Добро пожаловать в Омилию!

Омилия действует по благословению Предстоятеля УПЦ Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и всея Украины.

На данный момент в Клубе зарегистрировано более двухсот авторов. Среди них — уже известные писатели и те, кто только пробует себя в литературе. Мы рады всем, в ком есть искра таланта и стремление реализовать его.

Нам не обойтись и без читателей, для которых, собственно, и пишут наши авторы. Комментировать тексты, размещенные на сайте, можно без регистрации. Приглашаем посетить и Гостевую нашего сайта.

Чтобы стать членом нашего Клуба, надо заполнить (со вниманием!) анкету претендента. Администрация клуба рассмотрит Вашу заявку в порядке очереди и свяжется с Вами в течении некоторого времени. В связи с большим наплывом претендентов возможны задержки. Будем терпимы друг ко другу :)

Мы только раз проходим путь земной

Облекитесь в любовь,
День начните в общении с Богом.
Распахните сердца и заполните их добротой
Наступает рассвет —
Воду жизни возьмите в дорогу
И людей напоите живительной этой водой.
Доброта — это то,
Что глухой непременно услышит.
И очами сердечными сможет увидеть слепой.
Это нежность души,
Что сочувствием к ближнему дышит,
Это солнечный лучик, что всё воскрешает собой.

Невесомость

Светит утро такое хорошее
Колокольчиком тонко звенит,
Словно тихое чувство, проросшее
Сквозь холодный сердечный гранит.

Только ты всё такой же. По-прежнему
Продолжаешь привычно скучать
По какому-то счастью нездешнему,
Чтоб на время забыться опять.

Мама Наташи

Утром 21 сентября, мы открыли глаза и поняли: в храм не дойдем, даже вряд ли слезем с кроватей. Заболели все: мама и дети.

Я давно так не болела — температура 38,9, знобит, руки трясутся, голова квадратная, даже печку не могу разжечь. Хочется одного — закрыть глаза и свернуться калачиком.

А мы с детьми в доме — одни. Папа служит в городе.

Хрупкое...

     Как не бывает бывших офицеров, так не бывает и бывших спецназовцев. Спецназ — это на всю жизнь. Алексей считал это непреложной истиной, хоть и давно уже числился в запасе. Однако форму держал. На его бравый атлетический вид и обратила некогда внимание Настя, его вторая половинка. О военном прошлом Алексей рассказывал мало. Мол, как и все, проходил обычную срочную службу. Правда, говорил, что служил в спецназе, но обычные два года, как и положено. Настя, честно говоря, особо и не расспрашивала. Хоть и догадывалась, что чего-то муж о своей службе не договаривает. Иногда, когда в гости к Алексею приезжал кто-либо из старых друзей, особенно самый закадычный друг Максим, в беседах своих они невольно проговаривались, где и как на самом деле службу несли. Но тут же старались сменить тему разговора, надеясь, что Настя не слышала, о чём говорили. Однажды, наводя порядок в доме, Настя обнаружила коробку с фотографиями. Да, был у Алексея армейский фотоальбом. Но… тех фото, что были в коробке, она раньше не видела. На них Алексей был почему-то в офицерской форме… Хотела было Настя расспросить мужа об этой коробке. Но решила молчать, как-будто и не видела её никогда.

Янтарь

Я дошла до две́ри и втиснулась в сапоги
Застегнула на молнию  старенькое пальто.
Там на кухне остался в «мусорке» анальгин,
Потому что я ровно 10 минут никто.

Ни жена, с которой казалось бы жить да жить,
Ни подруга с которой времечко коротать.
Все что было до утонуло в постыдной лжи,
Все что после — попить чайку и ложиться спать.

Жемчуг

Раковина на дне, солнце роняет стрелы,
Есть ли еще во мне жемчуг молочно белый?
Спрятанный между двух створок сердца покатых...
Плавают наверху призрачные фрегаты.
Плавает в глубине кто-то велик и мудр, 
Есть ли еще во мне радужный перламутр?
Чтоб сединой в висок, все отпустить без грусти,
Чтоб превратить песок в горстку тяжелых бусин.
Все оплатить сполна, кровью любую цену...
Вынесет нас волна в белом подоле пены.
Сети и плавники рядом мелькнут проворно,
Выберут рыбаки тонкие наши зерна.
С правдой наедине, вновь вопрошу несмело,
Если ли еще во мне жемчуг молочно белый.?

