Вы здесь

Андрей Блинов. Произведения

Март дождит, и я не возражаю...

Март дождит, и я не возражаю.

И в себя пытаясь заглянуть,

Забываюсь, напрочь, и мечтаю,

Не жалея времени ничуть.

 

Где-то там, а где и сам не знаю,

У счастливой, что ли, полосы –

Та мечта, как девочка босая,

Бродит по жемчужинам росы.

 

Каждый час, как брат единокровен,

Каждый вздох,

Да что там – каждый миг.

И судьба моя не хмурит брови,

И не нужен комп, пароль и ник.

 

А к утру мечтой переболею,

Отпущу свои добро и зло.

Этот мир – большая лотерея,

Мне ещё, спасибо, повезло.

 

Что тут удивляться? В самом деле:

Жизнь идёт, веснится, не спеша.

Больше всё же нравится в апреле,

Но и в марте тоже хороша.

 

На своей волне

Разборки, дрязги, столкновенья,

Кому – «прощай», кому – «привет».

Посмотришь, день уже отпет.

И хоть бы капельку смиренья:

Но – нет!

 

В бреду ночных переживаний

Знакомо всё, как «Отче наш».

И вновь спаситель-карандаш

Ломает сладостных желаний

Мираж.

Пропаду, точно в воду кану

Пропаду, точно в воду кану,

Никому не принадлежа.

Я давно не живу по плану,

Житель первого этажа.

 

Мне ведь многого и не надо:

Прикоснуться к стеклу щекой.

У весёлого снегопада

Я учусь быть самим собой.

 

Открываясь ему, как другу,

Может, лишнего наплету.

И пойду по второму кругу,

Чтобы было начистоту.

 

Докопаюсь да самой сути

Обнажившихся перемен.

На решающей всё минуте

Тишину получу взамен.

 

Я таким откровенным не был

Никогда. Выхожу под снег.

Мне на плечи упало небо –

Пой, компьютерный человек.

2019

Что происходит?

Что происходит, Боже мой?

Я – тень, я – сон, я – чьё-то «здрасьте»,

Дрожанье стрелки часовой,

И тихо, как перед войной.

Но сколько наглости…и счастья.

Что происходит, Боже мой?

 

А мне желают всяких благ.

Конечно, лгут неимоверно,

Да флаг им в руки от бродяг,

Ведь по-другому здесь – никак.

В системе глюк, и нет, наверно,

Резервной копии. Вот так.

 

И все слова, как артналёт.

Душа горит в пустыне  молний.

Как хорошо, что снег идёт

И время, липкое как мёд,

Мечты пытается исполнить.

И может быть, ещё спасёт…

2018

31-е

Вот ещё один год, словно птица,

Пролетел, и под занавес дня

Из далёкой российской столицы

Президент посмотрел на меня.

 

Никого, ничего не хотелось,

Пахло кофе, стоял полумрак.

Город зимний был вовсе не белый,

И не праздничным был он, а так.

 

В зыбкой памяти многое стёрлось,

Пронеслось, как рождественский снег.

Лютым зверем вгрызается в горло

Этот дикий компьютерный век.

 

И давно уже неинтересно

Мне куда-то бежать во всю прыть.

А ещё, а ещё, если честно,

Никогда ничего не просить.

 

Впрочем, всё это только отмазка.

И попробуй теперь утаи,

Как пускаются в молдовеняску

Кочевые соседи мои…

2018

Пишешь себе и пишешь

Пишешь себе и пишешь,

Попробуй, останови!

Скоро поедет крыша

От памяти и любви.

 

Думаешь, ждать так просто?

Попробуй не помечтай,

Когда ограничен доступ,

И глухо молчит вай фай.

 

Тронулся, не иначе.

Зима перешла на ноль.

И никуда не спрячешь

Знакомую эту боль.

 

Вьюга ли, гром небесный,

Рассвет, победивший тьму.

Как-то неинтересно

И кукольно одному.

 

Мечешься по квартире

И тупо глядишь в окно.

Что там сегодня в мире

Тебе уже всё равно.

 

Высветит утро снимок,

А там оживут глаза.

Это необъяснимо,

Как алые паруса.

2018

Зима, зима

Знакомых незнакомцев развелось,

Как сытых летних мух на распродаже.

Сегодня сообща, а завтра – врозь,

И были ли они, не вспомнишь даже.

Такие никого нигде не ждут

Ни там, ни тут, ни там ни тут.

 

Другая жизнь, другие времена,

И, прошлую шумливость забывая,

Я знаю, что такое тишина

Блаженная. Звенящая. Глухая.

И никого, и никаких проблем.

Я глух и нем, я глух и нем.

 

Убив в себе наивного ферзя,

Наследника технического века,

Впервые говорю своим «нельзя»

От имени простого человека:

«Не верю ни словам, ни временам

Назло ушам. Назло глазам».

 

Укроюсь с головою тишиной,

Уйду в себя до самой-самой глуби.

