-A A +A

Пуськи бятые (Людмила Петрушевская)

Людмила Петрушевская

1. ПУСЬКИ БЯТЫЕ

Сяпала Калуша с Калушатами по напушке. И увазила Бутявку, и волит:

— Калушата! Калушаточки! Бутявка!

Калушата присяпали и Бутявку стрямкали. И подудонились.

А Калуша волит:

— Оее! Оее! Бутявка-то некузявая!

Калушата Бутявку вычучили.

Бутявка вздребезнулась, сопритюкнулась и усяпала с напушки.

А Калуша волит калушатам:

— Калушаточки! Не трямкайте бутявок, бутявки дюбые и зюмо-зюмо некузявые. От бутявок дудонятся.

А Бутявка волит за напушкой:

— Калушата подудонились! Зюмо некузявые! Пуськи бятые!

 

2. БУРЛАК (роман)

Часть I

Сяпали Калуша с Помиком по напушке и увазили Ляпупу. А Ляпупа трямкала Бутявку.

А Калуша волит:

— Киси-миси, Ляпупа!

А Ляпупа не киси и не миси, а трямкает Бутявку. Полбутявки y Ляпупы в клямсах, полбутявки по бурдысьям лепещется.

А Помик волит:

— Калуша, Ляпупы, трямкающие бутявок, не волят «киси-миси», а то бутявки из клямс вычучиваются.

А Калуша волит:

— А по клямсам? За некузявость?

И — бздым! — Ляпупу по клямсам.

Ляпупа разбызила клямсы и как заволит:

— Оее! Оее!

Бутявка из клямс Ляпупы вычучилась, вздребезнулась, сопритюкнулась и усяпала с напушки.

А Калуша волит:

— Киси-миси, Ляпупа!

А Ляпупа усяпала с напушки и за напушкой волит:

— Киси-миси, Помик. А Калушаточки-то не помиковичи!

Часть II

Помик волит:

— Калуша, а Калушаточки помиковичи?

Калуша разбызила клямсы и волит зюмо-зюмо:

— Куа?

Помик тырснул в бурдысья и из бурдысьев волит:

— Калуша, а Калушаточки помиковичи?

А Калуша как заволит:

— Некузяво, оее, некузяво так волить!

А помик в бурдысьях как забурлыкает: бурлы, бурлы, бурлы.

А Калуша волит:

— Не бурлыкай, бурлак. Калушаточки не помиковичи, а помиковны!

 

3. КУЗЯВОСТЬ

Сяпала Калуша по напушке и увазила Бутявку и волит:

— О, бутявище некузявое.

И — тюк Бутявку за сяпалки.

И ну трямкать Бутявку.

Полбутявки у Калуши в клямсах, полбутявки об напушку лепещется.

Но тут Бутявка как заволит:

— Оее, оее!

И подудонилась Бутявка Калуше в клямсы: бздым!

Калуша обезвалдела, в клямсах у Калуши зюмо-зюмо некузяво, а тут Ляпупа по напушке шается, блуки бятые, пши натыром:

— О! Киси-миси, Калушечка! Как калушаточки? Как Помик?

Калуша же клямсы сопритюкнула, не волит ни киси и ни миси (Бутявка-то в клямсах и дудонится и дудонится).

Но тут из клямс у Калуши уже птум-птум, птум-птун (Бутявкино дудо).

— Эска! — волит Ляпупа, — о-по-по, вазьте, о индякие! Калуша подудонилась! От Калуши аж дудом фурдяет!

Калуша Бутявку вычучила, из клямс дудо отбябякала и волит:

— Не Калуша подудонилась, а Бутявка! От Бутявки фурд!

А Бутявка, вычучившись из калушиных клямс, вздебезнулась, сопритюкнулась и усяпала с напушки в бурдысья, и волит из бурдысьев:

— Калуша подудонилась, Калуша подудонилась!

А Ляпупа пши аж растюкнула, блуки бятые вымзила и волит:

— И! И! Калушка зюмо некузявая! Фурдючая!

А Калуша бирит:

— С Ляпупой и Бутявкой бирить — дуда натрямкаться. Индякие, не тючьте дудо, не зафурдяет. Ляпупа с Бутявкой волят — у индяких пши сбякиваются!

И усяпала с напушки кузявая-кузявая.

 

4. ПЕРЕБИРЮШКА

Сяпала Калуша по напушке и увазила Ляпупу, и бирит:

— Оес! Оеее! Ляпупа! Калушаточки!

