Вы здесь

Поэзия

Рождество

Стихли вьюги и метели.
Близок праздник Рождества.
И снежинки полетели,
Превращаясь в кружева.

Небо радостной луною
Ищет вещую звезду,
Чтобы лучиком-рукою
Торопясь идти по льду.

Чтобы вновь найти пещеру
Из молитв и светлых грёз,
Где, смеясь над злою смертью,
Вновь рождается Христос!

Отражается солнце в снегу

Отражается солнце в снегу,

Отражается солнце в воде.

Если жизнь твоя вся на бегу –

Ты себя не увидишь нигде.

Если жизнь твоя вся впопыхах,

Как опомниться сможешь тогда?

У тебя за душой -  суета

И живым ты не был никогда.

Снежное утро

Снежное утро – поистине чудо,
Слова воздушнее, легче зари.
Белая даль. Но откуда, откуда
Свежесть следов со звездою внутри?

Ранний мороз усыпил ночью реку,
Зимние ризы ей впору пришлись.
Так хорошо и легко человеку –
Это и есть настоящая жизнь.

Это ни с чем не сравнить и не спутать,
Это какая-то радость без слов.
И драгоценная эта минута –
Вечность и выход из всех тупиков.

А замыкаться – пустое, пустое,
Спор проиграть иногда – не беда.
Небо таким сверху дышит покоем,
Что раствориться бы в нём навсегда.
2016

Претворяются скорби в радости

Претворяются скорби в радости,

хоть бывает наоборот.

Хлеб и рыбицы приумножаются,

если внемлет Христу народ;

если пир и чума с молитвою —

только жизнь здесь, и смерти нет!

Каждый — воин (Господь над битвою), —

в каждом — истины мирный свет.

Венчание

Беда их повенчала
Студеным ноябрем
Душа с душой молчала
О чем-то о своем.

И таиство вешится,
Никто му не рад
Душе с душой молчится…
Хоть надо б им молиться,
Уж много лет подряд...

Стебелёк

Дрожит на ветру от любви стебелёк —
он жалостью к ветру согреться не смог:
он жалостью к миру и жив, и распят,
и тем тормозится вселенной распад.
Так жаден и жалок, а светом слепит:
стихии проснулись, лишь родина спит.
Он будит, зовёт, тормошит новый день —
убито? забыто? иль попросту лень?
Дрожит на ветру от любви стебелёк,
он скоро умрёт, он себя не сберёг.
И чудится мне, что в горячечном сне
придёт золотой стебелёк тот ко мне
и спросит: «продрогла?». Отвечу: «всегда»,
но, время сморгнув, прошепчу: «никогда».

Тишина колокольного звона

                            1

Раскачав тяжело тишину
                      било тронуло обод,
                                        задело за край окоема.

…Дрогнет медно-медленный колокол,
                                         равномерный и долгий
                                                                        потянется гул.

Он как будто очнулся,
                  прошел через звонницу, через храм,
                                                       вдаль дверного проема,

Задержался в высоком лесу,
                          где покоится озеро
                                             или гладь водоема.

Безнадёга

Чем бы зимние скрасить будни?

Безнадёга уже достала.

Может, бунт учинить на судне

Повседневности для начала?

 

Перепутать часы и даты,

Всем законам противореча.

Выйти, словно январь поддатый,

Неизведанности навстречу.

Женам

И вновь Адам клянет жену,
Та огрызается устало.
А соляным столбом вдруг стала
Супруга Лота. Почему?
Что огляделась она вспять
И вечно ей теперь стоять
Укором каменным для жён,
А Лот пойдёт своим путём.
Рыдает Сарра у шатра,
В котором сына родила
Её слуга от Авраама….
Жена страдает, что упряма,
Порывиста и горяча,
И надо б ей порой смолчать,
свой взгляд смягчить,
и отпустить
обиды все.
«Прошу прости»
Лишь прошептать.
Чтобы счастливой снова стать.

Йоргос Сеферис. Два стихотворения

Послесловие

…но их глаза белёсые, без век,
и как тростинки, тонки руки…

Господи, только не с ними!
Узнал я голос детей на заре,
что резвились на зеленеющих склонах,
веселясь, будто пчёлки
или бабочки, у которых столько цветов.
Господи, только не с ними!
Их голоса не срываются с уст.
Застревают, липнут к жёлтым зубам.

Море и ветер Твои,
на небосклоне звезда, —
Господи, чем мы стали — не знаем,
и чем могли стать,
раны  врачуя травами здешними,
с этих склонов зелёных,
не чуждых, родных, —
как дышим, и как дышали бы
с краткой молитовкой каждое утро,
что застаёт у побережья тебя,
бродящим в памяти безднах.

Небу кланялась земля…

Диптих
1.

Низко голуби парили.

Небу кланялась земля.

И Архангел для Марии

Стлал бескрайние поля.

 

Прикасалась бесконечность

К самой лучшей из девиц.

За окном, расправив плечи,

Мир смотрел на взмахи птиц.

С добрым утром!

Однажды себя пропесочишь,
Невольную жалость рубя,
И вспомнится, хочешь – не хочешь,
Где жизнь проверяла тебя.

Где жало предательства жадно
Терзало не раз и не два,
И в старом подъезде прохладном
Так больно кусали слова.

Отвергнув природную робость,
Как будто она ни при чём,
Шагнул ты во тьму, словно в пропасть,
С ночным непроглядным дождём.

Далеко же до сути вещей...

Далеко же до сути вещей

От кривых искажений тащиться

Через поле, овраг, где Кащей, 

Покорить мироздание тщится. 

В этой яростной древней борьбе

Здесь минутной бывает победа,

Планетарный замедлится бег,

Смеющийся над матерью своей...

Смеющийся над матерью своей
В зловещий час её земных страданий,
Забывший всё, что получил он ране:
И мир, и хлеб, и ласку детских дней…
Что скажем, если он себя представит 
Посланцем благороднейших кровей,
Который не предаст и не слукавит?
Не он ли самый низкий из людей?

С ним рядом – кто себя считает вправе 
Смеяться над Отчизною своей.  

12.05.2012 г. 

Счастливого пути!

Какой рассвет! Счастливого пути
Безоблачное небо откровений!
Лети к другим, к талантливым лети,
Дари им октябри благословений.

Цветные эти улицы дари,
И пусть душе на месте не сидится,
И светятся восторгом изнутри
Прохожих выразительные лица.

А мир такой – отмалчиваться грех.
Рдяное солнце, дворики с листвою,
И море чувств. Одно светлее всех,
Как винно-красный луч над головою.

Дай Бог понять, что ты не одинок,
Забыв на время все свои печали.
В себе не разувериться дай Бог,
Пока тебя ещё не разгадали.
2016

Страницы