Вы здесь

Мифотворчество вместо проповеди. О телегонии (Галина Муравник)

«Прочитал — передай другому»

Ассортимент книг на церковных прилавках в последние годы радует своим разнообразием. Однако порой можно обнаружить весьма сомнительные издания, которым не место не только в храме, но и вообще на любой книжной полке. Что это — недосмотр или элементарная некомпетентность ведающих книготорговлей — судить не берусь.

Случайно ко мне попала брошюра с интригующим названием «Целомудрие и телегония», приобрести которую можно во многих московских храмах. Будучи по специальности генетиком, я не могла не поинтересоваться ее содержанием, которое повергло меня вначале в изумление, потом — в шок. Выпущена она в 2004 г. издательством «Псалтирь» тиражом 10 тыс. экземпляров.

Однако число потенциальных читателей может быть в несколько раз больше, поскольку, открыв сей опус, встречаем строгое указание: «Прочитал — передай другому» (таким путем она ко мне и попала).

Брошюра представляет собой сборник статей, авторы которых — московские протоиереи: о. Артемий Владимиров, о. Николай Головкин, о. Евгений Бобылев, о. Максим Обухов, о. Алексей Грачев, о. Анатолий Измеров, а также к. м. н. Николай Рассказов, к. ист. н. Валерий Бочкарев и А. Иванов — журналист из «Русского Дома» (список приведен в той последовательности, в которой он представлен в брошюре, — Г.М.). Таким образом, коллектив довольно представительный, да и объем для брошюры тоже немалый — 62 страницы.

«Наука о девственности»

В последнее время тема телегонии, которую окрестили «наукой о девственности», стала предметом широкого обсуждения среди православных верующих. Опираясь на эту неведомую ученому миру науку, некоторые иереи, преподаватели воскресных школ начали по-новому вести проповедь целомудрия. Спору нет, разговор о целомудрии весьма актуален, особенно учитывая сегодняшние реалии, когда свобода нравов зашкалила все мыслимые пределы, а блуд и прелюбодеяние стали признаваться чуть ли ни нормой человеческих отношений. И все же напрашивается вопрос: всякий ли аргумент может быть использован? Допустимо ли основывать воспитание христианской нравственности на непроверенных (читай: недостоверных) научных фактах? Во всем этом я и попыталась разобраться. Итак, о чем же речь?

О дружбе лошадей с зебрами

Слово телегония имеет греческие корни: «tele» — вдаль, далеко, «gon» — рождение, происхождение. В целом телегонию определяют как сходство детей не со своим отцом, от которого произошло зачатие, а с мужчиной более раннего скрещивания (под «сходством» понимают наследование ребенком генетических признаков, характерных для первого мужчины, с которым у матери ребенка когда-то был половой контакт). Возможно ли такое, вправе спросить каждый, кто знаком с азами генетики, полученными в школе? Авторы брошюры твердо уверены, что ответ может быть только утвердительным.

Вот показательная цитата из этого издания, рассказывающая об истории обнаружения феномена телегонии: «Примерно 150 лет назад коннозаводчики, выводившие новые породы лошадей, для повышения выносливости решили скрестить лошадь с зеброй. Опыты не удались: не произошло ни единого зачатия — ни у лошадей от мужских особей-зебр, ни у зебр-кобыл. Опыты прекратили и постарались забыть о них, полагая, что дело закончено. Однако через несколько лет у кобыл, побывавших в опытах, стали рождаться полосатые жеребята. От породистых жеребцов!.. Ошеломленный научный мир назвал это явление телегонией. Опыты Ч. Дарвина, проф. Флинта, Феликса Ледантека и иных ученых — над другими животными, подтвердили данный феномен… Тогда, 150 лет назад, современники сразу стали задавать физиологам вопрос: «Не распространяется ли эффект телегонии на людей?». Начались интенсивные физиологические, антропологические, социологические исследования и даже опыты, если, естественно, такая возможность предоставлялась. И после многолетних, многочисленных, разносторонних опытов беспристрастная наука заявила твердо: «Да, эффект телегонии распространяется и на людей, причем в гораздо более ярко выраженной форме, чем в мире животных!» (с.7–8). Удивительно, но этот рассказ, достоверность которого при проверке оказалась более чем сомнительной, слово в слово повторяется практически у всех авторов сборника, будто написанный под копирку. А далее рисуются образные картины того, чем грозит телегония девушкам, потерявшим девственность до брака, хотя бы и не забеременевшим. Читать эти «страшилки» особо впечатлительным я бы не рекомендовала.