Калушата присяпали: Канна, Манна, Гуранна и Кукуся. И вазят то на Калушу, то на Ляпупу. А Калуша бирит:

— Калушаточки, к ляпупам не подсяпывайте ни на кыс! Ни кыса к ляпупам! Ляпупы дюбые и зюмо-зюмо некузявые!

А Ляпупа бирит:

— Йоу?

А Калуша волит:

— Вазьте, калушаточки, како ляпупы некузявые и нетюйные!

— Нетюйные? (бирит Ляпупа).

— Нетюйные!

— Биришь?

— Бирю! (волит Ляпупа).

— От нетюйной смычу! — бирит Ляпупа. — И от некузявой.

— Ляпупушка перебирюшка, Ляпупушка перебирюшка! — бирит Калуша. — Хахт! Хахт!

И калушата захахтали:

— Хахт! Хахт! Хахт!

А Ляпупа усяпала с напушки и волит:

— Хахтают, кайодлы! Зюмо некузявые! Пуськи бятые.

 

5. МММКВЯ

Сяпала Калуша по напушке.

А по напушке — оее! — Ляпупа хвиндиляет.

Дохвиндиляла до Калуши, клямсы ако разбызила и волит:

— Киси-миси, Калушечка! Киси-миси, кузявенькая!

А Калуша:

— Йоу?

— Киси-миси, — бирит Ляпупа, вымзивши блуки на Калушу.

— Ну, киси, — бирит Калуша. — Ну, миси.

А Ляпупаволит:

— А у Ляпупы — мммквя! Потрямкай!

— Не. Мммквя — убня (бирит Калуша).

— Не убня! Кузявая мммквя! Потрямкай!

И возобнулась Ляпупа и — бздым! — вчучила Калуше мммквю аж в клямсы! Инда клямсы у Калуши сопритюкнулись!

Сопритюкнулись — и ни втырь, ни оттырь! Сбякну-лись клямсы-то!

И Калуша бирит:

— Некузявая мммквя! Убня! (а бирит «Декузявая ббквя, Убдя», клямсы-то сбякнутые инда).

А Ляпупа аж облампела и волит:

— О-е-е! Некузяво-то как биришь! Биришь «ды-ды-ды» да «бы-бы-бы»! С клямсами-то йоу?

А Калуша не отбирила никс и как некузявая посяпала с напушки (мммквю с клямс отбябякивать).

Ну и Ляпупа похвиндиляла — кузявая-кузявая. Клямсы разбызила и как зашмерендит:

— Змсяу! Йиу! Хфуф-оп-оп!

 

6. АНТИБУТЯВКА

Сяпала Калуша по напушке и увазила Бутявку. Бутявка же не вазит Калушу, а шмерендит:

— Куги-туги… буду-вуду… Ам-лям-лям!

Клямсы разбызила — шмерендит и шмерендит:

— Ам-лям-лям!

А Калуша волит:

— Оее, бутявище некузявое! Да забызь клямсы-то! Не ам-лям-лямкай! А ну, не шмерендеть!

А Бутявка шмерендит, инда в пшах у Калуши свири-кает:

— Муги-буги… Ам-тям-тям!

А Калуша сяпалками пши запритюкнула и как заби-рит:

— Оее! О, пши калушины! Оее, яко в пшах свирикает!

А ну, не шмерендеть! А то как стрямкаю! А ну, бутявище некузявое, с напушки — тырсь!

А Бутявка шмерендеть презяла и бирит:

— О-е-е! О индякие! Калуша — некузявая! Калуша бутявок трямкает! Калуша — антибутявка!

Индякие присяпали и вазят-то на Бутявку, то на Калушу. Некузяво вазят на Калушу. А Калуша вазит на индяких и волит:

— Ни! (волит Калуша) Не антибутявка! Но антишмерендя… Антишмерендявка.

 

7. НЕ ПСНИ!

Сяпала Бутявка с Бутявчонком по напушке и увазила Калушу. И волит:

— Пфя! Вазь на Калушу, Бутявчонок! Калушка-то — зюмо некузявая. Пуська бятая.

Калуша волит:

— Йоу? Йоу Бутявка бирит?

А Бутявка волит:

— Не Бутявка, а Бутява. И бирю: Калушка — пуська бятая! Зюмо-зюмо некузявая.

А Калуша волит (блуки вымзивши на Бутявку):

— А по клямсам? За некузявость?

А Бутявка волит:

— Калушиха! Калушиха! Блуки-то вымзила! Калуша — тина мырдявая. Бутявчонок! А ну фьюро за Бутявкой!

