Вы здесь

Богослужение

Наше стояние пред Богом

Быстро пролетают одна за другой недели Великого поста. И вот уже мы собираемся в храмы для того чтобы помолиться за службой с удивительным названием «стояние Марии Египетской». И снова мы слышим такие ясные, но порой непонятные слова канона, сочиненного преподобным Андреем Критским. Мы силимся вспомнить Ветхий Завет вместе с царствующими тогда правителями, военачальниками, первосвященниками и обычными людьми. Конечно слыша о творившихся тогда ветхозаветных беззакониях направленных против благой воли Божией и человеколюбия, мы в-первую очередь начинаем сравнивать себя и тех людей о которых напоминают нам стихословия канона. «Слава Богу мы не такие!», — то и дело мелькает в нашем уме фраза. «Мы ведь просвещенные, православные христиане живущие в XXI веке и не столь грубы, дерзки и неотёсанны», — будто бы подытоживаем мы внутри себя.

В определённые моменты службы канон «умолкает» и мы слышим повествование о великой грешнице ставшей великой святой. «Ну это тоже не про нас», — всем своим видом показываем мы. Не такие уж мы грешники, да и Господь теперь не слышит нас, так как слышал Марию Египетскую. Иначе бы мы давно уже были облагодетельствованы им. Но, Священное Писание говорит нам, что вера остается прежней, т.к. и Бог всегда один и Тот же: «Иисус Христос вчера исегодня и во веки Тот же» (Евр.13:8). Хорошо, если Он не изменяется, то что происходит с нами? Дело ведь получается в нас, а не в Его нежелании слышать молитвы людей как раньше... Может просто мы не хотим слышать Его, а не Он нас? Сейчас неспособны мы уже в серьез поверить, что некогда знаменитая блудница, милостью Божией через покаяние и молитву стала святой пустынной подвижницей! Потому как тот голос Пастыря, обращенный некогда к святой Марии Египетской, мы згалушаем своей мирской суетой.

Одиночество посреди многолюдности

Каждый день за церковным богослужением звучат слова: «Во Царствии Твоем помяни нас Господи...». Слова благоразумного разбойника, которые каждый христианин помнит наизусть. И перед приближением праздника Светлого Христова Воскресения, на протяжении Страстной седмицы, всё чаще и чаще вспоминается этот человек, о котором так мало сказано в Священном Писании. Разняться данные о его имени, да и не важным оно нам кажется. Сам поступок приговоренного к страшной смерти человека удивителен. Среди ужасов мучения он  не кричит от боли, не орет скорчившись о незаслуженности страданий, не ищет пусть последней уже попытки их прекратить. Последние свои силы он не истрачивает на бесцельный вопль и брань, напротив, он произносит слова покаяния и исповедует Христа во истину Богом.

«Страх» и «совесть» Страстной седмицы

Заканчивается великий пост, приближается Страстная седмица. И хотелось бы поговорить о тех чувствах которые возникают и спустя какое-то время гаснут в наших душах в эти дни ожидания Светлого Христова Воскресения. Во время предстояния на службах, или дома за чтением Священного Писания, или размышления о библейских событиях, мы ощущаем действительно насыщенную палитру чувств, которая затем конечно блекнет среди нашей суеты, но не исчезает. И потом когда мы уже остаемся наедине с собой среди ночной тишины, волна чувств возникает вновь и становится еще ярче, отчетливей, но и разнообразней. Давайте же поговорим о тех двух чувствах, которые сильнее всего мерцают и предстают пред нами возбужденные событиями Страстной седмицы. 