Заводская закалка

       В сиреневом небе, еще дремлющем в тишине уходящей ночи, распустился нежный бутон весеннего рассвета. Первые листики, сплетшие кружево на сказочных силуэтах деревьев, радостно потянулись к утреннему свету.

       Серафима неторопливо вышла из дома, на ходу поправила любимый голубой платок и зашагала по просыпающейся улице. Многие годы по ней вместе с мужем она ходила на завод, но с тех пор, как дорогой ее сердцу Егор оставил этот мир и отошел ко Господу, наступающий новый день стала встречать одна.

       Незаметно пустынная улица наполнилась одинокими прохожими, и тишина, напуганная нарастающим шумом автомобилей, поспешила укрыться в позеленевших кронах старых кленов.

Девятый вал

По змеиной коже моря
Мчит волна с огромной пастью –
Девять солнц горят во взоре,
Девять рук взметнулись властно!

Разливает густо краски
Утро взмахами рассвета,
И воды чернеет маска,
Беспощаден привкус ветра.

И, глотая воздух с солью,
Слов своих почти не слыша,
Рыбаки с мольбой босою
Ждут, что к ним придёт Всевышний!

Сентябрь

В сентябрь погожий
Над речкой печальной
Струится луч Божий
От неба нечаянно.

Златым бабьим летом
Явит Богородицу,
И песней воспетой,
Утешит околицу.

А в ветрах холодных
Свершит Божью власть
В страданьях природных
Листком наземь пасть.

Одеваемся с потешкой

Мы колготки надевали,
Как же с ними мы устали:
То слезают, то сползают,
Надеваться не желают!
— Ну чуть-чуть, ещё  немножко,
А теперь — вторую ножку!
Получилось? Молодец!
Мы оделись наконец!

Стихи

Как смешон продающий стихи —
он стихи предлагает глухим,
он стихи предлагает немым
и торгуется с миром скупым.

Выпускаю все строчки из рук —
голубей моих радужный круг:
пусть склюют чьи-то крошки — и ввысь!
Надо мной все стихи пронеслись...

Не выше иконы плывут облака...

Дорога — трудна и еще далека,
«Помилуй нас, Господи!» дышим…
Не выше иконы плывут облака,
И небо земное – не выше…
Никто не считает молитв и шагов,
Ни стонов сердечных, ни вздохов.
Но пыль опускается с наших следов
На новозаветные строки.
Поэтому старых избитых путей
Не просит ожившее сердце.
Ведет Богородица нас, как детей —
И к ней припадаем по-детски.

2016

Пеку стихи горячие

Смеется или плачется
Уже наверняка!
Пеку стихи горячие.
А ну, кому блинка!
Провеет рифмы ситечко,
Прожарит уголек
Покушайте! Насытились?
Эх, жалко, что не впрок…
Как приползет бессонница
Гадюкою в ночи,
Так вся мука попортится,
Хоть плачь, хоть хохочи…
Но не смеюсь, не плачу я,
Лишь изредка пою.
Пеку стихи горячие -
Задаром раздаю…

2016

Прими меня, осенняя обитель

…Все тяжелей привычный груз событий…
…Все меньше люди кажутся Людьми…
Прими меня, осенняя обитель,
Послушницей ли, трудницей – прими…
О, как прекрасно — без стихов и песен
(Все сказано задолго до тебя)
Течет молитва – чисто, бессловесно –
От сердца паутину отводя.
Здесь яблоко научит падать оземь,
И свет ценить — предутренняя тьма.
И расточит свои богатства осень,
В тлен превращая золото сама.
И вот, пока отмерянные сроки
Нерукотворным храмам октября,
Пока душа, как лебедь одинокий,
Поет, ликуя, плача и скорбя,
Пока гармонии вселенской нити
Вибрируют и оплетают мир, —
Прими меня, осенняя обитель,
Послушницей ли, трудницей – прими…

2016

Страницы