорит: «Мяу! Мяу!».

Мама всё, наконец, поняла и бросилась на кухню.

 

Киски за окном не было.

 

Папа посмотрел под столом, за дверью, позвал киску громко по имени.

Мама подошла к окну. Форточка была открыта.

Мишкины вопросы

- Бабушка, тебе налить еще чая? – мама поворачивается от раковины и вытирает мокрые руки о фартук с большими цветами.

- Да нет, я уже налилась. – отвечает бабушка, отодвигая от себя белую фарфоровую кружку.

Мишка удивлен. Он как-то читал Гуси-лебеди и там говорилось о наливных яблоках.

«Мама, а что такое наливные яблоки?» - спросил тогда Мишка. «Это, сынок, яблоки, созревшие, которые налились соком, и стали румяные, вкусные, красивые, они так и просятся в рот» - ответила мама. А сейчас Бабушка говорит, что она налилась, но бабушка совсем не похожа на сочный плод. Скорее она напоминает сухой инжир, который мама добавляет в кипящее молоко, когда Мишка болеет. Желтый, морщинистый, круглый и сухой.

Луиза Глик. Три стихотворения

Портрет

Дитя рисует человека.

Она старательно выводит силуэт,

но он внутри пустой.

В нем нет чего-то,

что есть в людях.

Она качает головой:

Внутри этой изогнутой кривой

нет жизни.

Это лишь каркас.

Она бежит за матерью сейчас.

 

Рисуешь сердце ты

посередине

этой пустоты.

 

Святые

В нашей семье двое святых:

Бабушка и моя тетка.

Они обе святы,

Хотя у них - очень разные судьбы.

Бабушка была безмятежна

даже в самом конце своей жизни.

Она - человек, идущий в тихих водах –

море совсем не нанесло ей вреда.

Когда  моя тетка встала на эту стезю,

волны обрушились на нее, атакуя.

Осенние деревья. Три стихотворения

В конце лета изобилье удручает,

хочется прозрачности для света,

и с особым упованием снимает

лес листву, устав от плоти этой.

 

И стоит величественно мудрый,

как невольник, сбросивший оковы,

легкий, гибкий, истинный и твердый.

Он к зиме как к вечности - готовый.

 

+++

Есть где-то люди, как деревья

в тропическом лесу:

листва их вечно зеленеет

и тень дает, а плод их зреет.

Но я - из средней полосы.

И мне привычнее меняться,

то умирать, то возрождаться,

то зеленеть, то опадать,

то падать вниз, то ввысь летать.

 

+++

В конце всё та же хрупкость, что в начале.

Так, дерево по осени хрустально,

стоит в вуали золотой.

Наш дом

В нашем доме две кошки,
два взрослых,
трое детей и одна старушка.
В нашем доме редко бывает порядок,
чаще - разгром и разруха.
Дети, кошки то вместе играют,
а то дерутся,
слепая старушка всё замечает,
пьет чай из блюдца.
Один взрослый идет на работу,
другой остается.
В нашем доме всегда кто-то плачет
или смеется,
наши кошки любят спать
на наших подушках,
ровно в полдень звонит телефон:
подружка старушки.
Наша старушка любит только -
манную кашу,
дети - лишь макароны,
мама пьет простоквашу,
кошки требуют рыбки,
папа - картошки:
мама готовит всегда всем понемножку.
Взрослые редко заводят беседы
о своем взрослом,

Архангел на стене

Я лежу на узкой больничной койке и смотрю в окно. Это высокое  спаянное окно. Которое никогда не открывается и никогда не занавешивается шторами. Когда я подхожу к нему, я упираюсь подбородком в подоконник. Такое странное расположения окна меня тревожит. Словно я попала в ловушку, откуда никак не выбраться. Хочется свежего воздуха. Хочется ветра. Хочется свободы.

Я лежу на койке и смотрю в окно. Я вижу кусок пасмурного неба и часть промышленного здания – серую его стену и несколько окон. Вечером там не горит свет. И я предполагаю, что здание пустует.

Я люблю свою старуху

Я люблю свою старуху.

Мне любовь далась непросто.

Люблю рот её беззубый,

Необидчивость младенца,

Неуверенную поступь,

Ожидание исхода,

Прочь отброшенную гордость

На пути у небосвода.

Я люблю свою заботу:

Слушать пульс,

Давать таблетки,

Я люблю в своей старухе –

Старость?

 Детство!

Мгновения

СТАРУХА МОЕТСЯ

Старуха моется:

Горячая вода

Почти покрыла гору –

Её тело .

Гора бела,

Воздушна и крепка,

Старуха трёт

её умело.

Все складки, впадины и все холмы,

Все заросли, леса и рощи

Намылены, навощены,

Отпарены и словно мощи

Лежат пред ней –

Освящены они

Прожитыми годами,

И нет белее белизны

Тела старухи в теплой ванне.

 

ПЕРВЫЙ КЛАСС

Неясно, кто кого боится больше.

Смешались мамы, дети и цветы в букетах.

Училка бледная сама из школы только.

Сентябрь.

Первое.

Прощайте лето, детство!

 

АВТОБУС

В Московском транспорте уютно и тепло,

Автобус в этот час не слишком полон.

Друзья Христа

Мария Магдалина

А Он меня не осудил,

а Он не дал побить камнями,

не силою меня смирил,

а кротостью и пониманьем.

И, ожидавшая суда,

я цепенею от Прощенья.

Я вечная Его раба,

ведь крепче уз неосужденье.

 

+

Мария Лазарева

Я хотела бы сидеть у Твоих ног,

просто сидеть у ног,

смотреть, как Ты говоришь,

на Твоё Лицо,

на белый прозрачный лоб,

на руки, в которые гвозди еще никто не вбивал,

на светлый овал - 

словно овал солнца - 

Твоё Лицо.

Я не могу на Него долго смотреть,

только сидеть у Ног,

просто сидеть...

 

+

Фома

Мне трудно верить -

Вино

И снова наша свадьба в Кане:

ты снова светел, я - чиста.

И други наши снова рядом,

и Матерь Божия у Христа

не просит, только замечает,

что кончилось у нас вино

и просто чуда ожидает

как Мать от Сына Своего.

И я прошу сегодня Бога

немного, только лишь одно:

семейных будней нашу воду

Ты претвори в Любви вино.

Страницы