Вы здесь

Полет двуглавого орла (гл. 4)

Глава 4

На следующий день обе машины выехали в сторону Питера. Дорога от Рязани до монастыря заняла больше одиннадцати часов и на место прибыли поздно вечером. Расположились на ночь в монастырской гостинице для паломников и сразу разошлись по номерам спать. Доктор немного отдохнул в дороге от рязанской суеты и толпы народу, осаждавшей его с утра до вечера, и уснул блаженным сном, не подозревая, какое грандиозное событие предстоит ему пережить днем.

Утром всех разбудил звон колоколов, призывавший монастырский люд на утреннее правило. Но никто из паломников, прибывших вечером из Рязани, даже нос не высунул из своего номера. Уставшие от длительного автопробега, они перевернулись на другой бок и спали дальше. К десяти часам утра Марина Павловна привела себя в порядок, надела длинное платье, повязала косынку и поджидала доктора. Руководитель съемочной группы сходил к игумену за благословением снимать на территории монастыря и получил его. Марина Павловна сказала ему, что все произойдет в трапезной, и они с доктором придут туда часам к двенадцати… А группа будет уже там или обедать или что-то снимать, чтобы не акцентировать внимание на Крылове.

Доктор зашел к тетушке выпить утреннюю чашечку кофе, выспавшийся и отдохнувший. Марина Павловна сделала бутерброды и налила из термоса кофе.

Как ваше самочувствие, как спали? – поинтересовалась она.
Отлично! Я хоть отдохнул от Рязани - облегченно вздохнул он.
Трудно быть знаменитым? – поинтересовалась тетушка.
Не приведи Господи! Как эти звезды живут? Это ж шагу нельзя спокойно ступить, - возмутился доктор.
А у вас еще съемки будут? – просто так спросила Марина Павловна.
Да мы вроде все уже обговорили… Я на все вопросы ответил. Они тут хотят немного монастырь поснимать.

На следующий день обе машины выехали в сторону Питера. Дорога от Рязани до монастыря заняла больше одиннадцати часов и на место прибыли поздно вечером. Расположились на ночь в монастырской гостинице для паломников и сразу разошлись по номерам спать. Доктор немного отдохнул в дороге от рязанской суеты и толпы народу, осаждавшей его с утра до вечера, и уснул блаженным сном, не подозревая, какое грандиозное событие предстоит ему пережить днем.
Утром всех разбудил звон колоколов, призывавший монастырский люд на утреннее правило. Но никто из паломников, прибывших вечером из Рязани, даже нос не высунул из своего номера. Уставшие от длительного автопробега, они перевернулись на другой бок и спали дальше. К десяти часам утра Марина Павловна привела себя в порядок, надела длинное платье, повязала косынку и поджидала доктора. Руководитель съемочной группы сходил к игумену за благословением снимать на территории монастыря и п- ответил доктор.
Замечательно, а то они вас уже утомили. Надо будет весь их материал просмотреть, чтоб ничего лишнего не оказалось.
Наверное. Целый фильм получился, - сообщил доктор.
Они многое уберут во время монтажа, - предположила Марина Павловна.
Да пусть что хотят, то и делают, - равнодушно сказал доктор, допивая кофе.
Пойдем в храм, помолимся, чтоб скорей уже добраться до Питера, да отправить вас на операцию, - предложила Марина Павловна.
А это не тот монастырь? – спросил грустно доктор, полагая, что не тот.
Тот дальше… - сорвалось неожиданно с уст тетушки. Этот вопрос застал ее врасплох. Она еще не знала, как организовать эту их встречу, но, поразмыслив, решила положиться во всем на Бога. Лучше, чем Он никто это не устроит.
Они с доктором прошли через монастырский двор к храму Успения Пресвятой Богородицы. Заканчивалась Литургия. Монахи во главе с игуменом величественно прошествовали к выходу. Прихожане расступились в две шеренги, давая им проход и кланяясь. Игорь Николаевич молился у иконы Николая-Чудотворца, крестясь правой рукой в гипсе, как медведь лапой. Видно было, что он о чем-то усердно просил святого. Марина Павловна молилась у Тихвинской иконы Божией Матери и просила для своего доктора благочестивую супругу, мудрую и благодетельную. Помолившись, они пошли по территории монастыря. Марина Павловна рассказала историю его возникновения и привела доктора в трапезную. Съемочная группа что-то снимала и даже не обратила внимание на их появление.
Пообедаем, благословимся и поедем домой. Часа в три уже будем на месте, - предположила Марина Павловна. – Вы посидите, а я схожу, попрошу, чтобы нам обед принесли. – Минут через пять она вернулась. Доктор скучающим взглядом смотрел в окно, сожалея, что это не тот монастырь, в котором трудится его ангел. Вскоре девушка в белом переднике с длинной косой цвета спелой пшеницы и большими серыми глазами принесла им на подносе уху. Доктор все смотрел в окно…
Давайте помолимся! – предложила Марина Павловна. Доктор встал и повернулся к иконам. Он начал читать «Отче наш» и в это время из кухни снова вышла та же девушка с подносом в руках. Доктор увидел ее… и его заклинило на полуслове… Он хотел вспомнить слова молитвы, но они напрочь вылетели у него из головы. Он открывал рот и снова закрывал его как рыба, выброшенная на берег. Марина Павловна быстро дочитала молитву и взяла его за локоть.
Садитесь, доктор. Вам плохо? – испугалась она не на шутку. Девушка тоже быстро поставила поднос и спросила:
Может вам воды принести? – Доктор не спускал с нее глаз и только кивал головой. Она сбегала за водой и принесла стакан.
Женя! Посиди с ним, а я сбегаю за таблетками в гостиницу! – крикнула Марина Павловна на ходу, выбегая из трапезной. Она пулей пересекла двор, забежала в гостиницу, схватила в дорожной сумке аптечку и примчалась обратно. Женя держала доктора за руку и уговаривала:
Не волнуйтесь! Сейчас все пройдет и вам станет лучше… Где это вы руку сломали себе и голову поранили?
Я был в плену, в Чечне… - тихо сказал доктор.
Так вы и есть тот знаменитый доктор Крылов? – спросила она. Марина Павловна стояла в двух шагах от них и боялась нарушить их встречу, успокоившись, что доктор пришел в себя.
Да. Только я ничем не знаменитый. Обычный хирург… Меня зовут Игорь.
А меня Евгения! – просто представилась девушка.
Очень приятно!
Ну, я пойду. Вам уже лучше? – спросила девушка.
