Вы здесь

Сказки

Маленькая Мечта

Маленькая Мечта летала высоко в облаках. Она была такая маленькая, что другие Мечты её просто не замечали. Они были большие, тяжёлые, корыстные, и летали очень низко (уж слишком были тяжёлыми). Летали они и ждали, когда смогут сбыться и опуститься на землю. Там была Мечта-много-денег, Мечта-новая-шуба, Мечта-вон-тот-красивый-парень, Мечта-известность, Мечта-всезнайка и другие. Маленькая Мечта смотрела на них, как на больших и важных птиц. Ей казалось, что чем больше Мечта, тем она значительнее и потому скорее исполнится.

Старик и Смерть (сказка в горах)

СКАЗКА ИЗ ЦИКЛА «ДОРОГА НА ВОСТОК» 

…Не так-то сразу и уйти
Придется из земного мира
К садам небесного эфира,
К долинам звездного пути…

Старик жил высоко в горах, жил так давно, что и потерял счет годам. До подножья гор его проводили дети, когда он состарился: сам же и просил — не хотел им мешать… Подумал, что слишком долго ждать смерти не придется, но все-таки взял с собой самое необходимое на первый случай. Дети остались в долине, где жили всегда, а Старик поднялся туда, куда людей еще не заносило. Поднимался не один день, а каждый день — понемногу, и наконец остановил себя: выше — уже некуда.

В углу

— Я не буду вашим винтиком! — сказал шуруп директору завода. В воображении. Он много раз представлял себе этот бунт, когда стоит лишь одному начать бороться за право быть настоящим, цельным — быть собой, и тут же подхватят другие.
Его не устраивала участь бессознательных собратьев, которые безропотно вертелись в руках сборщиков под  насильственным воздействием ключей и отвёрток.

И так случилось (мечты всегда сбываются), что шуруп выпал из ящика, когда его перевозили из цеха в цех. Он валялся, закатившись в какой-то дальний угол, и никому не был нужен.

Сначала шуруп радовался, что удалось избежать участи быть насильно встроенным в какие-то ненужные ему отношения, однако со временем загрустил, поржавел.

— Диалектика жизни такова, — говорил себе никому не нужный шуруп, стараясь по-философски относиться к своей участи. Он уже начинал сомневаться в своем выборе и в себе.

— Может я вовсе не шуруп? — думал он. — А кто же тогда?

Сказка о старом гвозде

В тесной столярной мастерской, в пыльном чулане жил-был старый гвоздь. И не жизнь это была, а одна мука. Вы и сами посудите: ведь он был уже ржавый и горбатый, а чулан — сырой, и тёмный. От сырости гвоздь ржавел с каждым днём всё сильнее и сильнее. А ещё он очень страдал от тоски и одиночества. Лишь воспоминания о давно минувшей юности немного скрашивали его жалкое существование среди пыли и пауков.

...Ах, как он был когда-то хорош! Как радостно и беспечно позвякивал в ящике для инструментов со своими приятелями — гвоздями. Кто только не жил в этом ящике: проворный лобзик и степенный рубанок, визгливая пила и вертлявые свёрла. Но, если честно, гвоздю до них не было никакого дела. Только один сосед не оставлял его равнодушным. Это был новенький столярный молоток. Он казался гвоздю чересчур резким и заносчивым. Но хуже было другое: гвоздь боялся его. Ведь он часто видел, что делал молоток с его товарищами. Даже вид у него был устрашающий: с одной стороны — боёк для забивания гвоздей, а с другой — раздвоенный зубец, для выдёргивания. Всякий раз, при виде грозного соседа, беднягу охватывал трепет и ужас, и он старался спрятаться где-нибудь поглубже на дне ящика.
Но, однажды, пришёл и его черёд. Старый столяр мастерил стол, и наш гвоздь пришёлся как раз кстати. Как он ни сопротивлялся — молоток знал своё дело. Раз, два — и стол готов.

