Вы здесь

Андрей Блинов. Произведения

Всё наоборот

Надежду вновь свели к нулю,
Как будто нет меня на свете.
И что тут скажешь? Я терплю,
Я ухожу от всяких  сплетен.

Быть может, снова повезёт,
И будет дан мне сон, как милость.
А в жизни всё наоборот:
То там, то здесь не получилось.

Вот так, мой друг, и смех, и грех.
Устав бродить по интернету,
Уснёшь, обиженный на всех,
И просыпаешься поэтом.

И прут из недр твоих стихи,
Как из пожарного брандспойта.
И нет прекрасней чепухи,
И ты весь чокнутый какой-то.
2017

Улица детства

Пропахли  надеждой апрельской
Небесная даль и земля.
А во дворе, по Гвардейской,
Всё те же стоят тополя.

И даже скамеечка – та же,
И пыльный под нею лопух,
Но в этом весеннем пейзаже
Какой-то особенный дух.

Себе самому не поверишь, 
Узнав свой подъезд без труда,
Родные скрипучие двери,
Как громкое «Нет» или «Да».

Не зря, видно, воля Господня,
Сюда меня вновь привела,
Ведь я и не думал сегодня
Насущные бросить дела.

Вернёшься вот так вот однажды
В ухоженный маленький двор,
И снова захочется с каждым
Затеять любой разговор.

Вращает мальчишка педали,
Гляжу ему пристально вслед.
Наверно, забудешь едва ли
Свой первый велосипед.

Счастливый человек

По тихой еду улице,
И всё мне нипочём.
Весна со мной амурится,
И радость бьёт ключом.

Без имени и отчества
Виднеется вдали
Речное одиночество,
Мой краешек земли.

Не знаю, чем пропитана
Вся эта красота.
Но вся моя начитанность
Всего лишь суета.

Река, с утра угрюмая,
Мне вышибла всю спесь.
И я сижу и думаю:
Какое небо здесь!

И вновь под этим куполом,
Особо не трубя,
Душа легко нащупала
Любимую себя.

Исчез в одно мгновение
Воинствующий пыл.
Такое ощущение,
Что я ещё не жил.

Без роду и без племени
Отныне и вовек.
В запасе – уйма времени.
Счастливый человек!
2017

Путешествие внутри себя

Не пелось, не любилось, не жилось мне,
Как, впрочем, всем заложникам квартир
В сезон дождей. Но после –
Абрикосней,
Оранжевей высвечивался мир.

И я себя выгуливал вдогонку
Безудержному чувству полноты.
Я радовался дереву, котёнку,
С ума сходил от этой простоты.

Лепестки забывшихся мелодий

Вновь щекочут нервы по весне
Лепестки забывшихся мелодий.
И в почти небесной тишине
Переполнит радость и уходит…

Будто надоевший режиссёр,
Начинает ночь очередная
Несентиментальный разговор,
Чувствами, как мячиком, играя.

Серый город с оттенками синего

Серый город с оттенками синего.
Мне весна, как спасительный храм.
Я её называю по имени,
Я её узнаю по глазам.

Вновь церковная музыка слышится
Над ленивым ворчанием дня.
Где-то письма подробные пишутся,
Сочиняются не для меня…

Луна

Ночь. Февраль окончательно сник.
То ли дело гламурный март,
Словно первый дурацкий дневник:
Хаос, лирика, нестандарт.

Над соседнею крышей – луна –
Неподвижная голова.
И обветренные, как стена,
Заслоняют печаль слова.

Потихонечку сходишь с ума
От оранжевой этой  луны.
А она дружелюбна весьма –
Ей такие вот и нужны.

Ей, похоже, никто не указ,
Ей, по-моему, хорошо.
Да и мне не сомкнуть уже глаз,
Слишком в памяти всё свежо.

Точно также февраль городской
Год назад заморозил сны.
И сидел я тогда сам не свой –
Лунный мученик тишины.
2017

Февральские дуют ветра

Февральские дуют ветра,
Печаль душу гложет и гложет.
И так неуютно с утра,
Не то чтобы очень, но всё же.

Мечтаешь хотя бы на треть
Проникнуться, что ещё можешь
Тоску эту перетерпеть.
Наивно, конечно, но всё же.

Ночь, как рай для меня

Ночь, как рай для меня,
Жёлтых звёзд поцелуй.
Я и сам не пойму, боже, где я?
Боль на боль поменял,
Тут колдуй не колдуй,
От вопросов не станет теплее.

Снова мысль промелькнёт,
Как чужое авто,
О свободе и полном покое:
Ни проблем, ни забот,
Встрепенёшься – не то,
Здесь, наверное, что-то другое…

Жизнь – совсем не игра
И не ложе утех,
И не выстрел контрольный в затылок.
Она слишком мудра,
Чтобы помнить мой грех,
О котором душа не забыла.

Я не кум королю,
Я намного скромней.
Мне по вкусу судьба поострее.
А иной не терплю,
Не люблю, хоть убей,
Потому что тогда – зачерствею.

Зрелость

Злая туча – мохнатое чучело
Прячет солнце. Откуда ей знать
Сколько света в словах: «Я соскучилась»?
И какая от них благодать.

Это – жизнь, это – Тайная Ве'черя,
Где ни крошки чужой, ни пятна.
И созвучие с каждою встречею
Повторяется, словно весна.

Белый мир

Бьётся прошлое тревожно
Где-то в самой глубине.
Память знает всё, что можно,
Всё, что нужно обо мне.

От последнего абзаца
До провала моего.
Надоело прибедняться 
Непонятно для чего.

Отравлен будет день счастливый

Нам кажется, что мы – самые несчастные на земле. Мы и бедные, и больные, и никто нас не любит, и везде нам не везет, и весь мир ополчился на нас. Послушаешь иногда человека и кажется, что перед тобой Иов многострадальный. А посмотришь на него – красивый, румяный, хорошо одетый.
Священник Василий Ермаков

Отравлен будет день счастливый:
Воскресный, будничный, любой,
Когда лукаво, некрасиво
Поступят ближние с тобой.

И вроде люди неплохие,
Желают счастья по утрам.
Как говорится, – не чужие,
Но козни строят тут и там.

И это хуже конца света:
Достанут так, хоть волком вой.
И ты в себя приходишь где-то
В библиотеке городской.

Страницы