Вы здесь

Михаил Малеин. Произведения

Вечер в деревне

            Есть млечный путь в душе и в небесах…
                            Вяч. Иванов

Лес – окончил вечернее правило,
Шёпот листьев умолк до утра.
Полыхает закат над холмистыми далями,
Льёт медовый елей через край.

Им помажет чело колоколенки,
Рамы окон широким крестом
И в лампадке иконы намоленной
Золотистым уснет огоньком…

Мысль вернется к судьбы краестрочию,
И так тянет окно распахнуть
В звёзд таинственное многоточие,
В белой радуги млечный путь.

2017

Преполовение

                              Родина, моя Родина,
                              Родниковая тихая Русь!
                                            Иеромонах Роман

Играет свет в прозрачном ручейке.
В сиянии лучей читается иное имя.
Среди ракушек тает в золотом песке.
И дни отмечены то подлинным, то мнимым.

Неспешно движется волна,
У берегов закручивая кольца.
И кажется – не может расколоться
На то, что было и что будет, тишина…

В пыли дорожной дикий бег остановить,
Свернуть к лесным протокам неприметным!
Пав на колени, жажду утолить –
То ли водою, то ли светом.

2014, 2017

Ещё немного – сложатся страницы

Ещё немного – сложатся страницы,
Прочитанная книга станет тяжелей.
Зачем так долго я позволил ей – пылиться
Среди таких, как и она не узнанных, друзей?

Благоговейно сумрак укрывал живое слово,
И твердый переплет хранил бесценный дар,
Пока читатель чрез страдания не сделался готовым
Прозреть в житейским смыслом неизмеренную даль.

2017

Только несколько малых шагов

Только несколько малых шагов
Остается стрелкам пройти –
Звонкий голос колоколов
Радость велию всем возвестит.

Возвестит, что воскрес Христос
И что смерти уж больше нет.
Время кончилось горьких слёз:
Всё наполнил божественный свет.

Начало весны

Весна. В этом году она наступила раньше обычного. Однако входит неспешно, осторожно, как бы заботясь о преемственности с зимним строгим, но светлым покоем. Вступая в свои права, дотрагивается до всего бережно, нежно поглаживает теплой мягкой ладонью.

Снег подтаял, потяжелел, на открытых местах стал хрустально-зернистым, и в этой прозрачности сразу поселились искорки солнечного света. В лесу окрасился частым черным крапом: шелушится кора деревьев. Неразлучными двойняшками разбросаны жёлтые сосновые иглы, кое-где обнажилась истлевшая прошлогодняя листва. Дорожки – мокрая серая масса, но это не производит отталкивающего впечатления: в солнечных лучах она приобретает благородный серебристый отблеск.

Накануне Вечери. Диптих

* * *
Если свеча не растает во тьме,
кто увидит огненный свет?
Если зерно не уснет в земле,
откуда возьмется хлеб?
В спелые колосья входит огненный свет.
Тот, что питает ангелов и людей.
Но лишь людей – через хлеб.

Столичное

*   *   *
Снова белый бархатный снег
Застилает черный асфальт.
Вновь наряднее всех невест
Вечно юная наша Москва.

Только, с кем под венец-то пойдешь?
Нынче время не то, что вчера:
Выбирает гражданский брак
Окрещенная молодежь.

Пробуждение

               К 180-летию со дня кончины А.П.

Сквозь тюлевые занавеси снегопада
Привычный мир мне вдруг покажется иным.
Закончится круженье маскарада,
Когда небесный оклик оборвет земные сны.

Всё станет на свои места, и я с постели,
Как с ложа смертного, весь бледный, поднимусь.
Луна, свидетель одинокий воскресения,
Благословенье мне пошлет с незримых уст.

На черных ветках дремлет белый снег

На черных ветках дремлет белый снег.
Он озорной пушистый котик.
Его не трогает ни спор синиц за семечки на пне,
Ни скрежет в зубках беличьих орехов оболочек.

Зато, как только солнце свой покажет лик
Иль ветерок плечом зацепит ветки,
Он сверху мне на шапку лихо – прыг,
Когда уютно я устроюсь на скамейке.

Четыре дня

                         Зима Лазаря.
                                 о.Андрей Спиридонов

Пусть четыре времени года
Уместятся в четыре дня.
Кто-то плачет над собственным гробом:
Этот мир – что на шее петля.

Всюду тленье опавших листьев.
Помнишь строчки: «смердит уже»?
Если б не было горьких истин,
Мы застыли бы в сладкой лжи.

Дорогой Рождества

Зима. В благовестии снега
Явленье ее светосилы.
Всё чаемое от века,
Быть может, уже наступило?

В загадках запуталось время:
Мы не были? Или же были?
У черных, как уголь, деревьев
Вдруг выросли белые крылья.

Снежинка коснется ресницы
И вмиг обратится слезою.
Пусть небо в дитя воплотится
И нас поведет за собою.

2017

Под Новый год

Уж недалёко Новый год,
А всё, как будто в трауре, застыло.
И слово так никто и не берет
Над лета уходящего могилой.

Действительно, когда слова могли
Вернуть уже шагнувшего с порога?
В молчании его благословим:
За всё былое – слава Богу!

Философско-аскетические фрагменты

* * *
Тепло, солнечно.
Легкие, шелковистые облака.
Немного взъерошенные.
Двигаются медленно-медленно.
Белые старички.
Старость, принадлежащая только небу.
Молчаливая, светлая, почти ангельская.
И земля – словно келия старца.

Творческая встреча с А.Г.Найманом

Несколько лет назад у нас на приходе состоялась творческая встреча с поэтом, переводчиком, прозаиком, критиком Анатолием Генриховичем Найманом. Он родился в 1936 году. Пишет стихи с 18-летнего возраста. С 1959 года вместе с некоторыми другими поэтами, среди которых, в частности, был Иосиф Бродский, входил в ближний круг молодых друзей Анны Ахматовой. С 1963 года её соавтор по некоторым переводам и литературный секретарь. Впоследствии автор книги воспоминаний «Рассказы об Анне Ахматовой» (1989).

О стихах

Хорошие стихи – почти молитва;
Как золото руном, задержанные звуки;
Слеза, скатившаяся с лика;
Соединение в разлуке;
Журавль, опустившийся столь близко,
Что каждого пера отлив так очевиден…

Страницы