Вы здесь

Татьяна Тимошевская. Произведения

Театрик

                ПРОКАЗА

Лицо его закрыто капюшоном,

Звон колокольчика при каждом шаге…

Среди людей — изгой он, прокажённый;

Нести до гроба крест сей бедолаге.

 

Под безобразной маской недвижимой —

Душа, достойная, возможно, наказанья;

А может быть, он — просто одержимый

Иль праведник под спудом испытанья…

Высота

Высота… высота… Всё – в ней,
если выучился летать;
и, чем выше, тем низ видней,
и весомее Благодать.

Глубина… глубина… Всё – в ней.
Коль спускаешься, то до дна,
из глубин высота видней,
и, чем глубже, – ближе она.

Парадокс? В нём, наверное, суть.
Парадоксами полон свет.
Хочешь в Небо – на дне побудь:
в поражениях – звук побед.

Крылатые люди

Бескрылый крылатого не понимает,
Крылатых бескрылые всё распинают.
Во всю беспредельность Небес высоты —
Распятые крылья, кресты и кресты.

Бескрылым — земное, тяжёлое — страсть,
Бескрылым отрада: над «крыльями» власть,
Крылатые выше страстей и обид.
Крылатость — способность. Крылатые — вид.

Встреча

«Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом».
(Из послания ап. Павла Евреям, гл. 11:1)

В жизни каждого христианина рано или поздно происходит Встреча. Эта встреча со Христом для нас, земных, грешных, маловерных, чаще всего осуществляется через святыни, то есть через то, что мы можем осязать, обонять, увидеть, то есть почувствовать, ибо человеку, облечённому в грубую одежду плоти, это доступнее всего. Потом, по мере возрастания в вере (если оно происходит) христианин начинает постигать Благодать на уровне сердца, духовного чувствования, что всегда было уделом избранных, которых, по слову Божьему, мало.

Голос

Послушник Павел был давно уже не юнцом, скорее зрелым мужем. Там, в миру, у него остались две взрослые дочери, которые «свили свои гнёзда», и то, что он оказался среди братии монастыря, была не прихоть, не стремление к подвигам духовным, как это случается с юношами, а, скорее, необходимость — найти душевный покой. Очень скоро Павел понял, что убежать от себя невозможно ни в монастырь, ни на край света. Душа — такая субстанция, которая связана с памятью, сознанием крепкими, невидимыми узами, и только внутреннее, коренное изменение, перерождение может принести покой в мятущуюся душу.

Белый ручей

На взлётной полосе остановился только что приземлившийся серебристый авиалайнер. Распахнув своё нутро, он выпускал одного за другим пассажиров. Со стороны пассажиропоток напоминал белый ручей потому, что каждый человек был облачён в белую до пола рубаху. Ручей бежал от истока — распахнутого люка-двери авиалайнера, стекал по трапу и устремлялся к большому белому зданию, которое его поглощало. Эта сюрреалистическая картина продолжалась бесконечно долго, как будто лайнер в своём чреве воспроизводил всё больше и больше людей и выпускал их наружу, в Новый мир.

Желание

«… но не чего Я хочу, а чего Ты» (Мк., XIV, 36)

Старик и подросток сидели на берегу угомонившегося на ночь моря под звёздным небом. Для каждого человека звёзды светят по-разному. Старик видел их восемь десятков лет, и вид ночного неба навевал ему мысли о вечности. Что там, за порогом, отделяющим жизнь и смерть?

Подросток же с восторгом взирал на светящееся полотно, уходящее в бесконечность. Он запрокинул голову назад, и рот его, открытый от изумления, мог изрекать только междометия: «ах!», «ух!», «о!».

— Дед! А правда, если увидишь падающую звезду и загадаешь желание, оно сбудется?

Пробуждение-2. Приход

Ты, наверное, помнишь, читатель, историю про мою подругу Анжелку, её новогодне-рождественское приключение, «комнату страха» и «подземелье» и о том, что я обещала тебе рассказать, как Анжелка пришла к православной вере? Я выполняю своё обещание. Но рассказ мой не будет коротким, как не стал коротким путь моей подруги к вере.

Так часто бывает, когда человек молод, полон сил, и перед ним открыто множество путей, ведущих в будущее, он почему-то выбирает самые широкие, манящие своей загадочностью и неизвестностью. Одна из таких дорог называется «мистика» и «эзотерика».

