Вы здесь

Андрей Блинов. Произведения

Зима, зима

Знакомых незнакомцев развелось,

Как сытых летних мух на распродаже.

Сегодня сообща, а завтра – врозь,

И были ли они, не вспомнишь даже.

Такие никого нигде не ждут

Ни там, ни тут, ни там ни тут.

 

Другая жизнь, другие времена,

И, прошлую шумливость забывая,

Я знаю, что такое тишина

Блаженная. Звенящая. Глухая.

И никого, и никаких проблем.

Я глух и нем, я глух и нем.

 

Убив в себе наивного ферзя,

Наследника технического века,

Впервые говорю своим «нельзя»

От имени простого человека:

«Не верю ни словам, ни временам

Назло ушам. Назло глазам».

 

Укроюсь с головою тишиной,

Уйду в себя до самой-самой глуби.

Вечер, пятница, дождь, апельсин

День прошёл. Наконец-то – один.
Ни звонков, ни стихов, ни фейсбука,
Ни конца, ни начала, ни звука.
Вечер, пятница, дождь, апельсин.

Беспощадная тайна окна,
Как твердыня у самого края.
Или что там ещё? Я не знаю.
Но уже и она не страшна.

Вот и ладно. И бог с ним. Пройдёт.
И с каким-то восторгом щенячьим
Я катаю оранжевый мячик
Взад-вперёд, взад-вперёд, взад-вперёд.

Из ловушек, из всех паутин
Только вера одна и спасает,
И не точка в конце, запятая…
Вечер, пятница, дождь, апельсин.
2018

Адажио в 6 утра

Снова ты одинок.

Голоса за стеною,

Будто выстрел в висок.

Осень – дело такое.

 

Ветер тоже хорош,

Скучно воет и воет.

Ничего не поймёшь.

Осень – дело такое.

 

Каждый день, словно тень:

Промелькнул, промаячил.

Даже кофе пить лень

В этот холод собачий.

 

Знать бы всё наперёд:

Все надрывы, обломы.

Или память – в расход,

Ну, а как по-другому?

 

Только зря не грузись,

Придави таракана

В голове. Эта жизнь –

Не фонарик карманный.

 

Раздубасит в момент

Ко всеобщей забаве

Под аккомпанемент

Существующих правил.

 

И как тот пешеход,

Что в душе себя крестит,

Совершит переход

Однажды поутру

"Слово “поздно” – очень страшное слово. Мы его употребляем легко, и это вполне естественно, потому что в нашей жизни большей частью то, что не сделано сейчас, удается сделать немного спустя; но в конечном итоге это слово грозно стоит перед нами. Есть у Достоевского размышления об аде, где он определяет ад словом “поздно”. Жизнь прошла, время, когда ты мог отозваться сердцем, охватить и осознать умом, волю напрячь для того, чтобы сделать доброе дело – это время прошло. Время делания прошло, и теперь ты находишься перед лицом вечности, в которую уже невозможно внести то, чего ты не внес путем всей своей земной жизни. Стало поздно. Это очень страшное слово".

Митрополит Антоний Сурожский

 

Мне каждый день подсовывают ложь.

Я к ней привык, и даже не заметил

Кораблик надежд

 

На звёздное крошево в зеркале луж
Гляжу, не скрывая улыбки.
И, словно набросок, ещё неуклюж
Кораблик надежд моих зыбких.

На краешке лета не благоухать
Черешне и белой сирени.
Бесформенность чувств, как озёрная гладь,
Как медленный ветер осенний.

Отчаянно хочется лишь одного:
Тревогу свою пересилить.
Весёлая искорка из ничего –
Предчувствие радости?
Или…

А, может, всё выдумки, бред наяву,
И вовсе не я в тёмном сквере
Смотрю в отражение звёзд и плыву,
Надёжен и благонамерен?

