Вы здесь

Михаил Малеин. Произведения

Ноябрьский монолог

Ноябрь. Коричневый цвет 
– в оттенках – звучит доминантой.
В повсюду лежащей листве
не хочется видеть останки
всего лишь – того, что когда-то
своим разноцветьем украсило парк городской.
Но смерть пожинает костлявой рукой
и даже, казалось бы, вечное злато.

Желанный покой… Ты согреешь страдальца в холодной земле.
Прекратится навеки кружение суетной жизни.
Только жаль: он уже не увидит безмолвие белых аллей,
яркий солнечный луч, проходящий хрустальные призмы
серебристо-узорчатых окон в рассвете морозного дня.
И домашний уют у камина с берёзовым треском,
с детской верой в ночной тишине ожиданье звезды Вифлеемской,
откровение Неба надёжно от мира храня…

Не говори, что жизнь слепая вещь в себе

Не говори, что жизнь слепая вещь в себе.
Чисты кристально струйки ручейка,
хотя не уследить за их переплетеньем.
Не бойся и завешанных зеркал
языческим узором на кайме:
мы все ровесники грехопаденья.

Заноза мысли истине чужда.
Не всё во благо, что даётся с болью.
Нам только бы не возроптать со своего креста,
чтоб не лишиться лучшей доли!

Не сомневайся, милость Божия покроет
невосполнимость жизненных потерь;
а мир – он только предлагает новые дороги
в былую тень.

Тебя так радует берёзки золотая лента,
осенних листьев яркие лучи;
но ангела крыло ведь тоже продолженье света,
что направляет путника в ночи!

Ангел тишины

В тенях зелёных густолесья
скрывает лики тишина,
но дальним эхом птичьей песни
её душа обнажена

для путника, что странствует по свету
и осторожен в выборе дорог.
Его движенье миру незаметно.
Он в тайны посвящён, хотя и не пророк.

Витает ум горе, а взор опущен долу.
Воздушен силуэт, как утренний туман.
Пропитан посох ароматом трав медовым,
смолистым ладаном – заплечная сума.

Поплачет в сумраке разрушенного храма,
у покосившейся ограды постоит
погоста сельского, пока лесная даль не скроет пламя
вечерней ярко-розовой зари…

Постамент

В центре Москвы, на Тверской,
на постаменте Скобелева
возвышается могучий всадник – 
киевский князь Долгорукий,
первый москаль.
Глазами мученика смотрит вдаль,
поверх здания мэрии,
в сторону родной земли.
Простертая десница застыла
в попытке удержать блудного сына.
Но тот уже давно на стране далече,
расточает последнее…

Ах, как хочется соскочить с постамента,
вернув его генералу, и помчаться, помчаться – 
сомкнуться в живую цепь 
с Киево-Печерскими, Борисом и Глебом, Владимиром!..

2016

Пальмовая веточка в руках

Пальмовая веточка в руках.
Ветерок её едва колышет.
Даже камни в состоянии услышать
и проснуться, отрясая прах
с первозданной и безгрешной плоти,
к славословью – правым подобает похвала,
детям незлопамятным и кротким.
Вот, пожалуй, вся нагорная страна, 
кто не соблазнится о кресте Господнем.

2021

Снег на деревьях

Помози ми, неусыпаемый хранителю мой, наполнити сосуды души моея елеем благих дел, паче же милосердия и смирения.
Акафист Ангелу-хранителю, икос 11.

Погожий зимний день. В городском парке, как обычно, тихо. Накануне вечером выпал обильный снег. Неспешно иду по уже очищенной дорожке. Справа и слева занесённые снегом деревья. И теперь ослепительная белизна, а не одинаково тёмно-серые, а в сумерках почти чёрные стволы, изгибы ветвей определяет силуэты, как многолетних великанов, так и небольших молоденьких порослей. Хотя по рельефу коры или по редким засохшим листьям, кое-где оставшимся на кончиках тонких веточек, можно определить, кто прячется под снеговым покровом.

Ангел снегопада

Мир обозначен редкими штрихами.
Всё остальное – белый снегопад.
Мы в нём, он в нас и между нами.
Печальной осени окончился распад.

День первый и последний – воскресенье,
А в середине – тяжкая борьба
До слёз, до крови, до изнеможенья.
Пусть опадает ветхая листва.

Ты не замедлил бег перед вратами ада.
Смерть оказалась сломанной иглой.
О долгожданный ангел снегопада,
Возьми меня на светлое крыло!

Осенний причал

Расточает богатство октябрь – 
опадают последние листья.
Лунный месяц закинул якорь
у холодной безлюдной пристани.

