Вы здесь

Татьяна Григорьева. Произведения

Нить жизни

Нить жизни, ты неумолима!
Короче с каждым часом, днём,
На ткани времени ранимо
Всё новым стелешься стежком.

Отмерен век мой сокровенный,
Дар Божий - времени клубок.
Дни разоряют дар бесценный,
Часы разматывают срок.

Пред вечностью стою бесчинно,
Без узелков любви, как раб,
Остаток жизни - миг единый,
на чечевицу разменяв.

Он пел и пел..

По струнам чутким пальцами тронул..
Душа излилась кружевом строк.
Он пел и пел, подобные стону,
Псалмы. Их слышал любящий Бог.

В ночи обильно плакали очи,
Горело сердце, памятью жгло.
Господь, помилуй грешного очень!
Звучала арфа. Солнце взошло.
 
Исчезло время. Смерти не стало.
Звучат доныне, тронув сердца,
Псалмы Давида - острое жало
Для духов злобы. Божья слеза!

Прощение

Постараюсь не плакать,
В горле ком не держать.
Пусть осенняя слякоть
Сырость множит опять.

Успокою кручину
От лампад огонька.
Не дай, Боже, детину
Записать во врага.

Свою милость усердно
Мне подаст Божья Мать,
Попрошу преклоненно
Мазь прощения дать.

Вырву сердца тычину,
Крест поддену плечом,
Мазь кладу на язвину
С этикеткой "Прощён"

2014г

Так хочется, так плачется

Бессонницей полночною заплачет одиночество,
Но памятью бессрочною душа моя светла.
Февральскими морозами так просится, так хочется
С озябшими берёзами весеннего тепла!

Душою обнажённою прочувствовать бы Сретенье,
И солнце заоконное будило бы от сна,
За стенами и тенями закончилось сидение ,
С чириканьем и пением пришла бы вновь весна.

Ненужное и пресное забылось бы всё начисто,
Проклюнулось полезное, как почки на ветле,
И радостным чудачеством, весь мир бы обозначился!
Так хочется, так плачется в морозы о тепле!

Мельница смерти

В кипеньи мира столько жизни,
Но углубляясь в толщу дней,
Я от рождения до тризны
Смотрю на мельницу смертей.

Возможно ли быть безучастной,
Когда в огромных жерновах
Она всё мелет беспристрастно,
Любого превращая в прах.

Напористые ветры бездны
Рвут крылья мельничных коней,
Мукою станут зёрна бедствий
И семя боли и скорбей.

Не суждено прожить беспечно!
Страданий крест и груз тревог
Напоминают нам про вечность,
Про цель земную и тот срок,

Когда душа, расправив крылья,
И сбросив груз оков земных,
Взлетит, и Ангелов обилье
Узрит среди миров иных.
 

За окном вновь мороз

За окном вновь мороз давит,
Мысли стайкой больной стынут.
Божий промысел миром правит,
Лепит судьбы, сминая глину.

Ох, как трудно поверить сердцем,
Бросил кто-то на душу шоры,
Всё-то кажется - вон та дверца,
За которой тропинка в горы.

Открываем и снова никнем,
Не найдя в себе точки взлёта.
Жизнь проходит, и гаснут блики
Всех надежд на покупку лота.

Время жизни дано не даром,
Когда любишь - на сердце радость,
Чтоб не стать у свечи нагаром,
Пламенеть бы, узревши краткость,

И любовью делиться с ближним.
Не считая простое сложным
Обрести себя самым нижним,
Чтоб взлететь на высоты Божьи.

Просто хорошо!

Заварю душицу, мяту,
Напою чайком.
По вечернему обряду
Погрустим тайком.
Кто о чём, а может вместе
Об одном молчим,
Разговор здесь не уместен,
Ни к чему почин.
Дышит в чашке пар отрадно,
День тревог прошёл,
Просто мы с тобою рядом,
Просто хорошо!
 

Тропка от храма

Снежинки белой мошкарой
Кружат, кружат над снежной тропкой,
Проснувшись, солнца луч святой
Ласкает их в мерцаньи робко.
Морозная свирель звучит,
И входит в душеньку без стука,
Мотив её внутри так чист,
Что, жмурясь, улыбаюсь "мухам".