Нет-нет, не уходите, а то мне снова станет плохо, - схитрил доктор, чтобы удержать девушку подольше возле себя.
Хорошо… Я посижу немножко с вами, - согласилась она и кротко опустила глаза с большими черными ресницами. Доктор смотрел на это знакомое ему лицо и не верил своим глазам...
Вы просто ангел! Я никогда не видел такой красоты! Можно мне отвезти вас после работы домой? В котором часу вы заканчиваете работу? – засыпал он ее вопросами.
В шесть часов вечера, - сказала она и посмотрела ему в глаза.
Я приеду за вами! – сказал доктор и поднес ее руку к своим устам, едва прикоснувшись к кончикам пальцев. Щеки у девушки загорелись румянцем. Она осторожно высвободила руку и быстро удалилась из трапезной. Марина Павловна села на ее место и поставила перед доктором аптечку. Он отодвинул ее рукой подальше и опустил голову.
Поешьте, Игорь Николаевич, - предложила тетушка. Он отрицательно покрутил головой.
Это же Женя готовила! – Доктор потянул к себе тарелку с ухой и стал есть.
Как вкусно! – задумчиво сказал он сам себе и улыбнулся. «Контузило доктора совсем! Что ж теперь с ними делать?» – думала Марина Павловна и тоже стала обедать, глядя на него. А он смаковал второе и не собирался в скором времени покидать трапезную, надеясь, что снова увидит своего ангела. Доктор долго пил компот, поглядывая на дверь, но вместо Жени в трапезную вышла ее сестра Наташа. Она поставила на поднос пустую посуду и ушла на кухню, окинув доктора быстрым взглядом. Тот вздыхал, скучал и не знал, что ему дальше делать.
Может, пойдем в гостиницу, - предложила Марина Павловна.
Не пойду! – категорично заявил доктор.
Вы тут будете сидеть до шести часов? – поинтересовалась тетушка.
До тех пор, пока снова ее не увижу!
Может, вы с батюшкой посоветуетесь, а он с ней поговорит. Вдруг она уже обручена с кем? – сказала Марина Павловна. Доктора словно кипятком облили.
А такое может быть? – спросил он.
Вполне! Девушка видная, а паломников сюда много ездит со всех концов России и не только, - предположила женщина.
Идем к директору монастыря! – решительно сказал доктор и встал. Он еще раз посмотрел с надеждой на дверь и вышел. Марина Павловна прихватила аптечку и потопала за ним к братскому корпусу, улыбаясь. На их звонок вышел дежурный монах и поинтересовался, что они хотят.
Мы к директору! – сказал решительно доктор.
Простите, у нас нет директора, есть игумен, а вы по какому вопросу? – спросил удивленно монах.
Жениться хочу, благословение надо! – ответил Крылов. Монах пропустил их и велел подождать в приемной. Они сели в кресла. Доктор нервничал. Мысль о том, что девушка может быть обручена, не давала ему покоя. Он решил стоять за нее до конца. Из кабинета настоятеля вышел отец Александр, благочинный. Марина Павловна подошла к нему, благословилась.
Вы надолго к нам? – спросил благочинный и внимательно посмотрел на доктора.
Мы проездом из Чечни. Вот доктора везу домой после плена, - кивнула она в сторону Крылова. Тот сидел, опустив голову. – Хочет обручиться с Женей! – тихо добавила она.
А он был женат? – спросил иеромонах.
У него семья погибла в авиакатастрофе в прошлом году.
Царство им Небесное! – перекрестился батюшка.
Он хочет у отца Авеля взять благословение.
А! Посидите минутку, - сказал благочинный и вернулся в кабинет игумена. Минут чрез пять он вышел и пригласил доктора с тетушкой зайти. Они вошли в кабинет и благословились. Доктор и настоятель были и одного возраста и одного роста. Отец Авель с интересом рассматривал Крылова, расспрашивал его о Чечне, о ранениях. Постепенно они подошли к главному вопросу о благословении на брак. Доктор рассказал, что образ Жени он увидел еще в плену, а здесь в трапезной сразу узнал ее и без нее никуда из монастыря не поедет.
А с ней вы говорили? – спросил игумен.
Не успел… Она убежала на кухню и не выходит, - обижено сказал доктор.
Хорошо! Сейчас я пошлю за ней и у нее спросим, - сказал игумен. А отец Александр отправил за Женей монаха. Несколько минут ожидания для доктора показались вечностью. Он был в таком напряжении, что Марина Павловна достала ему таблетку успокоительного, но доктор отказался. У него начала болеть голова. За дверью раздался Женин голос:
Молитвами святых Отец наших, Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас! – молвила она.
Аминь! – ответил игумен. Девушка вошла, быстро окинула взглядом присутствующих и опустила глаза, розовея лицом.
Женя! – обратился к ней игумен, - Игорь Николаевич просит благословение на обручение с тобой! – Девушка взглянула на доктора, залилась краской еще больше и снова опустила взор долу... Она долго молчала, а все смотрели на нее и ждали…
Я… - сказала она дрогнувшим голосом, - согласна! – Доктор не поверил своим ушам. В голове у него все перепуталось. Он не знал, что говорить и что делать…
Идите под благословение вдвоем! – шепнула ему Марина Павловна. Доктор встал со стула, подошел к девушке, взял ее за руку и подвел к игумену. Тот их благословил и радостно улыбнулся.
Работников у меня забираете! – сказал он доктору.
Господь вам еще пошлет! - выпалил Крылов. – Спасибо! – и повел невесту скорей к выходу, пока игумен не передумал.
Можете завтра обручиться в приходском храме, а трапезничать будем у нас. Я сейчас позвоню туда настоятелю.
Спасибо! – в один голос ответили молодые, и вышли из кабинета.
А вы хорошо его знаете? – обратился настоятель к Марине Павловне.
Он спас мне жизнь! Это замечательный человек и Женя будет счастлива с ним, - заверила Марина Павловна.
Божиих им благословений! – сказал игумен. - Я видел в новостях Крылова и вас, крест, в который попал осколок и спас его. Заложники… Ужас.
Да. А невесту можно уже забрать из трапезной? Доктору нужно ехать в Германию, оперировать руку. Бандиты ему кисть раздробили, чтоб не оперировал наших. Я бы хотела, чтобы Женя поехала с ним, потому, что у меня работа. А когда вернутся, то распишутся и обвенчаются… - сказала Марина Павловна.
Забирайте… Что делать? Жених видный и серьезный, да и ей пора!
Спасибо! Я пойду готовить все к обручению, - сказала Марина Павловна и вышла из кабинета, затем из братского корпуса, для которого она делала проект внутреннего убранства, когда восстанавливали монастырь.