Об умеренности

Давным-давно, в селении одном
жил был старик. И рядышком — старуха.
Была у них избушка — развалюха
с унылым, перекошенным окном.
Три курочки. Красавец петушок.
Колодец со студёною водою.
Старинный медный самовар с трубою,
Ленивый кот и трав сухих мешок.

Сидят они однажды у огня.
Старик вздохнул: — Не знаю, что случилось?
Неделя уж, как крыша прохудилась,
А я сижу. Нет силы у меня.
— Что за печаль? Течь в крыше — не беда, —
тотчас откликнулась жена с улыбкой.
Ты, это… не расстраивайся шибко.
Вот если мы помрём, то это — да!

Про тётушку Заботу

Тётушка Забота и Всех Удивляющий Дом

Папа четыре раза вздохнул, три — прокашлялся, два — взъерошил свою шевелюру, и наконец решительно произнес:

— Кхм.

Тётушка Забота, которая вынимала из печки что-то воздушное и душистое, посмотрела на него с укоризной.

— Дорогой папа! Немедленно приступай к делу! Дети ждут пирогов. А я и так обо всем догадалась.

Папа с облегчением вздохнул, сложил руки на груди и признался:

— Всё дело в том, что нам смертельно наскучил наш Городок-Невеличка.

Наивная сказка

В горах Джинала был маленький оазис, окруженный со всех сторон горными вершинами, холмами, как колыбелька или ладошки, соединенные в лукошко. Это было уютное местечко с добротно выстроенным домиком, источником ключевой воды и вечнозелеными цветущими деревьями. И жил там Захар со своими родителями. По какой-то неизвестной причине родители ушли от людей в горы, устроили там себе свой особенный мир, а о прошлом никогда не говорили. Захар думал, что такая жизнь она и есть с ее зазаборными трудностями и радостями. Но родители Захара умерли, стало на душе его тоскливо, одиноко. Предчувствовал он, что где-то есть другой мир, его туда тянуло, поднадоела собственная скорлупка, улиткина ракушка. Родители Захара выучили тому, что считали нужным, да и книги кое-какие в доме имелись.

 

Чудеса без конца

Читайте также 2-ю книгу из серии о Крылатике и Крапинке "Приключения Крылатика и Крапинки в Сказочном Лесу"

Эта книга родилась из журнальных публикаций. В течение пяти лет выходила в детском журнале «Ступени» (приложение к православной газете «Благовест») рубрика «Божья коровка». Её герои — забавные лесные человечки Крылатик и Крапинка — полюбились маленьким читателям. Вместе с ними ребята открывали для себя мир: узнавали о растениях и животных, о явлениях природы и временах года, о музыке и математике, получали азы воспитания. В 2013 году все эти истории были собраны под одной обложкой и выпущены рязанским издательством «Зёрна».

Приключения Крылатика и Крапинки в сказочном лесу

ВНИМАНИЕ!

В текст сказки внесены изменения, незначительно изменён сюжет.

Старик, мышь и небо

Во дворе большого кирпичного дома на куче чёрного угля сидит и горько плачет старик. Кисти рук у него чёрные, испачканные углём. Он трёт ими мокрые щёки, оставляя грязные разводы.

— Чего ревёшь? — спрашивает у него полевая мышь, вынырнувшая из травы. — Может помощь нужна? Я на твоих хлебах многих мышат вырастила, готова и послужить. Что за беда приключилась?

Старик глядит на неё непонимающими глазами, лоб чешет.

— Так обокрали меня, — говорит он.

— Кто обокрал? — спрашивает мышь.

— А ты правда хочешь знать? Ну, тогда слушай, только не перебивай....

О чём печалится Весна-Красна?

Ходит Весна-Красна по горам и долинам, по городам и сёлам — ищет кого-то да никак найти не может. Грустит. А погода стоит тёплая, весенняя. Все радуются, что снега растаяли, что морозам конец. Травка из-под земли спешит на небо взглянуть и солнышком напитаться. Первые весенние цветы подставляют свои нежные лепестки под руку Весне: мол, погладь нас, голубушка, приласкай, чтобы мы всю округу радовали своим благоуханием и красотой.

