Вы здесь

Словесный бисер

Господь Сам вплетает нас как нити в Своё полотно — Полотно Жизни. Главное — блюсти себя от самости, чтобы эта змея не отравляла святую трапезу душ.

* * *
Живущим в оазисе часто кажется что пустыня — всего лишь мираж.

* * *
Христа разглядишь с креста.

* * *
Крылья всегда рождают крылья. Крылья — главный орган всех зачатий и рождений.

* * *
Настоящий полёт должен быть не от себя, а по природе вещей — сам по себе. Тогда все страхи уйдут, ибо другого пути просто не будет. Естественно и органично, без напрягов и усилий — ввысь. Как верхом на птице — на силе, возвышающей и несущей ввысь.

* * *
Я боюсь знать -
знающие врут.

* * *
Не скромничай чрезмерно —
это нескромно.

* * *
Свобода — это жизнь, но она как обоюдоострый меч, надо быть достаточно взрослым, чтобы удерживать его и не поранить себя и ближних. Жизнь — это свобода в любви. Свободные — это боги.

* * *
Любовь — единственный надежный дом.

* * *
Тот, кто личную корысть ставит выше общей пользы, оказывается не только преступником и предателем, но и проигравшим.

* * *
Ослеплённое гордыней сердце молится диаволу.

* * *
Всё настоящее — действует. Дары у каждого свои, и люди действуют, исходя из даров. А ряженые — имитируют действие, чтобы скрыть свою ненастоящесть. Ряженые всегда намереваются торчать напоказ.

* * *
Всё в мире сём любовь,
всё — лишь любовь.
Но в мире нет любви.

* * *
Познав дно собственной души,
узнать и небо поспеши.

* * *
Розовые очки
заменили тебе добродетель.
Сними их скорей,
пока не обуглилась совесть.

* * *
Не желай иметь, а желай быть достойным того, чтобы иметь,
и дано будет.

* * *
Хочешь согреться — грей!

* * *
У любви лиц много, а сердце одно.

* * *
Мы любим не тех, кто нам служит, а тех, кому мы служим. Чтобы любить, надо служить.

* * *
Я знаю тех, кому важнее мнить —
для них не важно БЫТЬ или НЕ БЫТЬ.

* * *
Поторопись, в мгновениях уходит вечность —
Нет «завтра», нет «вчера», «сегодня» — бесконечно...

* * *
Иногда люди — более звери, чем звери.

* * *
Заяц, встречаясь с волком, дрожит от страха.
Волк при встрече с зайцем дрожать не станет.

* * *
Всякий процесс склонен к развитию. Потому не всякий процесс стоит того, чтобы быть запущенным.

* * *
Работа на износ — изнашивает.

* * *
Если я вам кажусь прекрасной — не верьте, я намного хуже.
Если же вы поражены моим уродством — опять не верьте, я — лучше.

* * *
Мне надоело возвышаться, —
Хочу склониться иль сравняться...

* * *
Характер человека — вещь поверхностная. Я знаю хороших людей со скверным характером. Любить их — особая радость, потому что приходится прорываться сквозь колючие тернии их натуры к светлой личности. Хуже — обратное...

* * *
Не стоит скорбеть, что плох на войне тот,
с кем хорошо на празднике.

* * *
По сути, не важно, что человек делает, важно лишь то, что он есть.
Но то, что он есть, зависит от того, что он делает, и проявляется в том, что он делает. Однако, не всегда то, что он делает, верно отражает то, что он есть.

* * *
Человек — не функция, а бытие.

* * *
Бытие — это диалог.

* * *
Сделай человеку добро — и узнаешь, кто он.

* * *
Широко улыбающиеся дальним обычно стреляют в спину ближним.

* * *
От повышенной мягкости часто приходится переходить к повышенной строгости.

* * *
Люди правильно не доверяют красивым словам. Вся пошлость красивых слов в том, что за ними, как правило, мы прячем некрасивые дела. Но ирония судьбы в том, что красивые дела тоже существуют и, как правило, без красивых слов. И крайне редко красивые слова и красивые дела встречаются. И все же, так бывает! Потому зря люди так боятся красивых слов.