Молодые сидели при входе в гостиницу и тихо беседовали.
Женя! Тебя уже отпустили с работы, - сообщила тетушка, проходя мимо них.
Хорошо! Спасибо! – ответила она.
Игорь Николаевич, если нужна машина, вот вам ключи. Я в гостинице буду, - сказала Марина Павловна и подала ему брелок с ключами. Как доктор будет управлять одной рукой, она представления не имела. Но влюбленный человек способен еще не на такое.
Ага! Спасибо! – улыбнулся он, сияя от счастья, как медный самовар и торжествуя в душе победу. Женя сидела с ним рядом, маленькая и хрупкая, как школьница, поглядывая из-под густых ресниц на своего суженого. Еще там, в трапезной, когда она держала его за руку и успокаивала, почувствовала, как встрепенулось девичье сердце, едва встретилась их глаза. Оттого и убежала на кухню… Посуда стала валиться из рук, рыба подгорела.
Да что с тобой сегодня, сестра? – спросила удивленно Наташа.
Ой! Не знаю, что-то мне не по себе, сердце заходится, - расплакалась девушка без всякой причины и вышла в братскую трапезную, утирая платочком нос. В трапезной никого не было. Она села у иконы Тихвинской Божией Матери и дала волю слезам. Вскоре волнение улеглось и на душе стало светло и тихо. «Это он!» – шептал ей внутренний голос. Тут ее и нашел монах, которого прислал благочинный. Увидев у игумена в кабинете доктора и Марину Павловну, она сразу догадалась, зачем ее пригласили. «Господи! Страшно мне, но да будет на все Твоя святая воля!» – подумала девушка и дала свое согласие.
В коридоре гостиницы Марина Павловна увидела съемочную группу. Оператор из окна второго этажа снимал тихонько молодых, сидящих на скамеечке и ничегошеньки не подозревающих.
А главное-то вы и пропустили, - сказала Марина Павловна. – Игумен их сейчас благословил на обручение! Завтра в приходском храме все будет, а трапеза в монастыре.
А девушка согласилась? – спросил Дмитрий, руководитель группы.
А что, из окна не видно? – съехидничала тетушка. – Конечно, согласилась! Разве можно такому жениху отказать? Красивый, умный, скромный, настоящий полковник!
А уж невеста-то хороша! – восхищался Дмитрий. – Нам бы ее на телевидение! – мечтательно добавил он.
Еще чего? – возмутилась Марина Павловна. – Испортить такого ангела. Не вздумайте Крылову это сказать, у него рука в гипсе… Припечатает, мало не покажется и будет прав, - предупредила она.
Ладно, ладно… Тут еще сестра ее есть, ничуть не хуже! – сказал Дмитрий.
И ее не трогайте. Я ее для сына своего берегу, - сказала Марина Павловна. – У вас в Москве девиц своих хватает, там и ищите, а наши не для телевидения.
Да я смотрю, у вас тут все схвачено! – обиделся Дмитрий.
А вы как думали? Такие девушки составляют генофонд России и охраняются государством, как достояние. Они дадут крепкое потомство, правильно его воспитают и тем помогут духовному возрождению нашей страны.
Ого! – удивился Дмитрий, - целая стратегия. Пора открывать пансионы благородных девиц.
Еще лучше было бы их не закрывать! Вам лично нравятся девушки, распивающие пиво на улице, глаголющие исключительно матом и относящиеся к сексу, как к виду спорта?
Нет!
А вам не кажется, что именно такой образ и навязывает молодежи телевидение?
Это вопрос не ко мне. Я не руководитель… Мы же сейчас снимаем правильную передачу. У них все, как по Библии!
Так вот, почаще бы такие передачи делали, много пользы бы принесли людям. Глядишь, Господь и простил бы вам прежние прегрешения!
Я подумаю! – сказал Дмитрий.
Лучше исповедайтесь… И готовьте деньги за «эксклюзивные» съемки. Завтра нам покажете весь отснятый материал.
А вас не смущает брать деньги за чужую историю? – спросил Дмитрий.
Меня смущает то, что доктор сейчас болен и нуждается в операции. Для меня это не чужая история, как вы изволили выразиться. Или, может это вы поехали в Чечню, рискуя жизнью, чтобы спасти доктора? Мне лично от вас и копейки не надо. Все отдадите ему в руки и я ему все объясню… У вас же молчит совесть, когда вы берете сумасшедшие деньги за рекламу пива или другой гадости? Вот и пожертвуйте бедному доктору на благое дело!
Жертвуют добровольно, а вы за шею душите!
Смотрите, не задохнитесь от жадности! От вас благотворительности не дождешься… поэтому будем говорить на языке бизнеса, - не уступала Марина Павловна. – Вам нужен репортаж, а нам деньги. Вы уже целый сериал отсняли на докторе. Не хотите платить, отдавайте все записи, а я вам верну ваши деньги и на том разъедемся… - решительно сказала она.
Конечно, я заплачу! Только вы так на телевидение «наехали», словно мы враги народа.
Хорошо сказано! – улыбнулась Марина Павловна и ушла к себе в номер.
«Тетка питерская, а хватка прямо таки московская, - подумал Дмитрий, - впрочем, она права. Материал отличный! Особенно встреча в трапезной удалась».
Марина Павловна отправилась снова в трапезную к Наташе, чтобы обговорить план мероприятий обручения молодых. Наташа была несколько шокирована столь быстрым течением событий, а главное, что Женя приняла решение, не посоветовавшись с ней и старшей сестрой Татьяной. С другой стороны она была рада за сестру. В их маленьком районном городке с хорошими кавалерами было не густо, а с истинно верующими молодыми людьми и того хуже. У доктора же была рекомендация от человека, хорошо ей знакомого и надежного. Девушки знали, что Марина Павловна очень хорошо к ним относилась и не раз говорила, что желает видеть одну из них своей невесткой. Вот только сам сын не очень торопился жениться.
Наташа! Давай обговорим, как мы организуем обручение наших молодых? – предложила Марина Павловна.
Давайте! – согласилась девушка. Она была старше Жени на два года и более бойкая по характеру.
Напиши мне список, что нужно купить из вещей, продуктов и прочее. Отец Авель хочет, чтобы трапеза была здесь, а обручаться они будут в приходском храме завтра. Нужно купить наряд для невесты, колечко, обувь, цветы… Может Татьяна поедет со мной и поможет мне все подобрать по размеру? Вот только ключи я им отдала от машины и, наверное, их уже и след простыл из монастыря. И куда он поехал с одной рукой? Совсем голову потерял от счастья! – улыбнулась тетушка. - Да ладно, такси возьмем…
Я думаю, что вам лучше все с Татьяной решить. Мне никак не уйти с трапезной. Я тут одна осталась, да два трудника помогают, - сказала девушка.
