Вы здесь

Юлия Чечко. Произведения

Не выше иконы плывут облака...

Дорога — трудна и еще далека,
«Помилуй нас, Господи!» дышим…
Не выше иконы плывут облака,
И небо земное – не выше…
Никто не считает молитв и шагов,
Ни стонов сердечных, ни вздохов.
Но пыль опускается с наших следов
На новозаветные строки.
Поэтому старых избитых путей
Не просит ожившее сердце.
Ведет Богородица нас, как детей —
И к ней припадаем по-детски.

2016

Пеку стихи горячие

Смеется или плачется
Уже наверняка!
Пеку стихи горячие.
А ну, кому блинка!
Провеет рифмы ситечко,
Прожарит уголек
Покушайте! Насытились?
Эх, жалко, что не впрок…
Как приползет бессонница
Гадюкою в ночи,
Так вся мука попортится,
Хоть плачь, хоть хохочи…
Но не смеюсь, не плачу я,
Лишь изредка пою.
Пеку стихи горячие -
Задаром раздаю…

2016

Прими меня, осенняя обитель

…Все тяжелей привычный груз событий…
…Все меньше люди кажутся Людьми…
Прими меня, осенняя обитель,
Послушницей ли, трудницей – прими…
О, как прекрасно — без стихов и песен
(Все сказано задолго до тебя)
Течет молитва – чисто, бессловесно –
От сердца паутину отводя.
Здесь яблоко научит падать оземь,
И свет ценить — предутренняя тьма.
И расточит свои богатства осень,
В тлен превращая золото сама.
И вот, пока отмерянные сроки
Нерукотворным храмам октября,
Пока душа, как лебедь одинокий,
Поет, ликуя, плача и скорбя,
Пока гармонии вселенской нити
Вибрируют и оплетают мир, —
Прими меня, осенняя обитель,
Послушницей ли, трудницей – прими…

2016

Крестному ходу

Сорвалось с оси колесо:
Не хочется – по бездорожью…
Конечно, мы можем не все,
Но — кое-что! — с помощью Божьей…
…Хоть малость. Хоть чашку воды…
Хоть доброе слово молитвы…
Невидимо тают следы —
Не ангелы ль вышли на битву?
В объятьях земной красоты
В пожаре вражды и обмана
Хоругви несут, как бинты
На рваные раны…

2016

Запели птицы в феврале

В туманной утренней золе,
Нестройною капелью
Запели птицы в феврале —
И как они запели!
Что солнцу — быть, весне — звенеть,
Сиять, расти, струиться!..
Дай, Господи, и мне запеть
Подобно этим птицам.

И не решаюсь постучаться...

Не нарушая тишины,
И не показывая вида
Живет сознание вины,
Переправляя медь обиды.
Уже не плачу ни о чем,
Привыкла к ноше (слава Богу!).
Зачем с котомкой за плечом
Плетусь к знакомому порогу?…
Сильнее память у добра,
Насыщеннее — у печали…
И вы, любимые вчера,
Кем для меня сегодня стали?
А может быть, еще одну 
Добавят в душу каплю счастья?
…И снова я тянусь к окну,
И не решаюсь постучаться…

От мира черно-белого...

Что говорили-делали 
Разрушить, — и с начала…
От мира черно-белого
Я, кажется, устала.
От ярлыков навешенных,
Где каждый ставит цену,
Где воду носят решетом,
Иголку ищут в сене.
Где тленное и вечное
В словесной мокнет сырости,
…Как трудно боль сердечную
Порой за скобки вынести.

Святая блаженная Ксения

Ирине Богдановой

Блокада… (Слышишь слово — «ад»?)
Как птаха — налегке
Проходит скорбный Ленинград
Та женщина в платке,
Которую отвергнул мир,
Но люди — узнают
Старинный воинский мундир.
Что ж, и она — в строю…
Сдаваться сатане нельзя —
Пути иного нет.
Как много зрят ее глаза:
И тот, и этот свет…
Дрожит замерзшая рука:
Но и в пучине бед
Через года, через века
Не кроху скудного пайка —
Господь
Протянет
Хлеб…

Небесные письма

Небесный почтальон встряхнул, не глядя, сумку,
И писем пронеслись над миром вороха…
Протягивая к нам невидимые руки
Спускаются они в ладони и меха.
Но кто же их  прочтет? И кто на них ответит?
И долго ль им лежать, в надежде на ответ
В пустыне без песка, где бродит только ветер,
И кроме белизны, иного цвета нет.
Просил пророк Давид очистить паче снега
Ту душу, что дана от Господа взаймы…
А мы о чем кричим с заснеженного брега,
Застыв-заледенев в объятиях зимы?
О том, что в скверне мы? Что в суете прокисли?
Что в наглости своей все требуем  чудес?
… Но вновь, и вновь, и вновь нечитанные письма
В безмолвной тишине спускаются с небес…

Тоскую о России

Выдернули рыбку из стихии,
Задыхаться бросили в песке —
Так до слез тоскую о России,
Разом о Рязани и Москве.

Вспомню ласку глаз… зеленых, карих…
Сесть бы, как тогда, плечом к плечу…
Пожую дивеевский сухарик, —
Тихо от уныния лечусь.

А душа сухая, словно травы,
Радости едва ли слышен пульс.
Помолчу… задумаюсь о Лавре…
К Сергию как будто прислонюсь.

Праздник Святого Николая

Серый день начинается зимней густой синевой,
Где луна заблестит, как нетронутый елочный шарик.
Улыбается людям с небес наш любимый святой, —
Нет, не зря малыши под подушками радостно шарят.
Но не ведомо взрослым — мы бодрствуем, или во сне,
То ли просто устали от лжи, суеты и бессилья,
Когда черной гадюкой раскол пробежал по стране,
А молебны вздыхают молитвенно: «Боже, помилуй!». 
Переждем. Перетерпим. Терпение вечно к лицу.
Отче наш Николае, моли о нас, грешниках, Бога!
Старый год — старый дед добредает покорно к концу.
Рождество — что бы ни было — ближе и ближе к порогу.

Киев, 2013

Пастырь Добрый

… А небо свинцовое стонет
То снегом, то диким дождем.
Мы — птахи на Божьей ладони,
Которую не узнаем…
Глаза застилают туманы,
И уши — навязчивость фраз.
А Он никогда не обманет,
И Он ни за что не предаст…
И в темную нашу не-вечность,
Где разве что теплится Дух
На поиски блудных овечек
Уходит от стада Пастух.

Канун Рождественского поста

Отогреть в ладонях птицу,
Грех развеять, точно дым.
Паче снега убелиться
Милосердием Твоим...
... То нежнее Взгляд, то строже.
Много прыти,
Мало сил.
Но уж если что не сможем —
Просто выдохнуть: «Спаси…»

2015

Страницы