Напрашивается вопрос: почему же столь важные сведения оказались преданы забвению почти на 150 лет? Авторы знают ответ: никаких упоминаний о телегонии в литературе найти невозможно из-за того, что сознательно «опустился занавес секретности». Но так ли это? Действительно ли тема телегонии была жестко табуирована? Тогда кем и почему? Попробуем провести своего рода экспертизу.

Путешествие по анналам науки

Откроем популярный до сих пор «Энциклопедический словарь» Ф. Брокгауза и. Эфрона (СПб, 1901 г.). В томе 64 (с.777) сообщается следующее: «Телегония, или сходство детей не со своим отцом, а с отцом более раннего приплода… Дарвин со слов Мортона (1821), а недавно Эварт (1896) сообщают о двух случаях. Эварт сообщает, что жеребенок, родившийся от жеребца и кобылы, слученной ранее этого с полосатой дикой лошадью, и имевшей от этой случки потомство, имел следы полосатости на крупе и почках. Однако полосатость на ногах и плечах встречается иногда у лошадей, независимо от влияния всякой примеси и служит доказательством происхождения лошади от полосатых предков…».

Далее Ф. Брокгауз и. Эфрон пишут, что «Вейсман сообщает о многолетних наблюдениях Ланга над собаками, а затем Белль (1896) производил опыты над собаками и голубями, и оба пришли по отношению к телегонии к отрицательным результатам» (здесь и далее выделено мной, — Г.М.).

Авторы «Словаря» все же пытались найти какое-либо научное объяснение телегонии, оговариваясь, «если это явление имеет место…». Вот их версия: «Наиболее вероятным может быть предположение, что живчики первого отца сохранились где-нибудь в женских половых частях и оплодотворили яйцо лишь при повторной случке. При чрезвычайной живучести живчиков это предположение не является особенно странным, но все же как самый факт телегонии, так и эта гипотеза нуждаются в подтверждении».

Необходимо прокомментировать утверждение о «чрезвычайной живучести живчиков» с позиций современной эмбриологии. Если говорить о человеке, то жизнеспособность сперматозоидов в половых путях женщины сохраняется не более 72 часов. Далее наступает их гибель. Поэтому такой вариант объяснения телегонии не состоятелен.

В «Большой советской энциклопедии» (1956 г.) также находим статью, посвященную телегонии (т.42, с.137). Надо отметить, что издание это вышло в свет во времена засилья в биологии Т. Д. Лысенко, поэтому во всем чувствуется явный «лысенковский привкус». Цитата из БСЭ: «Телегония — редко встречающиеся у растений и животных случаи влияния мужских половых элементов на женский организм, когда в потомстве данной материнской особи, получаемом уже в последующие годы от скрещивания ее с другой отцовской особью, проявляются признаки и свойства, присущие отцовскому организму, участвовавшему с ней в предыдущем скрещивании».

Итак, телегония здесь объявляется феноменом редким, но все же встречающимся. Но объяснение этого явления дается сугубо «по-лысенковски»: влиянием соматических клеток на половые. Попытка доказать наличие таких влияний — одна из «idea fix» Трофима Денисовича, на которую он потратил немало государственных средств и человеческих жизней, поскольку все те ученые-генетики, кто не хотел «идти с ним в ногу», оказывались в лагерях или были расстреляны. Впоследствии комплексная проверка работ Лысенко и его соратников показала их полную научную несостоятельность.

Небольшая статья о телегонии есть в БСЭ 1976 года издания (т.25, с.388). Цитата: «Телегония — предполагаемое влияние свойств мужской особи, участвовавшей в предыдущем скрещивании с женской особью, на ее потомство, полученное от скрещивания с другими мужскими особями. Явление телегонии было „открыто“ в 1-ой четверти 19 века. Точные генетические эксперименты многих ученых в конце 19 века не подтвердили телегонию».

И, наконец, цитата из энциклопедии «Британика»: «…Телегония — представление, восходящее к Аристотелю. Оно предполагает, что признаки индивида наследуются не только от его родителей, но и от других самцов, от которых его мать имела предыдущие беременности». Далее следует комментарий: «Все подобные мнения — от наследования приобретенных признаков до телегонии — сейчас должны рассматриваться как суеверия. Они не основываются на экспериментальных исследованиях и не совместимы с известными нам механизмами наследственности».