И с напушки — счирк! В бурдысья.

А Бутявчонок сяпает и сяпает по напушке. Подзаст-ремяжился.

Ну и Калуша бутявчонка сцирила. А бутявчонок как забурлыкает! (Бурлы-бурлы, бурлы-бурлы).

А Бутявка из бурдысьев как заводит:

— Оее! Оее! Бутявчонок у Калушихи! Оее, инда Бутявчонка стрямкают!

А Калуша волит:

— Ну, и йоу Бутявка про Калушу бирила?

А Бутявка волит:

— Бирила… Бирила, йоу Калушечка кузявенькая. И калушаточки кузявые. Не трямкай Бутявчонка! Мммм…

Калуша не мырдявая, не пуська и не бятая! Отчучь Бутявчонка!

И забурлыкала Бутявка:

— Оее, оее! Бурлы-бурлы!

— Не бурлыкай! — волит Калуша, — на!

И Бутявчонка вытырснула.

Бутявчонок вздребезнулся, сопритюкнулся и усяпал с напушки.

А Калуша волит в бурдысья:

— И не псни, Бутявка-некузявка.

И прошаялось по-над напушкой Зюище, и пробамболило:

— Оее, некузяво-то инда…

А Калуша волит:

— О Буи-Зюи, Зюище! Егды Бутявки волят некузявости, то и Калуши волят некузявости! За некузявость — некузявость! Блук за блук! Не псни, и не псненный усяпаешь! Псня за псню!

 

8. АБВУКА

Калуша бирит калушатам:

— Калушаточки! А калушаточки! Канна, Манна, Гуранна и Кукуся!

— И, — бирят калушата.

А Калуша:

— Инда, калушата, побирим об АБВ! Яете АБВ?

— АБВ? — волят калушата. — Не, не яем. АБВ трямкают?

— Ни.

— АБВ дюбые?

— Ни, ни! — бирит Калуша. — Яйте, калушата: АБВ — абвука!

Ну и калушата посяпали с напушки на оттырь, в бурдысья.

А Калуша за калушатами сяпает и волит:

— Яйте, калушаточки, — волит Калуша. — АБВ — кузявая абвука! Без АБВ калушата не высяпают в калуши.

Калушата аж блуки вымзили:

— Абвука?

А Калуша волит:

— Ну! Без абвуки на напушке некузяво. Индякие — и напушане, и напушанки — абвуку яют. А! Б! В! Бирьте: Ааа…

А калушата бирят:

— Оу… Ня… Пся… Кгг…

— Ни! (волит Калуша) Ааа! Бэээ! Вэээ!

Но калушата как тырснут в бурдысья! (Не уявши аб-)

А бутявка за напушкой волит:

— Калушата не яют АБВ! Зюмо некузявые! Пуськи бятые!

 

9. И-ПЫЗЯВА

У Калуши — калушата: Канна, Манна, Гуранна и Кукуся.

У Бутявки — бутявчонок: Гага Прюшка.

И огды-егды бутявчонок Гага напызявил и-пызяву и оттырснул Кукусе:

Кукуся@пуськи.ru

О Кукуся! Шошляю Кукусю зюмо-зюмо!

Кукуся+Бутявчонок = ;^)(^; Кукуся и Бутявчонок — бдан-бдан! Шошляю Кукусю! С шошлью — Бутявчонок, кукусин на обагды! Чмяк! Кукусин Гага П. :))

А Кукуся напызявила Бутявчонку и-пызяву:

Бутявчонок.гагап@пуськи.ru

О Бутявчонок! Не бдан-бдан и не чмяк. Шошляешь Кукусю? Не яю. Огды… егды… Кукуся:^+

И Калуша напызявила и-пызяву Бутявчонку:

Бутявчонок.гагап@пуськи.ru

Йоу, @, пызявишь пызявы Кукусе? Йоу за «чмяки»? Чмякаться некузяво. Калуши не шошляют бутявок, прюшек и гаг. Бутявки дюбые и зюмо-зюмо некузявые. И не пызявь Кукусе ниогды! А то стрямкаю!

Ей-ей не v. ru

С некузявостью Калуша Помикова (; ^(

А Бутявка (за Бутявчонка) отпызявила Калуше:

Калуша@пуськи.ru

От @ смычим. С мырдявостью — Бутява Бутявишна Йовович-Шер

|:^ ((

 

10. ПРО ГЛОКУЮ КУЗДРУ И БОКРЕНКА

Калуша как забирит:

— Калушата! Калушаточки! Сяпайте на напушку!

