Добро пожаловать в Омилию!

Омилия действует по благословению Предстоятеля УПЦ Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и всея Украины.

На данный момент в Клубе зарегистрировано более двухсот авторов. Среди них — уже известные писатели и те, кто только пробует себя в литературе. Мы рады всем, в ком есть искра таланта и стремление реализовать его.

Нам не обойтись и без читателей, для которых, собственно, и пишут наши авторы. Комментировать тексты, размещенные на сайте, можно без регистрации. Приглашаем посетить и Гостевую нашего сайта.

Чтобы стать членом нашего Клуба, надо заполнить (со вниманием!) анкету претендента. Администрация клуба рассмотрит Вашу заявку в порядке очереди и свяжется с Вами в течении некоторого времени. В связи с большим наплывом претендентов возможны задержки. Будем терпимы друг ко другу :)

Все, кто родился, умрут

Все, кто родился, умрут

Все, кто умрут, вновь встанут

В час, когда их позовут

Трубами к вечному стану

 

Город небесный ждет

Город небес пустует

Ангел вперед идет

Ветер свечу задует

 

Трубы вовсю трубят

Коконы тел меняя

Встанут живые в ряд

Прах прошлых дней роняя

 

Мертвых подымется рать

Дух воспарит над бездной

Не бойтесь вы умирать

В храмине своей телесной

 

Новый созиждется храм

Для жизни в небесном граде

Где не подкопать ворам

Где все по любви и правде

 

Тем, кому близок срок

Да дивны слова такие

Так говорит пророк:

«Слушайте, кости сухие!»

Блаженная Матрона московская

Матрона Дмитриевна Никонова, по рождению тульская крестьянка, прожила тягчайшую жизнь, была преследуема, гонима, унижаема. И при этом − сиятельно чиста и благочестива. Наделенная от рождения высокими духовными качествами и провидением, она служила Богу и помогала человеку, пережила труднейшие времена (1881-1952г.г.), выстояла, состоялась и помогала в этом другим, как правило, самым обездоленным. Святой праведный Иоанн Кронштадтский называл Матронушку "восьмым столпом России", предвидя недалекое будущее страны. Он видел в ней оплот России, в чем ошибиться не мог.

…Стоит народ. Не гаснут свечи,
Цветам и лицам нет конца.
Для таинства чудесной встречи
Открыты души и сердца. 

Зимняя сказка

Анечка ждала Новый Год с большим воодушевлением! Еще бы – она написала Деду Морозу письмо с солидным списком своих желаний! И из Великого Устюга ей пришел ответ, в котором говорилось, что она хорошая девочка и конечно получит все, чего только не пожелает. Анечкина совесть подсказывала ей, что не такая уж она и хорошая девочка, но раз Дед Мороз так считает…

Поднимем Валаам, поднимем и Россию !

                                                «Поднимем Валаам, поднимем и Россию..»

                                                  Президент РФ   В.В. Путин.

 

 

Поднимем Валаам, поднимем и Россию !

Дозор святых над Ладогой стоит.

Край северный .  Холодная стихия.

Жемчужина.  Спасительный магнит.

Обо мне, о волках и о бабушках

Последнее время от младшей узнаю столько интересного о себе. Например, на днях Оля сообщила:

– У тебя уши длинные, глаза косые, а хвостик маленький.

Ну вот, хоть кто-то нашёлся, кто сказал мне всю правду… А еще Оля очень интересовалась, почему у меня на носу не растут волосы. Действительно, почему? Наверное, потому что хвостик маленький…

(Примечание (для тех, кто не в теме): на самом деле это фразы из мультиков про Заюшкину избушку и про Умку)

Стихи для малышей

ВЕРБЛЮД

Я принёс воды верблюду.
Говорит верблюд: — Не буду!
Как вы все мне надоели…
Я же пил на той неделе!

ЦАПЛЯ

На одной ноге стояла
Очень долго цапля.
Я на двух — стоять устала,
А она — ни капли!

БУСЫ

Я гуляла у холма,
Где растут рябинки.
Бусы сделала сама —
Подарила Димке.

— Парню бусы ни к чему.
Забери обратно!..
Чем не нравятся ему
Бусы? Непонятно.

Отошёл и сел в саду
На пустой скамейке.
Ну, не нравятся — пойду,
Подарю Андрейке.

ЭСКИМО

Тропка от храма

Снежинки белой мошкарой
Кружат, кружат над снежной тропкой,
Проснувшись, солнца луч святой
Ласкает их в мерцаньи робко.
Морозная свирель звучит,
И входит в душеньку без стука,
Мотив её внутри так чист,
Что, жмурясь, улыбаюсь "мухам".

Соединившись со Христом,
Душа поёт! Ей сладко, сладко!!!
Скользит, скользит под сапогом
От храма тропка - снегокатка.
Вдруг - хлоп! -и с горочки качусь!
Досадно, но и не смертельно!
Сквозь боль и слёзы я смеюсь
От радости и умиленья!

