Вы здесь

Художник и делец

Внемлите истине полезной:
Наш век — торгаш...

А. С. Пушкин

Художник и делец в моём воображении соотносятся как ребёнок и взрослый. Ребёнок по природе своей — игрив и беспечен, взрослый, наоборот, — предельно серьёзен и ответственен. Но вспомним слова захаровского того самого Мюнхгаузена: «Я понял, в чём ваша беда: вы слишком серьёзны! Умное лицо — это ещё не признак ума, господа. Все глупости на земле делаются именно с этим выражением лица». Это голос художника-ребёнка, который увещевает своих слишком взрослых, заигравшихся во взрослость, зрителей...

Тема эта началась во мне ещё в юности. Хотелось понять взаимоотношения художника (творца) и мецената (дельца). Юношеский максимализм не мог просто так смириться с мыслью о существовании одного человека за счёт другого, он искал праведного пути для себя и боялся соблазниться путём лёгким. Чуя в себе художника, я желала разобраться в том, что полезно, и что, наоборот, губительно. Помнится, тогда пришла к наивному, но верному в принципе решению о необходимости жить только своими средствами. Каждый человек обязан справляться с жизнью, опираясь на сильные свои стороны, но не забывая о необходимости развивать слабые. То есть, не перекладывать на других своё бремя, не жить за чужой счёт — таким был юношеский вывод.

По мере взросления пришло понимание того, что человек — существо социальное, в том смысле, что таланты Богом распределены между людьми так, чтобы они служили ими друг другу. То есть, каждый человек — не самодостаточен, и это — нормально. Более того, несамодостаточность — полезна, благословенна, ибо научает ценить другого. Я нуждаюсь в другом, потому могу понять и нужду другого во мне. Мы — нужны друг другу! Опошленный, извращённый вариант этого природного закона — принцип «рука руку моет».

Когда пришло понимание взаимозависимости людей, стало очевидным, что меценат, финансирующий художника, тоже отчасти художник, только он занимается творчеством чужими руками, а это, в принципе, идентично пользованию чужими деньгами со стороны художника. То есть, никакого паразитизма нет, а есть сотрудничество, служение талантами. «Служите друг другу, каждый тем даром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией» (1 Петр. 4:10).

Бывает, что и делец не хищнически, а творчески относится к своему делу. Помнится Честертон в своей автобиографии писал: «Мои родители принадлежали к довольно старомодному слою английского общества, где дельцу еще дозволялось заниматься своим делом. Им и не мерещилось просвещенное и дерзновенное мнение, согласно которому он крушит, подминает и глотает других. Отец был либералом того толка, который предшествовал социалистам. Для него само собой разумелось, что все нормальные люди признают частную собственность; однако он и не пытался придавать ей хищный оттенок. Семья его была из тех, которые обычно процветают, но в современном смысле слова не отличалась предприимчивостью. <...> В каталоге не написанных мною книг стоит под № 999 повесть о преуспевающем дельце, чью жизнь омрачает тайна. В конце концов выясняется, что он играет в куклы, или в солдатики, или еще во что-нибудь, приличествующее не дельцам, а детям. Признаюсь, что во всем, кроме респектабельности, я похож на моего героя. Я играл всегда и жалею о том, что на игру не всегда хватало времени».

Художник часто опережает дельца, когда придумывает, угадывает то, что делец потом воплощает в жизнь. Сколько таких случаев в литературе, в киноискусстве, когда художник описывает изобретения, которые ещё только грядут в реальности. Для их появления в жизни людей нужен союз дельца и художника (ученый тоже бывает художником и/или дельцом — на своём поприще).

Да, художник и делец — это как бы две ипостаси человечества (Мария и Марфа?), которые нужны друг другу, и одна без другой обречены на провал. Каждый из них хорош на своём месте, каждый — необходим и важен. Каждый нужен и каждый — нормален, пока находится на своём месте. Но как только один начинает видеть себя более значимым, чем другой, начинаются проблемы.

Если художник мнит себя и только себя единственно значимым для жизни, он, как личность, как художник, начинает деградировать. Это, конечно, большая трагедия. Плохие художники приносят немало вреда не только себе, но и социуму (Набоков хорошо описал пошлость — детище псевдохудожников). Однако нельзя сравнить эти повреждения с вредом от дельца, возомнившего себя главным. В этом мире хозяйничает именно делец, он живёт в этом мире, в отличие от художника, томящегося в мире сём. Художник — беспомощен здесь, он не в силах натворить много зла, зато делец — всесилен. Но его утилитарный подход к миру игнорирует сакральную суть и сокровенное единство мира.