Калушата вымзились из бурдысьев:

-Йоу?

— Сяпайте, сяпайте на напушку!

Калушата (Канна, Манна, Гуранна и Кукуся) присяпали.

— Ну, калушаточки (волит Калуша), распритюкивайтесь по напушке.

Калушата распритюкнулись: Канна, Манна, Гуранна — и наоттырь — Кукуся. А Калуша волит:

— Инда побирим про Щербу.

— Йоу Щерба? — бирят калушата.

— А Щерба, — бирит Калуша, — огдысь-егдысь нацирикал: «Глокая куздра кудланула бокра и курдячит бокренка».

— Ну и йоу? — бирят калушата.

— Йоу: куздра кузявая? А, калушаточки?

— Ни, — бирят калушата. — Куздра некузявая.

— А йоу куздра некузявая?

— А куздра некузявая, ибо куздра кудланула бокра, — волят калушата.

— Ну! И курдячит бокренка! — бирит Калуша. — Ну и бирьте: кузяво ли, егды Канна, Манна и Гуранна курдячат Кукусю? А? Кудланули и курдячат? А?

— Некузяво, — бирит Кукуся. — Пуськи бятые, Канна, Манна и Гуранна.

А Канна, Манна и Гуранна не бирят ни-ни. Блуки вымзили наотпень и не бирят ни йоу.

Инда Канна волит Калуше:

— А Кукуся с Бутявчонком бирила, в бурдысьях-то.

А Кукуся возбнулась и усяпала с напушки

— К Бутявчонку посяпала, — бирят Манна и Гуранна.

— А ну! — волит Калуша. — А ну, сяпайте за Кукусей — и без курдяченья! И Бутявчонка кудланите из бурдысьев! Фьюро!

Калушата усяпали с напушки. А Калуша волит:

— Щерба бятая.

 

11. ТРЕСЬ

1

Сяпала Калуша с Помиком по напушке и волит то ли Помику, то ли в бурдысья:

— Ин у Калуши с Помиком калушаточки: и Канна, и Манна, и Гуранна, и Кукуся!

А Ляпупа по напушке шается, пши натыром (ну Ля-пупа и Ляпупа) и волит:

— Калушаточки-то некузявые. И Канна, и Манна, и Гуранна. А Кукуся ажник тресь.

— Кукуся тресь?! — возобнулась Калуша. — Кукуся тресь, а, Помик? Обезвалдеваю.

А Ляпупа волит, блуки у Ляпупы бятые-бятые:

— Эска, Кукуся в бурдысьях с Бутявчонком! Щуньте, ин бурдысья-то лепещутся!

А Калуша волит зюмо-зюмо:

— Кукуся в бурдысьях? Эска, Кукуся в бурдысьях бутявчонка трямкает, бурдысья-то и лепещутся!

А Помик волит:

— Оее. Бутявок не трямкают. Бутявки зюмо-зюмо некузявые.

А Калуша волит:

— Сяпай за Кукусей в бурдысья и отвинь бутявчонка у Кукуси.

И Помик посяпал.

— Сяпай, Помик, — бирит Ляпупа. — Сяпай в бурдысья. Отвинишь, как же! Помик-некузявик.

2

А бурдысья лепещутся, лепещутся, инда Ляпупа йокает: йок, йок, йок!

А Помик высяпал из бурдысьев и волит:

— Калушечка, Кукуся не трямкала бутявчонка.

А Калуша волит:

— Кукуся не трямкала? Так стрямкай же! Стрямкай бутявчонка, Помик!

А Ляпупа йокает:

— Йок, йок, йок! — (так и лепещется). — Пуськи бятые, Канна, Манна, Гуранна и Кукуська.

Ин из бурдысьев высяпывает Бутявчонок, а с Бутявчонком сяпает Кукуся, клямсы в клямсы с Бутявчонком сяпалка за сяпалку.

Оее.

Калуша клямсы разбызила ажник.

Помик набурбушился.

Ляпупа йокнула:

— О! Щуньте, щуньте! Кукуся с бутявчонком сяпает! Кукуся тресь!

А Калуша вздребезнулась и волит:

— Нике!

— Тресь, тресь, — бирит Ляпупа. — Кукуся тресь!

(Инда сопритюкивается.)

А Кукуся с Бутявчонком усяпали с напушки.

