Вы здесь

Людмила Громова. Поэзия

Цветок

Бывает так, сюжет не новый:
Средь жёлтых –
                           вдруг цветок лиловый.
Укоры только слышит он:
– Ты красный?
                         Ужас! Моветон!

 

(на фото – тюльпаны в парке Горького, 9 июня)

Все люди Ангелы...

Все люди Ангелы,

Но ангельское в нас

Покрыто слоем копоти и грязи,

Сквозь толщу эту

силой Благодати

Свет неземной является подчас.

 

Душе моя,

Ты рождена для Жизни,

Мятешься всуе, умножая тлен.

Недолго ждать –

Настанет время тризны,

Что ты обрящешь суеты взамен?

Ветеранам

В белой пене деревья купаются,

И поют по ночам соловьи,

Ветераны, ваш день приближается –

Надевайте награды свои.

 

Отгремели бои и сражения,

Отдыхает от взрывов земля,

Но ваш подвиг не предан забвению,

Забывать о войне нам нельзя.

 

Благодарности сердце исполнено,

До земли мы поклонимся вам,

О войне, о Победе, о подвигах

Мы расскажем своим сыновьям.

Уповающим на богатство

Если ты такой умный,
то почему такой бедный?
(поп-вопрос)

Богатство – мерило ума? –  
             Сказали Вы вздор.
У глупых пустая сума? –
             С каких это пор?

Богатство – дешевый кумир,
Растлитель сердец.
Кто стал на колени пред ним –
Уже не мудрец.

Святитель-хирург

В лихую, лютую годину
Для православных христиан
Профессор, доктор медицины
Священный принимает сан.

Монахом став, архиереем,
Он твердо в Истине стоял,
Путь возвещая ко спасенью,
Бесстрашно ересь обличал.

И, как небесный покровитель
Лука ― апостол, врач святой,
Лечил людей хирург-святитель,
О них молился всей душой.

Что есть норма?

Перевернуто все в этом мире:
То, что нормой всегда быть должно,
Исключеньем является ныне,
Грех и мерзости – «норма» давно.

Что с того, что нормальной считают
Эту жизнь по законам страстей?
Бог иной нам Закон предлагает,
Норма – в Истине лишь – во Христе.

Всей душой ко Христу устремляясь,
Очищая сердца от грехов,
Мы поймем, всем прощая и каясь:
Нормой может быть только любовь.

Дары волхвов

(По мотивам одноименного рассказа О`Генри)

- Не вижу я кос твоих, Делла!
- Пришлось их, любимый, продать,
Богатств я других не имела…
Пускай! Отрастут ведь опять!

Я стала дурнушкой, наверно?
- О нет! Ты мила и без кос,
Но гребень для них драгоценный
Тебе я в подарок принес.

Нечаянная Радость

Жил нечестивец, что привык,
Как научила мать,
К Пречистой Деве хоть на миг
В молитве припадать.

На беззаконье как-то он
Отправиться решил
И пред иконою поклон
Привычный положил.

Вдруг замер, в страхе задрожал,
Как громом поражен:
Изображенье увидал
Ожившим тотчас он.

Последний лист

(По мотивам одноименного рассказа О'Генри)

– Подруга плоха! И сказал нынче врач,
Что шансов почти уже нет. –
Сусанна рыдала.
                  – Не надо, не плачь, –
Жалел ее старый сосед.

- На наш облетающий плющ за окном
Без устали может смотреть:             
Внушила себе, что с последним листом
За нею придет ее смерть.                   

- Одни только глупости в ваших мозгах:
От листьев взялись помирать!
Да ну вас! От сырости ломит в ногах,
Пойду-ка я, барышня, спать.

Среди миражей

Мы в духовной пустыне живем,
И в плену миражей – миллионы.
Лицемерие, злоба кругом,
Царство гнусных страстей и мамоны.

Правят деньги и глупая спесь
В сладком рабстве комфорта, гордыни,
А любовь, бескорыстие, честь,
Благородство – посмешище ныне.

Страницы