Делец — князь, царь мира сего, именно поэтому без содружества с художником (небожителем по природе) делец легко подпадает под власть духовного Князя мира сего — диавола. Ирония в том, что таких дельцов зачастую порождают идеологизированные псевдохудожники. «Гений и злодейство — две вещи несовместимые», — утверждал Пушкин. И я с ним вполне согласна.

По большому счету, Художник Христос противостоит дельцу и идеологу — Антихристу. Потому весьма грустно наблюдать сегодня в социуме и даже в Церкви дельца торжествующего, дельца-идеолога, доминирующего над творцом, дельца, вытесняющего и притесняющего художника. Это явный признак наступления антихристовых времен. Вспоминается предсказание прп. Серафима Вырицкого: «Придёт время, когда не гонения, а деньги и прелести мира сего отвратят людей от Бога и погибнет куда больше душ, чем во времена открытого богоборчества. С одной стороны, будут воздвигать кресты и золотить купола, а с другой — настанет царство лжи и зла».

Из Откровения мы знаем, что делец Антихрист обречён, он — жрец Вавилонской Башни — без Художника несёт лишь гибель, ибо художник по определению послушник Творца.

Его ещё покамест не распяли,
Но час придёт — он будет на кресте;
Его послал Бог Гнева и Печали
Царям земли напомнить о Христе.

(Н. Некрасов «Пророк»)

Настоящий художник призван творить не свою, но Божию волю. «У других Бог позади, как воспоминание. Для художника Бог — последнее глубочайшее свершение. Если радостные говорят: Он есть, печальные чувствуют: Он был, художник улыбается: Он будет. Это не только вера, но строительство Его сил и имён. Это долг художника» (Рильке «Об искусстве». Перевод О. Седаковой). Художник предчувствует грядущее, его Бог — Бог будущего века, Который «будет всё во всём» (Кор. 15:28).

Потому так печально наблюдать пренебрежение к художнику со стороны религиозных людей. По недомыслию художество отвергается, как нечто низкое, недостойное духовного человека. Причина — в недопонимании великого служения художника в мире, которое сродни пророческому. 

С тех пор как Вечный Судия
Мне дал всеведенье пророка,
В очах людей читаю я
Страницы злобы и порока.
Провозглашать я стал любви
И правды чистые ученья:
В меня все ближние мои
Бросали бешено каменья.
Посыпал пеплом я главу,
Из городов бежал я нищий,
И вот в пустыне я живу,
Как птицы, даром божьей пищи.
Завет предвечного храня,
Мне тварь покорна там земная;
И звезды слушают меня,
Лучами радостно играя.
Когда же через шумный град
Я пробираюсь торопливо,
То старцы детям говорят
С улыбкою самолюбивой:
«Смотрите: вот пример для вас!
Он горд был, не ужился с нами:
Глупец, хотел уверить нас,
Что Бог гласит его устами!
Смотрите ж, дети, на него:
Как он угрюм, и худ, и бледен!
Смотрите, как он наг и беден,
Как презирают все его!»

(М. Лермонтов «Пророк»)

Необходимо понять, что когда религия отвергает, изгоняет художника, она неизбежно вырождается в идеологию и торгашество, в инквизиторство (Великий Инквизитор Достоевского). Можно сказать, что идеолог — тот же делец, ибо его отношение к миру такое же утилитарное, примитивно-прикладное и механическое (художнику присуще органическое). Но подлинно религиозный человек — всегда художник в душе, ибо Творец и Бог наш — Поэт по определению.

«Истинная поэзия возвещает о себе тем, что она, как земное евангелие, умеет освободить нас от тяготеющего над нами бремени своей внутренней ясностью и внешней прелестью. Как воздушный шар, она поднимает нас вместе с нашим балластом в горние сферы и показывает нам перепутанные земные пути с высоты птичьего полёта» (И. Гёте «Поэзия и правда. Из моей жизни»). «Задача поэта — гармонизация мира» (Иосиф Бродский).

Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился, -
И шестикрылый серафим
На перепутье мне явился.
Перстами лёгкими как сон
Моих зениц коснулся он.
Отверзлись вещие зеницы,
Как у испуганной орлицы.
Моих ушей коснулся он, -
И их наполнил шум и звон:
И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полет,
И гад морских подводный ход,
И дольней лозы прозябанье.
И он к устам моим приник,
И вырвал грешный мой язык,
И празднословный и лукавый,
И жало мудрыя змеи
В уста замершие мои
Вложил десницею кровавой.
И он мне грудь рассек мечом,
И сердце трепетное вынул,
И угль, пылающий огнём,
Во грудь отверстую водвинул.
Как труп в пустыне я лежал,
И Бога глас ко мне воззвал:
«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей,
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей».