— Посяпать разбамболить про Кукусю, — забирила Ляпупа. — Разбамболить про бурдысья, про Калушу с Помиком, ой кузяво! Ой кузяво! Кукуся с Бутявчонком в бурдысьях…

— Аи обезвалдела, Ляпупа? — волит Калуша. — Не Кукуся, а Кукуся Помиковна Бутявчонок-Прюшкина.

— Йоу? — бирит Ляпупа. — Йоу?

— Кукуся Прюшкина, йоу.

А Ляпупа как заволит:

— Кукуся-шмукуся! Бутявчонок-шмутявчонок!

И усяпала с напушки бятым-бятая.

 

12. ФЫВА ПРОЛДЖ

лингвистическая комедия

индякие:

ЛЯПУПА

БУТЯВКА

ПОЛБУТЯВКИ-А

ПОЛБУТЯВКИ-Б

Напушка. По-за напушкой бурдысья. По напушке сяпает Ляпупа. У Ляпупы разбызены клямсы.

ЛЯПУПА (сяпая и сяпая). Оее, оее, некузяво. По-трямкать бы. Нетрямкавши сяпать кузяво ли?

По напушке шается Бутявка.

БУТЯВКА (бирит, не вазя Ляпупы). Фыва пролдж. Фыва пролдж.

ЛЯПУПА (вазит Бутявку). О-по-по, смычь, бутявище некузявое! Сяпай к Ляпупе!

БУТЯВКА (увазивши Ляпупу, фьюро сяпает с напушки в бурдысья). Фыва пролдж. Фыва пролдж.

ЛЯПУПА. И не фыва и не пролдж!

Досяпывает до Бутявки и зачучивает Бутявку в клямсы.

БУТЯВКА. Оее, оее. Фы… ва! Про…пр… (лепещется у Ляпупы в клямсах).

ЛЯПУПА (трямкая Бутявку). Нннн. Кщ, кш. Прлдбрр…

Полбутявки у Ляпупы в клямсах, Пол-бутявки лепешетсяоб напушку. Лепещется, лепещется да и — бздым! — отчучилось Полбутявки из Ляпупиных клямсиуся-пало. (Бутявка = Полбутявки-А + Полбутявки-Б)

ПОЛБУТЯВКИ-А (сяпая по напушке). Фыва. (Бирит зюмо-зюмо фьюро, вымзив блуки на отпень.) Фыва-фывафыва.

У Полбутявки-А сяпалок 6, пшей 18, 4 блука вымзенных.

ПОЛБУТЯВКИ-Б (Бурлычет у Ляпупы в клямсах). Пролдж! Пролдж! Бурлы-бурлы!

У Полбутявки-Б сяпалок 8, пшей 20, 4 блука вымзенных. Бурлычет и бурлычет.

ЛЯПУПА. Ннн! Ннн! (трямкает Полбутявки Б).- Умбррлд… кщр, кщр, слюмз.

ПОЛБУТЯВКИ-Б. О Ляпупа! О Ляпупочка! Отчучь Б из клямс, а то, А ушпандорит без Б, некузяво!

Ляпупа не бирит никс, а трямкает Полбутявки-Б.

ПОЛБУТЯВКИ-А. О! Фыва! Фыва!!! (ушпандоривает с напушки, вымзив блуки на Полбутявки-Б).

ПОЛБУТЯВКИ-Б. Разбызь клямсы то, Ляпупа! Бурлы-бурлы! Полбутявки-А ушпадорит!

ЛЯПУПА (не разбызивая клямс). Вксн, вксн. Умм, умм. Нннн, пжлст.

ПОЛБУТЯВКИ-Б. Полбутявочка-А! Смычь! Не уш-пандоривай от Полбутявки-Б! Смычишь? «А и Б бдан-бдан!»

Вымзивши блуки на Полбутявки-А, Полбутявки-Б бурлыкает.

ПОЛБУТЯВКИ-А (не сяпая). Бдан-бдан?

ПОЛБУТЯВКИ-Б. «А и Б бдан-бдан!» Ляпупа! Разбызь клямсы! А то подудонюсь! Бззз… Шссс… Ну? Бесс… Птум! Птум!

ЛЯПУПА (разбызив клямсы). Некузяво дудониться в мсы! оее! Уубняяя-а! (вычучивает Полбутявки-Б.) ПОЛБУТЯВКИ-Б. (вычучившись из Ляпупиных лямс, вздребезнулась). Полбутявочки-А! Опо-по! Сопритюкнемся?

