Вы здесь

Удачная наводка

…Рафик с внуком Деме гулял по парку «Мзиури». Золотая осень уже постелила свой разноцветный ковер из листьев, и они так красиво шуршали под ногами. Внука деду давали в субботу или воскресенье, и Рафик очень ценил эти утренние круги по парку. На каруселях почти никого не было, и дед с внуком развлекались, особо не задумываясь над тем, как они выглядят со стороны.

Во время таких прогулок Деме часто задавал вопросы, не соответствующие его пятилетнему возрасту. Вот и сегодня, устав от беготни, он вдруг спросил:

– Ты когда-нибудь выигрывал что-нибудь большое? Или дарили тебе что-то такое?.. – Деме еще не очень четко формулировал свои мысли. – …Такое, чтоб ни у кого не было? 
– Нет, Деме, я и в лотерею никогда не играл. А насчет подарка, чтоб ни у кого не было... – Рафик призадумался. – Да как тебе сказать...

Простой вопрос внука всколыхнул в его памяти эпизод, о котором дед вспоминать не любил.
Деме уже бежал за бабочкой, а на деда нахлынула волна воспоминаний.

…Ту «наводку» в 1993-м дал ему Элгуджа Нахаловский. Можно сказать, просто от сердца оторвал. Добрый был этот Элгуджа, да жаль, убили его ни за что – можно сказать, случайно.

– Держи адрес, – сказал тогда Элгуджа. – Там только бабка живет. Дети где-то далеко. С 11 до 5 ее сто процентов дома не бывает – к сестре ходит. Я уже всё у соседей выяснил. Квартира старая, барахла должно быть много. Короче, сам разберешься. Замок ерундовый, хоть пальцем открывай.

Рафик тогда на нуле был, плюс долг на нем висел, да и за комнату три месяца не плачено. Ну и пошел он по этому адресу.

Какой-то безликий корпус в Мухиани, по две квартиры на площадке. Хорошо – меньше свидетелей. Не то что дома в старом районе. Там всегда кто-нибудь торчит на общем балконе или копошится во дворе. Чужого сразу окликнут: «Вы к кому?» – и обязательно запомнят. А эти микрорайоны – милое дело.

С дверью Рафик справился быстро. Элгуджа был прав – замок плевый, такой лишь для вида. Зашел внутрь. Смотрит – шкафы добротные. Открыл дверь в спальню, а там шорох какой-то. Глянул –  тьфу, пакость какая! – запалился: сама хозяйка на кровати лежит и глаза на него таращит.

– О! – стонет она. – Как хорошо, что ты пришел, сынок. Я, наверное, дверь забыла закрыть.

Рафик решил старушке подыгрывать:

– Да, мимо шел, смотрю – открыто...
– У меня давление поднялось, – бабка еле языком ворочала. – Хотела выйти, но еле до кровати доползла. Принеси мне лекарство, очень прошу. У меня как раз кончилось. Вот деньги тут, в тумбочке.

Пришлось Рафику в аптеку идти. Идиотизм, но что делать? Роль надо до конца довести. Принес бабке, что просила. Потом воды – лекарство запить. Сидит на стуле, на бабку смотрит.

Хозяйка немного пришла в себя и опять с просьбой:

– Не уходи, пожалуйста. Меня всё никак не отпускает... Зовут-то тебя как? 
– Рафик, – сказал и ругнулся про себя: зачем правду сказал? 
– А меня все Додо-бебиа зовут… Глаза у тебя добрые. Сразу видно, что ты хороший человек. Ты ж не уйдешь? 
– Не уйду. Посижу немного.

Тут тебя в «добрые» с ходу записали – как тут встать и резко уйти?

…Додо на кровати не то дремлет, не то о чем-то своем думает, а Рафик по сторонам озирается и мысленно инспекцию проводит. Где здесь может быть что-то ценное? Слишком уж всё запущенное. Ценности, наверное, давно все в прошлом или так запрятаны, что без ищейки не найдешь. Нет, лучше бабку на душевный разговор развести.

