Вы здесь

Кто со Христом, тот и прав — как это понять?

Чтобы что-нибудь видеть, надо, как минимум смотреть на то, что следует видеть. Если смотришь направо, не видишь того, что слева, даже если тебе кажется, что ты в курсе всего что слева происходит.

Есть и другой нюанс. Если мы рассматриваем сложное явление, то важно куда именно мы смотрим. Так, если мы фокус внимания направили на нос человека, мы не видим его ботинок. Если смотрим на ботинки, не видим выражение его глаз.

Чтобы оказаться в ложной реальности, достаточно исказить своим вниманием, которое к тому же грамотно направляется манипуляторами, акценты. Если вообразить себе человека, но фокус внимания держать на его носу — человека не увидишь, но только его нос. Только! И будешь уверен, что этот человек именно так выглядит, забыв, что это ты сам на него так смотришь. Гений Гоголя предупреждал нас об этом...

Технологии оболванивания построены зачастую на этом. Внимание привлекается к чему-то незначительному, чтобы отвлечь внимание от чего-то важного, что совершается незаметно. Или внушается иллюзия всезнайства, когда человек на самом деле мало осведомлён. Но ему кажется, что изучать тему незачем — и так всё понятно... Потому смирение спасает от многих уловок технологов, а самомнение, наоборот, попадается на все их крючки.

* * *

Ветхий и новый человек различаются не как плохой и хороший, а как две разные природы: ветхая и новая. Не надо путать свойства природ и личности. Ветхий — это самостный, т.е. находящийся на ином основании, чем новый —  Христов.
Личность оперирует природами, набором природных возможностей: что осуществимо в новой, невозможно в ветхой, и наоборот. Потому «по плодам узнаете»...
Во Христа восходят, а в ветхость нисходят или падают.

* * *

Ряженое добро привлекает массы возможностью покрасоваться, в то время как подлинное — наоборот, ибо требует подвига, которого массы сторонятся.

* * *

Механичного в нашей жизни много — и личной, и социальной. Но человек в любой механистичной системе должен доминировать над механизмом — на случай сбоя системы или не учтённого системой случая. Человек вообще не помещается в систему, ибо личность — надсистемное явление.

Но сейчас наблюдается как раз обратное — человек становится механистичным. И даже когда у него есть возможность остаться человечным и надсистемным, он не спешит воспользоваться этой возможностью. Механистичность позволяет быть бесчеловечным и многим нравится эта ситуация, т.к. даже минимальная должность в системе даёт некую власть над другими и позволяет отказать другому человеку хоть в чём-то.

Главный ужас в том, что люди всё чаще бессознательно хотят и потому ищут повод унизить, оскорбить, наказать другого, причинить ему хоть какое-то беспокойство, неприятность, страдание. И хватаются за возможность жить без человека в себе — им это нравится. Это и есть тот самый антропологический кризис или, в религиозной парадигме, антихрист. Христос учит обратному

* * *

Желание — тысячи возможностей, а нежелание — тысячи причин. Нынче именно желание управляет знаниями. Люди делятся на группы по желаниям, ибо информации тьма, но фокус смотрения у каждого формируется по личному запросу. Куда хочет человек смотреть (не умом, а сердцем, прежде всего), туда и смотрит. Что хочет видеть, то и видит. Правда, желаниями нынче управляют извне — манипуляторы. Устоять в себе самом дано очень немногим.

* * *

Хотеть доминировать и реально доминировать — не одно и то же. Тот, кто реально доминирует, не нуждается в доминировании и потому не стремится доминировать — он просто доминирует. Тот же, кто воспринимает реальное доминирование, как посягательство, сам жаждет доминировать.

Свободный от доминирования человек легко преклоняется перед величием другого (не перед статусом другого, а перед Богом в другом), и в этом поклонении нет раболепия, которое видится стремящимся к доминированию и поклоняющимся только статусам. Поклоняющиеся статусам хотят доминировать над нестатусными посредством приобщения к статусному. Такие легко растопчут величие другого, не понимая его и не имея возможности понять из-за отсутствие приобщения к великому.

Признать величие другого (не напоказ, а искренне) можно только собственным величием. Точно так низость другого мы видим только собственной низость. В нас есть и то, и другое, но важно то, что мы актуализировали в опыте. Точка стояния и точка смотрения, куда я смотрю, когда смотрю на ближнего, что в нём ищу — то во мне и актуализируется.

