Вы здесь

На последнее целование

«Я должна успеть. Только не хороните без меня». На всем почти четырехтысячекилометровом расстоянии я всем своим нутром цепко держалась за эти слова, мне не плакалось и не вспоминалось ничего из моей жизни, связанное с бабушкой. Просто передо мной было ее лицо, любимое до боли!

Когда же в конце пути поднялась на пятый этаж, и мне открыли дверь, услышала тети Полин голос, внутренний надрыв сразу отступил, будто часть живой бабушки была здесь. Кто-то читал Псалтырь, на кухне готовили обед. Стоя у гроба и всматриваясь в успокоенный, но все же скорбный лик, я пыталась постигнуть происшедшее. Чтобы побыть наедине с собой, взялась мыть в ванной виноград и фрукты для поминального стола. Погрузила все в большой таз, залила водой...

Из комнаты слышались тети Полины причитания: «Дунюшка-а, дорогая моя сестри-ичкя, да всю жизнь вместе. Смотрю, бежишь: «Ой, Поля, да штой-то Серёньки нету!" И как чё у самой случится, и к тебе скорей бегу. И вот так вот кажный Божий день! Да и как же теперь-то!? К кому побегу, милая моя сестричкя, подружка моя незабвенная?»

Слезы заливают мое лицо, стекают на руки, на виноград. Передо мной большая часть этой жизни, этой любви родных и дорогих мне людей.

Мои руки уже просто лежат опущенными в таз, плач переходит в рыдание. Чувствуя в себе малыша, стараюсь немного успокоиться...

«Бывалча прибежишь: «Полюшка, чаво же делать? У Нюрки свинья поросится, ребята дома одни».

Поток моих слез не убывает. И вдруг громкий бодрый крик тети Поли, несущийся из комнаты на кухню: «Ню-у-ур, каша-то не подгорела?» пробуждает во мне почти ликование. Еще всхлипывая, я уже улыбаюсь. Мои милые бабы рязанские, перенесшие уйму горя, но не сломленные, а с верой претерпевшие все до конца!

Комментарии

Алла Немцова

Дорогая Надежда, как написано, каждое слово - в сердце. Вечная память всем нашим бабушкам, всем ушедшим. 

Мои милые бабы рязанские, перенесшие уйму горя, но не сломленные, а с верой претерпевшие все до конца!

Их молитвами, возможно, и держимся еще.

Храни Вас Господь, Надежда!