(А. Пушкин «Пророк»)

Привожу стихи полностью, чтобы дать возможность вчитаться, вслушаться в слова, сказанные давно, но так и не услышанные никем, кроме самих поэтов. Художник художника, поэт поэта всегда поймёт, даже если в обыденной жизни они не любят друг друга. Голоса различны, но Весть у них — одна, ибо через них говорит Единое.

Дельцы же, если не носят в себе художника,  видят мир фрагментарно — целостность не доступна их взору. Потому, когда они утрачивают память о своей ущербности, о своей несамодостаточности, несмотря на власть и богатство, они начинают дробить целый мир на фрагменты, они разрывают, разрушают живую целостность мироздания, согласуя её со своим ограниченным видением. Повсеместно воцаряется корыстный интерес и деньги, мир заболевает борьбой всех против всех. Делец, порвавший с художником, становится убийцей и самоубийцей...

Мне кажется порой, что я стою
у океана.
— Бедный заклинатель,
ты вызывал нас? так теперь гляди,
что будет дальше...
— Чур, не я, не я!
Уволь меня. Пусть кто-нибудь другой.
Я не желаю знать, какой тоской
волнуется невиданное море.
«Внизу» — здесь это значит «впереди».
Я ненавижу приближенье горя!

О, взять бы все — и всем и по всему
или сосной, макнув ее в Везувий,
по небесам, как кто-то говорил, —
писать, писать единственное слово,
писать, рыдая, слово: ПОМОГИ!
огромное, чтоб ангелы глядели,
чтоб мученики видели его,
убитые по нашему согласью,
чтобы Господь поверил — ничего
не остаётся в ненавистном сердце,
в пустом уме, на скаредной земле —
мы ничего не можем. Помоги!

(О. Седакова «Элегия, переходящая в реквием»).

 

См. также «Человек для бизнеса или бизнес для человека?»

Комментарии

«Фашизм — это ложь, изрекаемая бандитами».
Э. Хемингуэй

«Фашизм — это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала… Фашизм — это не надклассовая власть и не власть мелкой буржуазии или люмпен-пролетариата над финансовым капиталом. Фашизм — это власть самого финансового капитала. Это организация террористической расправы с рабочим классом и революционной частью крестьянства и интеллигенции. Фашизм во внешней политике — это шовинизм в самой грубейшей форме, культивирующий зоологическую ненависть против других народов». Георгий Димитров

«Главной опасностью для человечества является не изверг или садист, а нормальный человек, наделённый необычайной властью. Однако для того чтобы миллионы поставили на карту свою жизнь и стали убийцами, им необходимо внушить такие чувства, как ненависть, возмущение, деструктивность и страх. Наряду с оружием эти чувства являются непременным условием для ведения войны, однако они не являются ее причиной, так же как пушки и бомбы сами по себе не являются причиной войн». Э. Фромм

Интересная статья и полезная, актуальная. Интересно о Честертоне было прочесть, о дельце, играющем в куклы. К сожалению, мало кто из дельцов сохраняет в себе такую детскую непосредственность.
СпасиБо!

СпасиБо! Тот же Честертон подметил как менялись дельцы, как непорядочность просачивалась в их деловую жизнь. Современные люди утрачивают в себе человека, утрачивая  внутреннего ребёнка. А  сегодня этот ребёнок оказывается даже под запретом. Посмотрите, например, как серьёзно нынешние чиновники защищают детей от детской классики, и многие из них не знают запрещаемых произведений, не встречались с их героями. Они - плоские люди: без глубины и объема. Я даже допускаю, что кто-то из них искренне верит в своё «благое дело», хотя тут больше пахнет взятками. Но как страшен человек, верящий в свою взрослость!

Марина Алёшина

Тема интереснейшая и острейшая!
Я ощущаю тоже, как две составляющие сейчас идут навстречу друг другу, словно бы в гору с разных сторон, и вот-вот грянет встреча, а за нею - серьёзный разлом...
Предвестники - рамочки без картинок.
И все-таки, думаю, мы имеем дело со спиралью или же с кругом, ведь нет ничего нового под небом; нам просто довелось жить в то время, на которое пришлось наступление.
Но всегда, в связи с этой темой, когда кажется, что все зависит от каких-то людей и от того, насколько они зарвались или не зарвались, я вспоминаю о Промысле Божием, который, конечно, действует и здесь, и ведет за руку каждого художника-ребенка, и пестует его, и растит, и окружает заботой, которая проявляется в том числе и в скорбях, связанных с творчеством, посылаемых через орудия - через руки дельцов.
Одна мысль, высказанная тобой, осталась для меня нераскрытой:  "Обязанность пишущего человека, писателя - реализовать впечатление". Что это значит? Почему? Пожалуйста, объясни!