Только нам по душе, золотой,
антиномия этого места,
занесённого яркой листвой,
у воды, аскетически пресной.

Сколько раз молчаливый причал,
слиток памятных противоречий,
умилённой слезою венчал
боль разлуки с веселием встречи!

Здесь всегда не хватало минут
для последних, быть может, объятий.
И так долог желанный маршрут
для детей ожидающей матери.

Ты поставлен у края земли,
пред концом и началом свершений,
но сейчас твоим чувствам сродни
только листьев застенчивый шелест.

Облака

Стоим с группой паломников на просторной смотровой площадке у крутого склона высокого холма. Внизу плавный изгиб широкой реки, а за ней бесконечные дали: поля, леса, между которыми разбросаны редкие посёлки, угадываемые по блеску оцинкованных жестяных крыш. Серая ленточка шоссе с мелькающими машинками. Цепочка грузовых вагончиков медленно ползёт вдоль опушки леса. Игрушечный тепловозик давно скрылся за деревьями, а вагончики всё тянутся и тянутся... По всей этой неизмеримой шири, в глубокой тишине которой онемели все признаки деятельного присутствия человека, неспешно движутся тени облаков. На недолгое время участок ландшафта погружается в сумрак, но вскоре вновь оживает, освещённый ещё высоким послеполуденным солнцем. Музыка света звучит в безмолвии души.

Одинокая роза

                   Как нам в стихах и в прозе
                   располагать слова,
                   чтоб хоть едва-едва
                   уподобляться розе?
                                      Рильке

Одинокая белая роза
возле дорожки,
посыпанной гранитной крошкой.
Божья коровка
взбирается по крепкому стеблю,
огибая шипы.
Ей как будто открыто:
вершина его – это Ты!
Звезда, что слетела на землю,
умалилась до цветка,
облекая бутоны в небесную ткань.
Пред Тобою встаю на колени
(негоже смотреть сверху вниз).
И в вихре Твоих лепестков
Исчезают и чувства, и мысль.

2020

На границе весны и лета

Вот и наступил май – теплый, солнечный, насыщенный запахом опавших тополиных почек, благоуханием цветущих деревьев и свежей листвы. Почти каждый день к вечеру хороший дождь, да ещё бывает и с грозой. Всё как в знакомых стихах русских поэтов позапрошлого века. Поражает, как стремительно этот последний весенний месяц переводит природу из какого-то болезненного бессилия после продолжительной, нередко суровой зимы в здоровое радостное состояние. Мир действительно воскресает к новой жизни. Молодые светло-зелёные листочки, цветущие сирень, жёлтая акация, жасмин, черёмуха, рябина. На каштанах – белые ёлочки с красными огоньками… Листья клёна уже довольно крупные, но из-за слабости прожилок несколько подогнуты вниз, как лопасти вертолета, стоящего на взлётной площадке. Берёзовый шум.

Оживлённые воды весны

Оживлённые воды весны.
От солнца не спрячешь глаза.
Мир от этой весёлой молвы – 
Что детьми потревоженный сад.

И растает уже навсегда
Зимней ночи холодная грусть.
Ты так ярко светила звезда,
Но мертвила дыханием уст.

Пусть победно сияют лучи
В переливах подвижных зеркал,
Скорлупу пробивают ручьи – 
Песнь воскресная, не умолкай!

Незнакомец, что шёл впереди, – 
Мы питали к нему неприязнь – 
Остановится вдруг на пути,
Обернётся, улыбкой светясь.

2019

Крестоношение

            -1-
Всё легче нести крест, всё легче…
Когда же такое бывает?
Мир боится смерти,
поэтому и страдает.
Он бежит от смерти
прямо в её объятия.
Нет на всём белом свете
бессмысленнее занятия.
            -2-
Мир, где твой корень – смирение?
Какого ты рода растение?
Секира лежит при древе,
сухие сжигают поленья.
От корня исходит сила,
плодами полна корзина.
Садитесь на землю рядами,
готово для всех пропитание!
            -3-
О крестное иго благое!
Тяжёлое лишь поначалу.
Ты даришь надежду покоя
и радости вместо печали.

2021
 

Белый храм над белыми снегами

Белый храм над белыми снегами
На высоком берегу реки.
Сумерки окутали туманом
Золотистых главок огоньки.

И как будто нет к тебе дорожки.
Снегом занесённые следы.
Проложи свою, ступая осторожно
Помыслом невинной чистоты.

Там печаль не та, что за стенами.
Пустотой не давит тишина.
Примет – покаянными слезами
Что омыто – вечная весна.

2021
 

Страницы