* * *
Люди падают

по-разному:

кто-то вниз,

кто-то вглубь,

кто-то ввысь.

* * *

Люди спорят о сути вещей, придавая большее значение своим мнениям о ней, нежели самой сути.

* * *
Обглоданное хищниками сердце избавляется от смертоносной коросты.

* * *
Кто-то ищет себя,
кто-то ищет своё,
большинство же —
ни то, ни другое:
просто зарятся на чужое.

* * *
Человеческое в человеке — путь к Богу.
Повернувшись спиной к человеку,
мы поворачиваемся спиной к Богу.

* * *
Христианин призван не к узости, а к великодушию, к широте сердца и ума. Узок путь его, а не душа.

* * *
Много шума — всегда из ничего: чем больше пользы, тем меньше шума.

* * *
Лучший способ обрести врагов — начать делать что-то стоящее.

* * *
Человек без моральных принципов — чудовище. Но живущий по моральным принципам вместо любви — чудовище не меньшее.

* * *
Принципы — палка, которой маленькие люди избивают больших.

* * *
Человек — это преодоление небытия.

* * *

По-настоящему Бог нужен только тому, кто не может удовлетвориться человеческим. Жажда по Богу — вот путь обретения Бога.

* * *
Знаете на кого похож поэт? На ёлочку, которая подходя к зеркалу, видит не столько ёлочку, сколько лес. Лес — через себя, в себе. Это некая обратка пословице «за деревьями леса не видать». Поэт — это слышание Целого и, при успехе, голос Целого (не толпы, но цельности человеческой).

* * *
Человек один — совсем без кожи,
а другой — без сердца, толстокожий:
друг на друга сильно не похожи,
но страдают оба. Судит строже
тот, кто мнит других себя ничтожней.

* * *
Бездарных людей не бывает наверное, но есть пренебрегшие даром, неразвитые, плоские. Ведь дар — это не только данность, но и заданность, больше — заданность. То есть, человек должен быть устремлённым навстречу дару, жаждать должен и расти, питаясь вожделенным. Правильная жажда и устремлённость — в основе всего.

* * *
Г. Сковороде повезло, он мог уверенно говорить: «Мір ловил меня и не поймал». Нынешних гениев, особенно после смерти, мір ловит копирайтом. И вылавливает...

* * *
Идущий верным путем, как только встанет на него, обнаружит попутчиков.

* * *
Чрезмерное самоумаление — метка гордости, имитирующей смирение. Истинное смирение на себя не смотрит, о себе не говорит, себя не видит.

* * *
Красивые этикетки, наклеенные на некрасивые действия, не могут изменить суть. Называть уродство красотой может либо глупец, либо подлец, либо безумец.

* * *
Не мир осоливает соль, а соль осоливает мир.

* * *
За убийство женственности надо бы карать не меньше, чем за убийство женщины, ибо оно и есть убийство женщины.

* * *
С Ангелом поведёшься, от Ангела наберёшься.

* * *
Новый вид христианской любви к врагу изобретён сегодня. Мы теперь так любим врагов, что предаём из любви к врагу святыни и святых.

* * *
Странно, что некоторые вступают в сговор с диаволом, надеясь «заговорить ему зубы» и получить поблажки. Это в принципе невозможно — по природе вещей. Особенно странно, когда на это рассчитывают как бы верующие люди. Диавол жестоко посмеется над ними. Спастись отступничеством — невозможно.

* * *
Поразительно как легко люди поверили, что все мнения — равны, и что всякий бред надо выслушивать с таким же вниманием, как аргументированную речь. И что бредом называть бред — невежливо.
А правильно как раз обратное. Вкусы — это там где сладкое или кислое, синее или красное, а не там, где о сути вещей, о правде, об истине.

