Вы здесь

Протоиерей Пётр Винник. Произведения

Схизматику

Известно, что нет худа без добра:

В большой семье об этом знает каждый.

Но потечет ли вспять вода Днепра,

Чтоб напоить одних, других оставить в жажде?

 

Не истопчите, братья, сгоряча,

И впопыхах дыша в оскал звериный,

В полях невинный цвет - Иванов чай,

Хоть русский он, хоть с Украины!

 

Последователи великой схизмы -

Лжецы, не сильтесь так раскол чинить,

Надменный пыл свой поубавьте!

 

И для несения святой харизмы

Давным-давно пора всем уяснить

Простой девиз: не в силе Бог, а в правде!

Эпитафия 2

                                             Первомученице равноапостольной Фекле

Отвергла все земные притязания,

Повержены красой твоей и человек, и зверь.

Прошла вовнутрь скалы апостольским желанием

Невестой для Христа в Его Спасительную Дверь.

Кресту Твоему

Бог даст нетленность во Христа крещая,

А ветхость кожных риз с себя ты сбрось,

И пусть не устрашит тебя, смущая,

До самой смерти дьявольская рознь.

 

Зови устами имя Иисуса

И пусть молитва будет без конца,

Когда живешь не ради хлеба куса,

А привкуса тернового венца.

 

Не ядом, манны ядью всем спастись,

Божественная источит нам кисть

Вино благословенной Плоти Яств.

 

С главы до пят - Голгофа - в обе длани

Целит все человеческие раны

Распятие пяти Христовых язв.

Достойно есть

В единстве небо и земля достойно воспевают

Честнейшую и Славнейшую Серафим,

И на горе Афонской в келье сердцем тают

По плоти ангел и бесплотный побратим.

 

И слов небесной песни, словно нитью сшитых,

На каменной доске, как в воск, начертан след,

И как бы ни были все наши дни изжиты

С Владычицей другого выбора нам нет:

 

Совлечь грехов узду, стяжать честной венец,

Полезным быть земли и неба стать достойным,

Слезой омыть жестокость каменных сердец,

 

Умом расти, а зла не знать, как мал юнец,

Крестом смирить себя и победить все войны,

Когда в урочный час нас призовет Творец.

Овчая купель

Бедняги чаяли возле купели Овчей

Схожденья ангела в воде очистить муть.

Не мог расслаблен муж из всех скорей и ловче

Все тридцать восемь лет ни перста окунуть.

 

И с ним меня, давно зачахнув в гробе прелом,

Держи, таинник неба, в крыльях на плаву,

И погрузи, всего недвижимого телом,

В святой источник ноги, руки и главу.

 

Душа безгрешна в Силоаме не утонет,

Вода и кровь в притворе все грехи омоет.

И голос слышу снова: хочешь ли быть цел?

 

Возьми свой одр, и в добродетель поспеши,

И чтоб не стало горше, больше не греши,

Очисти плоть свою, как жертву овчих тел!

Пасхальное

Чредой возникли,

Душе известны,

В сей день Великий,

Светло-Воскресный

Смиренье, радость -

Скорбям возместье,

Все, что осталось

На перекрестии.

И аллилуия

Звучит в Распятии!

Друзей целуя

В рукопожатии,

Воскликнем вместе

И повсеместно:

Христос Анести!

Христос Воскресе!

Под снегом ягода

Лучатся в памяти минувших дней,

Цветов пестрящихся, любимых лица,

А на исход становится видней

В конце пути дней жизни вереница.

 

Спрошу себя: был прок в ней, или нет,

Хоть чем-то напитал я чьи-то души?

Принес ли плод, а, может, в пустоцвет

На землю пал тщеславием иссушен?

 

В саду, с опавших роз шиповник ал,

Под снегом ягодой последней стал

Для стаи птиц голодных в зимней стуже.

 

Пора мне семечком для жертвы стать

И на скрижали сердца начертать,

Что без любви я ни на что не нужен.

Дары волхвов

Столетия сходятся

В сем мире хладном,

В руках Богородицы

Отроче Младом.

