Вы здесь

Светлана Коппел-Ковтун. Ироническая проза

Жили-были...

1

Жили-были муж с женой, да каждый со своим сатаной. Строили друг друга, лепили из всего, что под рукой было: из обид, из недоделов, из амбиций и грандиозных обманов, а также из мгновений любви и заботы, сколько их было. По сусекам не скребли, по крупицам не собирали.

В общем, расточали друг друга и разрушали с величайшим старанием, а строили неохотно и изредка.

Глядит жена, что кирпичей для мужа белых отыскать не получается, а из черных-то какой муж получится? На хитрость идет, черные кирпичи в белые перекрашивает — хоть изредка.

Так и муж делает: красит  кирпичики в разные цвета, чтоб не так тоскно было на жену глядеть.

Год прожили, два, а на третий ливень и гроза средь ясного неба: все покрашенные кирпичи цвет потеряли и черными стали. Как теперь жить?

Об отделении правого уха от левого

Задумало правое ухо отделиться от левого.

— Кто сказал, что мы должны всегда быть вместе — на одной голове? Я совершенно независимое ухо, и если захочу, могу присоединиться к пятке: левой или правой. Или даже к пятке кролика, который живёт в соседнем лесу. Или даже…. Или даже в небе летать могу, как птица.

Услышала об этом левая пятка и возмутилась:

— Как ты смеешь, не спросив меня, мечтать о присоединении ко мне? Мне тут только уха не хватало, тем более правого. Уж достаточно того, что правая пятка всё время покушается на близкие мне пальчики левой ноги: то почешет их без моего ведома, то наступит на них без разрешения.

Человек один — совсем без кожи...

Человек один — совсем без кожи,
а другой — без сердца, толстокожий:
друг на друга сильно не похожи,
но страдают оба. Судит строже
тот, кто мнит других себя ничтожней.

Про ёжиков-неофитов

Ехидная сказка

В деревне ёжиков-неофитов каждый ёжик носит с собой палку на вырост: длинную-предлинную в сравнении с реальным ростом ёжика. Каждому новоприбывшему вручают её для того, чтобы ёжику легче было работать над собой, следить за своим ростом.

Ежи — народ колючий, это всем известно. Общение с ними всегда чревато мелким травматизмом. Но ежи-неофиты — народ особенный, если что не по ним, они ещё и палкой могут огреть. Так что в деревне ежей-неофитов туристам делать нечего. Но как в ней выжить самим ежам?

Правило первое. Всегда помни, что перед тобой ёж-неофит, а не просто ёж. Будь готов применить палку первым — при необходимости.

Правило второе. Помни, что палка тебе дана  для самовоспитания, несмотря на то, что чаще ею пользуешься для самозащиты.

Трамвайчик

Жизнь — это движение и постоянное перемещение. Разные маршруты — разные трамваи. Правда, с возрастом появляется всё больше трамваев, на которые ты не успеваешь, которые уходят без тебя.

Вот, вроде, знаешь: сейчас два квартала налево, потом прямо — совсем немножко, — и ты достигнешь цели. Надо только вовремя сесть на нужный трамвайчик. Ты спешишь, надеешься, гонишь себя вперёд, задаешь себе задачки, подстёгиваешь себя обещаниями, разными хитростями загоняешь себя в обстоятельства, когда опоздание смерти подобно. И всё только для того, чтобы успеть, смочь, исполнить. И успеваешь! Вот он — трамвайчик, такой нужный и незаменимый. Но водитель трамвая закрывает двери перед самым носом. Хлоп — и ты уже не успел, опоздал. Нужный тебе трамвайчик ушёл без тебя и, возможно, в нём сидит кто-то другой, кто вместо тебя проделает весь маршрут и окажется в нужное время в нужном месте...

Жизнь летит, бежит, несётся — либо с нами на борту либо без нас и мимо нас.

Диптих «Полюбили друг друга...». Картина вторая

Диптих «Полюбили друг друга…». Картина первая

Червяк и Ласточка

Полюбили друг друга Червяк и Ласточка. Свадьбу сыграли.

Поверить в такое трудно, а ведь было — в жизни и не такое случается.

Нравилась Ласточка Червяку возвышенностью: она так красиво парила в небе, что не залюбоваться было невозможно. У Червяка дух захватывало от головокружительных пируэтов, которые выделывала его любимая в полёте. Сам же он больше любил землю.

Диптих «Полюбили друг друга...». Картина первая

Пёс и Кость

Полюбили друг друга Пёс и Кость. Крепко полюбили!

Слова ласковые друг другу говорили — постоянно, глаза боялись отвести — вдруг любимый растворится в воздухе, как привидение, и сказка кончится.

Бывало, часами смотрят друг на друга неотрывно и любуются — не налюбуются, радуются — не нарадуются. Наконец, решились они навеки связать свои жизни в одну. Не мыслили они больше себя один без другого.

Жёнка, борода и утренний кофей

Из цикла «Оды бороде»

Муж без бороды, что сокол ясный без перьев. А ежели борода у него есть, то в её зарослях непременно жёнка прячется. По утрам она нежится в мужниной бороде и к работе приступать не торопится. Мужу оно, конечно, умилительно, да только голод его одолевает.

Потому мудрый муж варит своей жёнке утренний кофей и подносит его к бороде близко-близко — понюхай, мол. И она тянется носом за искусительным ароматом, тянется, но как только за пределами бороды окажется, норовит назад нырнуть. Тут муж не зевай: хватай жёнку за бока и неси в кухню! Не то, придётся ублажать её побрякушками до самого обеда.

Мужнина борода

Из цикла «Оды бороде»

Лучшее средство от стрессов для женщины — мужнина борода. Уж она уткнётся в плечо любимое, зароется в бороду мужа и спрячется так от любой беды. Тихо в мужниной бороде, уютно. От всех штормов можно укрыться в ней, если только есть она в наличии.

А если нет бороды у мужа, то надо взращивать её: терпеливо, старательно. Вот и пашут жены землицу на лице своих мужей, каждый выросший волосок лелеют, сорняки выдёргивают, и словами елейными землю удобряют, и поливают её слезами. И всё потому, что каждой жене нужна борода, чтобы прятаться в ней.

Люди и статусы

«У меня не тот статус», — кричал статус,
когда его просили послужить человеку…

Люди, имеющие статус, нередко к нему равнодушны. Чаще пекутся о статусе люди, его не имеющие или зарящиеся на чужой.

Но повстречался мне как-то статус, загнавший своего человека в могилу. Всю жизнь тот несчастный бегал, стегаемый кнутом статуса, так и погиб в рабстве.

А бывает, что человек живёт долго и переживает статус, и тогда скорбит всю оставшуюся жизнь о своей утрате. Но если человек умирает раньше статуса, то иногда статус живёт вместо человека, даже выдаёт себя за человека — и ему многие верят.

Бывает, статус подолгу бегает за человеком, но не догоняет. Бывает, наоборот, человек безрезультатно бегает за статусом, а тот прячется от него, как от чумного.

Бывает, человек рядится в маскарадные одежды и маски статуса, швыряет в лицо другим свои маскарадные принадлежности и требует чтобы его считали статусом.

Страницы