Пробуждение

Эта история случилась с моей подругой много лет назад, когда та была ещё студенткой в стране под названием «СССР» и получала профессию в одном из институтов Степногорска. Если бы не было этого приключения, то по словам Анжелки (так зовут мою подружку), она никогда бы не задумалась над смыслом бытия. Этот вопрос её просто не волновал бы, ибо не таков был Анжелкин характер. «Живём один раз, и надо брать от жизни всё самое лучшее, а худшее пусть несут на своих горбах неудачники», — рассуждала подруга.

Приближались новогодние праздники. Предвкушение отдыха и развлечений полностью выбивало из студенческих голов мысли о зимней сессии. В Степногорск, как обычно, на Новый год прибыл Чехословацкий «Луна-парк» с аттракционами. Молодёжь любила пощекотать нервишки, посещая аттракцион под названием «Комната страха».

«Причал для страждущих сердец»

Благословенна Крымская земля! В правоте этих слов я убедилась, совершая многочисленные экскурсионные и паломнические поездки по нашему родному полуострову, из которых узнала, что Крым является не только живописнейшим уголком земного шара, но имеет ещё и богатейшую историю. Перелистывая её страницы, я увидела раздел, начатый Автором ещё более тысячи лет назад. Но он оказался неоконченным, ибо каждое столетие, каждый год дают повод для написания новых глав, и раздел этот носит название «Крым православный».

Старинные часы (быль)

Бом-бом, бом-бом, бом-бом… По дому разливается мелодичный звон часов. В комнатах уютно и спокойно. Кажется, время в этом уголке города течёт по-особому, размеренно, не так, как в шумном, суетном деловом центре. Александра тянуло сюда, в одноэтажный дом, к деду и бабушке, где прошли его детские годы. Только нет уже черешни во дворе, но абрикос ещё полон сил, и уже сейчас, в начале лета, заметно, что июльский урожай будет хорошим… «Бом-бом, бом-бом…», — отмеряют время часы.

Санька вдруг вспомнил, как карапузом он залез на стол, чтобы дотянуться до них, да не заметил, что оказался рядом с горячим утюгом, который остывал после глажки белья… Как же было больно, когда маленькая нежная ножка коснулась его! Сколько надо было иметь терпения, чтобы не зареветь, не выдать себя, что полез туда, куда не разрешалось!..

Кукла (быль)

— Ихь шпацирие, ду шпацирст, вир шпацирен… Ох, этот немецкий! Ну, зачем он нужен?! Ведь прекрасно все разговаривают по-русски и друг друга понимают: и Бэллочка-караимка, и Нина из Осетии, и даже Валька-немец — все говорят на русском языке», — рассуждала Инночка.

— Инна, дочка! — из столовой раздался голос мамы, — сходи-ка в булочную за хлебом.

«Ну, вот, опять Инна. Конечно, Шура и Сима — старшие, у них — другие, более важные, дела; а Верочка и Люда — совсем малыши… Всё хозяйство на мне», — важно подытожила восьмилетняя Инна.

— Не забудь принести сдачу, — мама протянула авоську и кошелёк.

Великопостное

Рвусь в Небеса, но, по сути, птенец:
коротки крылья, и выбор непрост.
Хлебом насущным, Боже, Отец,
душу вскорми,
                 чтобы крыльями — в рост.

Рвусь в Небеса, только падаю вновь:
тянут к земле, как магнитом, долги.
Отче, как Ты поступаешь, любовь
вместо обид проявить, помоги!

Рвусь в Небеса! Крылья коротки, рвусь,
а в поднебесье кружит вороньё.
Боже, пусть душу минует искус,
Светом очистится сердце моё.

Много знакомых, много друзей

                        «Носите бремена друг друга
                         и таким образом исполните
                         закон Христов».
                          (Галатам, 6:2)

Много знакомых, много друзей —
круг бесконечно широк…
Но почему же в гуще людей
так человек одинок?

Лица вокруг — суть маскарад,
где же в них прячется Лик?
Каждому каждый без радости рад,
и не услышит твой крик.

Стон одиночеств — тягостный вой
душ-горемык без Христа…
Тяжесть сиротства заменит собой
только со-тяжесть Креста.

Помолитесь обо мне!

Если образ мой, — не важно,
в памяти или во сне —
искрой промелькнёт однажды,
помолитесь обо мне.

Если вдруг беда какая
в дом ворвётся на коне,
крикну вам, её впуская:
— Помолитесь обо мне!

Иль удача синей птицей
сядет на моём окне,
чтобы мне не возгордиться,
помолитесь обо мне!

Страницы