И мне по душе этот матовый свет,
В котором так просто забыться:
Не помнить себя, и о том, что сосед –
Какая-то важная птица,

У реки

Мы же все одинаковые, мы все болеем одинаковыми болезнями, у нас одинаковые проблемы: одиночество, неумение обладать собой, неумение выстраивать отношения с близкими и неумение разговаривать по душам.

Я как-то проснулся среди ночи с мыслью: а вот есть ли в жизни человек, с которым, встретившись, можно было бы поговорить по душам, так, чтобы на душе потом стало хорошо. Не просто о проблемах, о каких-то поверхностных вещах, а о себе, о сути, о сердцевине своей души.

Свихнувшийся июль

Моё окно, что  лента новостей,

Где всё давно привычно и известно.

Распарившийся город ждёт дождей,

Как праздника иного в день воскресный.

 

Свихнувшийся июль забуксовал –

Тоска моя в космическом масштабе.

А я хочу, чтоб был девятый вал,

Небесные разверзнутые хляби.

Замкнутый круг

Какая-то неведомая сила,

Притягивает к звёздам долгий взгляд.

Мне кажется, что ночь заговорила,

Как никогда нигде не говорят.

 

И спорить с нею – просто бесполезно:

Вся жизнь, как луч, как миг перед тобой.

Но разделилась надвое та бездна

И стала чёрно-белой полосой.

Весенние сны

Коробочка, солдатик, автоматик,
Каких-то жёлтых пуговиц река.
Остатки этой детской благодати
Доносятся, порой, издалека.

Смешное детство, милое, большое,
Поёт, кружит, летит, зовёт во сне,
Как  доброе чудовище цветное,
Которое всё знает обо мне;

Несётся мимо снежных дней рождений,
Нешуточных и вновь забытых клятв,
Случайных (или нет?) прикосновений,
Когда к тебе ещё благоволят.

Мне хорошо до слёз, и, слава богу!
Опять весна. Опять, опять, опять…
И этой безмятежности так много,
Что ничего не хочется менять.

И я живой, живой. Не именитый.
Не утонувший в розовой мечте,
Проснувшийся. Мои глаза открыты
Во всей своей весенней полноте.
2018

Выбор

Непонятно куда убежало тепло,
Мокрый снег равносилен измене.
Обняла ночь свечу, тень легла на стекло,
Тишина и её не отменишь.

В голове чей-то крик, хитрый взгляд, то да сё,
Строгий батюшка, литература…
Это там, в соц. сетях можно всё, можно всё,
Там душа – настоящая дура.

Всё чего-то хитришь, всё куда-то летишь,
Всё несут тебя резвые кони.
А очнёшься внезапно: ты – серая мышь,
И скрестишь неподвижно ладони.

Для друзей я сегодня – чужое письмо,
Вот такие вот странные вещи.
Состояние это проходит само
Но бывало, бывало похлеще.

Память больше не жжёт

Память больше не жжёт,

Каждый день не тревожит.

Время лжёт – я не тот,

Да и город мой тоже.

 

Весь пропах черемшой –

Он воистину чуден!

Даже псам хорошо,

Да и люди, как люди.

 

В этом царстве живых,

Не толкаясь впустую,

За своих и чужих,

За себя голосую.

Позабудем обиды

Позабудем обиды, которых не счесть.

Твоего я не стою мизинца.

Принимай, если хочешь, такого, как есть,

Ну, не принц я, куда мне до принца.

 

Но сегодня под вечер я счастлив вдвойне,

Потому что задуло с востока,

Потому что есть ты в этой странной стране,

Где без нежности так одиноко.

Белый ландыш

Когда в плену сплошных несоответствий

Устанешь жить, не веря естеству

Земных вещей – захочется, как в детстве,

Потрогать белый ландыш наяву…

 

И нет предела маленькому счастью,

Когда настолько верится в него,

Что мир перевернётся в одночасье,

И ни при чём тут будет колдовство.

Страницы