Вы здесь

Михаил Малеин. Произведения

Одинокая роза

                   Как нам в стихах и в прозе
                   располагать слова,
                   чтоб хоть едва-едва
                   уподобляться розе?
                                      Рильке

Одинокая белая роза
возле дорожки,
посыпанной гранитной крошкой.
Божья коровка
взбирается по крепкому стеблю,
огибая шипы.
Ей как будто открыто:
вершина его – это Ты!
Звезда, что слетела на землю,
умалилась до цветка,
облекая бутоны в небесную ткань.
Пред Тобою встаю на колени
(негоже смотреть сверху вниз).
И в вихре Твоих лепестков
Исчезают и чувства, и мысль.

2020

На границе весны и лета

Вот и наступил май – теплый, солнечный, насыщенный запахом опавших тополиных почек, благоуханием цветущих деревьев и свежей листвы. Почти каждый день к вечеру хороший дождь, да ещё бывает и с грозой. Всё как в знакомых стихах русских поэтов позапрошлого века. Поражает, как стремительно этот последний весенний месяц переводит природу из какого-то болезненного бессилия после продолжительной, нередко суровой зимы в здоровое радостное состояние. Мир действительно воскресает к новой жизни. Молодые светло-зелёные листочки, цветущие сирень, жёлтая акация, жасмин, черёмуха, рябина. На каштанах – белые ёлочки с красными огоньками… Листья клёна уже довольно крупные, но из-за слабости прожилок несколько подогнуты вниз, как лопасти вертолета, стоящего на взлётной площадке. Берёзовый шум.

Оживлённые воды весны

Оживлённые воды весны.
От солнца не спрячешь глаза.
Мир от этой весёлой молвы – 
Что детьми потревоженный сад.

И растает уже навсегда
Зимней ночи холодная грусть.
Ты так ярко светила звезда,
Но мертвила дыханием уст.

Пусть победно сияют лучи
В переливах подвижных зеркал,
Скорлупу пробивают ручьи – 
Песнь воскресная, не умолкай!

Незнакомец, что шёл впереди, – 
Мы питали к нему неприязнь – 
Остановится вдруг на пути,
Обернётся, улыбкой светясь.

2019

Крестоношение

            -1-
Всё легче нести крест, всё легче…
Когда же такое бывает?
Мир боится смерти,
поэтому и страдает.
Он бежит от смерти
прямо в её объятия.
Нет на всём белом свете
бессмысленнее занятия.
            -2-
Мир, где твой корень – смирение?
Какого ты рода растение?
Секира лежит при древе,
сухие сжигают поленья.
От корня исходит сила,
плодами полна корзина.
Садитесь на землю рядами,
готово для всех пропитание!
            -3-
О крестное иго благое!
Тяжёлое лишь поначалу.
Ты даришь надежду покоя
и радости вместо печали.

2021
 

Белый храм над белыми снегами

Белый храм над белыми снегами
На высоком берегу реки.
Сумерки окутали туманом
Золотистых главок огоньки.

И как будто нет к тебе дорожки.
Снегом занесённые следы.
Проложи свою, ступая осторожно
Помыслом невинной чистоты.

Там печаль не та, что за стенами.
Пустотой не давит тишина.
Примет – покаянными слезами
Что омыто – вечная весна.

2021
 

Рождество

Не нарушайте тишину
В снега укутанного леса:
Он детским, чистым сном уснул,
И лик его во сне чудесен.

Огнями городов в ночи
Затмить ли звёзды над главою?
Да осветят небес лучи
Всё наше странствие земное!

Взгляни: вот вспыхнула звезда
Над той пещерой Вифлеемской,
Где совершенства полнота,
Где Дева родила Младенца.

Он в яслях безмятежно спит,
Дыхание легко и ровно.
Вокруг безмолвие царит,
Лишь сердце Матери тревожно.

Ей видится иной вертеп -
Холодный, мрачный, с низким входом,
В скалистой выбитый горе.
Он скоро станет тесным гробом

Тому, над Кем сейчас Она
Здесь в умилении склонилась.
Хрустальной бусинкой слеза
По лику Девы прокатилась,

Зима

Всегда я радуюсь зиме,
Ее торжественному входу
После осенней непогоды.
Когда под вечер в полутьме
Внезапно снег густой повалит,
Морозец ночью приударит.
А утром землю не узнать:
Наряд белее не соткать.

На солнце блещущим покровом
Снег расстелился на полях,
Реки пологих берегах,
На крышах. И в бору сосновом
На ветках хлопьями лежит.
А птица бойкая взлетит –
Он в прах летучий превратится,
Хрустальной пылью заискрится.

После уроков детвора,
Забыв про всё, в снежки играет
И звонким шумом наполняет
Пределы нашего двора.
А в выходные спозаранку
На лыжах и с детьми на санках
Потянет многих в зимний лес,
Где чистый воздух снимет стресс.

Позади

                       Некоторым сверстникам,
                       уже достигшим цели, посвящается.