Мысли о реформе церковнославянского языка или полслова о рассуждении

Дорогие омилийцы! Нижепредставленная статья написана в августе сего года. В начале сентября, как вы помните, Святейший Патриарх признал невозможность на данном этапе реформы церковнославянского языка и призвал священство расширять внебогослужебную деятельность с целью углубления понимания верующими ЦСЛ языка. Однако и с публикацией Патриаршего обращения статья, как мне думается, не утратила своей актуальности. Я ознакомился со многими материалами и «за», и «против» реформы, но не нашел в них отображения некоторых моих мыслей. Так появилась эта статья. Смиренно выношу ее на ваш суд и надеюсь, что отзывы будут в обычном для клуба спокойном и братском тоне.

Трехдневность Воскресения в Пророчестве и Богослужении

Трехдневность Воскресения в Пророчестве и Богослужении

После своего Воскресения, Иисус Христос объяснил своим ученикам: “так написано, и так надлежало пострадать Христу, и воскреснуть из мертвых в третий день” (Лк.24:46). Пророчество и исполнение Его Воскресения на третий день - одно из главных вероучений христианства. Церковь считает, что этот срок относится не только к Христу, но к людям, чьи души вознесутся к небесам на третий день своей кончины. Самое знаменитое таких душевных вознесений – Успение Богородицы. Эти учения в частности отражаются подготовкой к Божественной литургии в воскресенье и поминовением усопших в третий день их покоя. «Таинственная и неизглаголанная причина» этого числа возложена в Крещении.[1]

Празднование Воскресения Христа в Шестопсалмии

Чтение Псалмов — один из древнейших элементов богослужений, и Шестопсалмие — главный режим чтения цикла Псалмов, дошедший до нас от палестинских монастырей.

В Шестопсалмии находим основные элементы прообразующие Воскресение Христа — защита Господа и упование на Нем, переход от ночного тьма в утренный свет, утреннее вставание после ночного сна, и избавление Давида – праотца Христа - от вражеских сил и от ада. Так и использование Шестопсалмие в жизнях верующего и Церкви отражает упование на Нем и надежду на Его избавление.

Шестопсалмие является частью богослужения Всенощного бдения. Молитвы, исполнены поздно ночью, была очень древняя практика. В 15-м Псалме, Давид пишет: «Благословлю Господа, вразумившего меня; даже и ночью учит меня внутренность моя», и в 21-м, страдающий молится днем и ночью. В Новом Завете, Христос и древные христиане провели всенощные моления (Лк.6:12; Лк.9:28-36; Мф.26:36-45; Деян.16:25). И паломница Эгерия упоминала ночные бдения в Иерусалиме в IV в.

Празднование Великой и Страстной Пятницы в Святой Земле

Продолжение. 
Начало см. «Празднование Великой и Страстной Пятницы в Богослужении»

Часть Вторая: Великая Пятница в Святой Земле

Как мы заметили в приквеле к этой статье — «Богослужение Великой Пятницы» — службы этого праздника получили развитие в Иерусалиме.

Святая Земля имеет особое отношение к Великой Пятнице, поскольку там и произошли события, отмечаемые в этот день. И ежегодно десятки тычсяч паломников едут в Иерусалим на этот праздник, являющийся государственным во многих странах мира. Это отражает ценность и важность Великой Пятницы в сердцах многих народов вокруг света. Палестинские христиане тоже соблюдают Великую Пятницу и приезжают в Иерусалим, насколько им дозволено Израильским Государством. Поскольку они — жители Святой Земли с древных времен, их праотцы сочинили и хранили Ветхий Завет, настойчивость их веры, вопреки препятствиям, подтверждает христианское толкование пророчества. Палестинские христиане получают особое внимание в богослужении этого праздника.

Празднование Великой и Страстной Пятницы в Богослужении

Часть Первая: Богослужение Великой Пятницы

Великая Пятница — уникальный день по православному календарю. 

Как объясняется в журнале Православие и Мир, «Это тот день в году, когда не служится Божественная Литургия: она считается совершённой Христом на Кресте… Пятница — день крестной смерти Христа — постный в течение всего года, в саму же Великую Пятницу соблюдается строгий пост: по уставу в этот день в принципе пища не вкушается»1.