Обязанность  писателя - реализовать впечатление

Это не моя мысль (в том смысле, что не я её автор), а Пруста. Реализовать впечатление - это значит «воссоединение себя с самим собой в подлинном виде» (дословно). То есть встреча я эмпирического с я духовным, реальным. Мамардашвили много об этом говорит. Для Пруста «искусство - добродетель полного присутствия перед лицом чего-нибудь» (Мамардашвили).

Писательский талант предполагает повышенную чувствительность (внимательность) к реальности (в себе, а потому и в другом, в мире). Писатель (а особенно поэт) слышит и видит недоступное обычным людям. Его глаз острее, его нюх - острее. Писатель получает впечатление, реализовать которое обязан ради неслышащих и невидящих. Художественная правда произведения - это как раз отражение того самого, что заставило художника взяться за работу.

Ахматова о том же: "Я - голос ваш". Вообще тема искусства, творчества - невероятно интересная. Мне жаль, что наше православное большинство так мало ею интересуется. Ведь Христианство - это и есть Творчество, уподобление Творцу. А у нас вместо творчества зачастую казарменный подход, идеологизированность, шаблонность и, как результат, псевдость, мёртвость, картонность.

Когда я увидела простивостояние Христа и Антихриста как противостояние Художника (послушника Тайне мира)  и Дельца-идеолога (делателя во имя своё, из своего куцого ума),  многое встало на свои места и стало понятным, очень многое. Значение подлинного творчества несравнимо больше, чем принято у нас считать.

"Каждый нужен и каждый — нормален, пока находится на своём месте. Но как только один начинает видеть себя более значимым, чем другой, начинаются проблемы." Золотые слова, Светлана. В этом заключается горе многих, кто мнит себя обиженным.

"Художник и делец" - хорошо и справедливо, полностью разделяю взгляд. Новояз! - это надо же такое слово придумать; В. Ирзабеков часто пишет, что, уничтожив язык народа, недолго уничтожить и самый народ - Язык. Статью Набокова - о пошлости - недавно поставила себе в закладки. Вспомнила также Илина, где он писал о полуинтеллигенции...

В абсолютном торжестве дельца над художником горе всех нас. Поэтому теперь производят еду, которую нельзя есть, табачные изделия, в которых нет табака и т.п. Потому  чтение книг и просмотр фильмом стали преступлением большим, чем разворовывание государственных денег и даже убийство.

спасиБо за внимание, Тамара.

Людмила Ларкина

Прочитала с большим интересом. Хорошо написано и точно замечено:

"Художник художника, поэт поэта всегда поймёт, даже если в обыденной жизни они не любят друг друга. Голоса различны, но Весть у них — одна, ибо через них говорит Единое".

Большое спасибо и за другие статьи. Интересные и полезные. 

С праздником предстоящей Святой Пасхи, дорогая Светлана! Творческих успехов!

Если художник мнит себя и только себя единственно значимым для жизни, он, как личность, как художник, начинает деградировать. Это, конечно, большая трагедия. Плохие художники приносят немало вреда не только себе, но и социуму (Набоков хорошо описал пошлость - детище псевдо художников). Однако нельзя сравнить эти повреждения с вредом от возомнившего себя главным дельца. В этом мире хозяйничает именно делец, он живёт в этом мире, в отличие от художника, томящегося в мире сём. Художник — беспомощен здесь, он не в силах натворить много зла, зато делец — всесилен.
Делец — князь, царь мира сего, именно поэтому без содружества с художником (небожителем по природе) делец легко подпадает под власть духовного Князя мира сего — диавола. Ирония в том, что таких дельцов как раз и порождают псевдо художники.

В конечном итоге, виновным более получается плохой художник?

Курица или яйцо были первыми? Есть только один правильный ответ на этот вопрос: « Я виноват, если я плохой художник, если я плохой делец».

Нельзя всё сводить в вопросу "Кто виноват?" Мне вообще кажется, что это самый нехудожественный, а потому - ложный, вопрос. Он - тупиковый.