Весна гладит цветы, словно котят, улыбается им, но печаль не оставляет её сердце, а потому радость мира — не полна.

— Может я его знаю? — спрашивает Облако.

— Нет, милое Облачко, ты слишком высоко над землёй летаешь — ты не знаешь его.

Идёт Весна-Красна, мир утешает. И птички поют ей хвалебные гимны, крылышки расправляют, к брачным пирам готовятся.

— Может я его знаю? — спрашивает весёлый Скворец.

— Нет, милый Скворушка, ты в зимние холода улетаешь в тёплые края — ты не знаешь его.

Кого же ищет Весна-Красна: зверя или человека, бывшее или будущее? Спросил её об этом Медведь, а она только рукой махнула, мол, не спрашивай меня, Михалыч, ни о чём.

Львенок и время

Самым радостным для плюшевого Львенка, был тот день, когда его, только что купленного в сияющем новогодними гирляндами магазине, обернутого в праздничную упаковку, принесли домой и положили под елку. Было это на Новый год или под Рождество, он не помнил. Просто у него в глазах двоилось от счастья и текли слезы, когда Девочка, завидев его, выхватила из-под елки, подпрыгнула от радости, прижала к груди и закружилась по комнате, заливая весь дом своим чистым и звонким смехом. А вскоре она заснула, утомленная переживаниями праздника, положив Львенка рядом с собой на подушке. И пахло от него теперь не магазином, а елкой, мандаринами, конфетами (шкурки и фантики валялись повсюду) и лимонадом — запахом безмятежного детского счастья...

Рождественская сказка*

Синяя коробка

Началось всё с того, что перед самым Рождеством в гости к Аленушкиной маме заглянула ее школьная подруга, тетя Люся. Пришла с подарком — большой синей коробкой, перевязанной блестящей ленточкой. Пока мама с подругой пили чай, Аленушка то и дело с любопытством поглядывала на подарок, гадая, что же там внутри. Может быть, новая кукла? У Аленушки, правда, уже были три куклы. Ну и что? Четыре куклы — это даже лучше, чем три. Они могут играть вместе, гулять, ходить друг к другу в гости, пить чай из игрушечной посуды, примерять всякие наряды. А еще Аленка может им всем делать разные интересные прически — одной заплести косичку, другой сделать хвостики с бантиками, третьей... Ладно, чего зря мечтать. Из трех Аленкиных кукол только Катя была с длинными волосами. Маша была с короткой стрижкой. А третья... Лучше и не вспоминать. После того, как Аленка играла в парикмахера, бедная кукла осталась почти совсем без волос. И вообще, может быть, в коробке вовсе и не кукла, а что-нибудь скучное и совсем неинтересное.

Тополёк

Тополёк ещё сызмальства, с первой почки, прослыл у своих мечтателем.

─ К чему укореняться? ─ любопытствовал он. ─ Вдруг да удастся куда-нибудь перейти?

─ Вздор. Чепуха. ─ Ронял дедушка Дуб. ─ Расти, где взошёл. Отовсюду тяни прибыток.

─ Где пробился, там и заколосился, ─ поддакивала трава.

Но Тополёк согласиться с ними не мог и в запале бурлил соками так, что дрожала каждая ветка. Разобиженные соловьи, прихватив птенцов из трясущихся гнёзд, покидали его.

Но мечты, если уж они подселились, запросто не прогонишь. Вот и грезилось Топольку: отрясает он с корней последние комья и пускается в путь. Свобода! Никто тебе не указ, иди себе и иди.

С тем он и засыпал.

Капустница

— Какой у меня сочный листочек, — причмокивала пухлыми губками гусеничка на большом кочане капусты.

— А у меня — самый сладкий, — жмурилась от удовольствия вторая.

— Зато у меня — самый хрустящий, — хвасталась, работая челюстями, третья.