На сердце сладостный покой,
Его ничем не растревожишь!
Такой подарок преблагой
Даётся даром в храме Божьем.

Удачная наводка

…Рафик с внуком Деме гулял по парку «Мзиури». Золотая осень уже постелила свой разноцветный ковер из листьев, и они так красиво шуршали под ногами. Внука деду давали в субботу или воскресенье, и Рафик очень ценил эти утренние круги по парку. На каруселях почти никого не было, и дед с внуком развлекались, особо не задумываясь над тем, как они выглядят со стороны.

Во время таких прогулок Деме часто задавал вопросы, не соответствующие его пятилетнему возрасту. Вот и сегодня, устав от беготни, он вдруг спросил:

На плацу в Освенциме

Тот декабрьский день выдался на редкость холодным. Узников барака номер 12 выгнали на плац.

– Строиться!

Шеренги в полосатых робах замерли по стойке  «смирно». Перед ними неторопливо прошелся оберштурмбанфюрер Краузе. Заключенные между собой называли его «Музыкант» за привычку насвистывать известные классические мелодии. Теперь этот лощеный тип в начищенных до зеркального блеска сапогах, видимо, настроился на волну Штрауса «Дунайские волны». Начало не предвещало ничего хорошего. В прошлый раз именно под эту мелодию он расстрелял  пару стоявших затылок в затылок двух татар, решив, что во время осмотра нашел очередных замаскированных евреев. «Музыкант» еще раз прошелся перед строем, оглядывая каждого. Потом объявил причину внепланового построения: «Утром кто-то из вас украл порцию хлеба  за завтраком. Пусть лучше выйдет сам. Будете стоять здесь, пока мы не найдем виновного».

Стремлюсь на реку Иордан...

Стремлюсь на реку Иордан
Увидеть Господа Крещенье
И получить греховных ран
У Бога-Сына исцеленье.

Не требует крещенья Он,
Не ведый грех и искушенье, 
А падших человеков стон
Ведет Его на Искупленье.

Смущен Креститель, слыша глас
С небес - Отец ему вещает:
Любимый Сын умрет за нас
Он человечество спасает.

А я люблю, когда светло и грустно...

А я люблю, когда светло и грустно,
когда в заснеженном окне - мороз,
и в росчерке, оставленном искусно,
сверкает тайна миру странных грёз.

Когда подружки, белые снежинки -
под инеем прекрасные вдвойне -
не победили в гордом поединке,
в них близость чуда видится полней.

Какое счастье быть в Твоих руках...

Какое счастье быть в Твоих руках -
как в птичьих лапах верная добыча.
Пернатые летают в тех мирах,
где не охотятся - таков обычай.
Охотник здешний, как и рыболов,
бросает в небо пойманный «улов».

Отпустит...

А у Рождественской лампады
В надмирной звездности Земли
Всяк Божий ангел – ангел сада,
От путников запрятал лик.
И жаловался, плакал в небо
Случайный гость, кивая вдаль,
Помолвленным - кусочки хлеба,
А вдовам плат времен – года.

Тепло здесь – в этой тьме людей,
И доброхотам каликам-прохожим
Не страшно. 
Стук стоит гвоздей –
Все мастерят вертеп на Тот похожий.
Сбывается мечта! Молчите!
Печальные и полные сует!
Здесь в звездной пыли ждут волчицы
Волчат своих и баснословный свет.

Напиши мне

Это невозможно, невозможно:

Белая заснеженная грусть

За окном, как сон мой безнадёжный.

Так светло, что тронуться боюсь.

 

Ни тебе тревоги, ни печали,

Просто хорошо без всяких слов,

Будто посмотрел в оригинале

На английском видео «битлов».

Воск юности

Мой батя в юности был черным старателем.

Летом после девятого класса он повез меня в тайгу на свой заветный ручей. Кризис сорока лет, понимаешь.
Прибыли, обосновались. Батя сказал, что в этом месте гнездо.
Взяли кайло, лопаты, лотки, и пошли стараться. Примечаю, а батя стишка так плачет. Показал мне, что и как.
Моем на пару. Он еще тройку дельных советов дал. Сам помыл немного, и вверх по ручью ушел.

Вернулся, показывает мне на ладони:

- Ходил на верх. Место там зачетное. На куске синюги вот налипло, как на елке игрушек.

И хорошо, что вы не здесь, а там...

И хорошо, что вы не здесь, а там:
я не люблю вблизи людей далёких -
душа не привыкает к сквознякам,
бежит ручьями к своему Истоку.
Сливаясь в реки, ручейки журчат,
их воды в общей серенаде спелись;
и капельки котятами урчат,
словно у кошки молока наелись.

Это - Родина моя горькая

Это - Родина моя горькая,
Время падать и взлетать ввысь,
Птиц и рыбок прикормлю корками
И охапкой сухой листвы.

Вышла к солнцу за лучей нитями,
Чаша озера холодит мир,
Там рыбак сети в небо вытянул,
Завяжу на память края тесьмы.

Страницы