Вы здесь

Наталья Пискунова. Произведения

Никола вешний

Душа моя, не унывай,
Хоть путь твой грешен.
Гляди в окно,там свет и май -
Никола вешний.

Там скоро первая сирень
Расправит грозди,
Чтоб в зелени листвы стеречь
Цветы как звезды.

Там пряный ветер поплывет
По теплым кровлям
И солнце новым мир сошьет
Привычным кроем.

И отразится в небесах
Красой нездешней.
Гляди, душа,во всех церквах -
Никола вешний.

и я о войне...

О победах слагают стансы,
О героях поют баллады,
А в альбомах пыльных и старых
Спит июнь под цветущим садом.

Песен звук по слогам по нотам,
Где-то рядом смеются дети,
А вот этому было девять 
На последнем поблекшем фото.
 
Черный дым у речных излучин,
Мы об этом сто раз читали,
Постигали и вычитали
Всех погибших от всех живущих.

С детства слитое с сердцем знанье
Перевернутые страницы...
Кто мне может дать обещанье,
Что такое не повторится?

Не придет в сновиденье страшном...
Под литавры и барабаны
Вновь тираны и истуканы
Управляют кровавым маршем.

Зеркало

Отражаюсь в старинном зеркале, чернеющем по углам,
Распускаю волосы, всматриваюсь как в омут.
Время -озеро, в нем беспомощно тонут,
Падают к ночи, срываются по утрам.

Время - бальзам из тысячи горьких трав,
Можно по капельке в чай, можно залпом с горя -
Грохотом пульса или шелестом моря,
Вверх по ступеням, вниз головой стремглав.

Время- самое ценное и больное, 
Старая книга с тысячей новых глав.

Время- то нудно тянется, то летит,
Прячется фотографиями в альбомы.
Время однажды правдиво расскажет, кто мы,
Спешащие в свои офисы к девяти.

Бутово

Скрипнув, дверь отворится. Расступится хмурый конвой,
А снега уже тают и множатся птичии песни,
Где-то матери,жены и дети ждут новых известий
И вот также любуются этой волшебной весной.

Но не выдержат зерна попавшие в ход жерновов...
 Скоро верба расправит  пушистые почки на ветках,
И пасхальная радость ворвется в застенки и клетки,
Осеняя всех тех, кто страдает за Имя Его

По разрытой земле оживленно бегут муравьи,
Воздух пахнет весной, в троеперстие пальцы зажаты.
Грянет выстрел и все упадут, как колосья в день жатвы.
Путь окончен, душа возвращается в руки Твои.

Господи, коснись меня

Господи, коснись меня, уврачуй
Разреши от горечи и стыда.
Я тогда как перышко улечу
В небеса далекие навсегда.

Как дитя на цыпочки поднимусь
Может так заметнее с высоты...
Я Тебе поверила одному
Нет ни слез ни горестей- только Ты.

Свечками и вербами к алтарю,
Долгими молитвами на пути...
Глупая и грешная я молю:
"Господи, услышь меня и прости!"

Благовещение

Белая пряжа путается легко, 
Свет через ставни белый, как молоко, 
Белые перышки, отблески на лице, 
Белая лилия вся в золотой пыльце. 

Тайна вершится, а нам лишь обрывки фраз: 
"Благословенна дева в сей день и час!" 
Время не длится - захлестывает волной, 
Свет материнства отсчет начинает свой. 

Сердцебиенье, звенящая тишина, 
Кроткая дева сияньем окружена, 
Трепетом крыльев скрещенных над головой 
И в целом мире лишь голос ее живой. 

Предвозвестившие все, что случилось тут 
Тени пророков, как ладана дым текут .
Можно ли было надеждам пропасть вотще... 
Тихо, лишь пыль золотая кружи́т в луче... 

Смерть

 Когда сердце бросается воле наперерез,
  Все что важным казалось внезапно теряет вес
  И мне снится сон, что я иду через лес
  Собираю в букет  бессмертник и клевер дикий
  Незаметные как ворсинки на ежевике,
  Опускаются ангелы с темных своих небес

  Они кружатся, каждый их взмах как удар под дых
  Идеальные,безупречные до икоты
  Не похожи на тех, что сидят в золотых киотах
  И глядят на горящие свечи без выходных.

  Их точеные руки сплетаются и легки
  Они в миг замыкают круг, добавляют скорость
  Поднимают из сердца- сомнения, жалость, совесть,
  Как ребенок ракушки летом со дна реки.

Рождественская колыбельная

Ночка непогожая
Солнца свет погас.
В небе матерь Божия
Помолись за нас,
Чтоб ночами длинными,
Не боясь- уснуть.
Матушка , родимая,
нас не позабудь.
Скоро стужа зимняя
Всюду заметет
И колючим инеем
Ветки обошьет.

Я до сих пор вспоминаю себя девочкой 13-ти лет

Я до сих пор вспоминаю себя девочкой 13-ти лет.
Она достает ключи, не включая свет
Заходит в квартиру, 
в которой людно только к шести.
 Ее тело вырастет, а душа останется-травести

Способная воскрешать в себе - детскость, потерянность, волшебные тайники,
Там где спрятаны - фантики, бусины, дневники,
Вкус любимой ириски, который немного солоноват
И уменье сиять на тысячи киловатт.

Помоги нам, Николай

Белый белый снег ложится 
Лишь дороги полоса. 
У всего найдем границы 
Кроме веры в чудеса. 

И душа дойдет до края, 
И перешагнет за край... 
В день святого Николая, 
В небе звезды узнавая -
Осязай и замирай. 

Воздух колкий, запах хвои, 
За окном грядущий год.
В жизни многое с лихвою 
Лишь чудес не достает. 

Слезы встанут в горле комом, 
Но покажется на миг, 
Как по городу ночному 
Семенит от дома к дому 
Еле видимый старик. 

Вьется снег ему вдогонку 
Свет из окон восковой, 
А на старенькой иконке 
Темный лик и профиль тонкий, 
Взгляд глубокий и живой. 

Молитва

Я же знаю, Ты это чувствуешь за версту
Недосказанность, холодность, горькую немоту
Когда самое главное слово застряло прочно.
Карамелью горькой катаю его во рту.
Точка.

Я ныряю в компьютер глубже, чем в сердца тишь.
Я ведь знаю, Ты это чувствуешь и молчишь.
Когда самое главное кажется слишком книжным.
И бессонница прыгает по скатам пологих крыш
Нужно выжить. 
Нужно просто решиться и молча нажать Delete,
Тот кто может спасти предсказуемо временит,
Веселится, делит одежду, играет в кости.
Два скрещенных крыла над Евою и Лилит
А под кожей правда колется и зудит.
Осень.

Материнство

Я теперь точно знаю, материнство -забавный дар, 
Я теперь точно знаю, что послушные дети -
Это наглый вымысел, типа Лохнесс и Йетти,
Но их дел и слов витые тугие плети
Достают до нутра, рассекают в один удар.

Копошишься, кудахчешь, трясешься, стоишь скалой,
А им хочется собственных драк и кровавых ссадин,
Им плевать, что такого сказали умные дяди,
Чей бесценный опыт давно стал землей, травой,
Но увы не вмещается в клетки простой тетради 
И проносится ветром  над поднятой головой... 
Болтовня, ерунда, глупый подвиг чего-то ради...

Изумрудный город

Я экономлю слезы и силы
Все реже растекаюсь лучами.
В земное упираюсь плечами,
А в небе столько воли и сини.

Нанизаны секреты на нитки,
Пускай их южный ветер засушит.
И счастье не дошло до калитки,
Забылось, заблудилось снаружи.

Страницы