– Одна вы тут живете, Додо-бебо? – спрашивает Рафик. 
– Одна, Рафо, совсем одна. Сын за границу уехал и уже два года не звонит. Не знаю даже, что с ним. Вот и молюсь Богородице «Нечаянной радости», прошу, чтоб не оставляла его там, – и она кивнула на старую чеканную икону.

«Чеканка вроде ничего. Можно загнать», – соображал Рафик, рассматривая указанный объект.

– Что было ценного, давно продала за копейки на Сухом мосту, – продолжала бабка. – Только эти иконы себе оставила. Вот, посмотри, это – святой Георгий, – она указала на противоположную стенку. – А там – Николай Чудотворец… Знаешь, сделай доброе дело, – она вдруг опять оживилась. – Сходи, шен шемогевле (1), купи мне картошки. На базаре дешевле, чем тут. Мне 15 кило надолго хватит, но самой не донести.

Рафик глубоко вздохнул: вот навязалась бабка на его голову. Но отказать не смог.

– Хорошо, схожу. А что еще надо?

Додо пожевала губами, припоминая, и надиктовала целый список: морковки, лука, чеснока, ну и лобио, конечно.

– Батумело (2) возьми да смотри не перепутай. А чеснок, гляди, чтоб с весом не обманули. Я на базар со своими весами хожу.

На следующий день Рафик принес бабке ее заказ. Додо было намного лучше, и она копошилась на кухне. Позвала кушать суп с мацони. Рафик сел за стол, внутренне психуя на себя: надо же было влезть в такой маразм. Додо неожиданно сказала:

– Рафо, а ты где живешь?

Рафик от удивления даже супом поперхнулся:

– Я?!.. Так… Снимаю одну дыру. 
– А родители где?

Помешивая ложкой в тарелке, Рафик тему закруглил:

– Умерли.

Додо всплеснула руками:

– Плохо. Родители как стена. Пока они живы, ты не сирота.

Потом вдруг предложила:

– Знаешь что, переходи жить ко мне. Я сердцем чувствую, что тебе жить негде. Ты весь какой-то неприкаянный… А мне одной тяжело.

Рафик сперва обалдел, а потом прикинул: а почему бы и нет! Не надо каждый месяц отстегивать обязаловку…

На другой день перетащил свое барахло к Додо. И зажили они тихо-мирно.

Додо ему много чего чудного рассказывала про свои иконы. Рафик поначалу слушал равнодушно, а потом втянулся. Никто раньше ему таких интересных историй не рассказывал.

Спустя неделю после переселения Додо ему новую идею подкинула:

– У меня родственник в колбасном цеху работает. Хочешь, попрошу, чтобы он тебя к себе взял? Мой Ачико на такую работу не пошел бы. Уж очень ленивый – ему сразу миллион подавай. Потому за границу и уехал. А ты – другой, небрезгливый.

Так Рафик при постоянной работе оказался да еще с надежной рекомендацией «окрос бичи» (3) от своей приемной бабушки. С прошлым завязал. Сколько же можно адреналин в холостую вырабатывать и трястись: пронесет – не пронесет? Додо к нему в душу не лезла, вот он и похоронил свое прошлое. Будто и не было его вовсе.

...Наблюдая за беготней Деме по выложенным дорожкам, Рафик подумал: пожалуй, та «наводка» от Элгуджи была самым крупным Божиим подарком, нечаянной ему, Рафику, радостью. Ведь после встречи с бабкой он встал на ноги, женился и даже внучка дождался. А ведь всего этого могло и не быть, если бы не встреча в чужой квартире...

Примечания

1. Шен шемогевле (груз.) – непереводимое ласковое обращение.

2. Батумело – сорт лобио, который выращивают в Аджарии.

3. «Окрос бичи» (груз.) – «золотой парень».