Вы здесь

Притчи

Каков колокол души - таков и звон

Жила была сторожевая башня-
строенье небывалой красоты.
За миром наблюдая с высоты,
она слыла  дозорным настоящим.
Набеги неприятеля,  пожары,
события из жизни горожан 
(любую радость и любой изъян)
несли в народ  колоколов удары.

Их было два. Один - такой огромный,  
с  чугунным,  толстым.  круглым языком.
И столько грозной силы было в нем, 
что вспять пускался  недруг вероломный. 
Другой -   из  меди.  Меньше и нежнее,
с изящным  красноватым язычком.
Он пел о жизни  чистым  голоском
по- разному  –  то  громче, то грустнее. 
Его мелодии приятно слушать -
всех завораживал небесный  звук.
Светлее  становилось  всё вокруг.
Слетала тяжесть,  очищались души. 

В углу

— Я не буду вашим винтиком! — сказал шуруп директору завода. В воображении. Он много раз представлял себе этот бунт, когда стоит лишь одному начать бороться за право быть настоящим, цельным — быть собой, и тут же подхватят другие.
Его не устраивала участь бессознательных собратьев, которые безропотно вертелись в руках сборщиков под  насильственным воздействием ключей и отвёрток.

И так случилось (мечты всегда сбываются), что шуруп выпал из ящика, когда его перевозили из цеха в цех. Он валялся, закатившись в какой-то дальний угол, и никому не был нужен.

Сначала шуруп радовался, что удалось избежать участи быть насильно встроенным в какие-то ненужные ему отношения, однако со временем загрустил, поржавел.

— Диалектика жизни такова, — говорил себе никому не нужный шуруп, стараясь по-философски относиться к своей участи. Он уже начинал сомневаться в своем выборе и в себе.

— Может я вовсе не шуруп? — думал он. — А кто же тогда?

Об умеренности

Давным-давно, в селении одном
жил был старик. И рядышком — старуха.
Была у них избушка — развалюха
с унылым, перекошенным окном.
Три курочки. Красавец петушок.
Колодец со студёною водою.
Старинный медный самовар с трубою,
Ленивый кот и трав сухих мешок.

Сидят они однажды у огня.
Старик вздохнул: — Не знаю, что случилось?
Неделя уж, как крыша прохудилась,
А я сижу. Нет силы у меня.
— Что за печаль? Течь в крыше — не беда, —
тотчас откликнулась жена с улыбкой.
Ты, это… не расстраивайся шибко.
Вот если мы помрём, то это — да!

Гордыне рассужденье не знакомо

Заканчиваю колледж. Полный штиль.
Вот-вот — и получение диплома.
Отец пообещал автомобиль —
мечта моя давно ему знакома.

О, наконец, желанный день настал.
Отец, любуясь новеньким дипломом,
немало трогательных слов сказал.
А свой подарок преподнёс мне дома.

Разговор

— Совсем  не ладятся  дела.
Тоска,  глаза на мокром месте…
Жизнь что-то стала не мила —
Устала.  Мы не можем вместе.

Как дети, ссоримся.  Молчим.
Ведём бессмысленные споры.
И даже, если нет причин,
мы их найдём, чтобы повздорить.

— Ты любишь вишню? — Ещё как!
— А косточки?  Глотаешь,  или…
— Выплёвываю. Вот,  чудак.
Твои вопросы насмешили.

О Красоте

Радость сердца

Скажу одну притчу о красоте. 

К одному старцу мать привела маленького мальчика и сказала, что тот хочет услышать от него главный вопрос.

Старец и спрашивает у дитяти: «Как ты думаешь, что такое красота?»

Мальчик заплакал и убежал.

На второй день старец задает тот же вопрос малышу: «Деточка, скажи мне, что такое красота?».

Мальчик засмеялся и убежал.

