Вы здесь

Жизнелюбец АСС, Толик и ковидная Яська

У продовольственного магазина на низкой старенькой коляске с разномастными колесами сидело постоянное присутственное лицо, безногий человек неопределенного возраста.  АСС, так назывался он тем, кто хотел с ним познакомиться, непременно уточняя: Астахов Сергей Сергеич, мытарь из Тополиного.

Ему подавали, когда хорошо, когда не очень, но любил он старушек, особенно в день их пенсии, когда те угощали его то яблоком, то пряником и непременной копеечкой, пороется иная в тощем кошельке, как вот сейчас, подошла, положила рублевик, вздохнула и попросила:

- Ты уж помолись,  родимик,  о грешной Пелагее да о ее детках… где-то они сейчас мыкаются».

- Да какой из меня молитвенник, бабка Пелагея, сам грешный, местечка светлого не найдешь.

- А ты помолись, помолись, Сереженька, нам неведомо кого и как Бог слышит.

 

Бежит по мокрой дорожке Яська впереди Толика, ее рыжий хвост весело на ветру мотается: сжалился мальчишка, спустил с поводка собаку, вокруг – редко кто, хоть и воскресенье, да ненастье,  народ рано из дома выходить не торопится, отдыхает в тепле.

- Сбегай, сынок, до магазина, - наказывала Толику мать, отправляя за покупками. - Молока и сметанки купи, пачку гречки, разрешаю тебе и чего-нибудь  поощрительного, - стимулировала она его с улыбкой. - Но только в пределах разумного,  заодно и Яську прогуляешь.

Толику собраться – раз-два и готово, да и Яська уже крутится возле двери, поскуливая. У супермаркета Яська притормозила и, было, хотела усесться на свое законное место, ан,  нет, видит – занято: сидит бородатый мужичок на тележке, а перед ним потертая кепка, в которую несколько монеток брошено. С пристрастием оглядела собачка незнакомого, понюхала колеса, кепку и то, что в кепке, недовольно тявкнула и села рядом.

- Да ты моя золотая! – Радостно воскликнул безногий мужичок, и слегка откатил коляску, давая ей больше места. – Вот и славно, вот и хорошо, посидим рядком да поговорим ладком, пока твой хозяин покупки делает. А как кличут твою красавицу, парень, обратился он к Толику.

Толик во все глаза разглядывал мужика, он и раньше его видел, но так близко, с глазу на глаз, не приходилось,  тем более разговаривать с инвалидом, заробел.

- Яськой… зовут…

- А меня – Астаховым Сергеем Сергеичем, а для краткости – АССом.

- А меня – Толиком, - тихо ответил ему мальчик.

- Ну вот, теперь у нас знакомая кампания.

Толик помялся, не готов был брать неведомо кого в свою кампанию, но Яська не смущалась, сидела, как вкопанная, привыкла так делать, зная, что внутрь ее никто не пустит, пробовала однажды через стеклянные двери проскользнуть, но охранник с какой-то штуковиной в руке мощным голосом прокричал на весь торговый зал, да так, что Яська от страха присела: «Граждане покупатели! Чья собака? Сейчас же выведите пса, иначе серьезный штраф». Яська моментально развернулась, и – наружу пулей, только рыжий хвост на выходе прозрачной крутилкой прищемила. И больше  туда –  ни-ни!

- Ты не тушуйся, Толик, - ободрил его АСС, заметив мальчишью растерянность. - Мы присмотрим друг за другом, а?  -  И хитровато подмигнул одним глазом невозмутимой Яське.

Все из материнского списка Толик сложил в продуктовую тележку быстро, не забыл и о «поощрительном»,  взял для себя и мамы  рулетики  с маком, курагой, изюмом, а для  АССа и Яськи – попитательнее, пирожки с мясом. Он направился к кассам, бездумно скользя взглядом по полкам, и вдруг  в глаза ему бросилась одна мелочь, возле которой он надолго застрял. То были налобные фонарики разных моделей, тут тебе и побольше, с фильтром поверху, и поменьше, но с хитроумными приспособлениями, направляющими свет, с простыми и сложными крепежными системами, смотря для чего фонарики можно использовать.  Возле этой полки и завис Анатоленька, изучая, какая из них надежнее всего. Заинтересовал его и фонарик с телескопической ручкой, готовая световая указка, погасни в классе свет, будь у них вторая смена. Но по вечерам, к сожалению,  у них в школе уроков не было,  и  воображение Толика переключилось на картинки  таинственных пещер с опасными поворотами и закоулками, вот!..  вот где могли пригодиться такие фонарики!