После этого обзора авторитетных изданий может быть сделан вывод: все утверждения о научной доказанности «феномена телегонии» не соответствуют действительности, равно как и о «занавесе секретности». Однако протоиерей Евгений Бобылев пишет, что явление телегонии стали замалчивать, поскольку оно, якобы, «шло в разрез с теорией Дарвина» (с.11), хотя в другом месте читаем, что Ч. Дарвин также участвовал в исследовании телегонии (с.7). Возникает закономерный вопрос: откуда все эти сведения? У ряда авторов брошюры приведена единственная конкретная ссылка на работу по исследованию телегонии — книга Феликса Ледантека «Индивид, эволюция, наследственность и неодарвинисты». «Изложенная выше информация о первых шагах засекреченной теперь науки взята нами из 24 главы этой книги, которая так и озаглавлена «Телегония, или Влияние первого самца», — читаем в сборнике. Что ж, обратимся к первоисточнику. Единственный экземпляр этой книги, изданной в России в 1899 г., есть в фондах Российской Государственной Библиотеки.

«Главный атеист Франции»

Начнем с некоторого уточнения. Прежде всего, фамилия автора книги пишется иначе, чем у авторов брошюры, а именно Ле-Дантек (через дефис). Да и название тоже звучит по-другому: не «Индивид, эволюция, наследственность и неодарвинисты», а «Индивидуальная эволюция, наследственность и неодарвинисты». Странные «описки», причем не у кого-то одного, а у всех авторов сборника, упоминающих эту работу. Невольно возникает подозрение в том, читали ли они этот труд.

Несколько замечаний о самом Феликсе Ле-Дантеке. В фондах РГБ хранятся еще несколько его книг, с которыми я познакомилась. Одна называется «Атеизм», другая — «Существует ли бог?» (слово «бог» написано с маленькой буквы). Последняя из них — это обстоятельный разбор всех доказательств существования Бога, а также энергичная попытка их «разоблачения». Ле-Дантек пишет, что если и можно рассуждать о Боге, то «лишь как о простом смертном человеке». Другие его высказывания о христианстве не цитирую из-за их откровенного цинизма.

А что представляет собой Ле-Дантек-ученый? Это вполне респектабельная фигура: биолог, профессор Сорбонны, дарвинист, снискавший у современников скандальную славу «главного атеиста Франции». Вот такого «странного» единомышленника избрали себе наши протоиереи. Очень сомнительный союзник для представителей церкви в деле воспитания христианской нравственности.

Конечно, в науке главным критерием является не отношение к религии, а научная компетентность. Посмотрим, чем же обогатил «науку о девственности» Ле-Дантек, исследуя явление телегонии. Отмечу лишь, что книга издана в 1899 г., т. е. за год до переоткрытия законов генетики, больше известных как законы Менделя. Понятно, что научный материал, которым оперирует автор, находится вне контекста этой науки. Поэтому даже беглого знакомства с содержанием достаточно, чтобы убедиться, что за 100 лет она безнадежно устарела. Так что искать каких-то научных откровений в этой работе не следует. Но 24 глава, хоть и невелика (всего 4 страницы), но весьма любопытна.

Ключевая глава

«Глава XXIV. Телегония, или влияние первого самца» (с.244): «Между заводчиками существует довольно распространенное мнение, что первая случка*) может иметь влияние на последующие, в том смысле, что потомство от этих последних кое-что заимствует от первого отца: Спенсер рассказывает, что, по словам профессора Флинта и по сделанным в Америке наблюдениям, белая женщина, оплодотворенная негром, может иметь впоследствии, выйдя замуж за белого, детей с некоторыми особенностями, несомненно обличающими негритянскую породу».

Из приведенного отрывка ясно, что Ле-Дантек вовсе не занимался лично исследованием телегонии, как пишут авторы брошюры. Он лишь собрал некоторые материалы. Однако данные, им приводимые, по понятным причинам, не могут иметь научной ценности. Ну что это за исследование: «Спенсер рассказывает, что, по словам профессора Флинта…»? Напоминает «сарафанное радио»: «Одна женщина сказала…» А далее может следовать самый невероятный рассказ. Поди проверь, было или нет.