А четвертая гусеничка, самая маленькая, уже давно перестала завтракать и восхищенно наблюдала за летающими птицами.

— Почему не ешь? — спросила её одна из гусениц. — Кочанчик такой вкусненький, а она в небо уставилась! Только время зря теряешь. Чего ты в этом небе не видела?

Мышка Муся-9. Я не трус, но я боюсь

Знойный летний день перевалил за половину. Обед уже прошел, до темноты было еще далеко — самое время пойти на пруд с друзьями.

Муся и Лопушок удобно расположились у самой воды на большом махровом полотенце. К ним присоединился Квак, который соскучился сидеть в теплой воде и щуриться на солнце.

Играть в подвижные игры не хотелось — уж очень жарко. Поэтому друзья немного поплавали в пруду, а теперь беседовали. Вода медленно колыхалась, неподалеку живыми облачками роилась крохотная мошкара.

Оркестр

Как-то Мастер решил смастерить музыкальные инструменты. Они получились очень разные. Кто-то большой, кто-то — маленький. Кто-то изящен, а кто-то пузат. Один — блестящ, другой — не очень.

Когда клей высох и краска впиталась в дерево, Мастер вдохнул в каждый инструмент свою музыку — неповторимую и прекрасную мелодию. Тонко заплакала скрипка, нежным ручейком полилась песня флейты, спокойно и широко разлился напев фортепиано.

Инструменты ожили и заговорили друг с другом и со своим Мастером. Оркестром звучала их музыка, где каждый голос вливался в другой, обогащая и углубляя общее пение.

Мышка Муся-8. Удивительная ночь (Звездопад-2)

Ночью Муся выглянула из норки, чтобы полюбоваться падающими звездами - погода была хорошая, а папа предупредил, что метеоритный дождь долго не продлится. Она легла на траву. От земли поднималось приятное тепло. Стояла особенная лесная тишина, сотканная из звуков: шелестели желтеющие листья, потрескивали веточки под чьими-то быстрыми лапками, покрикивали изредка птицы - желали друг другу спокойной ночи. Искорками бесшумно проносились по небу метеориты. Казалось, так можно лежать и смотреть вечно.

Внезапно небо прорезала особенно яркая вспышка. Огненный шар пролетел совсем близко, и его пылающий хвост мелькнул между деревьями. Муся бросилась к ежевичному кусту.

- Лопушок, ты видел?! Звезда упала в нашем лесу!

Мышка Муся-7. Звездопад (лекция)

На исходе лета Муся заметила, что на небе происходит что-то необычное. Каждую ночь - погода как раз стояла ясная - можно было наблюдать, как с неба срываются звездочки. Как одна за другой они стремительно несутся к земле, оставляя за собой тонкий сияющий след, а потом исчезают.

Мусе стало тревожно. Что происходит? Может быть, на небе что-нибудь сломалось? А если все-все звезды сорвутся со своих мест, что же будет с небом? И куда деваются упавшие звезды? К счастью, мышка знала, к кому обратиться. Совсем рядом, только лапку протяни, живет самый умный мыш в Волшебном Лесу. А может, и во всем мире.

Папа выслушал поток сбивчивых вопросов, поправил свои знаменитые очки в золотой оправе и неторопливо заговорил:

Маленькие сказки про больших детей. Малыш

Знаешь новость? У Анта и Юки появился собственный домашний питомец. Назвали его незатейливо: Малыш. Он ведь и в самом деле умещается у любого из них на ладошке. Но ведь маленький рост — не помеха большой дружбе.

А недавно наши герои пережили небольшое приключение вместе с Малышом. Дело было так...

После завтрака брат и сестра отправились гулять в свою любимую долину. Малыш приехал туда в кармане шортов Анта. Пустив любимца побегать по свежей травке, дети принялись за свою всегдашнюю игру — с облаками. Погода стояла пасмурная, облака были плотные, а некоторые даже потемнели и капали дождем. Поэтому их приходилось называть уже не облаками, а тучами.

Страницы