ПОЛБУТЯВКИ-А (разбызив сяпалки, сяпает к Полбутявке-Б). «А и Б бдан-бдан?»

ПОЛБУТЯВКИ-Б. Бдан-бдан! Ну? Co…при…тюк!

Сопритюкиваются и усяпывают в бурдысья ако како Бутявка.

ЛЯПУПА (Отбябякивая из клямс дудо). Бутявище не-кузявое. Блд-блдырь, пфы.

БУТЯВКА (за напушкой). От некузявой смычу. Фыва пролдж. Фыва пролдж.

Фьюро усяпывает

 

13. ПУСЬКИНИСТЫ

Сяпали Калуша с Помиком по напушке и трямкали бутявок.

А натрямкавшись бутявок, К. и П. ну шаяться по напушке-то к бурдысьям, то от бурдысьев, то по-над бурдысьями счиркнут, то по-за бурдысьями проскробят.

То втырь, то оттырь.

То впях, то взбых.

Как облампелые — шаем шаются и бирят:

— Эее! Эвай! Пуськи бятые! Шайтесь, индякие!

И:

— Эфан-эфоэ!

Ажник кукушню у Помика с гвинта чирит.

Ужо и бутявок никст на напушке, а К. и П., блуки вымзивши на отпень, хвиндиляют, и дохвиндилялись до некузявости.

Обезвалдели, сяпалки распиндюрили втырь по напушке, клямсы разбызили: оее.

А шаялись-то Калуша с Помиком от перетряма.

Трямкая бутявок, К. и П. не допрели, что бутявки тож натрямкались некузявых бурдысьев, в коих зюмо-зюмо быра «A-CNS».

А от быра «A-CNS» — оее как чирит.

И в клямсах нетырно, и в блуках сыкает, и в пшах гандибобель. И кукушню гвинтит.

И тут Калуша с Помиком клямсы разбызили и бутявок из клямс вычучили на напушку!

Т. е. Калушу с П. вытырснуло не по-индяпки.

Бутявки ж, из клямс вычучившись, вздребезнулись, сопритюкнулись и усяпали с напушки.

А Калуша, отбябякавши бутявок с клямс, водит:

— О бутявки! Трямкающие бырные бурдысья — сгро-

хиваются с курчаток.

А уж перетрям аки некузяв аки мырдяв! д бутявки за напушкой волят:

— Кдна-ганда-бис, лайти-метамикс! Банчь, инчь. Поськи бетые, паськи бутые. Песьки бырые.

А Калуша волит;

— Чи обламлели, бутявищи. Не зямут пробамболить пуськи бятые», кайодлы. Пу-сь-ки бя-ты-е! Пуськи!

А бырные бутявки волят:

— Пськ бт. Бррл-блпл, вафшшэ пуськинисты.

 

14. НА ШВАНЬТОУ

Огды-егды, а Бутявка спиндюрила у Калуши зилинь.

И с зилинем усяпала с напушки быро-быро.

А зилинь у Бутявки в сяпалках так и тырыпырится: тыры-пыры, тыры-пыры.

А Калуша (пши натыром, блуки бятые) увазила: в бур-дысьях — эвоэ — так и тырыпырится.

И Калуша как забирит:

— Оее, оее! Зилинь спиндюрили! У Калуши зилинь спиндюрили, ух некузявые, пуськи бятые! Эван! Индякие! Оее!

А индякие присяпали на напушку и волях:

— О-по-по, индякие! У Кадушки зилинь спиндюрили! Ёфки! Ёфки!

А ёфки присяпали, пши разбызили, по бурдысьям посцирили, инда Бутявку-то с зилинем и упяли! Упяли и в КТ запиндюрили. И волят по напушке:

— Бутявка в КТ! Змсяу!

А Калуша водит:

— О индякие!

Индякие волят:

— Эвоэ?

— Индякие! — бирит Калуша. — Ёфки то, а? Ефки-то како тако кузявые! Фьюро-фьюро бутявку упяли!

А ёфки волят, блуки вымзивши:

— Змсяу! Змсяем!

И ну сяпать с напушки. А Калуша волит:

— А зилинь-то калушин! Зилинь-то йоу?

А ёфки с вымзенными блуками бирят:

— Йоу-йоу, на шваньтоу. Фу-фэ~я.

0 усяпали с напушки в КТ.

— Како фуфэя, — бирит Калуша. — Како фуфэя! Зилинь-то калушин. Для калушаточек зилинь то, не для М)ок, пуськи бятые. Калушаточки то: Канна, Манна, Гуранна и Кукуся с кукусеночком! И без зилиня!

