Вы здесь

Людмила Ларкина. Произведения

Последнее интервью редактора журнала «Австралийская лампада» с почетным атаманом Сводно-казачьей станицы Австралии

4 января 2017 года, в Сиднее ушел из жизни почетный атаман Сводно-казачьей станицы Речкалов Дмитрий Михайлович, более тридцати лет (с 1981 по 2013) возглавлявший казачество в Австралии.

Речкалов Дмитрий Михайлович родился 30 января 1938 года в Харбине в семье белогвардейца -хорунжего Оренбургского Казачьего Войска Михаила Кузьмича Речкалова, участника австрийского фронта первой Мировой Войны, награжденного за военную доблесть тремя Георгиевскими Крестами. Отец Дмитрия Речкалова родился в Оренбурге, в казачьей семье. В 1921 году был вынужден оставить родину, отступая с Белой Армией. Мать Дмитрия - Наталья Андреевна Речкалова (урожденная Семенова) родилась в 1904 году в Харбине. Ее отец был родом из Нижнего Новгорода. В 1998 году он приехал в Китай в качестве инженера для строительства железной дороги. В семье Речкаловых родился один сын – Дмитрий, ставший в дальнейшем четвертым атаманом Сводно-казачьей станицы в Австралии.

Важней всего, когда твой друг

Важней всего, когда твой друг,
Услышав серца боли стук,
Промокший под шальным дождем
Придет утешить тебя в дом.

Подставит крепкое плечо, 
Душевным став тебе врачем;
Тепло в нем, мудрость, силы стать.
Такой не мог б тебя предать…
 

С годами дружба не ржавеет

С годами дружба не ржавеет,
Не рушит дружбу дождь и гром,
Коль человек ценить умеет
Открытый вами сердца дом.

Друзья в любые неудачи
Не бросят сани в полпути.
Плечо подставят — не иначе,
Чтоб, взявшись за руки, идти.

Мы теряли друзей...

Мы теряли друзей на войне, и в плену, и в окопах…,
А сегодня теряем, бранясь на Фэйсбуке и в Скайп, 
Выясняя, кто прав? Путин? Ющенко? Меркель? Европа? 
Кто-то стонет от горя, а кому-то от прибыли — кайф.

Ты не раб у толпы, — кто боится и собственной тени.
Не игрушка у власти, не бессмысленный, раненный скот. 
Ты в молитве святой, припадая в слезах на колени,
Вспомни наших отцов, постоявших за веру и род.

Старообрядцы Австралии, неравнодушная русская общественность против сноса зданий Черемшанского мужского монастыря

Черемшан — единственный в мире сохранившийся старообрядческий монастырь второй половины XIX века в опасности (Саратовская область. Россия).

Старообрядцы Австралии, неравнодушная русская общественность разных конфессий обращаются к губернатору Саратовской области запретить демонтаж монастырских зданий, кощунственное устроение спортивных дорожек по кладбицу и признать старообрядческие монастырские объекты культурным наследием.

Успенский собор в монастыре был построен по личному разрешению императора Александра II (в тот период действовал запрет на постройку старообрядческих храмов). Это разрешение выхлопотал в 1879 году на личной аудиенции у царя бывший атаман всех задунайских казаков-некрасовцев Осип Гончаров, переехавший из Турции на Черемшан, принявший иноческий постриг с именем Иоасаф и умерший на рубеже 1879 и 1880 годов.

Я жила жизнью горящей свечи

Интервью исследователя русской эмиграции Людмилы Ларкиной с Клавдией Николаевной Муценко — легендой русского общества Австралии.

Вот и прошел месяц с того времени, как открылся первый русский музей в Австралии. Как он прожил первый свой месяц, какие были сделаны шаги вновь создавшегося творческого коллектива?

Первое, с чего начал свою работу музей — это исследовательская работа и пополнение экспонатами фондов музея. Состоялось несколько незабываемых встреч с представителями старшего поколения. Сегодня мы расскажем об одой из экспедиций по штату Новый Южный Уэлс.

Уже в шесть утра мы оставили мегаполис Сиднея и ехали с директором музея Михаилом Моисеевичем Овчинниковым в манящую загородную тишину, оставляя позади переполненными утренним транспортом шумные улицы. Чуть более часа в пути и вот он, распахнувший свои объятия океан, такой же манящий, как и в городе. В одном из местечек бушующие волны океана приостанавливаются дугой полуострова и могучий водный гигант стихает, таясь сияющим на солнце тихим заливом.

Открытие первого русского музея в Австралии

Вот и случилось событие, о котором так много говорили.

7 февраля 2016 г. в день празднования Собора новомучеников и исповедников Российских, почитания иконы Божией Матери «Утоли моя печали» и дня памяти святителя Григория Богослова, в австралийском городе Сиднее открылся Первый Музей русской эмиграции. Музей с первого дня сиднейцы стали называть «казачьим музеем».

Таинственный странник в австралийской глубинке с корнями Российского императора

Как часто мы не обращаем внимания друг на друга, а спохватываемся, когда поговорить с человеком уже невозможно. Жил он и жил рядом, неприглядный, одинокий, никому непонятный, то веселый, то задумчивый. Да и что интересоваться каким-то отшельником, приехавшим неизвестно откуда. Не хулиганит, не мешает, живет себе тихо.

Так тихо жил человек в небольшом городке Кэтрин (Katherine), в 300 километрах от Дарвина — столицы Северной территории Австралии. Жил тихо. Разговаривал по душам только со своей собакой. На вопросы отвечал вежливо, с улыбкой. И снова молчал. Никогда, никому о жизни своей не рассказывал.

Однажды австралиец, господин Хиллер —житель Кэтрина задал страннику вопрос:

— Твое имя звучит, как русское имя. Ты русский?

