Вы здесь

Антипрокруст

                * * *
Господи,
он — слишком взрослый,
а я — слишком ребёнок.
Наше общение —
сплошное недоразумение.
А вдруг он тот самый Инквизитор?

                * * *
Я боюсь прокрустовых кроватей,
мягко застеленных и не очень.
Я боюсь нимбов, царапающих
Твои Небеса и моё небко.
Я боюсь тех, кто знает, но не думает,
кто верит, но не чувствует.
Я боюсь друзей, которые не отличаются от врагов,
и рабов, которые не свободны.
Я боюсь говорящих краденными словами,
особенно правильными.
Но в любви нет страха...
Прости мне, Господи!

                 * * *
Между формой и бесформенностью — я.
Узкий путь — не узкоколейка...
Форма всё время стремится к Прокрусту.
Поиграй со мной, Господи!

Комментарии

А если так, не побоитесь отсутствия формы и вообще и в часности, т.е. именно свободы? Ведь тогда все позволительно, но сложно осознать, что будет неполезным? Можно это познать через игру, но стереотпиты заложенные в сознании с детства, как семьей и обществом, к сожеленю обычно не приводят к игре, о которой пишите, а всего лишь сводятся к меняющейся форме, представляющую игру в бисер...

А если так, не побоитесь отсутствия формы и вообще и в часности, т.е. именно свободы? Ведь тогда все позволительно, но сложно осознать, что будет неполезным?

Вы всё перепутыли. Всё с точностью до наоборот.

Дух творит себе формы. Свобода, о которой я говорю, не может не знать, что неполезно. Всё неполезное чуждо, инородно той свободе. Ваше тело не может не заметить инородный предмет в нём. Так и дух.

Здесь речь не о том, о чём Вы прочли.

 

Вот я и в Вашей форме - "Вы всё перепутыли. Всё с точностью до наоборот."))
Интересно, что Вы понимаете под "той свободой"? Их ведь много бывает, подходящих под сотворенные духом формы... Свобода слова, свобода духа, свобода от всего и всех...Однако есть все ж таки одна какая-то Свобода (её просто не может не быть по определению). Вопрос - какая?
С уважением.
(жаль, что формат ресурса не предусматривает дискуссий, кстати тоже свободных)

Дискуссии - вполне уместны, если уместны. Словоблудить здесь - не принято, пустословить. Не принято и поддерживать разного рода провокации, скандальчики. Не позволительна агрессия...

О какой свободе речь? О духовной, конечно, результатом которой бывает свобода от рабства форме и от лжи формы, от манерничания, от имитации, от подмен...

 

О, его не привяжете
К вашим знакам и тяжестям!
Он в малейшую скважинку,
Как стройнейший гимнаст...

Разводными мостами и
Перелетными стаями,
Телеграфными сваями
Бог - уходит от нас.

О, его не приучите
К пребыванью и к участи!
В чувств оседлой распутице
Он - седой ледоход.
О, его не догоните!
В домовитом поддоннике
Бог - ручною бегонией
На окне не цветет!

Все под кровлею сводчатой
Ждали зова и зодчего.
И поэты и летчики -
Всё отчаивались.

Ибо бег он - и движется.
Ибо звездная книжища
Вся: от Аз и до Ижицы, -
След плаща его лишь!

Аж мороз по коже. Верю Вашему стихотворению, но мало что понимаю, простите.
Краденные слова - это которые чужие, не ставшие родными?
"Поиграй со мной, Господи!" - поражает. Остается звучать внутри.

Да, мы иногда говорим красивыми словами, которые сказали когда-то умные или святые люди - говорим так, словно это наши слова, но мы их не выстрадали, не поняли, не родили в себе. Ведь каждый из нас должен собственным опытом прожить всё прочитанное, пройти надо путь, а не прочитать о нём. Знание о пути не замещает прохождение по пути. А у нас часто случается именно такая замена. Мы рядимся в одежды святых, повторяя их слова, но сердце имеем ветхое, злое.

 А " поиграй, Господи" остается звучать, видимо, потому что неожиданно для сознания. Ведь чем отличается способ познания мира взрослым и ребенком? Первый живет и познает из своего ума, серьезно относится к своим познаниям и представлениям. А ребенок познает мир, играя. Это познание осуществляется как бы вне ума, за пределами ума, без ума. Истина ускользает от умного взрослого, верящего, что он знает, но открывается ребенку - наивному, но открытому навстречу миру, удивляющемуся, не обремененному тяжестью своего знания

Наверное, стОит. Я пока как-то слишком легко отношусь к тому, что пишу. Старые стихи стараюсь датировать, если это возможно. Но чаще у меня без даты. А новое примерно соответствует дате публикации на сайте.

 

Замечатльно!

Мне обычно не нравятся формы, близкие к верлибру и у меня самого из пождобных опытов мало что выходит.

Но у Вас отлично получилось, поздравляю. 

Храни Господь на Вашем творческом и жизненном пути, дорогая Светлана.  

Интересный взгляд на Великого Инквизитора, как на слишком взрослого человека. А вообще, три этапа духовного становления просматриваются. Здесь не столько смелость видна, сколько глубокое понимание природы человека. Беру в закладки!

Евгений Боровой

    Смела Вы, сударыня Светлана! "Поиграй со мной, Господи!.." Но, вероятно, Бог Вас простит за "Но в любви нет страха"... А может, "нерабов, которые несвободны"?.. В предыдущей строке, кажется, пропущена запятая, наличие или отсутствие которой меняют смысл.

Нет, "нерабы, которые несвободны" - это о другом. О таком, например:
Я же говорю о рабах, которые гордятся своим рабством, забывая, что на деле такое рабство освобождатает, а не закабаляет. Ну, и о тех рабах, которым не нужна свобода, которым нет дела до неё - о внутренних рабах.

А за запятую спасиБо. Правда, пропустила.

СпасиБо за отзыв