Ниже идет ничуть не более убедительный рассказ, приведенный Ле-Дантеком со слов Ч. Дарвина «…о случае со свиньей некоего г. Джильса, всегда приносившей от боровов одной с ней породы поросят белых с черным, похожих на нее и на всю породу. Когда же ее однажды накрыл кабан, то она опоросилась помесью. Потом ее опять спустили с боровом ее же породы, и она произвела поросят, между которыми попадались одноцветные каштановой шерсти…» (с.245). По той же причине, что и выше, научная ценность и этого сообщения весьма сомнительна. Ведь поросята с необычной окраской шерсти не были исследованы в скрещиваниях, как того требует генетический анализ. Ничего не сообщается о других пометах той же свиноматки. Следует также добавить, что у кабанов детеныши бывают не «одноцветные каштановой шерсти», а полосатые. Поэтому влияние кабана на появление поросят с необычным фенотипом более чем сомнительно. И еще одно несоответствие: Дарвин вовсе не занимался исследованием телегонии, как утверждается в брошюре, а сделал устное заявление о неком необычном случае.

Однако хочу обратить внимание на чрезвычайно важную сноску (*), которую делает Ле-Дантек в самом начале главы. Он пишет: «Надобно, чтобы случка сопровождалась оплодотворением; поэтому неприемлема никакая теория, объясняющая телегонию влиянием на самку сперматозоидов первой случки, оставшейся бесплодной» (с.244). Это замечание, по сути, перечеркивает все рассуждения авторов сборника. Ведь они настаивают на том, что любой половой контакт, даже не закончившийся беременностью, все равно приведет впоследствии к рождению женщиной детей не от ее мужа, а от первого мужчины. Так, на с.9 сборника читаем: «…даже через несколько лет после внебрачных связей с заезжими гастролерами на международных фестивалях, спортивных олимпиадах наши русские девушки стали рожать от белых генетически здоровых своих мужей — детей „ни в мать, ни в отца, а в черного и дебильного молодца“. Причиной появления этих „молодцов“ была генетическая мутация хромосомной цепочки».

Однако подобного утверждения у Ле-Дантека нет! Наоборот, он категоричен в своем мнении: половой контакт только тогда может оказать некоторое влияние на последующее потомство, зачатое от другого партнера, если первый контакт закончился беременностью.

Надо заметить, что эта фраза — о «черном и дебильном молодце», повторяется, за редким исключением, почти у каждого из авторов разбираемой брошюры. Но поражает не то, как «дополнена» известная русская пословица, в которой отсутствуют оскорбительные эпитеты «черный и дебильный», а явный расистский, шовинистический душок, которым ощутимо веет от прочитанного. А ведь авторы — священники! Хочется спросить: а что, от внебрачных связей с белыми мужчинами дети рождаются исключительно здоровыми? А в законных и даже венчанных браках не встречается случаев рождения детей с тяжелыми наследственными синдромами? Причины повышения уровня наследственных патологий в последние годы сложны и многообразны, их невозможно свести лишь к последствиям внебрачных связей с чернокожими участниками международных олимпиад. К тому же вряд ли на эти форумы приезжают больные юноши, отягощенные наследственными синдромами.

Хотелось бы также прокомментировать некоторые термины, употребленные в приведенном отрывке. К примеру, выражение «генетическая мутация хромосомной цепочки». «Генетическая мутация» — пример тавтологии, поскольку мутация — это и есть изменение генетического материала, т. е. структуры или количества ДНК в клетке. А «хромосомная цепочка» — это что-то невероятное с точки зрения генетики, т. к. «цепочкой», вернее спиралью, можно назвать лишь ДНК, тогда как хромосома — это суперспирализованная, намотанная на белки-гистоны и сложным образом уложенная молекула ДНК. Эти примеры не единственны и свидетельствуют о том, что авторы сборника берутся обсуждать научную проблему, не владея научной терминологией даже на уровне средней школы.

Но вернемся к Ле-Дантеку. Как он теоретически обосновывает свое утверждение о том, что первая случка непременно должна закончиться беременностью, чтобы впоследствии проявился эффект телегонии? Ле-Дантек полагает, что плод, пребывая в утробе матери, оказывает влияние на ее другие яйцеклетки, находящиеся в яичниках, которые из-за этого приобретают некоторые черты первого полового партнера. Впоследствии эти яйцеклетки, оплодотворенные сперматозоидами другого мужчины, могут нести черты первого, что отчасти отразится на ребенке. Однако подобных взаимодействий ни современная генетика, ни современная эмбриология не знают.