* * *
Есть информация, которая как мусор загаживает мозги своей бесполезностью в лучшем случае, а в худшем - вредностью, ядовитостью, помрачающей сознание. Людей ловят на крючок любопытства. Но вместительность сознания - ограничена, приняв в себя ненужное, человек отнимает место в голове у важного и крайне необходимого.

* * *
Бывает, что человек и умён, и талантлив, и делает, кажется, что-то полезное, но впереди себя он толкает самость, чувство собственной важности, и словно бьёт им каждого встречаемого на своём пути. Люди делятся на тех, кто подставляет голову под такой удар с умилением (ах, как он велик!), на тех, кто уклоняется, и на тех, кто даёт сдачи или вообще лупит самостью сильнее. Мне как-то больше по душе средние: не люблю, когда человек тычет в лицо своей самостью.

* * *
Голос времени: Торгашество или смерть.

* * *
Додумай до конца слово «деньги», и получишь «убийство».

* * *
Всякий идол — Ваал, потому что любой из них в последней своей точке превращается в Ваала.

* * *

Люди — дураки, и с этим ничего нельзя поделать.

* * *
Есть три вида ума: женский ум, мужской ум и никакого ума. Труднее всего - с последними, потому что они не знают о своём горе. Ум ведь начинается с «я знаю, что ничего не знаю». Так что если кто не прошёл через этот порожек, то пусть и не думает, что умён.

* * *
Как пёс приходит с прогулки по пустырю в репьях, так читатель должен приходит с прогулки по книге весь в искрах жизни, смыслов и радости.

* * *

Я вот думаю, что только жлобы могут жаждущих читать называть ворами. Жлобы, не могущие различить носок, помидор, и общечеловеческого значения текст. Какой-то бессмысленный виток истории, когда всё идёт под нож в угоду лавочникам без ума и сердца.

* * *
У кого есть рот — говорит,
у кого есть глаза — смотрит,
у кого есть уши — слушает.

Жаль, что больше всех говорит тот,
кто не смотрит и не слушает.

* * *
Когда я свободна — ищу свободы,
когда в рабстве — ищу рабства.
Свободу искать может только  свободный.

* * *
Не торгуй небом — не лишишься хлеба.

* * *

Жуткая вещь — счастье для себя. Наверное потому большинство (а может и все мы) приходим к Богу только через несчастья.
Чем больше счастлив человек, тем меньше он имеет права замыкаться на себе и своих. Счастьем надо делиться, причем щедро, без оглядки - с теми кто его лишён. Иначе счастье начинает дурно пахнуть.

* * *
Зрячие — видят, а злые — ненавидят.

* * *

Чем сильно добро? Доброй волей людей.

Чем сильно зло? Бездеятельностью добрых людей.

* * *

Поразительное существо - человек: с одной стороны жаждет одиночества, с другой - бежит от него. И это раздвоение изжить невозможно.

* * *
Есть люди, которые спрашивают, чтобы вампирить, а не познавать. Они могут много раз задавать один и тот же вопрос, будучи не в состоянии усвоить ответ. Повторением вопроса они снова и снова стимулируют отвечающего делиться своей энергией, чтобы с её помощью в конечном итоге усвоить полученную информацию. Сами, своими силами они сделать этого не могут.

* * *
Как компьютер глючит, когда много незавершенных процессов, так и человек. Множество открытых, незавершенных функций перегружают систему. Милосердие к ближнему заключается и в том, чтобы не подвешивать его своей безалаберностью.

* * *
Колючки - это плохо, но лысый ёжик - это ещё хуже. Надо найти меру колючести (если б только знать, как и где её искать). Правда и носить колючки надо уметь, они не всем к лицу.

* * *

Птицами рождаются,  ангелами становятся.

* * *
Знала я одного человека, который за столом всегда хватал самую большую ложку, может быть именно поэтому другие ему всегда подсовывали маленькую.

* * *

Есть люди, агрессия которых направлена вовне (потенциальные убийцы в критических обстоятельствах), и люди, агрессия которых направлена внутрь (потенциальные самоубийцы). Так и с обществами: есть направленные против других, а есть общества-самоеды, которым и враг-то не нужен — сами себя сожрут.

