Вы здесь

Иван Нечипорук. Произведения

Иди на Свет

Опять стоишь на новой грани,

Лелея веру на победы…

Ты этот вкус уже изведал,

Теперь оставь свои терзанья,

                              Иди по следу

                              Мирозданья…

 

Какой ты ждёшь себе награды,

Когда уже отмечен даром?

Жизнь – вечный бой, в чаду угара,

Когда душа, дыша на ладан,

                             Горит пожаром

                             В кронах сада.

В Ближних пещерах

Мне этот день заветным стал подарком,

Откинув бремя ложного стыда,

Молитвою я приведён сюда,

Где свечи в темноте трепещут жарко,

Но холод доминирует всегда.

Когда поэт – тринадцатый апостол

Поэт всегда – тринадцатый апостол.
Елена Крикливец

Не верьте, что творцом быть очень просто,

Что творчество  – тщета и суета,

Всего лишь связка мысли в три нахлёста…

Поэт всегда – тринадцатый апостол!

Не должен быть апостол без Христа!

 

Сдирая безразличия коросту,

Расплёскивает душу по листам.

И сквозь погосты на помосты поступь…

Когда поэт – тринадцатый апостол,

Ему никак не избежать креста.

Так хочется осеннего покоя

***

Так хочется осеннего покоя,

Ветров беспечности и шороха листвы.

Как сложно мне, лишенцу и изгою,

Брести через октябрьские костры.

Искать надежды в каждом новом храме,

Но находить стреноженную память

Над полусонной тихою рекою,

Когда мой день тревожен и постыл.

Наш странный мир устал

Наш странный мир устал быть монолитом,
И мы в сомненьях погрязаем вновь.
Где ропот заменяет нам молитву,
Там зависть заменяет нам любовь.

И полнолунью доверяя страхи,
Напрасно ищем ко спасенью путь…
А впереди лишь топоры да плахи,
И нету сил, чтоб всё назад вернуть. 

Ни сна, ни отдыха

***

Ни сна, ни отдыха, заела кнопка выкл.,
Кручусь магнитофонною бобиной —
Я без движения существовать отвык.
И вьётся путь магнитной лентой длинной…

               Как будто  птицы в ирей острым клином…

Да будет так, пусть бытия река
Течёт, и не даёт свыкаться с ленью.
Пусть за строкой рождается строка,
И не истлеет в сердце  вдохновенье…

               И жажда вымолить надежду и смиренье.

29 февраля

Птичий хор теплом доволен,
Галки счастья не таят.
Воздух сказочно намолен,
В ясный полдень с колоколен
Льётся песня бытия.

Светел празднично-иконный
День последний февраля,
Тает звук золотозвонный…
Над рекою утомлённой
Просыпается земля.

Раскинувшийся август

         * * *

Раскинувшийся август 
расточает миро.
На этом празднике я —
неуместный гость.
Забытой суетой 
утраченного мира
Питается мой взгляд… 
И закипает злость.
За то, что город мой 
стал эпицентром ада 
Вина на этих ветхих 
поблёкших мостовых.
Невыносимо мне! 
Прочь ухожу из сада
От звонких голосов 
весёлых. И чужих!
Я удаляюсь вон, 
не требуя отмщенья,
Смотря, как солнца лик 
вплавляется в массив…

Последнее письмо

Не прощай, но просто до свиданья!
Наши тени пусть проглотит ночь,
И разделят нас не расстоянья.
Размышлений поздние терзанья
Не способны нам уже помочь.

И да будет всё по воле Божьей,
Только он нас может вразумить:
Не питаться сплетнями и ложью,
И упрёками друг друга не тревожить,
Оставаясь чуточку людьми.

«Земля родная тихо дышит…»

Впервые я познакомился с творчеством Александра Конопли на сайте Международного клуба Православных литераторов «Омилия», где были представлены его стихи, которые всегда оставляли хорошее впечатление. Но, тем не менее, сайт есть сайт, и разрозненные публикации не могут составить полного литературного портрета автора, но мне повезло: в руки мне попала книга автора «Земля родная тихо дышит...». Честно признаться, я не читал послесловия Светланы Скорик, пока не прочитал книгу полностью, но сразу, с первых страниц провёл параллель между стихами Александра Конопли со стихами Сергея Есенина и Николая Рубцова (просто светлые и умиротворенческие образы: ромашковый взгляд поля или ползущее по ухабинам время), и мне было приятно, что Светлана Ивановна тоже провела подобную параллель в своей рецензии.

Прошлогоднее

РОЖДЕСТВЕНСКО-ТУМАННОЕ

Сквозь призму вековых реминисценций,
Под Рождество, сквозь слякоть и туман
В толпе с работы шедших горожан
Брели волхвы, неся дары младенцу.

Мерцала путеводная звезда,
С трудом сквозь мглу лучами пробиваясь…
Затравленно зима в проулке жалась,
И вместо снега хлюпала вода.

Из Переделкино

Средь лип и елей на тропинках
Воздушен каждый лёгкий шаг,
Луна виниловой пластинкой
Играет тихо в небесах.

А воздух карамельно тает
Над мутной тоненькой рекой,
И дух поэзии витает
Над каждым клёном и ольхой.

Крики чаек над Невой

                                             И тонкий отзвук чаечного плача…
                                                          Владимир Ларионов

Тают в облаках лучи…
     Ветер свищет, как нагайка,
     Воздух сладостно горчит.
     Надо мной не плачут чайки,
     Надо мной кричат грачи.

Здесь мысль подобна резвой лани

Здесь мысль подобна резвой лани,
Над тихой полумглой тревог,
Где ветра резвое камланье
В немыслимой июньской рани
Нам дарит Всемогущий Бог.

Здесь познаётся мир беспечный,
Здесь распускаются мечты
И расцветают русской речью,
Над водным руслом быстротечным,
Храня меня от суеты.

Над Росью

Вербы рыдают над водами в тихом укоре,
В этих холмах я пытаюсь найти Святогорье –
Как же похож этой речки поток на Донец.
Но не хватает мне ветра в беззвучном просторе,
Мне не хватает биенья донбасских сердец…

Край мой родной, я душою с тобой непрестанно
Там, где твои терриконы – наследье титанов,
Вместе с курганами тайны столетий хранят,
Там, где вся степь стала чёрною огненной раной,
Там, где твои города превращаются в ад.

Страницы