И вновь о дружбе лошадей с зебрами

Продолжим чтение XXIV главы, чтобы узнать подлинную историю скрещивания лошадей с зебрами. Никаких серийных опытов по повышению выносливости лошадей не было. Это — вымысел авторов брошюры, непонятно, откуда ими почерпнутый. Ле-Дантек излагает историю совершенно иначе: «Самый знаменитый случай был с кобылой графа Мортона. Эта рыжая кобыла, имевшая 7/8 арабской крови и 1/8 английской, была накрыта в 1815 г. кваггой (род зебры), и принесла помесь. Будучи случена потом с жеребцом одной с ней породы, она принесла в 1817 и 1818 годах двух жеребят» (с.244). Далее он сообщает, что граф Мортон продал кобылу хозяину жеребца. В его конюшне она и принесла этих жеребят, которых граф Мортон видел лишь однажды, «когда одному был год, а другому два». По словам Мортона, они были похожи на кваггу, «…как если бы у них была 1/16 крови этого животного». «Они были гнедые, помечены как квагга, рассеянными темными пятнами с черными полосами вдоль хребта, на плечах и на задней части ног. Жесткая и торчащая грива также напоминала кваггу», — таково описание Мортона (с.244). Но на этом история графской кобылы не закончилась: «Слученная вновь в 1823 г., эта кобыла еще раз принесла жеребенка, напоминавшего первого отца».

Этот ставший знаменитым случай подробно проанализирован в статье «Полосатая дочь кобылы лорда Мортона». Ее авторы — специалист по селекции животных, профессор кафедры Генетики биологического факультета МГУ М. М. Асланян и заведующий кафедрой Молекулярной биологии МГУ академик РАН А. С. Спирин. Они пишут: «Для проверки гипотезы о телегонии селекционером К. Юартом в 1889 г. был поставлен специальный опыт. От 8 чистопородных кобыл и жеребца зебры было получено 13 гибридов-зеброидов. После этого тех же кобыл спаривали с жеребцами своей породы, от которых они принесли 18 жеребят. Ни один из жеребят не имел зеброидных признаков. Подобные же результаты были получены в опытах русского ученого, основоположника метода искусственного осеменения И. И. Иванова, проведенных в Аскания-Нова, по скрещиванию кобыл с зебрами». Одновременно накапливался селекционный материал, который свидетельствовал о другом: «Некоторые лошади, никогда не встречавшиеся с зебрами, могут давать жеребят с характерной зеброидной полосатостью ног».

Помимо этого М. М. Асланян и А. С. Спирин сообщают, что опыты по телегонии ставились и на более простых объектах, таких как мыши и кролики. Но явление телегонии обнаружено не было. Впоследствии эксперименты еще более усложнились: была проведена пересадка зародышей от самок одной породы в другую (например, черный зародыш в белую самку и наоборот). «Десятки таких экспериментов проведены на кроликах, мышах, овцах», но никакого влияния зародыша на материнский организм и последующего влияния материнского организма на других вынашиваемых им зародышей не выявлено. Кстати, также как и в ситуации с «суррогатными матерями» у человека.

Как же объясняют эти явления уважаемые профессора МГУ? «Появление указанного признака,- пишут они,- могло быть интерпретировано как явление атавизма, никак не связанное с предыдущими спариваниями». Хочу добавить, что предок современной домашней лошади — тарпан, последние особи которого были уничтожены в начале ХХ века, имел именно такие признаки, как жеребята, произведенные на свет кобылой графа Мортона: для тарпана характерна жесткая короткая грива и так называемый «черный ремень» вдоль хребта. Таким образом, появившиеся признаки — типичный пример атавизма. Причиной его мог быть некий гормональный сбой у кобылы после вязки с представителем родственного, но все же другого вида. Можно предположить, что у кобылы произошла спонтанная или индуцированная мутация, вызвавшая разблокировку древних генов, что и привело к появлению у ее жеребят некоторых признаков, характерных для тарпана. По сути, это и есть явление, называемое атавизмом.

Вывод профессоров следующий: «Как теоретические законы генетики, так и генетически контролируемые эксперименты полностью отвергают явление телегонии» (журнал «Друг»; для любителей кошек,1997, № 3 (21), с. 21).