* * *
Стояние — падению подстать,
когда упав, стремишься встать.

* * *
Расчеловечивание — это процесс приближения не к животным, а к бесам. Как странно, что культурные казалось бы люди не вмещают этой простой истины.
Подвижность природы человека вменяет ему в обязанность стремиться выше себя, чтобы быть собой. А стремление стать животинкой приведёт человека в состояние ниже скотского, т.е. когда кот, собака, обезьяна и пр. звери окажутся более нравственными и более человечными.

* * *
Жизнь такая пошла — со всех сторон человека зажали и давят. Чехов раба выдавливать советовал, а теперь человека выдавливают, раба же оставляют. Потому так жить трудно. Как писал  Платонов в «Котловане»: «Некуда жить, вот и думаешь в голову». У нас скоро одна голова для жизни только и останется, и то — поврежденная.

* * *
Дар — это не только наличие чего-то, но и отсутствие; это не только одарённость, но и уязвимость.

* * *
Люди иногда конформизм принимают за доброту - величайшее заблуждение, ибо доброта ближе по сути к нонконформизму. Доброта - это нечто чуждое миру, и мир враждует против доброты, как и доброта - против недоброты мира.

* * *
Качество человеческого материала сегодня таково, что ради того, чтобы выглядеть в своих (и чужих) глазах смиренными, люди с готовностью убьют Христа, не переставая при этом мнить себя христианами.

* * *
Чужие крылья не дают покоя
тому, кто крыльями не болен.

* * *
Крылатый никогда не одинок  —
Всегда с ним рядом многокрылый Бог.

* * *
Культура (всё по-настоящему ценное в ней) похожа на нераспустившийся цветок, который распускается внутри человека, но не в каждом и только при наличии некоторых внутренних условий. Одно из главных условий - бескорыстная жажда истины, любовь к прекрасному. Цветок нельзя заставить силой распуститься, можно его только сломать силой, повыдёргивать лепестки. Можно возненавидеть его, за то, что не подчиняется мне и не раскрывается по моему требованию. Цветок распускается внутри человека сам как награда за чуткое вслушивание и всматривание, награда за верность и преданность цветку, которая возможна лишь при самоотвержении.

* * *
Кто не знает цены поэтическому слову, не поймёт и принесённую поэтом весть. Одно без другого — немыслимо.

* * *
Уважение к чужой песне - критерий человечности. Равнодушие в людях и мертвенная глупость развиваются от равнодушия к песне: и своей, и чужой. Своя песня напрямую связана с песней другого, потому что это в принципе ОДНА ПЕСНЯ, но спетая разными голосами. Люди порой свою болтовню ценят выше чужой песни - верный признак того, что и своя песня им мало знакома.
Разумеется, в нас есть какая-то природная подглуховатость к тому, чего не знаешь (и к голосу другого). Но в Песне, как в день Пятидесятицы, все границы между голосами-языками становятся условными, слышимость достигается каким-то иным путём - не тем, что обычно. Думаю, об этом «всезнании» говорится, что душевный о духовном судить не может, но духовный судит обо всём. Правильно судит, потому что не из себя, а из песни.

* * *
Пока человек не вырос, он думает, что истина ему дана для того, чтобы бить ею других (тех, у кого не так, иначе, по-другому — не в соответствии с его истиной). А когда вырастет, начинает понимать, что истина ему дана для того, чтобы видеть ею другого, видеть её в другом, всматриваться, вслушиваться в другого и любить его — истиной.

* * *
Самое страшное, когда человек становится лишним предметом (мало того, что предметом, так ещё и лишним), когда не находит себе места в самом буквальном смысле слова. Порой достаточно пяди земли в чужом сердце, чтобы человек устоял, не погиб, даже если в материальном мире места для него больше нет. Но если нет и сердца, готового стать пристанищем для души, тогда она считай погибла. Именно это случилось с Цветаевой.