Хорошо! Пойду к Татьяне. А что из продуктов надо?
Да все надо, кроме картошки и круп.
Давай меню прикинем. Салаты разные, рыба всякая, трудникам мясные изделия и курицу. А братьям что на второе будем готовить? Может филе рыбное взять, а на первое суп грибной? Мясо им нельзя.
Что купите, то и будет. Они не избалованные у нас.
Так вот и хочется их побаловать немного.
Вы и так их всегда балуете чем-нибудь вкусненьким!
Я же их люблю, родненьких! Они за нас молятся… Может и доктор остался жив, благодаря им. Эх, сейчас бы Таисию Петровну сюда! Она бы пирогов своих настряпала, да вареничков…
В Печорах где-то живет, - вспомнила Наташа.
Я была у нее, помогала дом купить там.
И как она? – поинтересовалась девушка, ловко помешивая на большой сковороде лук.
Как у Христа за пазухой! Там такая благодать в монастыре! – закатила в потолок глаза Марина Павловна, пытаясь передать то самое состояние благодати.
Лучше, чем у нас? – ревниво спросила Наташа и даже перестала помешивать.
Не лучше, но как-то по-другому… Это невозможно высказать словами. Там преемственность не нарушена, старцы, схимники. А у вас все монахи молодые еще, да и монастырь начал восстанавливаться только восемь лет назад, хоть и построен в пятнадцатом веке. Видимо все это влияет как-то на среду…
Съездить бы к ней туда! – мечтательно произнесла девушка.
Теперь как-нибудь съездим. Женю мы с собой забираем. Она Игоря Николаевича в Германию будет сопровождать на операцию.
А что с ним? – глянули внимательно на Марину Павловну синие Натальины глаза из-под надвинувшейся голубой косынки.
В плену бандиты кисть раздробили за то, что командира их оперировал.
Что, плохо прооперировал? – удивилась Наташа.
Наоборот, хорошо! Это они его так отблагодарили. Хорошо, что он левша, а они на это не обратили внимание. Он отличный хирург! Меня в прошлом году спас. Жене повезло. Он всю дорогу о ней мечтал, - восхищенно сказала тетушка.
А как он о ней узнал? – недоумевала сестра невесты.
Когда его ударили по голове, то прежде, чем потерять сознание, он увидел, как над ним склонился то ли ангел, то ли девушка… Я ему рассказала, что есть на самом деле девушка с такими приметами в одном из монастырей. О том, что она здесь он не знал, а когда в трапезной встретил, то опять чуть сознание не потерял. Вот так! Потом он пошел к настоятелю за благословением, вызвали туда Евгению, и она дала согласие. А свою семью он потерял в авиакатастрофе. Жена и двое мальчишек погибли… - сострадательно произнесла Марина Павловна и глубоко вздохнула.

Царство им Небесное! – перекрестилась Наташа.
А ты родителям уже сообщила о Жене?
Нет еще. Я сама толком ничего не знала. Ее к настоятелю вызвали и больше я ее не видела… - обреченно сообщила девушка, понимая, что сестра уже не работница трапезной.
Как же, отпустит ее Крылов! Как только она сказала «да», так он ее сразу в охапку и быстрей ходу дал, пока не передумали. Наверное, к родителям поехали за благословением… Хоть бы позвонили, где они? Ладно, пошла я за Татьяной. Время идет, а у нас еще ничего не сделано, - сказала Марина Павловна и направилась к выходу.
Татьяна замещала кого-то в свечной лавке и благочинный уже сообщил ей новость. Увидев Марину Павловну на пороге, она обрадовалась. Татьяна была старше Жени на четыре года. У нее тоже были серые глаза и темно-русые волосы, чуть ниже плеч.
Приветствую вас, девушка! – поздоровалась Марина Павловна.
И я вас тоже! – приветливо улыбнулась Татьяна в ответ.
Послушай, а ты можешь отпроситься сегодня с работы. Надо все к обручению закупить, а мне одной не справиться, - обратилась она к старшей сестре невесты.
Сейчас спрошу, если кто заменит меня, то смогу, - ответила она и позвонила по мобильному отцу Анастасию, эконому монастыря. Тот прислал монаха в лавку, и Татьяна ушла с Мариной Павловной по магазинам. Они скупили все, что сочли нужным и доставили на микроавтобусе в трапезную, изрядно притомившись на жаре.
Пойду, отдохну немного в гостинице и через часок приду помогать, - сказала Марина Павловна и ушла. Сестры рассматривали наряд для невесты, потом разложили продукты в холодильники и позвонили домой маме. Та сообщила, что молодые уже были дома и взяли благословение. Обручение будет завтра в двенадцать часов дня! Мама плакала и переживала за дочь.
Мама, да ты не волнуйся, - успокаивала ее Наташа, - он же не чужой человек, а знакомый Марины Павловны. Все у Жени будет хорошо! Настоятель тоже их благословил.
Да он мне понравился, правда, побитый весь, - сказала мама.
Ну что ты хотела, он же из плена едет. Его там били. До свадьбы заживет! – подбадривала дочь известной поговоркой
Ой, бедненький! А скромный такой и уважительный… Отцу тоже понравился. А я переживаю, что он старше ее.
Разберутся, мама. Не переживай. Раз Господь послал, то Он лучше нас знает, что и как. Мы уже продукты все закупили, наряд, кольца готовы. Все будет хорошо! Пока! – попрощалась девушка.
Доктор появился перед ужином уставший, но счастливый и уединился в своем номере, чтобы спокойно обо всем подумать. Он с трудом верил в реальность происходящих событий. « А тетушка тоже хороша, могла хоть предупредить, что девушка в этом монастыре, а не дальше. Я бы хоть подготовился к встрече, а то вытаращил глаза на нее, как на привидение и стою… не знаю, что делать, - думал с досадой доктор. – А может так оно и лучше, - размышлял он дальше…- Она меня за руку взяла, успокаивала… сердобольная такая! Ангел мой! Господи! Как хорошо, что Ты так все устроил! Ради этого стоило и в Чечне, и в плену побывать. Зато как я счастлив теперь, аж распирает от счастья! Надо с тетушкой поделиться по-братски» - подумал он и направился к ней в номер. Марина Павловна сидела за столом и о чем-то сосредоточенно размышляла.