И Канна, Манна, Гуранна и Кукуся (кукусенок в сяпалках) присяпали на напушку.

И индякие тоже на напушке, и Калуша с калушатами, но ёфок-то ни!

А ёфкино.биренье по-над бурдысьями аж юздит:

— Змсяу! Йиу!

Хфуф-оп-оп!

Змсяу! Тиу!

фук ёлм-ёлм.

Псяэ! Ушя!

Зюм-зюм-зюм!

и (зюмо-зюмо):

Йоу-йоу, на шваньтоу!

Фу-фэ-я!

Ажник в пшах некузяво у индяких от ёфкиной юзды. А Калуша волит:

— А хай в клямсах у ёфок зилинь счучится! А хай ёфки зилинем поктсятся! Фук ёлм-ёлм!

А Кукуся волит Калуше:

— Не воль так фьюро, Калушечка. Блуки не вымзивай. Ни. В бурдысьях не без зилиня. Посяпаем в бурдысья и натрямкаемся зилиня инда.

И индякие отбирили:

— Змсямы.

И тырснули в бурдысья за зилинем.

 

15. КШИ

Пъс, Психа и псята сяпали по напушке. Навстрызь хвиндиляла Бутявка. Бутявка увазила Пъса и волит:

— Сяпаете по напушке, а напушка-то индяцкая! Не Пъсова напушка! Не Пъсам шаяться бтысь.

Пъс обезвалдел и волит Психе:

— Обезвалдеваю от бутявок. Бутявки, а волят с Пъсом яко тако некузяво! А ну, бутявщина, кши от Пъсов!

А Бутявка волит:

— Опо-по, опопо, галивнок. От Пъса арсаждусь и обсяюсь! Сяпай в геесу!

— За галивнока отводишь! — бирит Пъс. — И за геесу! Не Пъс галивнок, а Бутявка!

И птум сяпалкой по напушке! Бутявка инда тырснула в бурдысья.

 

16. НАОГДЫ

Сяпали Пъс с Психой и псятами по напушке, а навстрызь хвиндиляет Калуша и волит:

— Оее, како кузяво! Пъс! Кузявенький! Калуша в изъюбе от Пъса! Шошляю Пъса!

И сяпалкой Пъсу: воу, воу. И блуками: жум-жум.

— Калуша, тм, — волит Пъс. — Тм-тм. Эван эвоэ:

Психа. И эван эвоэ: псята.

А Психа блуки вымзила на Калушу. А Пъс волит:

— Психа! Эвоэ Калуша, а на напушке — эвоэ! — калушатник. В калушатнике Помик и калушата: Канна Помиковна, Манна Помиковна, Гуранна Помиковна и Кукуся Помиковна с кукусенком! Псята, а ну, шайтесь по напушке!

Псята усяпали и ну шаяться по напушке. Инда сяпалки свирикают.

Психа же, блуки вымзивши, не волит ни-ни. На Калушу блуки вымзила и ни-ни.

А Пъс бирит:

— Псиша, эван эвое: Калуша! Калуша, эван эвое:

Психа!

А Психа как заводит:

— Бутявка-то кузяво бирила: галивнок исцешь, Пъс!

Калушаточки~то не пъсовны ли? Заволить нешто Помика? Аоэ! Помик! Поо-омик!

А Калуша бирит:

— Оее, усяпываю! Ну пъсов с психами в геесу!

И усяпала с напушки.

И над напушкой встындилось небиренье… А Пъс бирит Психе:

— Исцем галивнок?

— Исцешь.

— А Психа? — волит Пъс. — Не галивнючка яко тако бирить? Про Пъса?

— Психа не галивнючка, — отбирила Психа. Психи калуш не шошляют. Психи не шошлячки.

— И Пъс не шошляет! Не шошляк исцем!

А Психа как заволит:

— Псюга исцешь! Псята, вазьте; эван эвоэ псюга!

А Пъс бирит:

— Оее, не псюга иснем! А ну, посяпали в псятник! А ну индяцкую напушку в геесу. Побирим, псишечка!

И Пъс и Психа посяпали в псятник безо псят. И Психа волит:

— Шошлять кузяво Психу и Псят, дабы исцять како Пъс! Яко тако Пъс, а не яко како Пъсюга.

И забурлыкала:

— Усяпаю вот со псятами в занапушье! В геесу! Не исцяешь для Психи и Псят!

