Вы здесь

Дядя Петя

Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное – так призывал Иоанн Креститель, теми же словами начал Свою проповедь и Сам Господь. Народ же спрашивал: что нам делать? Хотя покаяние начинается с перемены мыслей, всего мировоззрения, но состоит собственно в поступках, в обращении, т.е. решительном повороте от греха к добродетели, без тени колебания и сочувствия к старому образу жизни. В противном случае покаяние окажется бесплодным, а то и лицемерным, в чём и укорял Иоанн Предтеча приходивших к нему фарисеев, заслуживших нелестное звание «порождения ехиднины».

Покаяние должно быть постоянным спутником христианина. Для укрепления себя на этом пути правильно прибегать к помощи другого спутника – евангельским повествованиям о тех, кто устремлялся с верой к Иисусу, как Сыну Божию, и житийной литературе, в которой представлены многочисленные образцы истинного покаяния. Но хрупкая, маловерная душа хочет опереться на что-то совсем близкое по месту и времени, почти осязательное. Тогда можно обратиться к третьему спутнику, сопровождающему всякого человека, перешагнувшего определённый возраст. Имя ему – память. Я думаю, в жизни каждого найдется хотя бы один пример такой коренной перемены.

Петровским постом вспомнил об одном Петре, скончавшемся много лет назад. Мы, подростки, звали его дядя Петя. Ему и его супруге было уже за пятьдесят, жили они в нашей девятиэтажке, на первом этаже. Жена мыла подъезд, помогала мужу с удалением мусора и уборкой во дворе. Дядя Петя исполнял ещё обязанности водопроводчика. Трудились они, в общем-то, добросовестно. Всё бы ничего, если бы глава семьи не страдал недугом, который охватил значительную часть мужского населения, – пристрастием к спиртному. Нет нужды говорить о том, какое жалкое и отталкивающее впечатление производит человек, когда не соблюдает разумную меру. Надо сказать, что и в обычном состоянии дядя Петя нередко был груб, угрюм и раздражителен. По крайней мере, в отношении к нам, подросткам. Мы всегда его побаивались и старались держаться подальше.

Вскоре он внезапно пропал на достаточно долгое время. Мы с моими приятелями тогда готовились к сдаче экзаменов после восьмилетки, и нам некогда было поинтересоваться, да нас это и не очень-то беспокоило. Скорее, мы даже были рады его исчезновению. Территорию возле дома убирала его супруга и дворник, обслуживающий соседний участок. Вскоре экзамены были благополучно сданы, каникулы пролетели незаметно, и вот как-то осенью, неспешно возвращаясь из школы, я задержался у входа в подъезд. Вдруг дверь открылась, и на пороге появился он – дядя Петя. Я невольно вздрогнул, но тут же испуг сменился удивлением – на меня смотрели добрые, ласковые глаза; улыбка, хотя и несколько неестественная, что часто бывает у сильно утомленного человека, свидетельствовала о самом дружелюбном настроении. «Здравствуйте», – тихо произнёс дядя Петя. «Здравствуйте, Пётр Иванович», – машинально ответил я. Он медленно прошёл мимо, немного сутулясь, как обычно, и размахивая руками взад-вперед. Несколько дней спустя мы снова повстречались на улице. То же выражение лица, те же добрые глаза и улыбка. Он, как и в прошлый раз, поздоровался первым. Только приветствие дополнил лёгким поклоном головы. Я ответил не без некоторой неловкости и ускорил шаг. Шли недели. Нетрезвым дядю Петю уже не видели, жена его несла свои труды со спокойным и радостным настроением. Спросить о причине такой разительной перемены в человеке мы стеснялись. Кажется, он лежал в больнице, был в тяжёлом состоянии, но, в конце концов, оправился от болезни. Со своими служебными обязанностями он уже расстался. Уйдя на пенсию, большей частью сидел дома, но супруга его работала. Несмотря на возраст, была очень деятельна. Вскоре дядя Петя умер. Помню, теплым солнечным майским вечером усталая тётя Дуся сидела на скамеечке возле дома, как-то грустно смотрела на расцветшие яблони и сирень…

Загадочно, чудесно, отрадно. Многие тяжело болеют, страдают и остаются прежними, а то и ожесточаются. А здесь такое преображение с человеком! Тем более что время тогда было атеистическое – духовный голод и пустота.

А сейчас всё имеем: открытые храмы, соборную молитву, таинства, духовную литературу, православные радио- и телеканалы. Как используем эти блага для своего преображения? Особенно таинства. Ещё преподобный Амвросий Оптинский рассказывал: «Раньше, когда согрешивший от души исповедовался, покаялся, то по дальнейшей его жизни сразу видно было, что это искренно и глубоко, человек явно изменяется к лучшему. А теперь – придет и расскажет всё, может, даже и поплачет о грехах, а потом – за то же принимается».

Вот и эпидемия, как снег на голову под конец бесснежной зимы. Богослужения при пустых храмах, отлучение от приобщения. Причём в наиболее важный период церковного календаря. В акафисте Святому Духу есть такие строчки: «Прииди, даруя дух покаяния, да отвратятся тем грядущие на мир скорби».

Есть над чем серьёзно подумать.