Вы здесь

Вероника

(Святочный рассказ)

***

Ветер усилился, мороз больно щипал за нос и щёки. Хотелось домой, в тепло. Идти было даже немного страшно. В такую метель тёмным зимним вечером ничего не видно и в двух шагах. Но вот, кажется, уже пришла. Маша подняла голову и облегчённо вздохнула: окно в комнате Вероники светилось. Значит, шла не зря.

На звонок Вероника открыла почти сразу.

– А, это ты, – разочарованно сказала она. – Ну заходи. Привет.

– Ох, разгулялась погодка, – улыбаясь сказала Маша, снимая пальто. – Ты куда пропала? Звонки сбрасываешь, на сообщения не отвечаешь… Что такая невесёлая? Каникулы ведь, и Рождество скоро!

Девочки прошли в ярко освещенную комнату, и только тогда Маша заметила, что глаза одноклассницы заплаканы, и под ними появились темные круги.

– Ты чего, Ник? Что-нибудь случилось?

Ника хотела что-то сказать, но не смогла, её душили слезы. Поплакав и немного успокоившись, подруга рассказала о своём горе. Сразу после Нового года родители со старшим братом улетели на несколько дней на горнолыжный курорт. Но отдыха не получилось: в том районе объявили о повышенной опасности схода снежных лавин. И вот уже третий день от родителей нет никаких известий.

– А если они все погибли? – в мокрых глазах Вероники застыл ужас.

– Не говори так, пожалуйста, – Маша тоже заплакала. – Пока есть надежда, надо верить, что они живы, и всё будет хорошо. А ты почему не поехала? Не взяли?

– Да, за плохие оценки, – всхлипывала Ника. – Ну почему из-за этих дурацких двоек я должна сидеть тут одна и мучиться от неизвестности? Маша, что мне делать?

– Хочешь, помолимся вместе. Можно в храм сходить. Завтра Рождественский Сочельник, служба будет обязательно.

– Да ну тебя. Я никогда не молилась и не собираюсь.

– Всё когда-нибудь в первый раз бывает. Молиться не хочешь, а что тогда делать собираешься?

– Знаешь, я как раз об этом думала. Чтобы узнать, что с ними случилось, нужно погадать. Только не знаю, как это правильно делается. Может, твоя бабушка знает?

– Вот пойдем и спросим у неё.

– Пошли! – сразу согласилась Вероника.

 

***

Раскрасневшихся от мороза и проголодавшихся девочек Машина бабушка пригласила к столу, где уже собралась вся дружная семья. Последние три дня Ника так переживала за родных, что почти ничего не ела. И сейчас от запаха обыкновенной варёной картошки и квашеной капусты аппетит у Вероники разыгрался не на шутку. Заканчивался Рождественский пост, здесь его соблюдали. Но, как оказалось, и простая постная еда может быть необыкновенно вкусной.

Тишину мирного семейного ужина вдруг нарушила возня за столом.

– Мам, а чего Настя мою чашку взяла? – хныкала шестилетняя Катя. – С коровой – это моя чашка, а её – с хрюшкой.

– Нет, это твоя с хлюской, а моя с коловой! – уверенно возразила трехлетняя Настя.

– Нет, моя! Я лучше знаю, я старше!

– Нет, я сталсе!

Пока успокаивали малышей и разбирались где чья чашка, Вероника наконец решилась спросить:

– Марья Афанасьевна, а Вы умеете гадать? Ведь скоро Рождество, святочные гадания.

Машины родители чуть не поперхнулись от этих слов, а младшие сестрёнки вдруг сразу притихли и перестали ссориться. «Похоже, я что-то не то сказала», – промелькнуло у Вероники в голове.

– Вероника, – ласково ответила бабушка, – Святки – это святые дни, которые посвящены празднованию Рождества Христова. А гадания – языческий обычай. Сохрани тебя Господь от такой мерзости! Даже в шутку никогда не надо гадать, это большой грех.

– А почему грех? Что в этом плохого? – не понимала Вероника. – Если я как-нибудь погадаю, то кого этим обижу?

– Бога обидишь, деточка. Гадание – это обращение к злым, тёмным силам. С ними заигрывать очень опасно. Вот и выбирай, с кем ты хочешь быть – с Богом или с дьяволом.

– Тогда почему у Пушкина есть про гадания? И у других писателей, кажется…

– А у других писателей и про убийства есть, но это же не значит, что можно убивать. Авторы не призывают гадать, они просто изображают своих героев такими, какие есть. И во времена Пушкина было много людей, называющих себя православными, но, к сожалению, невежественных в духовных вопросах. Если бы они знали, понимали, какая это гадость, никогда бы не гадали.

После ужина, когда Маша с подружкой помогали бабушке убирать и мыть посуду, Ника рассказала Марии Афанасьевне о своей беде.

– И что мне теперь делать? – Вероника опять чуть не плакала. – Если гадать нельзя, то как узнать, что с родителями? И с братом… Живы ли?

– Что делать? Молиться, конечно. И верить, что всё будет хорошо. Пошли.

Бабушка привела девочек в свою комнатку. Здесь было очень уютно, перед иконами зеленым огонечком мигала лампадка.

– Ты умеешь молиться? – спросила Мария Афанасьевна.

– Нет.