Тропинка снова прячется в туман.
И я иду по этой узенькой границе,
Боясь как вправо, так и влево уклониться.
Со мною посох и дорожная сума.

Уже давно ушли за светлый горизонт,
С кем мы в одной качались колыбели,
Мне снисходительно свое оставив время,
Как сладкоежке лакомый кусок.

Мне не дано свой путь в заветную страну
Пройти подобно вам – гвардейцем на параде;
Но нищим странником, просящим Христа ради,
Держась за Вашу путеводную звезду.

Прогулки по берегу моря

Только море способно взглянуть в лицо
небу…
                 И.Бродский

 

* * *
Прибоя шум однообразен,
И монотонна голубая даль.
Все волны – близнецы, кто с этим не согласен?
Но почему одна выносит тину, а другая – солнечный янтарь?

 

* * *
Тебя снова штормит, беспокойное море.
Срывается пена с гребня волны.
Неужели мы не призваны к безмолвию?
Я как будто обрёл этот путь, а ты –
так безжалостно стираешь мои следы на песке.
И ворчишь, и клокочешь
слишком долгими днями и ночью,
не желая делиться ни с кем
посвящением в тайны пророчеств.

Перед грозой

Кто умирит порывистое сердце ветра?
Сочнее аромат цветов перед дождём.
Как в музыкальных классах, середина лета
Качает стебелька усталый метроном.

Раскаты грома разнеслись тревогой –
Пугливой птицей скрылась тишина,
Лес зашумел листвой. Знакомая дорога,
Но кажется забытой и она.

В сутёмках прячется тропинка между
Рядами ёлочек, бегущая под горку, вниз,
Где уголок святого безмятежья,
Где грозы не страшны и ветра свист.

Там всё овеяно покоем предрассветным:
Купель, источник, деревянный крест,
Часовня, огонёк лампады, чуть заметный,
Стеклянного окошка серебристый блеск...

Кто умирит порывистое сердце ветра?

2020
 

Дядя Петя

Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное – так призывал Иоанн Креститель, теми же словами начал Свою проповедь и Сам Господь. Народ же спрашивал: что нам делать? Хотя покаяние начинается с перемены мыслей, всего мировоззрения, но состоит собственно в поступках, в обращении, т.е. решительном повороте от греха к добродетели, без тени колебания и сочувствия к старому образу жизни. В противном случае покаяние окажется бесплодным, а то и лицемерным, в чём и укорял Иоанн Предтеча приходивших к нему фарисеев, заслуживших нелестное звание «порождения ехиднины».

Ромашковый путь

Как много сирени в моём саду!
Благоухание жизни приносит май.
Я снова стал замечать красоту.
Значит, из сердца ушла зима.

Распустились цветы вдоль Твоих дорог.
Мне недаром снился ромашковый путь.
Почему же так трудно ступить за порог?
Отчего же тревоги стеснили грудь?

Будто слышится поступь ослёнка по ризам в пыли,
Бесконечные крики и пальмовая круговерть.
Разве было когда-то, чтоб праведника не обрекли
Даже эти цветущие вёрсты на крестную смерть?

2019

На чтении Великого канона

Всё так же, как и год назад:
горящая свеча в руке.
Прижался к сводам сумрак храма.
Слова отчётливы, хотя и вдалеке
звучат – канон Великий покаянный.
Душе – елей, пшеница и вино;
и боль, и плач, и умиленье.
Пусть это было не со мной,
но тянется зеркальной параллелью.
Свершило лето снова полный круг.
Старался шествовать лучистыми шагами,
но, как и тем постом, не зная никаких заслуг,
стою, израненный грехами.

Вода и время

О времени говорят, что оно течёт. Как и о воде. Часто, правда, можно услышать сетование типа: «Ах, как быстро летит время!» или что оно бежит. Но ведь, например, и речная вода, тоже движется по-разному. Реки наших русских равнин, как правило, спокойны, неспешны. Течение заметно только по склонённым водорослям на дне или по медленно проплывающей осенней листве, сухим веточкам, опавшим с деревьев, растущих вдоль берегов. Горные реки быстры, шумны, крутят гальку на перекатах. А бывает река и летит, точнее, падает с отвесной скалы, кипя внизу пеной, поднимая облако мелкой туманной взвеси. И тяжёлый гул водопада слышен за несколько километров.

Посвящение евангельским волхвам

Земной отрезок – малый лоскуток
От полотна длиною в бесконечность.
В пасхальный цвет окрашенная вечность,
Кто мог из древних твой найти исток?

Проходит жизнь в изгибах пустоты,
Как высохшее русло Иордана.
Но след ещё не стёрся каравана,
Что уходил в сияние звезды.

С тех лет далёких не внушают страх
Её лучом расколотые чащи,
И тающего мёда слаще
Благохваленье неба на устах.

Домой вернуться, но путём иным.
Застыть фигурками в иконостасе;
Стать солнечного света частью,
Как ветвь неопалимой купины.

2019

Страницы