Вы здесь

Андрей Блинов. Произведения

Пасхальный апрель

Так странно, так тихо ушёл человек…
А ты всё мечтаешь, и, горя не зная,
Врубаешь погромче любимый свой трек.
Да что ж это, Боже, за подлость такая?

Весь мир бы немедленно перевернуть,
И город ехидный нещадно забанить.
Забыть и стереть телефонную муть
И лживый позор покаянных лобзаний.

Всю жизнь перескажут за пару минут,
Как редкие кадры короткометражки.
Все косточки мёртвому переберут
Знакомые люди из многоэтажки.

На что эти слёзы, мои доктора,
Моё унижение, вечный мой холод?
Вчера нужно было бы плакать, вчера.
Сегодня я – голый, я в пыль перемолот.

Переход

Кофе утренний «Чёрная карта»,
За окном молодой спаниель.
На краю одиночество марта,
На пороге холодный апрель.

А мне нравится эта погода
С щетиною обветренных стен.
В центре города – море народа,
И по-своему каждый блажен.

И не хочется больше стыдиться
Всех своих телефонных «Прости».
Я спешу сквозь весенние лица,
Даже небу со мной по пути.

Там, за городом, рыжие стре'лки
По стволам: то на землю, то ввысь.
Это белки, простые белки,
Вот она – настоящая жизнь…
2017

Мрамор могильный, белый костюм

***
Мрамор могильный, белый костюм:
Всякое было.
Крови хватило и кгругленьких сумм,
Дней не хватило…

Снимок с безмолвным вопросом в глазах
Веткой исхлёстан.
Здесь неподвижно стоять в двух шагах
Слишком непросто.

Этот из вечности пристальный взгляд
Смотрит с прищуром.
Так в магазине, наверно, глядят
На клиентуру…
2017

Весенний вечер

День допит. Расшифрован. Дописан.
Переплавлен, дожит, наконец.
На столе три апрельских нарцисса,
За окном – любопытный скворец.

И опять одиночество в теме,
Словно детский кораблик в пруду.
И опять замедляется время,
Ничего не имея в виду.

И нисколько не трогает душу
Романтическая ерунда.
Чистоту ли такую нарушу
В наступающий вечер, когда

Очень хочешь чего-то такого,
Что давно уже в сердце живёт.
Только нет подходящего слова,
Чтобы дать этой радости ход.
2017

Мелодия света

В мелодию света вплетая слова,
Тянусь к золотому лучу.
И музыку эту, услышав едва,
Надолго запомнить хочу.

Она, словно ветер, сама по себе,
С ума б от неё не сойти!
Я, кажется, снова поверил Судьбе, 
Да что там – влюбился почти.

Вот так вот проснёшься ни свет, ни заря
В баюкающей тишине,
Как милый чудак, что живёт не мудря,
В нездешней какой-то стране.

За это порой всё на свете отдашь.
И, будто бы времени нет,
Ты можешь сквозь ангельский зыбкий мираж,    
Смотреть, не мигая, на свет…
2017

Всё наоборот

Надежду вновь свели к нулю,
Как будто нет меня на свете.
И что тут скажешь? Я терплю,
Я ухожу от всяких  сплетен.

Быть может, снова повезёт,
И будет дан мне сон, как милость.
А в жизни всё наоборот:
То там, то здесь не получилось.

Вот так, мой друг, и смех, и грех.
Устав бродить по интернету,
Уснёшь, обиженный на всех,
И просыпаешься поэтом.

И прут из недр твоих стихи,
Как из пожарного брандспойта.
И нет прекрасней чепухи,
И ты весь чокнутый какой-то.
2017

Улица детства

Пропахли  надеждой апрельской
Небесная даль и земля.
А во дворе, по Гвардейской,
Всё те же стоят тополя.

И даже скамеечка – та же,
И пыльный под нею лопух,
Но в этом весеннем пейзаже
Какой-то особенный дух.

Себе самому не поверишь, 
Узнав свой подъезд без труда,
Родные скрипучие двери,
Как громкое «Нет» или «Да».

Не зря, видно, воля Господня,
Сюда меня вновь привела,
Ведь я и не думал сегодня
Насущные бросить дела.

Вернёшься вот так вот однажды
В ухоженный маленький двор,
И снова захочется с каждым
Затеять любой разговор.

Вращает мальчишка педали,
Гляжу ему пристально вслед.
Наверно, забудешь едва ли
Свой первый велосипед.

Счастливый человек

По тихой еду улице,
И всё мне нипочём.
Весна со мной амурится,
И радость бьёт ключом.

Без имени и отчества
Виднеется вдали
Речное одиночество,
Мой краешек земли.

Не знаю, чем пропитана
Вся эта красота.
Но вся моя начитанность
Всего лишь суета.

Река, с утра угрюмая,
Мне вышибла всю спесь.
И я сижу и думаю:
Какое небо здесь!

И вновь под этим куполом,
Особо не трубя,
Душа легко нащупала
Любимую себя.

Исчез в одно мгновение
Воинствующий пыл.
Такое ощущение,
Что я ещё не жил.

Без роду и без племени
Отныне и вовек.
В запасе – уйма времени.
Счастливый человек!
2017

Путешествие внутри себя

Не пелось, не любилось, не жилось мне,
Как, впрочем, всем заложникам квартир
В сезон дождей. Но после –
Абрикосней,
Оранжевей высвечивался мир.

И я себя выгуливал вдогонку
Безудержному чувству полноты.
Я радовался дереву, котёнку,
С ума сходил от этой простоты.

Лепестки забывшихся мелодий

Вновь щекочут нервы по весне
Лепестки забывшихся мелодий.
И в почти небесной тишине
Переполнит радость и уходит…

Будто надоевший режиссёр,
Начинает ночь очередная
Несентиментальный разговор,
Чувствами, как мячиком, играя.

Серый город с оттенками синего

Серый город с оттенками синего.
Мне весна, как спасительный храм.
Я её называю по имени,
Я её узнаю по глазам.

Вновь церковная музыка слышится
Над ленивым ворчанием дня.
Где-то письма подробные пишутся,
Сочиняются не для меня…

Луна

Ночь. Февраль окончательно сник.
То ли дело гламурный март,
Словно первый дурацкий дневник:
Хаос, лирика, нестандарт.

Над соседнею крышей – луна –
Неподвижная голова.
И обветренные, как стена,
Заслоняют печаль слова.

Потихонечку сходишь с ума
От оранжевой этой  луны.
А она дружелюбна весьма –
Ей такие вот и нужны.

Ей, похоже, никто не указ,
Ей, по-моему, хорошо.
Да и мне не сомкнуть уже глаз,
Слишком в памяти всё свежо.

Точно также февраль городской
Год назад заморозил сны.
И сидел я тогда сам не свой –
Лунный мученик тишины.
2017

Февральские дуют ветра

Февральские дуют ветра,
Печаль душу гложет и гложет.
И так неуютно с утра,
Не то чтобы очень, но всё же.

Мечтаешь хотя бы на треть
Проникнуться, что ещё можешь
Тоску эту перетерпеть.
Наивно, конечно, но всё же.

Страницы