Пъс же бирит:

— Ну не бурлыкай же, Псиша! Псише пъсова? Псишечка пъсова?

И забирил зюмо-зюмо:

— Не галивнок исцем?

— Ни, — отбирила Психа. — Не исцешь. Шошляешь Псишу?

Пъс поразбебекал и волит:

— Шошляю. В изъюбе от Псишечки исцем.

И над псятником встындилось биренье:

— Бирь: шошляешь ли Психу?

— Шошляю.

— Ах, шошляк! Не тырсь! Не…

— Шошляем?

— Шошляем.

— Наогды?

— Наогды.

Ажник бурдысья взлепетнулися…

Из «Дикие животные сказки»

Комментарии

Мы учили сказку про калушу и калушат с моей дочкой, когда она была во втором классе. Выучили быстро и с большим удовольствием. Замечательная веселая лингвистическая сказка. Моей дочери 21 год, этот текст она помнит наизусть до сих пор. И я помню сказку наизусть наравне с гениальными Мойдодыром и Мухой-Цокотухой. Спасибо Людмиле Петрушевской!

Оно конечно забавно детям в каникулы почитать, но в учебной программе, вообще охренели там что ли? Итак все с ашипками пишут... Лучше б как в царское время, стихи заставляли писать, а так мы все скоро бутявками станем окончательно!

Я с детства помню пуськи бятые))))) очень нравилось, сейчас вспомнила: думаю дай ребенку прочитаю, что скажет? Смеялся от души, слова смешные, непонятные:))))))))) Прикольное чтиво!

Ну не знаю, что вам всем так не нравится... У меня дети, когда росли заслушивались эти "пуськи бятые, зюмо некузявые"... Это же песня! Дети все понимают! Вы просто потеряли связь с детством...

я столько не смогу съесть и выпить чтобы такой бред наколбасить. ее надо изолировать от общества и запретить писать,тем более детям.

Это сколько нужно было принять наркотических средств, что бы это написать? Авторшу этой хрени "Пуськи Бятые" нужно ИЗОЛИРОВАТЬ ОТ ОБЩЕСТВА, и лечить в психиатрической лечебнице!!!!!! Причем срочно!!!!

В чем смысл этой бредовой сказки, как её понять((((((((((((((( Подскажите люди добрые!!!!!!!!!! И это изучаем во 2 классе, УЖАС!!!!!!!!!!!! Мозг вообще никак не воспринимает то, что написано.

Светлана Коппел-Ковтун

Вот здесь посмотрите развёрнутый комментарий. А в учебнике нет подсказок и объяснений?

"Пуськи бятые"- Уважаемая, что курили,когда бред этот сочиняли????- на трезвую голову не воспринимается никак!!!!
А если серьезно, люди на русском языке скоро разучатся говорить, а тут детям семилетним, голову забивают фигней всякой!!!

просто бред какой-то, "ребёнок язык сломал", как такое детям задавать можно, не каждый взрослый бред этот поймёт

Ну как же взрослым нужно, чтобы всё было поучительно, со смыслом. А просто поиграть? Это же игровой рассказ (представьте себе, есть такой жанр). Это просто весело. Можно и самим поиграть с детьми. По-моему, просто гениально.

Давно не получала такого удовольствия! И как писатель, и как редактор - профессия у меня такая, и просто как читатель - тоже. Сказки на уровне обожаемой мною Глокой Куздры Успенского - это замечательно! А кто не понимает - те пуськи бятые. )))))))))))

А по клямсам за некузявость?

Вообще-то автор Глокой Куздры - академик ЩЕРБА, а не Успенский. Успенский только слямзил...

Бред сивой кобылы! И не надо утверждать, что от этого русский язык стал богаче.

Полностью с вами согласна, что это БРЕД!!! И этот бред предлагают изучать детям во втором классе. Ужас, куда катится образование...

я не понимаю почему кому то это не нравится. когда я "Пуськи бятые" прочитала в детстве, я его почти мгновенно запомнила, я до сих пор могу наизусть рассказать. мне кажется это очень забавно, но я конечно не языковед.

А-а, какая прелесть! )))))))

Это дали ребенку (2 класс) в списке литературы на лето!!
Рассказик конечно занятный, но для меня это бред никчемный.
Думаю, есть какой-то небольшой процент людей, которым нравится всяко-разно слова коверкать, типа новый язык изобретать, но этот процент ничтожно мал.
Поэтому в школе это давать только в качестве - "дети, посмотрите, какая бывает хрень в литературе", не более...

Страницы