Покой

Один король, измученный тоской,   
Призвал  художников,чтоб попросить, 
Создать картины, что несут покой.
За лучшую решил  вознаградить.
Чтоб тем, кто грустью и тоской томим,
Спокойней становилось на душе…
Вот и  финал — из множества картин 
Пришлись ему по нраву только  две.

Мальчик и Яблоня

Мальчик, полюбив играть в саду,
с Яблонькой кудрявой подружился.
Гладил её нежную листву,
ел плоды и спать в тени ложился.

И она любила малыша,
обнимала ветками за плечи.
Радостью цвела её душа,
с нетерпеньем ожидая встречи.

Время шло. И яблоньке одной
часто оставаться приходилось —
Мальчик стал совсем уже большой,
быть в саду всё реже доводилось.

О трудностях и испытаниях

На берегу под пальмой одинокой
учил мудрец своих учеников,
что нужно жить без «ахов» и без «охов»
и, не жалея благодарных слов.

Все слушали его с большим вниманьем.
Но, вот, один из них, подняв глаза,
увидел на верхушке пальмы камень,
и громко с изумлением сказал:

— Учитель, посмотри, на пальме камень.
Не знаешь, как он мог туда попасть?
Вдруг мудрый гуру залился слезами
и горестно воскликнул: — Это страсть

давни́шняя моя тому причиной.
Я молод был тогда, честолюбив.
Хотел блистать и покорять вершины.
Но также был завистлив и спесив.

Жизнь и смерть во власти языка

Король призвал к себе слугу
и дал задание на вечер,
чтоб тот  принес ему еду,
вкусней которой  нет на свете.

Слуга на рынок поспешил.
Купил язык и приготовил.
Король воскликнул: - Просто шик!
Ты угодить мне соизволил.

А несколько недель спустя
додумался король-зануда,
чтоб угостил его слуга
невкусным самым в мире блюдом.

Слуга опять купил язык 
и заливное приготовил.
-К непослушанью не привык,-
сказал король, нахмурив брови.

Это — и о нас

Говорил не зажжённый светильник горящему:
— Как я рад, что ты рядом со мною, мой друг.
В темноте мне не страшно — ты по-настоящему
освещаешь дома и деревья вокруг.

— Я хочу быть с тобой, — продолжал он восторженно.
— Что же, будь! И тихонько берись за себя.
С чистки стёкол начни. Вытирай осторожненько
Потрудись, создавая очаг для огня.

Я с тобой огоньком поделюсь. Стань светильником.
Дверцы плотно закрой, чтобы ветер шальной
не задул огонёк. И чтоб стёкла отмытые
не запачкались пылью и грязью земной.

Правильная мера

У бакалейщика — пекарня.
И магазинчик небольшой.
Жена, кабриолет шикарный
и много денег за душой.

У бедняка фетиш — корова.
И очень мудрая жена.
Всё понимает с полуслова,
и работяща, и нежна.

Чтобы прожить, сбивают масло
в «кружкИ» — по весу в килограмм.
А бакалейщику, на счастье,
товар пришёлся «по рукам».

Пошёл обмен «по интересам».
Но только вот, в один из дней,
купец «кружочек» перевесил
и возмутился: — Вот, злодей.

Здесь и не пахнет килограммом.
Ну, погоди же у меня!
Дождался  бедняка и прямо
с порога рубанул: — Свинья,

надеялся, что не замечу,
что вес у маслица не тот?!
А я-то шёл тебе навстречу.
Взыщу теперь весь недочёт.

Лекарство. Шуточная притча

Вывел дед из строя бабку, стала жизнь невмоготу:
Всюду видит неполадки, позабыл про доброту.
Правоту свою качает, спорит-просто спасу нет.
Ничего. Бабуля знает, где ей получить совет.

Утром, еле развиднело, понесла обиду в храм.
Батюшка ей: — Да… Не дело. Я тебе лекарство дам.
Вот, возьми — вода святая. Если старый достаёт,
или голос повышает, набери водички в рот.