Соединившись со Христом,
Душа поёт! Ей сладко, сладко!!!
Скользит, скользит под сапогом
От храма тропка - снегокатка.
Вдруг - хлоп! -и с горочки качусь!
Досадно, но и не смертельно!
Сквозь боль и слёзы я смеюсь
От радости и умиленья!

На сердце сладостный покой,
Его ничем не растревожишь!
Такой подарок преблагой
Даётся даром в храме Божьем.

На смерть поэта

На смерть Александра Губенко (Донбасский соловей)
 

Уж нет поэта, ёкнуло сердечко!
Отчётливей печали в рифмах,
Слова стихов его витийством певчим
В душе лучом преломятся, как в призмах.

И отзовутся соловьиной трелью,
Снегами и берёзовой капелью -
Дождливыми слезами. Ветер даром
Бросает их целительным нектаром.

Мчится из сердца Сибири поезд

Мчится из сердца Сибири поезд,
Верхняя полка, окно.
В чуждом пространстве я Волей Божьей,
Словно бездельник в кино.

Избы вдоль речки в сугробы сели,
Берег напротив крутой,
Трубы дымкАми навстречу елям,
И небосвод голубой.

Думы всё ближе к Уралу, к дому,
Вечер и ночь и день.
Господи, как же страна огромна!
Сколько богатства в ней!

Щедро по Царски отдал пол-мира
Тем, кто Тебе присягал!
Ныне мамона пришёл кумиром,
Духом иуда восстал.

Русское сердце, ты помнишь, слышишь
Топот Ордынских коней?
Крепкою верой и правдою выжить
Сможешь ли в царстве теней?

Прозрачны листья

Прозрачны листья свежего ростка,
Развёрнутые к солнцу тонкой жилкой.
На светлой зелени ни пятнышка пока,
Покорны и дрожат от ветерка,
Умыты целомудренной росинкой.

Так и дитя восторженной душой
Глядит на мир незамутнённым оком.
На сердце беззаботности покой,
И может солнце он обнять рукой -
Безгрешное, возлюбленное Богом.

Вернись душа к той детской чистоте,
Омойся от греха, как лист водою,
И, как дитя, в сердечной простоте,
Верь без сомненья, что в любой беде
Отец Небесный рядышком с тобою!

Причуды облаков

Над синими глубинами,
Под кисточкой ветров
Рисуются белилами
Причуды облаков.
То растекутся веером,
То скрутятся в клубок,
Спеша от юга к северу,
Их гонит ветерок.

А с ними птицы вольные
Кружатся надо мной,
С высот земля раздольная
Им кажется седой.
Туманом над покосами
Присели облака,
И утренними росами
Окрасились луга.

Сейчас - молчок!

Как ярко солнце, как слепит глаза!
Ни облачка, ни ветерка, ни тени!
Так неожиданно водой сползла
Лавина зимней белоснежной звени.

Контраст сильней меж небом голубым
И серой не раскрашенной землёю.
По пыльным голым веткам словно дым.
Сухой газон с поношенной листвою.

И тишина, готовая к прыжку!
Всё, замерев, вот-вот начнёт живиться.
До Пасхи миг, и я в себе ношу
Зерно, чтоб вдруг из смерти возродиться.

И Воскресеньем душу обновить,
Как и природу радостным цветеньем.
Сейчас - молчок! Голгофа в нас болит!
И даже птицы не тревожат пеньем!

Сколько елея у вас?

Сколько ещё мне, песчинке,
В море житейском гулять?
Если бы сроки мне знать!
Может стелила перинки
И выметала соринки,
Чтобы готовой предстать.

Бдите - сказал - и молитесь,
Ибо не знаете час!
Двери откроются враз,
Встретит желанный Спаситель.
Девы, светильник зажгите,
Сколько елея у вас?

К Тебе иду

Тебе в ладони складываю волю,
Своей страшусь, пусть царствует Твоя!
Ты знаешь лучше - сколько надо боли,
Чтоб в этой жизни было всё не зря.

Из рук Твоих хочу принять, как манну,
Спасительные скорби: клевету,
Изгоем жить или страдать за правду,
Но твёрдо знать, что я к Тебе иду.

Дай сил с терпеньем пережить ненастья,
И не предать, и не упасть с высот,
Любить, как Ты , стремясь в Твои объятья,
Роняя на тропу слезу и пот.

Страницы