Вы здесь

Протоиерей Пётр Винник. Произведения

Воплощение

Снизойдя от высот без предела,

Обнищав до последнего края,

Он возьмет на Себя мое тело[1],

Я увижу Его и узнаю.

Моя тленность, болезненность, смертность

Для Него станет снедью от Древа.

И за эту суровую бедность

Удивятся все ангелы неба.

И венцы снимут царские люди,

Поднесут ладан, золото, смирну.

Дух невидимый явно пребудет

Среди пастырей с паствою мирной.

Человеку прилично смирение,

Одному Отцу Богу – величие![2]

И родится в Святом Воплощении

Иисус нам в Сыновнем обличии.

----

[1] Свт. Григорий Неокесарийский.

[2] Свт. Иннокентий Херсонский.

Идти по жизни - крест нести

Идти по жизни - крест нести!

От зла уйти и сделать благо,

Идти под стягом, не ползти

К заветной цели шаг за шагом.

В пути без скорби не пройти,

И взгляд стерпи, как камень кинут,

С издевкой вслед: "С креста сойди!"

А ты иди, пока не снимут.

Уйти от страха, суеты,

И в целом сгладить кривотолки,

И в зазеркалье темноты

Не разлететься, как осколки.

В исход, все беды теребя,

Закончен путь. Что будет дальше?..

Открыта дверь. Смотри в себя

Лицом к лицу без всякой фальши.

Схизматику

Известно, что нет худа без добра:

В большой семье об этом знает каждый.

Но потечет ли вспять вода Днепра,

Чтоб напоить одних, других оставить в жажде?

 

Не истопчите, братья, сгоряча,

И впопыхах дыша в оскал звериный,

В полях невинный цвет - Иванов чай,

Хоть русский он, хоть с Украины!

 

Последователи великой схизмы -

Лжецы, не сильтесь так раскол чинить,

Надменный пыл свой поубавьте!

 

И для несения святой харизмы

Давным-давно пора всем уяснить

Простой девиз: не в силе Бог, а в правде!

Эпитафия 2

                                             Первомученице равноапостольной Фекле

Отвергла все земные притязания,

Повержены красой твоей и человек, и зверь.

Прошла вовнутрь скалы апостольским желанием

Невестой для Христа в Его Спасительную Дверь.

Кресту Твоему

Бог даст нетленность во Христа крещая,

А ветхость кожных риз с себя ты сбрось,

И пусть не устрашит тебя, смущая,

До самой смерти дьявольская рознь.

 

Зови устами имя Иисуса

И пусть молитва будет без конца,

Когда живешь не ради хлеба куса,

А привкуса тернового венца.

 

Не ядом, манны ядью всем спастись,

Божественная источит нам кисть

Вино благословенной Плоти Яств.

 

С главы до пят - Голгофа - в обе длани

Целит все человеческие раны

Распятие пяти Христовых язв.

Достойно есть

В единстве небо и земля достойно воспевают

Честнейшую и Славнейшую Серафим,

И на горе Афонской в келье сердцем тают

По плоти ангел и бесплотный побратим.

 

И слов небесной песни, словно нитью сшитых,

На каменной доске, как в воск, начертан след,

И как бы ни были все наши дни изжиты

С Владычицей другого выбора нам нет:

 

Совлечь грехов узду, стяжать честной венец,

Полезным быть земли и неба стать достойным,

Слезой омыть жестокость каменных сердец,

 

Умом расти, а зла не знать, как мал юнец,

Крестом смирить себя и победить все войны,

Когда в урочный час нас призовет Творец.

Овчая купель

Бедняги чаяли возле купели Овчей

Схожденья ангела в воде очистить муть.

Не мог расслаблен муж из всех скорей и ловче

Все тридцать восемь лет ни перста окунуть.

 

И с ним меня, давно зачахнув в гробе прелом,

Держи, таинник неба, в крыльях на плаву,

И погрузи, всего недвижимого телом,

В святой источник ноги, руки и главу.

 

Душа безгрешна в Силоаме не утонет,

Вода и кровь в притворе все грехи омоет.

И голос слышу снова: хочешь ли быть цел?

 

Возьми свой одр, и в добродетель поспеши,

И чтоб не стало горше, больше не греши,

Очисти плоть свою, как жертву овчих тел!

Пасхальное

Чредой возникли,

Душе известны,

В сей день Великий,

Светло-Воскресный

Смиренье, радость -

Скорбям возместье,

Все, что осталось

На перекрестии.

И аллилуия

Звучит в Распятии!

Друзей целуя

В рукопожатии,

Воскликнем вместе

И повсеместно:

Христос Анести!

Христос Воскресе!

Под снегом ягода

Лучатся в памяти минувших дней,

Цветов пестрящихся, любимых лица,

А на исход становится видней

В конце пути дней жизни вереница.

 

Спрошу себя: был прок в ней, или нет,

Хоть чем-то напитал я чьи-то души?

Принес ли плод, а, может, в пустоцвет

На землю пал тщеславием иссушен?

 

В саду, с опавших роз шиповник ал,

Под снегом ягодой последней стал

Для стаи птиц голодных в зимней стуже.

 

Пора мне семечком для жертвы стать

И на скрижали сердца начертать,

Что без любви я ни на что не нужен.

Дары волхвов

Столетия сходятся

В сем мире хладном,

В руках Богородицы

Отроче Младом.

Течет над вертепом

Небесная млечность,

В душе распростертой

Вмещается вечность.

Совлек небо ангел

И звезды так низко,

Мне снится ль преданье

О древнем и близком?..

Но снам неохоче,

Не сомкнуто око,

Исчезнет мрак ночи

Пред Солнцем Востока.

Спасителю мира -

Пшенице всем молотой,

Сложатся мирра

И ладан, и золото.

Звездой путеводной

Отыщут дорогу,

Склонятся с заботой

К святому порогу,

Кто ум превозмог

Совопросником века,

И примет Царь - Бог

Этот Дар Человеком.

Ты дал мне, Боже.

Ты дал мне, Боже, чувство красоты

В гармонии изящных линий, звука, цвета,

С благословения небесной высоты,

Внимать различию и тьмы, и света.

 

И дай еще мне, Боже, сил вдвойне

Не запятнать прекрасных лиц ваяние.

И побеждать в моей плотской войне

Страстей сиюминутное желание.

Индикт

Стяжает подать осень желторота

В числе, измерив весом, с ноготок.

И лета бабьего жнецов щедрота

Помилует, быть может, хоть чуток.

 

Уж гаснет день за полевой стерней,

Пожухнет блеск на нитях паутин

И волжский ветер нежной пятерней

Прижмет мне прядь редеющих седин.

 

Еще одно мы пережили лето:

Возросшее дитя во что одето?

Зимы нещадной дни, что нам сулят?

 

А урожай: где худо, где богато,

Все, что посеял, то и будет сжато!

Считают всех по осени цыплят.

Крест и мед

Эдема снедь - Распятие Христа.

Вершится ежегодно чудо Божье:

Течет Святое Миро на Подножье,

Янтарным медом каплет на уста.

 

И горечь слез, скорбей, кровавый пот

Однажды превратится в сладость вкуса.

Откуда в храмовой печи искусно

Пришелся пчелам по душе приход?

Запах песен лета

                                                   В.Пономареву

Как запах нежный ландыша услышу

В созвучном хоре тонкого дисканта

"Царю Небесный" - эту песню свыше

Переливающихся струй andante.

 

Как будто с неба ангелом пропета,

Читая нотный лист дождинок пятен.

От очередности дыханья ветра

Мне шум листвы берез весьма приятен.

Страницы