Вы здесь

Я же не трус

Не изменяя  традиции  своей мамы, каждый год  на Девятое  Мая я  собираю  своих  внуков  на праздничное  чаепитие.  День Победы  в  нашей  семье - день  памяти  родственников, павших в боях с немецким  захватчиком  в Великую Отечественную войну 1941-1945 годов. Я  достаю  старый  семейный  альбом  и рассказываю  внучатам о том  историческом  времени, которое  выпало  на  долю родственников. Пусть  внуки  узнают,  какими  они  были,  о чём  мечтали,  чего достигли,  чему  посвятили  свою жизнь.

Первым  пришел  Сережа. Старший  внук  наклонил  голову,  подставляя  щёку  бабушкиному поцелую.

-  Серёжа,  ты курил?-  обомлела я.

-Бабушка, - краснея  и заикаясь, оправдывался внук, -  у  нас в классе  только трое  не курят, а так все...  у нас  девчонки больше  мальчиков  курят.  Я же  не трус.

- Герой, значит.  Мы это сегодня  обсудим.

-Бабушка,  нас то у тебя трое, а приборов  на  столе  семь.  Гости будут?- Серёже хотелось сменить  тему.  

- Дедушка  Саша  со  своими  "героями"  сегодня с нами.

Дед  Саша  - это  мой  старший брат. Ему было  три года, когда  началась Великая Отечественная.

- Опаздывают  родственнички...

- Не  иронизируй,  лучше  у  дедушки Саши  пунктуальности  поучись.

К  назначенному  часу  мои гости  собрались.

За  столом  я объявила о том,  что  в нашей семье  произошло  чрезвычайное событие. Серёжа  закурил  потому,  что  не хочет быть трусом

-Ух ты! - восьмилетний  Антон подбежал к Сереже - Отец  знает?

- А  что ему  отец...  взрослым стал,  свободным  и смелым... Так,  Серёга? - брат похлопал парня  по  плечу.

- Герой, - добавила  я, - самое  время поговорить   нам  о  трусости и героизме. расскажи-ка  ты, братик, нашим  "героям"  о  том, как ты  с  нашей мамой партизанил.

-Да,  ладно...съехидничал  Серёжа, - в  три  года  партизанил?

-Представь  себе.  На  войне  дети  рано  взрослели.

Все  притихли.  Я  подлила  Саше  чаю,  но брат  отставил  чашку  и начал  свой  рассказ.

- Это  было  в  тысяча девятьсот  сорок  третьем.  Мне  шёл  шестой  год.  Ярче всего  запомнились  походы с мамой  в другое  село.  Я не  понимал,  почему  нужно было  идти аж  двенадцать километров только  ночью.  Мы  шли лесом,  потом  через  кладбище  мимо крестов...  Я  прсто знал, что  так надо.  Ночью  в лесу  слышен каждый  шорох.  То где-то  сова  заухает,  то  их  кустов  зверёк  выбежит. Да  и с волком  можно  было  встретиться.

Мама  всегда  брала  мешок  с вещами  или  картошкой,  которые  мы на хлеб меняли  и  потому не  могла  взять  меня  на руки.

-Мамочка, здесь  так темно,  тебе  не страшно?-  всегда  шёпотом  спрашивал я.

- Ну,  что ты,  сынок, ноченька  прячет нас от немцев, а  добрые  звёздочки,  как  фонарики, дорожку нам  освещают.               

-Ага, - леденея от страха, я  крепко  сжимал  мамину  руку, -  не бойся,  мама.  Ты  же со мной.  Правда,  я твой  защитник?

- Правда, сынок.  Ты у меня  настоящий герой.  Поди  устал.  Спать  хочешь.

- Ага...  и  хлеба...  Но  ещё  не очень сильно,  не волнуйся,  я потерплю.

Каждый раз, когда мы добирались до маленького саманного  домика на краю улицы  у кладбища,  нас встречала  тётя Маша. Она поила нас  чаем на веточках  вишни с чёрным хлебом.  Каким  вкусным был  тот  хлеб!  Мама и тётя  Маша  уходили в  сени  и  там  долго  разговаривали,  а я   за  мгновение проглатывал  угощение  и  засыпал на  теплой  деревенской  печке.

Однажды меня  разбудила  громкая  чужая речь. Шла  война,  но  немцев  я  ещё  не  видел.  Это  немцы понял  я.  От  страха   перехватило  в  горле...Мне  хотелось  спрятаться,  стать  невидимкой...

- Партизаны! -  орал кто-то  в сенях.

-Мама!  Там  мама!- я  ворвался  в сени  с криком: "Не бойся, мама,  я с тобой!

Мама  и  тётя  Маша  стояли  у стены,  а  два  здоровых  мужика в  военной  форме направили дуло  автоматов  прямо  на них.  Я  шмыгнул  под  дулом  немца,  который  кричал  "Кто  партизаны?",  заслонив собою  маму.

Немцы  притихли. Один  с  кривой  улыбкой  на  ломаном  русском  проговорил:  

 - Ты  партизан?

- Я  мамин  защитник!  

Немец  расхохотался.  Потом,  опустив  свой  автомат, подошёл  ко мне ближе  и  погладил по  голове:

-Смелый  мальчик.  Я  бы  так  не смог.  А ты? -  обратился  ко второму и, молча вышел.

-  Дедушка  Саша, а  знаете ли Вы  конечный  адрес  тех сведений - спросил  внук Ваня.

- Да, это главнокомандующий   первого украинского  фронта  маршал  Василий Жуков. Мне  даже встретиться  с ним  довелось.  Но это другая история.

Брат достал  пачку  сигарет  и вышел на балкон.

- Серёжа,  закурим?

Внук вышел  с братом.

-Нет, дедуля,  я  не буду...  никогда  не буду!  А  ты,  правда,  герой, - Серёжа, обнимая брата,  как-то сник. - Я  бы  струсил,  не смог бы...

-  Смог бы,  Сергей, смог!  Ты  же нашего   рода-племени  орёл! Главное,  чтобы  смелость  свою  ты  проявлял  только  на  доброе дело и во имя  ДОБРА.