А, племянничек объявился! – обернула она голову в его сторону. – Ну что, получили то, что просили у святителя Николая-Чудотворца? – улыбнулась она.
А что, это было так видно, что я о чем-то прошу? – улыбнулся в ответ доктор.
Еще бы! Вы так вцепились глазами в икону, что чуть не оторвали ее от стены.
Так я ж с верой просил, как вы учили! – рассмеялся доктор.
- Да вы и прыть немалую проявили у настоятеля, требуя девушку себе в жены, - с легким укором в голосе сказала тетушка, делая запись в блокноте необходимых покупок.
Вы мне как сказали, что она может быть обручена с кем, так у меня сердце оборвалось… Она ж моя, вы видите? Как я мог позволить отдать ее кому-нибудь другому? Да я бы тут и остался в монастыре, - твердо заверил доктор.
Монахом? – хихикнула тетушка.
Да хоть уборщицей… - равнодушно ответил он.
Господь не допустил! – сказала она, внимательно посмотрев ему в глаза. - Ну ладно, это лирическое отступление, а теперь давайте спустимся на землю, - предложила тетушка. – Пока вы носились на машине с одной рукой, мы с сестрами все закупили к завтрашнему дню. Наряд для невесты, кольца, продукты, вам одежду, - перечисляла она. - Вот все в пакетах стоит, надо примерять, - кивнула она головой в сторону дивана, заставленного покупками.
А я об этом и не подумал, - ответил доктор, глядя на пакеты с обновками.
Да вам сейчас не до этого, вы ж у нас «на выданье», - подшучивала Марина Павловна. - Это все равно, что контузия… - поясняла она со знанием дела. Завтра вы со всей свитой едете в храм, а мы готовим обед и украшаем трапезную с сестрами, - сказала она и сделала снова запись в блокноте.
А мне как себя вести, я же ничего не знаю? – развел руками доктор.
Вам все покажут и расскажут. Ведите себя естественно, как жених. Ультиматумов батюшкам больше не выдвигайте. Родители ее благословили вас? – спросила Марина Павловна, оторвавшись от блокнота.
Да! Я уже с ними познакомился. Очень милые люди! – похвалился он будущими родственниками.
Завтра позвоните своей маме, чтобы она тоже вас благословила.
Обязательно! – согласился он.
Кольца сразу положите в карман костюма, чтобы не забыли, - напомнила тетушка.
Хорошо! – тут же выполнил доктор указание.
Букет для невесты не забудьте завтра, - напомнила Марина Павловна.
Не забуду! – заверил он, но мысли о невесте уже вытеснили из его головы все эти мелочи.
Вот, кажется и все? Вопросы есть? – спросила тетушка.
Есть, - замялся доктор.- А до венчания я могу ее хоть поцеловать, - с надеждой в голосе вопрошал он.
Не желательно даже видеться, не то, что целоваться, - нарочито строгим тоном заявила Марина Павловна.
А как же совместимость и… прочее… - растерянно перешел на робкий шепот доктор.
Все, что нужно Бог уже давно совместил, - рассмеялась тетушка. - Выбросьте из головы эти светские бредни. Перед вами чистая и непорочная девушка. Для нее вы всегда будете единственным и неповторимым. За благодетельную жизнь Господь дарует любовь супругам, - громко захлопнула она блокнот.
А я ее уже люблю! – торжественно заявил доктор.
Пока это страсть… Любовь истинная придет позже, - сказала тетушка, а подумав, добавила многозначительно, - если заслужите.
Я буду стараться! – серьезно заверил он.
И запаситесь терпением…
Хорошо! – соглашался доктор на все. Затем, подумав немного, он спросил:
Вы начали мне рассказывать в дороге о моей прежней семейной жизни… Я бы хотел услышать этот рассказ до конца.
А нужно ли омрачать праздник в вашей душе? – серьезно спросила Марина Павловна, глядя в его глаза.
Я хочу знать правду! Пожалуйста! – настаивал он.
Все хотят, пока не узнают, а как узнают, так жалеют – ответила куда-то в пространство Марина Павловна. Она резко встала со стула и подошла к окну, раздумывая, говорить или нет.
И все же? – настаивал доктор. Женщина сомневалась.
Ну, хорошо! Правду так правду, - повернувшись к доктору, сказала Марина Павловна. - Может оно и к лучшему. Слушайте… Ваша жена любила вас искренне еще до того, как вы стали с ней встречаться. А вы любили ее подругу и ничего не подозревали. Затем у вас с подругой произошло недоразумение, и вы расстались. Так?
Да! – ответил доктор.
Вы начали встречаться со своей будущей женой и вскоре предложили ей выйти за вас замуж. Но это решение было вам навязано помимо вашей воли.
Как это? – удивился он. До сегодняшнего дня он был совершенно уверен в том, что он сам принял решение жениться, никто ему не навязывал его. Марина Павловна продолжала дальше.
Вас подвергли магическому воздействию, парализовали вашу волю и получили желаемый результат, - говорила она, не переходя на личности.
А такое возможно? – удивился он.
Вполне, если Господь попустит. Без Его попущения никто ничего не может сделать с человеком…
А почему Он попустил?- недоумевал доктор, перебивая Марину Павловну.
Вы в то время не были верующим человеком, - спокойно продолжала она, - не участвовали в таинствах Церкви, а кто не с Богом, тот становится легкой добычей демонических сил. С их помощью ваша жена завладела тем, что ей не принадлежало. – Она замолчала и вопросительно посмотрела на Игоря Николаевича, продолжать дальше или нет. Он молча кивнул ей головой, глядя в пол. - Своей заботой о вас, любовью и чадородием она частично сгладила свою вину, но не было покаяния за грехи, и к Богу она не устремилась, и детей в вере не воспитывала… Результат вам известен. Но это еще не все, - продолжала Марина Павловна, - воля ваша была подавлена до тех пор, пока вы не обратились к Богу. Поэтому вы не смогли справиться с горем и запили. Вы шли к погибели, да вовремя спохватились и обратились за помощью. Вот теперь все, - закончила Марина Павловна. Доктор стоял, задумавшись и низко опустив голову. Все, что он сейчас услышал от нее, было чистой правдой. Он догадывался об этом, но не мог себе объяснить. Теперь все стало на свои места…
Лучше бы я этого не знал, - грустно сказал он. – Вы были правы. А дети? Что с детьми? – спохватился он, поднимая на нее полные скорби глаза.
Дети теперь как Ангелы общаются с Господом и выпрашивают у Него прощения для своей мамы. Да и вам надо простить ее от всего сердца и постоянно молиться за ее грешную душу. Сама она уже ничего не может сделать для себя. Все возможно только когда ты здесь на земле… - тихо сказала Марина Павловна.