Большой интерес представляют также данные современного московского кинолога высшей категории, заводчицы доберманов И. А. Сивцовой. По ее убеждению, основанному на тридцатилетнем опыте работы, явление телегонии у собак не встречается. Таким образом, ссылки на собаководов, которым, якобы, это явление давным-давно известно, не соответствуют действительности.

Нравственное богословие с «телегоническими аргументами»

Проблема, возникающая вокруг «феномена телегонии», лежит не только и не столько в научной плоскости. Правомерен вопрос: а если после добрачного (или внебрачного) полового контакта не будет наблюдаться никаких последствий для здоровья будущих детей, то тогда все «это» можно? Или все-таки нельзя? Но совсем по другим, не менее серьезным причинам. Блуд и прелюбодеяние в первую очередь деформируют дух человека, оскверняют его, оставляют глубокую печать в сознании, отягощают память, загрязняют воображение. «Трудно и перечислить те гибельные последствия, которые следуют за этим грехом, как неотлучная тень»,- пишет по поводу блудной страсти игумен Филарет в «Конспекте по нравственному богословию». Пытаться же последствия блуда свести с уровня духовного на уровень телесный — это откровенный вульгарный материализм. При этом нельзя не отметить, что сам тон проповедей, собранных в брошюре, — это немилосердное, безжалостное запугивание. Рисуются столь страшные картины, что по прочтении, кроме неврозов на сексуальной почве, трудно чего-либо ожидать. Вот такой новый вариант «нравственного богословия».

Неужели, чтобы вести проповедь о необходимости соблюдать 7-ю Божественную Заповедь «не прелюбодействуй», так остро необходима телегония? В Нагорной Проповеди Христос углубил ветхозаветное понимание прелюбодеяния, выразив сущность новозаветного закона: «Вы слышали, что сказано древним: „не прелюбодействуй“. А я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Мф., 5.27–28). То есть грех прелюбодеяния — это даже вожделенный взгляд на женщину. Поэтому и заповедано нам целомудрие, нравственная чистота, непорочность отношений.

Более того, проповедь с «телегоническими аргументами» фактически призывает вовсе не к целомудрию, а к использованию противозачаточных средств. В случае их своевременного применения никакой телегонии наблюдаться не будет. А коль нет эффекта, нет и проблемы — рождения больных детишек, похожих на «черных и дебильных молодцов».

Ответственность пастыря

Е.Баратынский писал: «Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется…». Полагаю, что священникам особенно должна быть известна высочайшая ответственность за каждое сказанное слово. Вот пример того, как отозвалось «слово о телегонии», когда один из протоиереев решил познакомить подростков в воскресной школе с этим «явлением». Прослушав рассказ батюшки о скрещиваниях лошадей с зебрами, а также о последствиях внебрачных связей девушек с «проезжими молодцами», один ребенок (мама которого вышла второй раз замуж, и в этом-то браке он и родился) в полном смятении произнес: «Так значит мой папа — вовсе не мой папа? Значит мой папа — вообще неизвестно кто… И чей же я тогда сын?». Страшно представить, что скажет этот мальчик дома маме, а также своему, конечно же, настоящему папе, в родстве с которым его заставили усомниться. Называя вещи своими именами, священник — апологет телегонии, нанес ребенку тяжелейшую психологическую травму.

Чей же потомок — Христос?

Телегония, помимо научной несостоятельности, таит в себе еще одну — уже богословскую нелепость. Как известно, в родословии Христа присутствуют царь Давид и его сын царь Соломон. Однако, не менее хорошо известно и то обстоятельство, что Соломон был сыном Давида и Вирсавии. Но Вирсавия прежде была женой Урии, которого Давид послал на смерть (после чего им и был написан 50-й — покаянный, псалом). Значит, следуя логике сторонников телегонии, Соломон был вовсе не сыном Давида. Его отцом надо считать Урию — первого мужа Вирсавии. Таким образом, сторонники телегонии рушат родословную Христа — сына Давидова, как Его принято называть.

