Вы здесь

Рецензии

Владимир Леви - одинокий друг одиноких

С книгами Владимира Леви я знакома очень давно. Хотя и не всегда была согласна с тем или иным мнением этого известного психолога, но время от времени почитывала его и, как правило, находила что-нибудь интересное или даже полезное для себя. А недавно попалась мне книга с многообещающим названием «Одинокий друг одиноких (просьба о любви)».  Но здесь, увы, меня постигло полное разочарование как в книге, так и в профессионализме автора. И это еще очень мягко сказано.

Если называть вещи своими именами – то это не книга, а какая-то смесь непристойностей с самолюбованием. Писатель будто любуется своими и чужими падениями, воспевая их в стихах и прозе.

Та сторона, где ветер...

(О книге Владислава Крапивина «Тень каравеллы»)

«Тень каравеллы» — самая прекрасная из всех прочитанных мною книг Крапивина. Она — о детстве и обо всем, что с ним связано — о мальчишеских играх и мечтах, о дружбе и первой любви, о детских радостях и бедах, о  трусости и первых победах над собой. Впрочем, обо всем этом Владислав Крапивин пишет и в других книгах. Чем же так хороша именно эта, во многом автобиографическая повесть? Тем, что в ней, на мой взгляд, будто сфокусировались вместе мастерство и талант автора — человека удивительно тонко чувствующего и в совершенстве владеющего словом.

Гамлет в новой школьной программе Евросоюза

Пока сторонник общеевропейских ценностей и приверженец евроинтеграции Гамлет бездействует в своем преступном благодушии, тайные агенты КГБ и ФСБ Розенкранц и Гильденстерн исподтишка травят всех вокруг ничего не подозревающим Полонием.

 Рейнальдо, приближенный Полония, в это время крайне возмущен отсутствием в Эльсиноре более-менее приличного футбольного поля, не говоря уже о команде. Его утешает только Офелия, дочка Полония, рекламирующая непотопляемые платья фирмы «розенкранц Энд гильденстерн», все не решающаяся уйти в монастырь и этим постоянно повышающая свой ежедневный рейтинг.

О книге Александра Ткаченко «Лунное затмение»

Есть замечательная серия тоненьких книг для детей «Настя и Никита» издательства «Фома». Наверное, большинство родителей эти книги знают и любят. Я тоже с удовольствием читаю их. И больше всего ценю «Настю и Никиту» за то, что любую книгу из серии можно дать читать ребенку любого возраста и не опасаться, нет ли там чего вредного для детской души. Абсолютно доверяю издателям и в этом отношении, и в отношении качества текстов и иллюстраций.

Хочу рассказать об одной из книг этой серии — о «Лунном затмении» Александра Ткаченко.

«И день обязательно настанет» — О книге Александра Донских «Родовая земля»

Сегодня всё чаще можно услышать рассуждение о том, что русская литература умерла, и что всё лучшее, что было создано в ней, осталось в 19-м и 20-м веках. Между тем, и в наше время создаются произведения, которые могут занять достойное место в ряду русской классики.

Роман не только ставит вечные вопросы — в лучших традициях русской классики, — но и даёт ответы на многие из них: ведь за последние 100 лет сама жизнь, расставив точки над i, ответила на многое из того, что так волновало наших соотечественников в позапрошлом веке. 

Автор наводит читателя на размышления о том, как разлад постепенно проникал во все сферы русского мира, как готовилась и удобрялась почва для принятия людьми общественной катастрофы, и существенную роль в этом разладе сыграл слом векового жизненного уклада и традиций, и — что самое страшное — потеря веры. В справедливой заботе о хлебе насущном, людей всё больше завораживала погоня за материальными благами, увлечённость земным, ложная идея построения рая на земле. Постепенно, поколение за поколением впитывали в себя яд русские люди, не замечая его разрушающего действия, а когда рвануло — оказались не готовыми противостоять злу.

Иудействующий библеист

О книге Д. Щедровицкого «Введение в Ветхий Завет», издательство «Оклик»

Предлагаемая уважаемому читателю книга Д. Щедровицкого «Введение в Ветхий Завет» — наиболее полный и уникальный апологетический труд. В действительности, сложно себе представить лучшую и более грамотную апологию... Талмуда и Каббалы. Автор является заслуженным специалистом в знании этих постхристианских книг иудейской религии. Читая его книги, просто поражаешься поистине энциклопедическим знаниям в этой области.

Так, рассказывая о сохранении текста Библии неповрежденным, автор приводит замечательное место: «Сын мой, будь крайне осторожен при переписывании Слова Божьего, ибо, не дописав один знак или внеся один лишний, ты можешь разрушить всю вселенную». Это пример талмудического представления о бытии мира, не имеющего аналогов ни в одной религии мира. Впрочем, конечно, это могло бы быть мелочью, которая закралась в размышления богослова-библеиста, долгие годы просидевшего за изучением книг. Но все не так просто, как кажется по прочтении первых страниц книги.

«Мандарины» — смотреть всем воюющим в соцсетях

На «Оскар-2015» в категории «Лучший фильм на иностранном языке» вместе с российским «Левиафаном» и польской «Идой» номинировалась и грузинско-эстонская кинокартина «Мандарины». По словам ряда критиков, это лучший антивоенный фильм прошлого года.

На Фейсбуке кипят страсти. Братья-славяне виртуально воюют друг с другом. Лента пестрит постами один хлеще другого. Любая новостная лента об украинских событиях обычно состоит из комментов, полных ненависти к своим противникам.

Мне все это напоминает события в Грузии двадцатилетней давности. Только масштаб катастрофы больше и конфликт более затяжной.