Она снилась мне не так давно, еще до плена… как будто идем мы с ней по лесу, - глубокий вздох вырвался из груди доктора. - Я впереди, а она сзади. Затем я услышал ее крик и обернулся. Жена попала в трясину и кричала о помощи. Я подавал ей руку и мне было так трудно ее тащить, чуть сам туда не упал. Было так страшно… В этот момент я проснулся.
Ваш сон лишь подтверждает мои слова! – пожала плечами женщина.
О, Господи! Прости и помилуй! – горестно сказал доктор. - Слава Богу, что Женя верующая и не наделает подобных глупостей в жизни, да еще и за меня будет молиться и за детей… - облегченно вздохнул он.
Это верно! Теперь вы все знаете или почти все, - сказала Марина Павловна.
А как у вас складывалась семейная жизнь, вы же все можете узнать наперед, - поинтересовался Игорь Николаевич.
Складывалась как у всех, нормально. Сын, дом, муж, работа. Муж занимался бизнесом, я ему подсказывала и он быстро и высоко поднялся. А отплатил предательством. Я ему составила список имущества, на которое претендую. Он возразил только по поводу джипа, потому, что он бронированный. Я объяснила, что заберу его принципиально из вредности, а если он будет упорствовать, то скоро обанкротится. Он уступил мне машину, я подала на развод, загрузила свои пожитки и поехала в Питер жить, дав себе зарок, что больше никогда не выйду замуж. Вот и все. Купила себе первую попавшуюся квартиру и уехала на целый год в монастырь изучать неведомый мне мир Православия, - закончила Марина Павловна.
И там вы познакомились с Женей? – спросил доктор.
Нет. Женя приехала с родителями из дальнего востока позже и устроилась с сестрами трудиться в монастырь, когда я принимала участие в его восстановлении. Тогда мы и познакомились.
А как вы так узнали, что это именно ее я увидел в Чечне и привезли меня сюда, - любопытствовал доктор.
Не знаю… Этот дар у меня с детства и я думала, что это свойственно всем людям, - смущенно отвечала она. - Объяснить я его не могу… Я просто знаю, что это так и все, как знает человек, что завтра взойдет солнце. А если я усиленно думаю над чем-то, то почти всегда получаю ответ на свой вопрос в виде мысли или образа, - объяснила тетушка.
Это так здорово! Вот мне повезло, что я вас встретил, - радовался доктор.
Это мне повезло тогда на операции, - улыбнулась Марина Павловна. А вы на вечернюю службу идете? – спросила она.
Да! Сейчас поеду за Женей и привезу ее в храм, будем вместе благодарить Бога за нашу встречу.
Единым сердцем и едиными устами! – добавила тетушка.
Красиво сказано! Я поеду, а вечером все примеряю. Большое вам спасибо, тетушка! – поблагодарил доктор.
Большое пожалуйста, племянничек! Рулите аккуратней своей левой, - советовала она.
А у нас теперь три руки на двоих! – отшучивался доктор.
И одна контузия! – добавила тетушка, чтобы он не слышал.
Утро выдалось солнечным и тихим. Старая липовая аллея монастыря еще хранила в своих ветвях прохладу ночи. Флюгера в виде ангелов на башенках старинных стен слегка поскрипывали от легкого колебания воздуха. Звонница и купола храмов с позолоченными крестами отражались в зеркальной глади озера, словно сошлись у одной линии Церковь земная и Церковь небесная. Город просыпался под звон благовеста, призывающего к утренней молитве. Сегодня он звучал величественно и торжественно в ушах и сердце доктора потому, что он встретил свою единственную и неповторимую половинку, чтобы дальше идти дорогой жизни вместе рука об руку. Игорь Николаевич встал, умылся и помчался в храм, обгоняя монахов.
«Что это он такую прыть с утра проявляет, даже кофе не выпил, - удивилась Марина Павловна, глядя на него из окна гостиницы. – Вроде особым молитвенным состоянием не страдает еще… Видно опять к Николаю-Чудотворцу побежал просить чего-нибудь? А чего может просить мужчина перед обручением? А-а! - улыбнулась она, - терпения ему надо, вот чего он будет просить! Помоги ему, Господи, бедолаге!»
В трапезной уже во всю гремели огромными кастрюлями и сковородками сестры невесты, Наташа с Татьяной. Женя дома готовилась к приезду жениха, примеряла платье, украшала волосы, любовалась туфельками. Все ей было в пору и очень нравилось! Щеки ее разрумянились, как наливные яблочки, глазки горели… Мама с папой волновались, родственники радовались. А трое местных пацанов драили доктору машину у озера за стольник.
У монахов же жизнь текла размерено и чинно. Никакие мирские бури не колебали покой их душ, обращенных в молитву и труд. Они предвидели добрую трапезу и благодарили Бога, что Он послал их сестре Евгении добродетельного и состоятельного мужа!
Марина Павловна, убедившись утром, что физическое и душевное здоровье ее подопечного доктора в удовлетворительном состоянии, отправилась в трапезную сервировать столы по кремлевскому протоколу. По случаю предстоящего торжества настоятель прислал подмогу в трапезную, двух послушников и трех трудников. Они чистили овощи и разделывали рыбу. Девушки ловко руководили процессом, работа спорилась…
Доктор «намыл» машину, заехал в гостиницу, переоделся в светлый костюм, достал из вазы букет цветов для невесты и отправился в трапезную. Марина Павловна осмотрела его со всех сторон, проверила, не забыл ли он кольца и разрешила ехать за невестой. Он позвонил маме в Рязань и попросил благословения. Мама уже ничему не удивлялась, повидав всякого в приезд сына, благословила его, спросив:
Красивая?
Ангел, матушка! – ответил восторженно доктор.
Ну, с Богом! – вздохнула она.
С Богом, мама! – сказал он и унесся к машине семимильными шагами, роняя лепестки цветов за собой. Все в трапезной заулыбались.
К возвращению молодых из храма все было готово. Первыми в трапезную вошли священники, затем монахи и послушники. Молча стали стройными рядами в черных облачениях среди столов с белоснежными скатертями. Чистыми, красивыми голосами вознеслась к небу молитва. Настоятель благословил естие и питие. Молодых усадили в центре под иконой Тихвинской Божией Матери, украшенной множеством цветов. По обе стороны от них расположились священники. Начались поздравления и напутствия. Все это до такой глубины потрясло душу доктора, что он с трудом соображал, где он находится, на земле или на небе, сон это чудный или явь! А невеста была так прекрасна, что затмила собой тот образ, который увидел он в Чечне в минуты смертельной опасности. Он зачарованно смотрел на нее и не мог отвести глаз: «Боже, какую же Ты красоту создал!»
