Вы здесь

Юлия Линде. Проза

Рона

РОНА

И пастися будут вкупе волк со агнцем и рысь почиет с козлищем, и телец и юнец и лев вкупе пастися будут, и отроча мало поведет я. (…) И не сотворят зла, ни возмогут погубити никогоже на горе святей Моей: яко наполнися вся земля ведения Господня, аки вода многа покры море. (Ис. 11:6,9).

Рона была плохой собакой. Некачественной. К сожалению, он понял это не сразу.

Уже пять лет он жил один на старой даче и все собирался завести овчарку, цепного пса для охраны. В этом не было особой необходимости, поскольку поселок был тихий, да и брать у него было нечего – но всё же. Этого требовал его мужской характер. Его чёрным перцем жгло желание чувствовать свою власть над первобытной неразумной силой животного, его душу завораживал ядовитый страх в глазах зверя. Он был охотником.

Рону он подобрал в соседней деревне дрожащим щенком.

Эн минус Тэ

Был урок рисования. Нет, рисование — это никакой не урок, это ри-со-ва-ни-е. И восклицательный знак. Рисуй себе что вздумается и радуйся — это ж тебе не математика какая-нибудь и не грамматика, которые при правильном преподавании непременно превращают человека в зубра. И хуже всего, что не того зубра, что вольно щиплет лист на просторах Беловежской пущи, а зубра, который двадцать пять часов в сутки листает учебник, то есть зубрит.
 
Так вот, рисование в сто двадцать третьей средней общеобразовательной школе преподавали неправильно. Задаст тебе Сан Санна[1] тему — а ты рисуй как хочешь. Посоветовать Сан Санна может, но исправлять красной ручкой — никогда. А еще никогда у Сан Санны двойки в журнале не извиваются. Потому и не урок.