– Это несложно. Самая простая молитва – «Господи, помилуй» или «Господи, помоги». А дальше можешь своими словами молиться обо всех, о ком душа болит. Проси помощи у Бога, у Матери Божией, у святителя Николая Чудотворца. Верь, Господь обязательно поможет. И мы с Машенькой тоже помолимся о твоих родных.

Если бы Нике несколько дней назад сказали, что она будет стоять перед иконами и молиться, она бы только посмеялась над такой нелепостью. А теперь девочка сама себе удивлялась. Слушая ласковый и уверенный голос Машиной бабушки, Вероника вдруг и правда поверила тому, что Господь есть, что Он слышит наши молитвы и обязательно поможет. Иначе и быть не могло, девочка чувствовала это сердцем. В горячей, искренней молитве излилась вся боль её страдающей души, и Нике стало намного легче. Кажется, ничего вроде бы и не изменилось внешне, родители никаким чудом с неба не спустились, но на душе стало спокойно и хорошо.

Ночевать Вероника осталась у Маши. Первый раз за последние трое суток она наконец нормально выспалась.

 

***

В Рождественский Сочельник, рано утром, Веронику разбудил телефонный звонок, и она ответила сквозь сон:

– Алё.

– Доченька, это я. Мы не могли дозвониться, три дня совсем не было связи.

– Мама, мамочка, – шептала Вероника, у которой сон как рукой сняло.

– Вероничка, не волнуйся, у нас всё нормально. Как ты? У тебя всё хорошо?

– Да, я сейчас у Маши.

– Мы скоро вылетаем…

Связь прервалась. В комнату заглянула Маша. По счастливой улыбке подруги она всё поняла без слов.

– Твои звонили?

– Да.

– Ура-а-а! Я же говорила, что всё будет хорошо. Слава Богу! Ника, пошли завтракать. Катя с Настей уже заканчивают.

После завтрака младшие сестрёнки сели рисовать поздравительные открытки маме, папе и бабушке, а Маша с заговорщическим видом поманила Веронику в гостиную.

– Пока девчонки заняты, давай сделаем им сюрприз.

– Какой?

– Соберем Рождественский вертеп.

– Что? – не поняла Вероника

– Вертеп – это пещера, а Рождественский вертеп – это пещера, где родился Христос. Мы с мамой решили в этом году сделать его своими руками. Целый месяц вязали фигурки и шили им одежду. Смотри!

С этими словами Маруся осторожно высыпала из пакета на стол маленькие фигурки пастушков, волхвов и нескольких животных. Потом достала коробку, оклеенную синей бумагой, установила её под ёлку, на бок, и постелила вниз сухую травку, приготовленную ещё летом. Это была пещера, в неё Маша поставила икону Рождества Христова. На иконе Пресвятая Дева и праведный Иосиф благоговейно склонились над яслями, в которых лежал Младенец Христос. В небе сияла яркая звезда, а светлые Ангелы славили Бога. И на синей бумаге, внутри коробки, тоже были наклеены чудесные белые ангелочки и маленькие звездочки из фольги.

Подружки осторожно ставили вязаные фигурки в пещеру, а Маша объясняла Веронике где кто.  Вот пастухи, они первыми узнали от Ангелов, что в мир родился Христос, и пришли поклониться Божественному Младенцу. Трёх волхвов привела в пещеру Рождественская звезда, и они принесли Господу свои дары: ладан, золото и смирну. Ослик и бычок холодной ночью согревали Младенца Христа своим дыханием.

Снаружи Рождественский вертеп украсили елочной мишурой и большой серебристой звездой. Получилось необыкновенно красиво и празднично. Когда младшие сестрёнки увидели этот чудесный вертеп, они даже захлопали в ладоши от радости.

 

***

Поздно вечером Машина семья вместе с Вероникой отправились на ночную Рождественскую службу. Народу в храме было очень много, служба только что началась. Везде стояли свежие ёлочки, хвойный запах смешивался с теплым ароматом ладана и воска. Вероника почти ничего не понимала из того, что читали и пели, и от скуки стала смотреть по сторонам. Но вот на клиросе торжественно запели:

– Рождество Твое, Христе Боже наш,
возсия мирови свет разума,
в нем бо звездам служащии
звездою учахуся
Тебе кланятися, Солнцу Правды,
и Тебе ведети с высоты востока.
Господи, слава Тебе.*

Весь храм осветился множеством огней, и на сердце вдруг стало так светло и радостно, что даже мурашки по коже побежали. Скука куда-то улетучилась вместе с ощущением времени. Сегодня, так же как и сто, и тысячу, и две тысячи лет назад весь мир радовался Рождению Спасителя. Эту радость почувствовала и Вероника. Она даже не заметила, как закончилась служба, время промелькнуло как одно мгновение.

После храма Веронике очень захотелось домой, и Маша с бабушкой проводили её. Ночь была тихая и звёздная, под ногами весело поскрипывал снежок, морозный воздух бодрил своей свежестью. Белые сугробы в свете луны и городских фонарей, казалось, были усыпаны крошкой из самоцветов.  Хорошо-то как!

У подъезда Ника попрощалась с Машей и бабушкой и быстро взбежала по лестнице, ещё не зная, какой сюрприз ждёт её дома. А дома Веронику встречала улыбающаяся мама.

 

__________________

* – тропарь (песнопение, раскрывающее сущность праздника) Рождества Христова