После трапезы монахи запели так, словно Ангелы сошли с неба, чтобы своими песнопениями восхвалять Бога на земле! Вдруг в трапезную вошел быстрым шагом дежурный монах и что-то взволнованно сказал настоятелю. Тот вышел из-за стола, что-то шепнув благочинному, и тоже быстро пошел к выходу. Все начали переглядываться и вопросительно посмотрели на благочинного.
К нам прибыли высокие гости! – сообщил тот.
Кто? Кто? Митрополит? Патриарх? – посыпались вопросы со всех сторон.
Не знаю, сейчас увидим! – ответил благочинный. Все стали ждать. Молодые тоже недоумевали, кто это может быть?
В трапезную вбежала Наташа и выпалила с порога:
Президент прилетел на вертолете! – и убежала обратно. Все сидели, ошарашенные новостью и не знали, что им делать. Дверь в трапезную снова открылась и настоятель впустил гостей человек пять и вошел сам. Президент перекрестился на образа, поздоровался со всеми легким поклоном и удивленно посмотрел на молодых.
А это наша работница сегодня обручилась с доктором Крыловым, который был в плену в Чечне, - пояснил настоятель.
Поздравляю! – протянул руку президент Крылову. Тот встал, извинился, показывая правую руку в гипсе, и подал левую. – Я левша, товарищ Верховный Главнокомандующий!
Ничего страшного! А вы из плена, да сразу на свадьбу! Как ваше самочувствие? – поинтересовался он, словно давно знал Крылова.
Спасибо! Скоро буду в строю. А невесту вчера встретил здесь в трапезной! – Президент удивленно поднял брови: « Вот это прыть! – подумал он и посмотрел на счастливое личико невесты, - да он не промах, такую красавицу себе выискал! - Совет вам да любовь! – обратился он к Жене.
Спаси, Господи! – кротко ответила она, опустив глаза.
Пообедаете с нами? – спросил его настоятель.
Не откажусь! Не каждый день в монастыре бывает свадьба, - пошутил он, присаживаясь напротив молодых и внимательно рассматривая Крылова. Затем он поискал взглядом кого-то среди гостей и снова переключился на молодых. – А вы что заканчивали? – спросил он у жениха.
Военно-Медицинскую Академию в Питере, товарищ Верховный Главнокомандующий! – отрапортовал Крылов.
Звание?
Жених! Ой, простите, полковник! - ответил он, совсем сбитый с толку такой неожиданной встречей. В это время Марина Павловна принесла чистые приборы для президента, и слегка наклонившись к нему, тихо сказала:
Двуглавый орел парит высоко в небесах!
Не так высоко, как хотелось бы, - ответил он, посмотрев на свою бывшую одноклассницу, напророчившей ему в школе, что он будет летать высоко в небе в виде двуглавого орла, а люди будут смотреть на него и радоваться. «Начиталась мифологии и несет всякую ерунду… Как это я могу стать орлом, да еще двуглавым?» – думал он тогда. Слова одноклассницы вспомнились ему после поступившего предложения, исполнять обязанности президента. У Крылова округлились глаза от удивления. Марина Павловна ушла к другому столу и села рядом с родителями невесты. Между президентом и монахами завязался разговор на тему духовности России. Все прекрасно понимали, какое ужасное наследие досталось ему. Как много приложил он усилий, чтобы поднять страну с колен и заставить с ней считаться и уважать на внешнеполитической арене и внутри ее самой в глазах собственного многострадального народа, впавшего в уныние после семидесятилетней сатанизации под красными знаменами КПСС. Со всей ответственностью понимал и сам президент, что остановить развал страны одними физическими усилиями не реально и только плечом к плечу с воинством Христовым действительно можно переломить ситуацию и начать трудный путь к общему возрождению. Так и пошли они в одной упряжке по узкой дороге Православия, ведущей прямо в небо, сначала не стройно и не в ногу, а потом все тверже и уверенней, чеканя шаг за шагом!
Беседа длилась около часа. Затем монахи пропели президенту «Многия лета» и он вышел из трапезной. Все пошли его провожать по липовой аллее до вертолета, который стоял на футбольном поле рядом с монастырем. Вдруг Марина Павловна заметила, что за старой липой подозрительно топчется нищий мужичок, держа правую руку в кармане. Она не раздумывая, обогнала всех и подошла сзади вплотную к нему.
Оружие на пол! – сказала она прямо в ухо мужчине и он почувствовал, как что-то твердое больно уперлось ему в бок. Мужчина растеряно вынул руку из кармана и показал… горбушку черствого хлеба.
Прости, брат! – извинилась женщина и сунула ему что-то в карман из которого он доставал хлеб. Двое крепких ребят из охраны президента внимательно следили за происходящим, закрывая его собой по обе стороны. Но от него не ускользнула эта ситуация и он моментально сообразил, в чем дело.
Придя в себя, мужчина под липой засунул корку хлеба обратно в карман и достал… сто долларов. Он повернулся к храму и перекрестился: « Господи! А что это было?» Недалеко от него со стадиона поднялись в небо три вертолета. Марина Павловна помахала им вслед рукой: «Храни тебя Господь и Ангелы Его, чтобы высоко в небе парил наш двуглавый орел!»
Вечером, когда доктор повез свою родню из монастыря домой, Марина Павловна просматривала у съемочной группы все, что они отсняли о Крылове. Фильм получился великолепный с такой неожиданной концовкой. Дмитрий протянул ей деньги за эксклюзив.
А за президента? – сказала она, имея в виду увеличение суммы.
А он не ваш, а общий! – упирался Дмитрий.
Это он в Москве общий, а здесь он наш гость со стороны жениха! У вас есть аккредитация на его съемки в монастыре? – давила Марина Павловна.
Нет, но нам и не запретили…
Правильно, потому, что я его об этом попросила. Вы же видели, как я с ним разговаривала, когда тарелки приносила?
Видели… - уныло сказал Дмитрий.
Да ладно, я шучу, - рассмеялась она… Все вздохнули.
Ну и шутки у вас…
Ага, как у вас реклама пива. Спасибо за деньги! Пойду спать, притомилась, - вздохнула она и отправилась к себе в номер отдыхать. Лежа в постели, она вспомнила случай с мужичком под липой. «Вот это я маху сегодня дала с этой коркой хлеба… Завтра мое начальство получит очередной нагоняй за меня, потом получу я от Ильича и правильно! Нечего бежать впереди паровоза. Человека перепугала. О, Господи! Грехи мои тяжкие» - вздохнула она и погрузилась в сон.