Не глотай её подольше — что́ бы дед ни говорил.
И обид не будет больше. Снова воцарится мир.

Нас окружают лица...

Нас окружают лица
Гордые. Крик синиц.
Ветер, туман и пицца,
Свитер и пара спиц.

Это сентябрь. А листья
Все еще носят цвет
Зелени. Осень свистнет
Шёпотом вслед листве.

Думаю, вот бы выйти
С песней во двор пустот,
Там паутинок нити
Множились сто на сто.

Кровь холодела смехом,
Глупо смеяться так,
Меряя злобы вехи,
Точно земной пустяк.

Незваные гости

             «Если дурные мысли в голову ползут, 
             возьми веник и вымети их к чёрту,
             а потом закрой голову на замок и не впускай»

В Сахнине жил один еврей,
благочестивый и смиренный.
Он был примером для людей,
являл им милость неизменно.

Однако, с некоторых пор,
не стало в его жизни смысла —
лез в голову нелепый  вздор, 
и ворохи нечистых мыслей.

И поселился страх в груди.
Летели осужденья в спину.
— Что делать,  ребе, помоги, —
в отчаянье воззвал к  раввину.

Засыхающая лоза

 К Виноградарю на поклон —
засыхающая лоза:
— Не отбрасывай, Отче, вон,
ещё теплится сок-слеза…

Знаю, видела: сотни лоз,
засыхающих без плода,
отсекались огнями гроз
от Лозы Твоей навсегда.

Не отбрасывай, но прости.
Я с любовию обовью,
чтоб неплодною не расти,
Лозу истинную Твою.

Секрет семейного счастья

В согласии и мире тридцать лет
Живут супруги счастливо без бед.
В сам юбилей, проснувшись, как обычно,
Жена готовит завтрак, и привычно,
Разрезав хле́бец вдоль и смазав маслом,
Верхушку мягкую даёт супругу с лаской.
Но тут лукавый руку придержал,
И мысль напала, как под хвост вожжа:

«Все тридцать лет я уступала тайно
Любимый мякиш, как своё признанье
Его заслуг пред домом и детьми,
И в доказательство своей любви.
Была всегда я верною женой,
Подругой и хозяйкой неплохой!
Хоть в этот юбилейный день, с утра
Могу кусок получше съесть сама?!»

Подумав так, на блюдце корку с маслом
Впервые мужу положила властно.
Заметив в ритуале измененье
Супруга охватило вдруг волненье:

Три сита

Пришёл к Сократу в гости брат — сосед,
Спешил поведать, как их друг «судачил»,
Сократ не вспыхнул яростью в ответ,
А улыбнувшись, брата озадачил —

На стол, три сита молча, положил.
Сосед с сарказмом — «А причём здесь сито?»
— «ТЫ в сито ПРАВДЫ все слова сложи
Просей их, как муку, и будем квиты.

Когда душа летает

У девочки летала душа и делала саму девочку легкой и воздушной. Девочка думала стихами и сочиняла сказки своему благодарному слушателю: младшему брату. Сочинив очередную сказку, она начинала рассказывать другую. Как-то мама невзначай услышала сказки дочери и решила: «Здорово, что девочка сочиняет сказки, значит, будет писать стихи — ведь душа у нее летает». Но мама была всегда очень занята — ее ждали на работе разные дела, и ей некогда было заниматься девочкой, и думать о том, что у ее дочери — летает душа.

О мытаре и фарисее

Стоял он в храме — честный фарисей,
Молился пылко, к Богу возносился,
Благодарил, что не такой злодей,
Как мытарь, что у входа притаился.

Всегда и всюду он благочестив,
Молитва на устах и днём и ночью,
Не держит зла, со всеми он учтив,
Закон по букве исполняет точно.

«Не то, что мытарь тот! Не дай-то Бог,
Похожим быть на этого злодея!!!
Спасибо, Господи, что я всегда готов
Подать пример, достойный фарисея!»

Страницы