Аргументы и факты

Есть и еще одно обстоятельство, которое делает «феномен телегонии» весьма уязвимым. Если после первого полового контакта сперматозоиды способны столь длительно сохраняться в половых путях женщины (а иных путей для появления детей с признаками первого полового партнера нет), то невольно возникает вопрос: а почему, в таком случае, время от времени не происходит самооплодотворения женщин? По крайней мере, в научной (и даже околонаучной) литературе о таких прецедентах не сообщалось. Конечно, для всякого знакомого с основами эмбриологии человека этот вопрос абсурден, но адресован он не им. Пусть на него ответят что-либо вразумительное апологеты телегонии.

Мифологический соблазн

Мир, как известно, стоит не только законами природы. Господь «идеже хощет побеждает естества чин». Можно вспомнить многочисленные евангельские исцеления и другие чудеса, совершенные милостью Божией, вопреки всем естественным законам.

Но все эти чудеса находятся вне контекста законов природы, по которым функционирует наш мир. А потому они, не являясь научными феноменами, находятся вне рамок науки, имея немассовый, неповторяющийся, нестатистический характер, Рационалистический же подход, то есть желание согласовать чудо с непреложными научными законами, непродуктивен.

Вспоминаются слова Н. В. Гоголя из его пророческого «Портрета»: «… В мире нашем все устроено Всемогущим так, что совершается все в естественном порядке…». Далее Гоголь предупреждает: «С каждым днем законы природы будут становиться слабее и оттого границы, удерживающие сверхъестественное, приступнее».

Согласно многим церковным пророчествам, последние времена должны быть окрашены отрицательными чудесами, которые станут смущать душу человека, угнетать ум, парализовывать его волю… Но пока мир стоит, и действуют в нем богоданные законы, все в природе совершается не по произволу, а по правилам, установленным свыше. Уважение, изучение и доверие к этим правилам и есть уважение творения. Зачатие, рождение ребенка — тоже своего рода чудо, но чудо естественное. Никакая мифологизация здесь неуместна. К тому же Церковью благословляются три брака, а Евангелие призывает нас любить не только своего, но и ближнего, который сейчас оказался рядом с нами.

Именно евангельский дух должен быть проводником на всех путях наших: в жизни ли, в науке ли, в искусстве — где его нет, нет и истины.

Если же вернуться к предмету разговора — телегонии, то она, не будучи ни чудом, ни научным феноменом, представляет собой миф, несущий немалые соблазны. Помощью в их преодолении, как надеется автор, послужит предлагаемый обзор проблемы.

Галина Муравник, преподаватель Библейско-богословского института святого апостола Андрея
www.damian.ru

Комментарии

Запрет данного издания показывает, что четких критериев для запрета книг в настоящее время у ИС не существует. Мне кажется, что запрещать книги за то, что в них неверное изложение научных взглядов вообще не следует. Запрету должны подлежать книги, которые содержат положения не согласные с Православным вероучением. Ведь если говорить честно, то серьезные неточности и ошибки научного плана встречаются в большинстве православных книг, связанных с научным осмыслением творения мира, влиания греха на человеческую природу и т.д. Дореволюционные книги полны примитивных и ложных научных представлений. И их тогда нужно все запретить? И у святых отцов IV-V вв. научная картина мира совершенно иная, нежели принята сегодня.   

Сейчас издательский совет готовит запрет на продажу в церковных лавках еще нескольких десятков книг. Безусловно паству необходимо ограждать от лежедуховной литературы. Однако люди, которые пишут рецензии на подобные книги обязаны иметь необходимый духовный опыт и авторитет в Церкви. Иначе запреты, например, книг архимандрита Петра могут подвигнуть людей не к отказу от заблуждений, а к расколу. В этом, на мой взгляд, серьезная проблема подобных запретов.

Уважаемая Галина! Чувствуется, что Вы замечательный педагог, понятно и четко излагаете свои взгляды (о Шардене, Дарвине, старении и пр.).
Расскажите, пожалуйста, о себе, как о генетике: стаж, должность, ученая степень, научные публикации. Спасибо.

Безусловно в указанной книге допущена дезинформация о телегонии, многие факты взяты непонятно откуда или преувеличены.

Однако факт влияния ранних половых связей женщины на ее генетику и будущее потомство действительно существует. И я это ни раз слышал от профессоров-медиков. Например, после Олимпиады 80 года в Москве у женщин, вступавших в половые связи с неграми-иностранцами, через многие годы могли рождаться чернокожие дети. Случалось, что рождались негритята и у дочерей этих женщин. И подобных фактов по всему миру существует не мало, правда я не слышал о научных исследованиях по этому поводу.