Судьба любого большого художника имеет скрытую внутри тему отношений дельца и художника. Микеланджело вспомнию в первую очередь, ох и страдал он от дельцов-политиков. Сейчас читаю Ремарка "Тени в раю", к слову будет цитата:
"Торговля предметами искусства — вообще ремесло для людей с нечистой совестью, — начал он тоном поучения. — Мы зарабатываем деньги, которые, собственно, должен был бы заработать художник. Ведь мы получаем за те же произведения во много раз больше, чем в свое время их создатель. Когда речь идет об антикварных вещах или о предметах прикладного искусства, все это еще не так страшно. Страшно бывает с «чистым искусством». Вспомните Ван Гога. За всю свою жизнь он не продал ни одной картины и жил впроголодь, а сейчас торговцы наживают на нем миллионы. И так было испокон веку: художник голодает, а торговец обзаводится дворцами".

Художник голодает, такова его участь. Только делец дает ему возможность зарабатывать. Но Вы правы, если останется только бизнес, человечество будет обречено.

Уже сегодня художник, лишенный навыков торгашеской жизни, не умеющий не быть собой, оказался вне рамок закона. Только художник - делец по совместительству сегодня может выжить. Не совсем об этом, но и об этом тоже моя миниатюра «Дух нашего времени. Портрет преступника». На самом деле это очень страшный диагноз, поставленный нашему времени.

СпасиБо за отзыв.

Ирина Богданова

Только художник - делец по совместительству сегодня может выжить.

Иногда еще везёт. Знаю нескольких писателей и художников, которые ни разу не дельцы, но востребованы и успешны. 

Кустанович. Бабочковое.

Хотя мне кажется, я видела уже работы Кустановича. Зашла к нему на сайт, насмотрелась. И не только на твоего знакомого, и других посмотрела. Ох и красота! Интересно сколько времени пройдет до тех пор, пока это станет невозможным по авторским соображениям (ну, или крохотные махонькие картинки будут, что и не разглядеть ничего) girl_crazy

Вот сама видела книгу (вышла где-то в Европе, не помню точно), учебник для вузов, кажется, по истории искусств - без единой картинки. Пустые рамки (!), а внутри рамок вместо изображения адрес того или иного музея - собственника, где можно посмотреть картины, скульптуры и пр. Раньше о таком и подумать мы не могли, а теперь вод издателям оказалось не по силам обеспечить выход в свет полноценной книги с авторским разрешением от каждого правообладателя. Такова тенденция общественного развития, таковы законы, таковы новые правила игры мира, в котором нам предстоит жить.

Но будем радоваться тому, что пока рынок не прижала нас к стенке по полной. Мы пока можем наслаждаться жизнью, покуда ещё не накрыло нас этой волной.

Замечательно. Таких немало мастеров, я тоже знаю некоторых. Есть щедрые душой гении, есть! Но есть и злыдни, которые удавят за букву свою, даже в среде православных авторов, пишущих или переводящих миссионерские тексты. Торгаши-миссонеры! И такое имеется girl_crazy

Только не от авторов это всё зависит. И сейчас многие авторы сопротивляются и не могут ничего поделать с той махиной, которая нынче зовётся авторским правом, но таковым совсем не является. И эта махина перелопатит умы и души, перелопатит всю жизнь. Жаль, люди не видят, не понимают этой угрозы. Самые передовые ребята в этом деле программисты. Уж они давно на фронте и знают что к чему. А гуманитарии, как всегда, сильно опаздывают и не врубаются в проблему. Даже многие юристы обходят её сторонкой, такая это нехорошая и трудная тема morning

Бредбери «451 градус по Фаренгейту» и фильм «Эквилибриум» помогут врубиться непосвященным. Помню, мне сама идея казалась глупой: преследование людей за чтение книг, за хранение предметов искусства.  Пришло время и я поняла Р. Бредбери. Тоталитаризм - причина всего, порабощение... А художник - свободен, ибо в нём Дух Господень действует, без которого не может быть художника.

Прежде всего, они есть уже, то есть, время их становления приходилось на вчера.

Во-вторых, вписаться в мир можно за счет правильных знакомств, связей и пр.  Но вспомним ту же Катю Дудник, которая по причине детскости своей оказалась в положении крепостной.

А ведь этот мир только начинает быть, таких как Катя будет много. Художник живёт в иной реальности, он не здешний житель. Чем больший художник, тем больше его неотмирность. А мир становится тюрьмой, в которой быть, просто быть - невозможно. Мир становится всецелым поработителем.

Страницы