* * *
Идеологические штампы — это мусор, засоряющий мозги. Итог — люди перестают воспринимать нормальный текст, чувствительность остается только к идеологическим агиткам.

* * *
Главное в каждом человеке то, что можно в нём любить. И это то в нём, что Христово.

* * *
Сначала возникает в нас вопрос, вопрошание, потом неизбежно следует ответ. Подлинное вопрошание беременно ответом. А ответ без вопрошания не дает ничего кроме надмевания и мнения о своем знании, с которым так яростно боролся ещё Сократ.

* * *
Не надо стараться быть добрее Бога — станете страшнее чёрта.

* * *
Поэзия — не рифмоплётство, не правила стихосложения, а разговор с Бытием. Вопрошающий всегда немножко Иов: дерзающий, имеющий онтологические основания для своего дерзания, святой и грешный в одночасье, и, главное, свято верящий в добродетельность Творца — как Авраам. Интенсивность его вопрошания предельна, и только поэтому он добывает звезду, недоступную другим, не обожжённым жаждой.

* * *
Во Христа зовут — Христом.

* * *

Когда опасно, люди сразу распределяются не по умничаю, а по реальному внутреннему содержанию.

* * *
Сознание — это Божий интернет.

* * *
Живое сердце — это сердце, способное стать домом ближнему. Когда внутренняя клеть расширяется для принятия другого: Бога и/или ближнего, тогда внутри человеческого сердца и созидается гостеприимный дом каждому, кто в том нуждается. Вмещать Бога и вмещать ближнего — одно.

* * *
От набата не ждут колыбельных.

* * *
Люди до сих пор старательно ищут кусты, в которых можно спрятаться от Бога, от жизни, как она есть, от себя, потому им так дороги лопухи лжи и обмана, мыльные пузыри иллюзий, и так ненавистна правда.

* * *
Сребролюбцы — иуды по природе вещей.

* * *
Пути Господни нам неведомы, но если есть путь, он себя явит.

* * *
Любовь бывает односторонней (подвиг, жертва) и взаимной, когда поток любви струится от одного к другому без искажений и преград (дружба равных).

* * *
Даже святые в этой жизни подвержены падению. Непадательность в этой жизни - это пребывание в благодати: пока в благодати, пока и свят.

* * *
Человек — не фабрика по производству добрых дел, к нему нельзя относиться утилитарно. Человек — не средство для получения того или иного добра, он сам — цель.

* * *
Дары даются не за что-то, а ради чего-то, потому человек не является собственником своего дара.

* * *
Любую проблему можно решить, используя принцип «Где двое или трое собраны во имя Моё, там Я посреди» (Мтф. 18:20), т.е. если проблемы не решаются, значит мы не собираемся их решать во имя Его, а хотим решить во имя своё. Или же попросту каждый на своей волне и думает лишь о себе и своём, теряя из виду другого.

* * *
Человек похож на скворечник - он обретает свой подлинный смысл, лишь когда в нём поселится птица.
* * *
Нужно кормить своих птичек, но их можно кормить, только кормя чужих.

* * *

Другой человек для нас — это окошко к Богу, выход из собственной стеклянной замкнутости. Прежде, чем найти окно к Богу, каждый из нас должен открыться человеку, точнее — Богом в себе открыться Богу в другом человеке. Богом в себе мы должны опознать Бога в другом. Быть узнанным в Боге — это и значит быть любимым. Так действует Христос в нас — делая нас богами друг для друга.

* * *

Вся суть человеческой природы в словах «что отдал, то твоё». Человек — пуст, он усваивает лишь отдавая, потому что то, что сумел отдать — только и есть усвоенное, а всё по-настоящему усвоенное стремится быть отданным.

* * *

Какова реальность, в которой мы живём? Реальностей много, побеждает в итоге та, носители которой наиболее активны.
Лучше плохо делать, чем хорошо не делать. Усилие, рывок, стремление — тоже вклад.
Мы становимся тем, что делаем. Мир становится тем, что мы делаем.