Есть мнение, что если фильм «Мандарины» Зазы Урушадзе показать участникам конфликта с двух сторон одновременно, то война прекратится.

«Земля родная тихо дышит…»

Впервые я познакомился с творчеством Александра Конопли на сайте Международного клуба Православных литераторов «Омилия», где были представлены его стихи, которые всегда оставляли хорошее впечатление. Но, тем не менее, сайт есть сайт, и разрозненные публикации не могут составить полного литературного портрета автора, но мне повезло: в руки мне попала книга автора «Земля родная тихо дышит...». Честно признаться, я не читал послесловия Светланы Скорик, пока не прочитал книгу полностью, но сразу, с первых страниц провёл параллель между стихами Александра Конопли со стихами Сергея Есенина и Николая Рубцова (просто светлые и умиротворенческие образы: ромашковый взгляд поля или ползущее по ухабинам время), и мне было приятно, что Светлана Ивановна тоже провела подобную параллель в своей рецензии.

Печальная история со светлым концом

Родиться в стране, в которой узнать о Боге можно лишь в виде исключения. Прожить жизнь, даже не поняв, для чего стоит жить. Родить детей и познав всю горечь разочарования в них. Потерять все то, что любишь, потому что все вокруг безнравственно по своей сути. Вот тот удел, который уготовали нам партийные вожди богоборческой страны. Сотни миллионов сломанных судеб. Кто-то смог жить в дурмане атеистической пропаганды, для кого-то идеалы коммунизма смогли стать тем миражом в безбожной пустыне, на пребывание в которой обрекли несколько поколений советских граждан политические и государственные лидеры одной шестой части Земли. И лишь немногим удалось вырваться из цепких сатанинских лап, обрести Бога в своем сердце, понять свое предназначение, найти правильную цель в жизни.

Ограниченность и беспредельность

Марианна Ионова о книге Наталии Черных «Похвала Бессоннице»

Наталия Черных из рода «архаистов-новаторов». Недаром Олег Дарк, размышляя над ее творчеством, упоминает о Хлебникове (к разным ветвям того же рода принадлежат и Державин, и Клодель). «Архаика» Черных вроде бы на поверхности, однако античные и византийские модели, квази-фольклорные обороты, традиционная для «народного православия» образность, мифологическое узорочье — вся эта россыпь лишь оттеняет главное.

Первое, чем «архаична» в современном контексте поэзия Черных, это открытое противопоставление лирической героиней себя — всем контекстам, временным и пространственным.

Все плывёт по волнам неземным

Дмитрий Дзюмин о книге Наталии Черных «Похвала бессоннице»

С первого взгляда, непонятно, какое отношение поэзия Наталии Черных имеет к поэзии своих современников и коллег по «Вавилону», да и не только. В предисловии к книге стихотворений Сергей Завьялов говорит о «неподключаемости» поэтики Черных к какому-либо ныне существующему контексту (он же и приводит круг имен, начиная с Виктора Кривулина, Елены Шварц, Сергея Стратановского, Ольги Седаковой и заканчивая Николаевой / Кругловым, а то и вовсе Геннадием Айги). На наш взгляд, это не совсем верно, поскольку не только представляет автора в ложно-маргинальном свете, но и вводит в заблуждение читателя. Несомненна приверженность Наталии Черных архаичным (классическим) жанровым конструктам (плач, похвала, элегия, триптих, песня), аллегорическим и мифологическим мотивам, постоянной общехристианской образности и апелляции к культурному прошлому, но также несомненна и ее связь с настоящим (в т. ч. и со структурно-параллельным Сергеем Кругловым).

«Гряди по Мне»: невыдуманные истории из Приходского листка

Вот она, наша долгожданная книжка — «избранное» из Приходского листка за 7 лет его существования. Несколько месяцев мы с духовником ее составляли, обсуждали с авторами, согласны ли они на включение их рассказа (-ов) в сборник, придумывали название, проходили внутреннюю цензуру в виде отца Настоятеля, а затем внешнюю — в Издательском Совете РПЦ. Потом верстали, ломали голову над оформлением обложки, искали издательство, прикидывали, какой мы потянем тираж… И вот она лежит на полке магазина — такая маленькая, такая незаметная, почти затерявшаяся среди других книг… А я чувствую себя мамой, провожающей в школу Первого сентября своего такого родного, такого беззащитного сыночка-первоклассника, и мне так страшно за него, так боязно, что его не поймут, не полюбят, не увидят, какой он славный, ласковый, добрый малыш, и хочется останавливать всех учителей, всех школьников и просить: «Пожалуйста, полюбите моего мальчика… пожалуйста, подружитесь с ним».

Растопить бы эту печь стихами!

(Рецензия на посмертную книгу стихотворений Валерия Возженникова «Черемуха и церковь»)

Пермский поэт Валерий Возженников родом из Нытвенской деревни Постаноги. Она и стала для него последним пристанищем, когда он ушел от нас. Но остались живые, искренние и горячие стихи, стихи подлинные, раскрывающие глубину человеческого чувства.

В последние годы жизни лирическиеобращения поэта все чаще адресованы земле и небу, которые в России неразделимы друг от друга. Русское земное поднебесье — является для художника слова объективным миром, на котором фокусируется его поэтический взгляд. Мелкие бытовые художественные детали в этом мире укрупняются, становятся в какой-то степени сакральные для души человеческой. Голубичный туман, могучие кедры, кукушкин хлеб, калиновый куст, руки матери, кормившие ржаным солнышком, повзрослевший мальчик, греющий ноги в коровьей лепешке, которого привечал Господь с неизменной улыбкой, теперь вернулся в родную деревню и увидел, что ее нет.