Течет над вертепом

Небесная млечность,

В душе распростертой

Вмещается вечность.

Совлек небо ангел

И звезды так низко,

Мне снится ль преданье

О древнем и близком?..

Но снам неохоче,

Не сомкнуто око,

Исчезнет мрак ночи

Пред Солнцем Востока.

Спасителю мира -

Пшенице всем молотой,

Сложатся мирра

И ладан, и золото.

Звездой путеводной

Отыщут дорогу,

Склонятся с заботой

К святому порогу,

Кто ум превозмог

Совопросником века,

И примет Царь - Бог

Этот Дар Человеком.

Ты дал мне, Боже.

Ты дал мне, Боже, чувство красоты

В гармонии изящных линий, звука, цвета,

С благословения небесной высоты,

Внимать различию и тьмы, и света.

 

И дай еще мне, Боже, сил вдвойне

Не запятнать прекрасных лиц ваяние.

И побеждать в моей плотской войне

Страстей сиюминутное желание.

Индикт

Стяжает подать осень желторота

В числе, измерив весом, с ноготок.

И лета бабьего жнецов щедрота

Помилует, быть может, хоть чуток.

 

Уж гаснет день за полевой стерней,

Пожухнет блеск на нитях паутин

И волжский ветер нежной пятерней

Прижмет мне прядь редеющих седин.

 

Еще одно мы пережили лето:

Возросшее дитя во что одето?

Зимы нещадной дни, что нам сулят?

 

А урожай: где худо, где богато,

Все, что посеял, то и будет сжато!

Считают всех по осени цыплят.

Крест и мед

Эдема снедь - Распятие Христа.

Вершится ежегодно чудо Божье:

Течет Святое Миро на Подножье,

Янтарным медом каплет на уста.

 

И горечь слез, скорбей, кровавый пот

Однажды превратится в сладость вкуса.

Откуда в храмовой печи искусно

Пришелся пчелам по душе приход?

Запах песен лета

                                                   В.Пономареву

Как запах нежный ландыша услышу

В созвучном хоре тонкого дисканта

"Царю Небесный" - эту песню свыше

Переливающихся струй andante.

 

Как будто с неба ангелом пропета,

Читая нотный лист дождинок пятен.

От очередности дыханья ветра

Мне шум листвы берез весьма приятен.

Минута памяти врастает в вечность

  Из года в год 9 мая мы приходим на воинские братские могилы, мемориалы памяти павших защитников Отечества. Вот уже 72 года в эти пасхальные весенние дни мы приходим помолчать в минуте скорби об убиенных воинах на поле брани. Помолчать, чтобы прикоснуться памяти об ушедших в вечность отцов и матерей, погибших в годы Великой Отечественной войны. Помолчать, чтобы услышать, как звучит тишина, как вздыхает утрата, как призывает колокол нашей совести, чтобы не предать забвению тех, перед которыми мы в вечном долгу. В долгу за жизнь и свободу на родной земле, где каждая пядь земли полита кровью павших в бою воинов наших. Миллионы их имен записаны на небесах. Если бы молчать за каждого павшего солдата по минуте, мир бы молчал полстолетия.

Светлое Воскресение

Преобразит меня свет Воскресения,

Исчезнут ветхой ночи покрова

И на душе рассеются сомнения,

Я верю, что любовь всегда права.

Не в гордости, а на последнем вздохе

В страданиях за всех Кровь пролита,

В Распятии Всемирном на Голгофе

Пасхальным Агнцем - Жертвою Христа.

Теперь бессмертьем станет Смерть мне эта,

Скорбям нет места с раннего утра.

Припоминаются слова поэта

О том, что "плакать надо бы вчера".

Играет солнце предрассветным небом,

Грехи сотрутся в жерновах земли,

Запахнет свежеиспеченным хлебом...

Торжественная жизнь! Беды ушли!

Совлекшись кожных риз греховной тяги

И победив страсть, станет не больна,

Душа моя, как чистый лист бумаги,

Страницы