Вы здесь

Михаил Малеин. Произведения

Трёхсотлетняя свеча. Поэма

Посвящается всегдашней памяти Великой русской катастрофы.

                            …Мой век,
в уничтожение влюбленный.
                            А.Блок

Точка отсчета

                1
Солнце неподвижно на небе,
но дрожит отражение в море.
Где истина, где искажение?
Не здесь ли причина мирового горя,
разлитого как море?

Осенняя мозаика

* * *
А осень пишет повесть день за днем.
То тучи грифелем, то перышком жар-птицы,
Вживляя образы в сознание моё.
Но нет пока заглавия на титульной странице.

* * *
На небе звезды, на земле цветы.
Есть любоваться чем и днем, и ночью.
Но лучше осени читать узоры строчек
Под шорох опадающей листвы.

Дыхание осени

Всё больше прядей златых
В распущенных косах берез.
По краю лесной полосы
Всё ярче рябины гроздь.

Густеет небес синева,
Всё мягче солнечный луч.
Опавшей листвы аромат
Наполнил свежестью грудь.

Прозрачна речная вода –
В глубинах танцует свет.
И красит седая роса
Медовый поздний рассвет...

Безумно метаться, искать
Блаженство в чужой стороне:
Оно, к колыбели как мать,
Склонилось к родимой земле.

2011

Дробится время на секунды и минуты

Дробится время на секунды и минуты.
(Уже не на часы и не на дни.)
Как всё мельчает в городской бетонной ступе,
Как исхудало-бледны фонари!

Когда остановиться, разглядеть, услышать –
Березок севера столь трогательно грустный вид,
Как ветер темные листы едва колышет,
О чем звезда с звездою говорит* ?

* – Фет, Плещеев, Лермонтов

2014

На Успение

Твое успенье тише тишины
Сентябрьских лазоревых небес.
Благоговейного молчания полны
Пустынная дорога, поле, лес…

И нет теней в движеньи облаков –
Их белые сияют паруса.
Пусть дней осенних бледная роса
Вольется в неземное торжество.

Цветут, как прежде, райские сады:
В руке архангела благоухает ветвь.
Твое успенье тише тишины
И дня незаходимого рассвет.

2012

Чайка

Летала чайка над водой,
Над собственным отраженьем.
Крутой вираж – один, другой…
Почти до головокруженья.

И пристально глядела вниз,
Но изучала не свое обличье,
А выжидала, не блеснет ли где плавник
В речных просторах безграничных…

Бескрайности и близости небес
Не оценив, спускаемся всё ниже по спирали
И падаем на всякий в глубину манящий блеск,
Над головою сомкнутых теней не замечая.

2014

Вечер в деревне

            Есть млечный путь в душе и в небесах…
                            Вяч. Иванов

Лес – окончил вечернее правило,
Шёпот листьев умолк до утра.
Полыхает закат над холмистыми далями,
Льёт медовый елей через край.

Им помажет чело колоколенки,
Рамы окон широким крестом
И в лампадке иконы намоленной
Золотистым уснет огоньком…

Мысль вернется к судьбы краестрочию,
И так тянет окно распахнуть
В звёзд таинственное многоточие,
В белой радуги млечный путь.

2017

Преполовение

                              Родина, моя Родина,
                              Родниковая тихая Русь!
                                            Иеромонах Роман

Играет свет в прозрачном ручейке.
В сиянии лучей читается иное имя.
Среди ракушек тает в золотом песке.
И дни отмечены то подлинным, то мнимым.

Неспешно движется волна,
У берегов закручивая кольца.
И кажется – не может расколоться
На то, что было и что будет, тишина…

В пыли дорожной дикий бег остановить,
Свернуть к лесным протокам неприметным!
Пав на колени, жажду утолить –
То ли водою, то ли светом.

2014, 2017

Ещё немного – сложатся страницы

Ещё немного – сложатся страницы,
Прочитанная книга станет тяжелей.
Зачем так долго я позволил ей – пылиться
Среди таких, как и она не узнанных, друзей?

Благоговейно сумрак укрывал живое слово,
И твердый переплет хранил бесценный дар,
Пока читатель чрез страдания не сделался готовым
Прозреть в житейским смыслом неизмеренную даль.

2017

Только несколько малых шагов

Только несколько малых шагов
Остается стрелкам пройти –
Звонкий голос колоколов
Радость велию всем возвестит.

Возвестит, что воскрес Христос
И что смерти уж больше нет.
Время кончилось горьких слёз:
Всё наполнил божественный свет.

Начало весны

Весна. В этом году она наступила раньше обычного. Однако входит неспешно, осторожно, как бы заботясь о преемственности с зимним строгим, но светлым покоем. Вступая в свои права, дотрагивается до всего бережно, нежно поглаживает теплой мягкой ладонью.

Снег подтаял, потяжелел, на открытых местах стал хрустально-зернистым, и в этой прозрачности сразу поселились искорки солнечного света. В лесу окрасился частым черным крапом: шелушится кора деревьев. Неразлучными двойняшками разбросаны жёлтые сосновые иглы, кое-где обнажилась истлевшая прошлогодняя листва. Дорожки – мокрая серая масса, но это не производит отталкивающего впечатления: в солнечных лучах она приобретает благородный серебристый отблеск.

Накануне Вечери. Диптих

* * *
Если свеча не растает во тьме,
кто увидит огненный свет?
Если зерно не уснет в земле,
откуда возьмется хлеб?
В спелые колосья входит огненный свет.
Тот, что питает ангелов и людей.
Но лишь людей – через хлеб.

Столичное

*   *   *
Снова белый бархатный снег
Застилает черный асфальт.
Вновь наряднее всех невест
Вечно юная наша Москва.

Только, с кем под венец-то пойдешь?
Нынче время не то, что вчера:
Выбирает гражданский брак
Окрещенная молодежь.

Пробуждение

               К 180-летию со дня кончины А.П.

Сквозь тюлевые занавеси снегопада
Привычный мир мне вдруг покажется иным.
Закончится круженье маскарада,
Когда небесный оклик оборвет земные сны.

Всё станет на свои места, и я с постели,
Как с ложа смертного, весь бледный, поднимусь.
Луна, свидетель одинокий воскресения,
Благословенье мне пошлет с незримых уст.

На черных ветках дремлет белый снег

На черных ветках дремлет белый снег.
Он озорной пушистый котик.
Его не трогает ни спор синиц за семечки на пне,
Ни скрежет в зубках беличьих орехов оболочек.

Зато, как только солнце свой покажет лик
Иль ветерок плечом зацепит ветки,
Он сверху мне на шапку лихо – прыг,
Когда уютно я устроюсь на скамейке.

Страницы