- Молодой человек, вам помочь с выбором? – К нему вежливо обратилась  девушка-маркетолог в форменной одежде.

Мальчик очнулся,  быстро заморгал глазами от неожиданности, смутился от  обращения к нему: «Молодой человек».

- Нет, нет, я просто смотрю, - залепетал он неловко и покатил скорее тележку с покупками прочь.

Занятная картина предстала перед ним по выходу из магазина. Яська так и сидела, но смотрела на всех почему-то жалостливо, а на ее морде красовалась бело-голубая маска, как и полагается, закрепленная за ушами, мало того, к ее лапам прислонилась картонка, где фломастером значилось: - «Не бойтесь, мой ковид – враг вашему ковиду! Это я вас боюсь!»

Толик не знал, что сказать и во все глаза уставился на АССа, а тот, наблюдая его смятение, с удовольствием пощипывал бородку и частил словами, не давая ему одуматься. Вокруг стояли люди уже вынырнувшие из теплых жилищ, подтягивались из магазина.

- Вот, брат, хочу поблагодарить, твоя собачка мне большую помощь оказывает, щедрится рука дающего, уже нам двоим подают!

АСС мотнул богатой сивой шевелюрой, поклонился окружающим.

 - А я всем историю твоей героической собачки рассказываю, как она в разных лабораторных испытаниях против вирусу этого зловредного участие принимала, ведь собачки  ковиду этому не подвержены, сами знаете!  -  АСС оглядел вновь подошедших, бросающих  монеты,  и те со звяком успокаивались в кепке, кто и купюры осторожно укладывал разной цветности, а чтобы их ветром не сдувало, инвалид  аккуратно, неторопливо и бережно устраивал их в кармашек коляски, не забыв взглядом поблагодарить за милосердие, приглашая к беседе.

 - Вот, карантинному человеку и на волюшку выйти подышать было запретно, а с собачкой – милости просим, дышите, разрешаем.  И наша, рыжая, сколько людей из застенков выводила. Приметили ее люди знающие, оказали уважение, пригласили к опытам, она не отказалась. – Не отказалась, Ясенька, - медовым голосом обратился АСС к собаке, та чихнула и от внимания заюлила хвостом, забыв, что сидит, обметая и без того опрятные плитки. – Сами  видите, согласилась она! - Довольным баском заверил зрителей рассказчик. – И вывели ученые мужи с помощью этой собачки такую вакцину, что зараза не берет ни зверя, ни человека, хотя… - помедлил АСС, - иных человеков собачке опасаться стоит, потому как вакцина эта на проверке – видите, собачка опасается.

- Сергей Сергеич! – Напомнил о себе Толик, уже понимая сложившуюся ситуацию, но Сергей Сергеич взглянул на мальчика таким умоляющим взглядом, столько в этом взгляде было отчаянной просьбы и боли, что Толик не стал продолжать.

- Вот и мальчик подтверждает, хозяин собачки. -  АСС достал носовой платок,  на удивление чистый и отглаженный, и долго отирал им глаза. – Собачка эта необыкновенная, счастливая. – Сергей Сергеич чуть понизил голос. – Всяк человек идущий, счастливый, потому что владеем всем, что подарено ему при рождении…  вот и эта собачка – добротой, любовью…

Не смог дальше говорить этот безногий человек, снова достал платок, развернув,   накрыл  им полностью  лицо,  видно было: плакал он,  тихо, мелко сотрясая плечи, потом  досадно засморкался, низко опустив голову к своим спрятанным в кожаные мешочки култышкам. Люди тихонько расходились, но перед тем вновь доставали свои кровные, наклоняясь перед человеком к его старенькой кепке.

Ноябрь 2020 г

Омск