«Волшебные» (талантливые, гениальные) люди неидеальны, как и вообще хорошие люди. Святые — тоже неидеальные люди, не надо путать с идеальностью их совершенство во Христе (это совершенство Христа, а не людей). Это то, чего сегодня не понимают и потому легко втаптывают в грязь всякого, на кого укажет перст манипуляторов — якобы правды ради (неидеален!). Но в том и дело, что важно куда смотреть. Великих часто защищает статусность от горделивого смотрения на них низменного в нас. Но постмодерн — это время деконструкции и пересмотра всех ценностей, потому и статусность великих не спасает, особенно гениев, которые сильно не похожи на массового человека. Потому сегодня слышим: «Цветаева? Да она же повесилась!». Что она подарила миру остаётся вне понимания такого критикана — оно ему недоступно. К сожалению, не приобщённые к великому люди легко попадаются и на уловки манипуляторов, умело манипулирующих низменным в нас. Только внутреннее величие реально защищает сегодня от всемогущества социальных инженеров, вооружённых научными открытиями последних лет о человеке. Приобщение к великому — защита не только от низменного в нас, но и от лукавого (во всех смыслах этого слова).

* * *

Массовое сознание, которым манипулируют социальные технологи в интересах той или иной социальной группы, всегда плохо осведомлено, но исполнено гнева, недовольства, презрения и претензий, которые надо лишь умело направить на тот или иной объект.

* * *

Надо помнить не только что «спасаемся верой, а не делами», но и то, что «вера без дел мертва». Не надо делать мысль плоской, она имеет объём. И надо вмещать целое, а не фрагмент. Любой фрагмент можно выхватить и носиться с ним как с целым — это губительный путь. Только целостный подход даёт истинный плод, потому что вне Христа целостность недостижима.

* * *

Кто со Христом, тот и прав. А как это понять? Для себя понять как-то надо? Не уверена, что это вполне возможно. Мы не можем быть судьями даже сами себе — наврём (мы никому не врём больше, чем себе).

Важно любить Христа и быть со христовыми. А то, кого я сочту таковыми и есть мой суд. Кого и каких любит мое сердце — в этом мой выбор. Ошибся я или нет — Бог рассудит.

Христос своих знает, а не я знаю. Христос во мне или не Христос — это знает только Господь.

Можно ли спрашивать у Бога? Можно. Хотя ответ известен: «по плодам узнаете». Тонкость в том, что и этот ответ вполне понятен и посилен только христовым (это и значит «по плодам» — именно это!).

Истина не сокрыта, но она ускользает. Истина доступна, но до неё не дотянуться своей человеческой рукой — нужна рука Христова, чтобы достать до неба.

- Даже до своего собственного неба?

- До какого из них?

 

Дневники 3, 4, 6, 9, 10 февраля 2021

 

koppel.pro

Комментарии

Размышления не только интересны в контексте праздного любопытства "ликующих и праздно болтающих"(А.А. Блок), они - актуальны до апокалиптического ожидания конца зацикленной на самое себя технотронной цивилизации...

Христос - всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь...

Без Христа - жизнь пуста...

Пустота в лабиринте эпох,

Каждый вздох на кровИ,

Враг или друг - визави...

Мы не каемся,

Просто маемся,

Ожидая конца...

Спаси нас, Господи,

Нас оставила

Простота...

 

С уважением, теплом и признательностью,

Благодарю за труд прочтения, Виталий! Вы правы, без Христа жизнь пуста. Но всё меньше тех, кто в состоянии понять эти слова. Даже в рядах христиан их всё меньше.

Радости Вам! 

Инна Сапега

Истина не сокрыта, но она ускользает. Истина доступна, но до неё не дотянуться своей человеческой рукой — нужна рука Христова, чтобы достать до неба.

- Даже до своего собственного неба?

- До какого из них?

интересные размышления, которые закончены, не заканчиваясь. но продолжаясь и выводя на рамышления и диалог с читателем

мне всегда очень интересно следить за тем, куда ведет тебя мысль. она ведь как узор - от одного в другое. вроде сначала не всегда ясно, что будет, а потом выходит узор. и это замечательно, потому как удивляет и тормошит сознание. а ведь это и нужно, чтобы не спать.

не всегда знаю могу у умею поддержать дискуссию, но всегда поражаюсь и рада мысли!

С Богом!

Цветаева права: поэт издалека заводит речь, поэта далеко заводит речь owlwalk

Спасибо, Инна, за внимание. Мысль одна, но думается слоями и на протяжении многих лет. Порой удивляюсь как я одну и ту же мысль мыслю снова и снова, в разных ракурсах, подходах. Расстояния в годы между одной фразой и другой, и они продолжают разговор друг друга. Читателей, конечно, не так много у таких вещей. Как сказала один философ, иногда кажется что говоришь в пустоту. Но у меня есть читатель, я его слышу. Если его не станет, перестану писать - это совершенно точно слышу. И как же дорог каждый, кому важно то, что важно для меня.

Радости!