* * *

И рай, и ад — в нас, что выберет человек своей реальностью, то и создаёт. Выбравший Бога, творит Его волю, а она в том, чтобы любить ближнего, как самого себя — т.е. осуществлять ближнего как рай, а не как ад.

* * *

Лучше плохо делать, чем хорошо не делать. Усилие, рывок, стремление — тоже вклад.
Мы становимся тем, что делаем. Мир становится тем, что мы делаем.

* * *
Мы своими действиями или бездействием создаём реальность, в которой живём. На самом деле реальностей много, побеждает в итоге та, носители которой наиболее активны.

* * *
Обвинять и требовать должного умеют все, а вот спасать погибших дано только Христовым.

* * *
Русская философия мне напоминает черепаху Зенона, которая впереди Ахиллеса только потому, что ищет не дробное знание, а целое — т. е. Сердце.

* * *
Христиане — соль мира и в этом смысле слова: осоливать мир — значит наполнять его смыслами Зова; исцелять его приобщением к смыслам Зова; звать его на пути Господни, и это осуществляется именно как ответ на вызовы.

* * *
Человеческие глупость, злоба и подлость любят рядиться в одежды мировоззрений, но опытный глаз сразу видит их наготу — отсутствие мысли.

* * *

Стихотворение создаёт своё внутреннее пространство, в котором можно стоять и лицезреть Бога. Поняла я это, читая Рильке в переводах Микушевича.

* * *

Любить ближнего — это значит быть пространством его становления в Боге.

* * *

Все ищут места себе в другом, но мало кто ищет место другому в себе, мало кто готовит себя для другого.

* * *

Солнцем становится только тот, кто любит солнце больше, чем себя.

* * *
Самость любит себя и понимает других, говорящих на языке самости. Она живёт в душе, как змея и говорит другим змеям, живущим в других людях: ублажите меня - и я вас ублажу. И если кто не ублажит, того змея ужалит.

* * *
Всё, что мы можем - принять Христа. В этом величие и сила человека. Остальное - ничто, всё наше - ничто и даже хуже: змея в шоколаде.

* * *

Творческий акт заключается в том, чтобы внутреннее событие зарисовать доступными внешнему восприятию средствами и тем застолбить вход в пережитое состояние (чтобы можно было вернуться), а также сделать его доступным для других.

Это форма действия, которую передаёт глагол «поделиться». Отсюда творчество гения в некотором смысле - милостыня всем остальным, кто получает доступ к тем состояниям, которые открыл на своём пути гений. Но чтобы суметь принять сообщение гения, придётся проделать внутри примерно тот же путь, только будучи захваченным его потоком - т.е. как бы вдвоём с гением, в его сопровождении (Данте и Вергилий).

* * *

Человек - это, скорее, поисковая система, устроенная наподобие интернет-поисковиков. Задача человека искать и находить, он есть, пока ищет и находит. Вечное взыскание истины - его суть. Структуры его сознания так устроены, что ищут вне себя, потому социальные технологии, паразитирующие на этих структурах во имя корыстных интересов сильных мира сего, наносят непоправимый вред человеку как биологическому виду, т.к. употребляют во зло духовные уровни, предназначенные для общения в Боге.

* * *

Предназначение записано внутри каждого человека песней его сердца.

koppel.pro

Комментарии

Евгений Боровой

Умудренненькая Вы, Светлана! Обычно это состояние приходит с годами, а Вы свои "паспортные данные" значительно опередили. Мне приятно было, "соблазненному вконтакте", читать Ваше будущее... в настоящем. Любите и будьте любимой!

Какие люди! Дорогой Евгений, я рада что Вы соблазнились girl_crazy
А паспортный возраст я настолько опередила, что уже впала в детство и чувствую себя (правда!) пятилетней. Подробнее об этом можно прочесть тут.
Не пропадайте!pig_ball

Все Ваши афоризмы понравились, но особенно вот этот:

Если я вам кажусь прекрасной — не верьте, я намного хуже.
Если же вы поражены моим уродством — опять не верьте, я — лучше.

Глубокий взгляд на вещи.