Вечер, пятница, дождь, апельсин

День прошёл. Наконец-то – один.
Ни звонков, ни стихов, ни фейсбука,
Ни конца, ни начала, ни звука.
Вечер, пятница, дождь, апельсин.

Беспощадная тайна окна,
Как твердыня у самого края.
Или что там ещё? Я не знаю.
Но уже и она не страшна.

Вот и ладно. И бог с ним. Пройдёт.
И с каким-то восторгом щенячьим
Я катаю оранжевый мячик
Взад-вперёд, взад-вперёд, взад-вперёд.

Из ловушек, из всех паутин
Только вера одна и спасает,
И не точка в конце, запятая…
Вечер, пятница, дождь, апельсин.
2018

Адажио в 6 утра

Снова ты одинок.

Голоса за стеною,

Будто выстрел в висок.

Осень – дело такое.

 

Ветер тоже хорош,

Скучно воет и воет.

Ничего не поймёшь.

Осень – дело такое.

 

Каждый день, словно тень:

Промелькнул, промаячил.

Даже кофе пить лень

В этот холод собачий.

 

Знать бы всё наперёд:

Все надрывы, обломы.

Или память – в расход,

Ну, а как по-другому?

 

Только зря не грузись,

Придави таракана

В голове. Эта жизнь –

Не фонарик карманный.

 

Раздубасит в момент

Ко всеобщей забаве

Под аккомпанемент

Существующих правил.

 

И как тот пешеход,

Что в душе себя крестит,

Совершит переход

Однажды поутру

"Слово “поздно” – очень страшное слово. Мы его употребляем легко, и это вполне естественно, потому что в нашей жизни большей частью то, что не сделано сейчас, удается сделать немного спустя; но в конечном итоге это слово грозно стоит перед нами. Есть у Достоевского размышления об аде, где он определяет ад словом “поздно”. Жизнь прошла, время, когда ты мог отозваться сердцем, охватить и осознать умом, волю напрячь для того, чтобы сделать доброе дело – это время прошло. Время делания прошло, и теперь ты находишься перед лицом вечности, в которую уже невозможно внести то, чего ты не внес путем всей своей земной жизни. Стало поздно. Это очень страшное слово".

Митрополит Антоний Сурожский

 

Мне каждый день подсовывают ложь.

Я к ней привык, и даже не заметил

Кораблик надежд

 

На звёздное крошево в зеркале луж
Гляжу, не скрывая улыбки.
И, словно набросок, ещё неуклюж
Кораблик надежд моих зыбких.

На краешке лета не благоухать
Черешне и белой сирени.
Бесформенность чувств, как озёрная гладь,
Как медленный ветер осенний.

Отчаянно хочется лишь одного:
Тревогу свою пересилить.
Весёлая искорка из ничего –
Предчувствие радости?
Или…

А, может, всё выдумки, бред наяву,
И вовсе не я в тёмном сквере
Смотрю в отражение звёзд и плыву,
Надёжен и благонамерен?

И мне по душе этот матовый свет,
В котором так просто забыться:
Не помнить себя, и о том, что сосед –
Какая-то важная птица,

У реки

Мы же все одинаковые, мы все болеем одинаковыми болезнями, у нас одинаковые проблемы: одиночество, неумение обладать собой, неумение выстраивать отношения с близкими и неумение разговаривать по душам.

Я как-то проснулся среди ночи с мыслью: а вот есть ли в жизни человек, с которым, встретившись, можно было бы поговорить по душам, так, чтобы на душе потом стало хорошо. Не просто о проблемах, о каких-то поверхностных вещах, а о себе, о сути, о сердцевине своей души.

Свихнувшийся июль

Моё окно, что  лента новостей,

Где всё давно привычно и известно.

Распарившийся город ждёт дождей,

Как праздника иного в день воскресный.

 

Свихнувшийся июль забуксовал –

Тоска моя в космическом масштабе.

А я хочу, чтоб был девятый вал,

Небесные разверзнутые хляби.

Замкнутый круг

Какая-то неведомая сила,

Притягивает к звёздам долгий взгляд.

Мне кажется, что ночь заговорила,

Как никогда нигде не говорят.

 

И спорить с нею – просто бесполезно:

Вся жизнь, как луч, как миг перед тобой.

Но разделилась надвое та бездна

И стала чёрно-белой полосой.

Весенние сны

Коробочка, солдатик, автоматик,
Каких-то жёлтых пуговиц река.
Остатки этой детской благодати
Доносятся, порой, издалека.

Смешное детство, милое, большое,
Поёт, кружит, летит, зовёт во сне,
Как  доброе чудовище цветное,
Которое всё знает обо мне;

Несётся мимо снежных дней рождений,
Нешуточных и вновь забытых клятв,
Случайных (или нет?) прикосновений,
Когда к тебе ещё благоволят.

Мне хорошо до слёз, и, слава богу!
Опять весна. Опять, опять, опять…
И этой безмятежности так много,
Что ничего не хочется менять.

И я живой, живой. Не именитый.
Не утонувший в розовой мечте,
Проснувшийся. Мои глаза открыты
Во всей своей весенней полноте.
2018

Страницы