— Да, это так —ответил собеседник и добавил, что он царских кровей.

Русский анзак, родившийся на верблюде…

Шесть лет назад, 9 мая 2009 года я познакомилась с русским анзаком 2-ой мировой войны, который в двадцатилетнем возрасте в 1942–43 годах воевал за Австралию против Японии.

В майский, солнечный день 2009 года мы сидели с Сергеем Владимировичем и его очаровательной супругой Викторией Тимофеевной в их уютном доме на берегу океана и беседовали о судьбах русских людей, попавших в двадцатые годы прошлого столетия на чужие земли, в разные страны. Немолодые супруги сидели рядом, держась за руки и рассказывали о своей жизни и судьбе своих родителей, о том, как воевал молодой австралийский анзак русского происхождения в рядах Австралийской армии. Звали австралийского анзака, с которым мне судьба послала эту незабываемую встречу, Сергей Владимирович Толстов.

Сергей Владимирович Толстов родился в страшный год лихолетья, когда его родители в 1922 году покидали Россию. Отец Сергея — Владимир Сергеевич был генерал-атаманом Уральского Казачьего Войска. Мать — Елизавета Ниловна — учительницей. Уходили молодые Толстовы из России вместе с многочисленными беженцами, с Уральским Казачьим Войском, которое возглавлял отец Сергея. Точнее, Сергея еще в то время не было. Родители покидали родной дом с четырьмя малолетними детьми. Младшим близнецами — Олегу и Людмиле еще не было пяти лет, старшим дочерям было около восьми. Елизавета Ниловна была беременна пятым ребенком-Сергеем.

Судьба первой русской библиотеки в Австралии

Новый проект прицерковного здания в брисбенском соборе

В конце августа в Свято-Николаевском соборе в Брисбене состоялось внеочередное приходское собрание. На повестке дня стояло два вопроса: презентация проекта нового прицерковного здания и судьба приходской библиотеки.

Еще до начала собрания присутствующие познакомились с проектом нового здания по чертежам, размещённым в прицерковном зале. Здесь же был представлен макет будущего строения, эскиз которого выполнил Пётр Завалин. Диакон Владимир и матушка Анна Бигдан потрудились над макетом, собрав его по эскизу. Проект был разработан приходским советом и вынесен на обсуждение прихожан.

Плывущая в безмолвии келья протоиерея Фёдора Конюхова. Австралия. 2014

Протоиерей Фёдор Конюхов отслужил акафист в Кафедральном Свято-Николаевском соборе Брисбена. Австралия. Штат Квинсленд.

Кафедральный Свято-Николаевский собор в Брисбене по истине уникальный центр православия и русской культуры в Австралии. За 90 лет своего существования, каких только известных личностей не побывало в стенах нашего храма. Это и королева Елизавета II, и последний король Югославии Пётр II (Пётр Александрович Карагеоргиевич), Княгиня Мария Владимировна Романова и бывший премьер-министр Австралии Кевин Рад, представители Высокопреосвященства и многие другие руководители государств, выдающиеся деятели культуры и искусства.

Отголоски событий на Украине в Австралии. Март 2014.

9 марта 2014 в Австралии, в штате Квинсленд  состоялась творческая встреча в литературно – музыкальном салоне «Лампада», организованная редакцией журнала «Австралийская лампада». Это была 24-ая встреча и, как обычно, собрались  ценители литературы, музыки и, просто,  гости.  Проходила презентация двух книг одного из авторов, проживающего в Австралии, пишущего на русском языке, родившегося на Украине. Встреча проходила на Золотом Побережии Австралии, в уютном австралийском комьюнити центре. Собрались в зале, как украинцы, русские, так и гости других национальностей. Все, как обычно: встречи, улыбки, дружеские объятия. У дружбы и искусства нет национальности! (В Австралии всех русскоговорящих называют русскими).Необычно лишь было то, что одна из гостей, которая давно и многим хорошо знакома, подошла к флагу Российской Федерации и стала на него плевать с криками: «Ненавижу, ненавижу…!!!».

Это так отражаются события на Украине в рядах украинских австралийцев в Австралии. Печально, но факт, который случился на литературном мероприятии, где собираются ценители прекрасного.

В Австралии отметили 125 лет со дня рождения Александра Вертинского

23-ий выпуск живого журнала "Австралийская лампада". Александру Вертинскому 125 лет.

Мне в этой жизни очень мало надо,
И те года, что мне осталось жить,
Я бы хотел задумчивой лампадой
Пред ликом Родины торжественно светить...

Александр Вертинский

23 февраля 2014 в Брисбене, в Русском Общественном Центре состоялся 23-ий выпуск живого журнала "Австралийская лампада".

Опять в себе. За что себя ругаешь?

Опять в себе. За что себя ругаешь?
За то, что в стае лживых не летаешь?

За то, что голос  от беды не дрогнул?
Иль от того, что снова на подмогу
Идёшь себя и близких забывая,
Когда вокруг грызётся волчья стая...

Не стал вошедшему на трон  немою тенью,
Не вторил зависти и пасквильному пению.
Ты  равнодушье их с оскоминой вдыхая,
Не равнодушен сам к чужой судьбе у края.

Мы по скалам идём всё по скалам

Мы по скалам идём всё по скалам.
Неубитый Российский народ.
И гонитель с звериным оскалом
Отправляет по крови нас в брод.

Наши дети попадали где-то,
Захлебнувшись в чеченской крови.
Дайте спеть мне простую сонету,
Не то — сердце взорвётся в груди!

Утешения в людях искала,
Ночевала под камнем Кремля,
А сыночку уже покрывалом,
Где-то стала чужая земля.

Страницы