Вы здесь

Больничный эпизод

После реанимации Асю перевели в обычную послеродовую палату, а малыша приносили только на кормление. В реанимационном отделении новорожденных трудились доброжелательные сестрички, сыночка подолгу не забирали, позволяя мамочке наслаждаться сбывшейся близостью.

Соседки по палате быстро управлялись с кормлением, особенно красивая статная Юлия. У нее родился уже пятый ребенок, и она, к удивлению и некоторому осуждению женщин, относилась к нему хоть и ласково, но, на их взгляд, слишком трезво. Юлии было чуть за тридцать; даже в больничной обстановке поражала ее красота, не просто напрашивалось сравнение с русскими красавицами ранних веков, а вот тут рядом высокая с васильковыми глазами, льняной косой, с кожей нежного абрикоса молодая, такая ладная женщина. Поначалу обращаться к ней запросто было трудно, хотелось называть ее полным именем. Юлия оказалась матушкой, ее муж, священник, тоже чисто русской внешности, настоящий витязь, только в рясе. Детки все ясноглазые, светлые. Таким же родился и Ерофеюшка, здоровый и спокойный мальчик.

Иногда привычка оценивать людей по внешнему облику и часто идеализировать их мешала Асе правильно реагировать на проявления Юлей обычных человеческих слабостей: женской мелкой зависти, некоторой небрежности в выражениях. Да тут еще третья мамочка, жительница деревни, входящей в приход Юлиного мужа, без всякой на то просьбы в недолгие минуты отсутствия матушки, изо всех сил старалась выложить все известное о поповской семье.

Когда сыночка рядом не было, Ася любовалась малышами соседок, наблюдала, как мамы ухаживают за ними. Боли и волнения за свое дитятко в такие минуты немного утихали. Но сильное желание сохранить молоко поднимало, и она до потемнения в глазах сцеживала его в баночку, склонившись над тумбочкой. Однажды голова сильно закружилась, поплыли-поплыли искры... Ася, стараясь не упасть, руками схватилась за тумбочку и некоторое время стояла с закрытыми глазами. Почувствовав облегчение, она разомкнула веки, но оторваться от своей опоры еще не решалась. Перед ней лежал листок, на нем были слова: «Дорогая дочка Юлюшка, ты вновь стала мамой. Ничего выше для женщины нет в этой жизни. Неси свой труд и свою радость Господу, а мы, твои родные, будем стараться тебе помогать. Всегда в молитвах с вами. Папа».

Через некоторое время после выхода из больницы Ася узнала, что Иерофей мог быть шестым ребенком в своей семье. Будучи мамой четырех деток, Юлия потеряла младенца, которому в скором времени предстояло родиться, и сама находилась уже в безнадежном состоянии. Так считали врачи, но не родные, взявшие на себя духовные обеты и день, и ночь умолявшие Господа Бога.

Комментарии

Мария Коробова

Читать было интересно очень. Я давненько не была в "Омилии". Это продолжение повести или самостоятельный рассказ? Очень неоднозначный образ Юлии. А еще вдруг вспомнились дела давно минувших дней - наркоз, швы, дочку не приносят - почему??? ... Ей тридцать пять на днях, кстати... Хороший автор так и пишет, что человек и о героях литературных вздохнет, и собственную жизнь припомнит. Молодец!
С уважением Нижегородская Омилийка