Утром весь монастырский люд провожал молодых и Марину Павловну в Питер. Настоятель сокрушался, что кадры увозят, сестры печалились о разлуке с сестрой, а остальные просто радовались чужому счастью. Съемочная группа распрощалась и тоже отбыла в Москву.
Марина Павловна с Женей ехали впереди, а доктор устроился поудобней на заднем сидении и потихоньку теребил косу невесты, спадавшей через спинку сидения к нему на колени. Он любовался ее точеным профилем и бархатным ушком. Но к общему портрету недоставало пары ножек, которые ему до сих пор так и не удалось увидеть. Он дал волю своему воображению, но все, что оно рисовало не вписывалось в общую картину и вскоре ему это занятие надоело.
Женя изредка поглядывала на него в зеркало заднего вида и улыбалась. Марина Павловна краем глаза наблюдала за шалостями доктора и умилялась над ним.
Я фильм новый купила в монастыре, посмотрим? – спросила она.
Давайте! – согласился доктор. Марина Павловна достала из сумки диск и вспомнила про деньги за эксклюзивные съемки.
А кто у вас в семье будет заниматься финансовыми вопросами? – обернулась она к доктору.
Женя! – ответил он, не задумываясь. – Я буду зарабатывать, а она тратить, а что?
Да вот вам гонорар передал Дмитрий, - сказала тетушка и передала доктору диск и деньги.
Какой гонорар, за что? – поинтересовался он.
За съемки вашей встречи с Женей! – созналась тетушка виноватым голосом.
Так они не монастырь снимали?
И монастырь тоже. Да вы не волнуйтесь, я все записи просмотрела. Отличный фильм получился, а главное, что все естественно. Особенно встреча. – Доктор прокрутил в памяти это событие и покраснел. Он передал Жене деньги и вставил диск в компьютер. На мониторе появилось название «Остров».
Женя, перебирайся ко мне и тебе удобней будет отсюда смотреть фильм, - предложил доктор, явно лукавя.
Хорошо! – согласилась она и пересела на заднее сидение. Доктор опустил спинку переднего сидения, чтобы она не мешала, выбрал удобную позу и обнял невесту за плечи. Марина Павловна уже видела этот фильм и лишь изредка поглядывала на монитор, отрываясь от дороги. Трасса была оживленная и требовала концентрации внимания. Молодые шушукались за ее спиной. Доктор задавал вопросы по теме фильма, а Женя ему объясняла тонкости монастырской жизни.
Марина Павловна, сверните, пожалуйста, направо, вон в ту деревню, - попросил Крылов в сторону населенного пункта, раскинувшегося неподалеку от трассы.
Хорошо, а что случилось? – поинтересовалась она.
Там церковь беленькая стоит... Надо десятину отдать, - объяснил доктор.
Хорошо! – ответила тетушка и свернула на проселочную дорогу. Вскоре они остановились у храма и вышли из машины. Женщины покрыли головы косынками и вошли внутрь. Они помолились и пошли от иконы к иконе. Доктор остановился у большой старинной фрески Спасителя и долго смотрел на нее. Марина Павловна подошла к нему и тоже стала смотреть.
А вон там я, - сказала она, кивнув головой в сторону изображения Доброго Пастыря. Доктор серьезно взглянул на нее и подумал: «Уже и икону себе заказала». Он снова стал внимательно смотреть на икону, стараясь найти там женский образ.
Не вижу, где вы? – спросил он.
Да вон же, овца на руках у Спасителя, так это я и есть! – пояснила Марина Павловна.
Фу! – облегченно вздохнул доктор, а я уж подумал… Так и я могу сказать, что там я, - возразил он.
Не можете! Там овца, женская особь. А вы на другой иконе. Идем, покажу, - сказала она и подвела его к большой фреске на стене. «Возвращение блудного сына» – прочитал он.
Не-не! Я не блудил, я покаялся за прошлое, - громко запротестовал доктор.
Все это символично, - стала объяснять Марина Павловна. – Под образом сына нужно понимать человека, который отошел от Бога. Но вот он покаялся и пришел к Отцу своему Небесному и Тот радостно его встречает. А вы что подумали? – вопросительно посмотрела на него тетушка.
Совсем не то, аж в жар кинуло… - сознался доктор.
Страх Божий - есть начало премудрости! – улыбнулась Марина Павловна.
Мне это пока не понятно, - нервничал доктор. Ему не хотелось выглядеть перед невестой невежей.
Женя все объяснит вам, - не унималась тетушка.
Хорошо! Пойду, батюшку поищу… - решил Игорь Николаевич и отошел в сторону.
А мы вас в машине подождем с Женей, - сказала Марина Павловна и направилась к выходу. Доктор отдал десятину и вскоре тоже вышел из храма.
Небо затянуло серыми тучками и начал накрапывать дождик. Молодые сели в машину и продолжили смотреть фильм. У Марины Павловны зазвонил телефон. «Ну, сейчас начнется» – подумала она, увидев высветившийся на дисплее номер своего шефа.
Слушаю, Ильич! Давненько ты мне не звонил! – весело сказала она.
Вот звоню. Ты где? – спросил шеф.
Под Питером, а что, в газетах еще не писали? – пошутила она.
Не знаю, не читал. Скоро ты своего доктора пристроишь? – ревниво спросил Ильич.
Вчера обручили в монастыре, сейчас домой едем, а потом отправлю его в Германию. Теперь я за него спокойна, он в надежных руках.
Я рад за него! Тут для тебя заказ поступил. Поедешь в командировку…
Далеко? – поинтересовалась Марина Павловна.
Двенадцать часов лету, - неопределенно ответил он.
А на машине можно? – уточнила она.
Нет дорог, - кратко ответил шеф.
Так, может, мысль туда прокинем? Я не люблю те края, - догадалась Марина Павловна, куда ее хотят отправить. Она вообще не любила чужие дальние страны и всячески увиливала от таких командировок, добывая ценнейшую информацию и не выходя при этом из собственного дома.
Три дня тебе на отдых и приезжай, тут на месте будем смотреть...
Буду скоро! – ответила она.
Счастливого пути! – пожелал шеф.
Спасибо! Привет всем! – выключила телефон Марина Павловна.
После обеда они благополучно добрались до дома, забрали вещи из машины и вошли в квартиру. Женю поселили в гостиной. Доктор вернулся в комнату Дениса.
С тех пор, как доктор уехал в Чечню, здесь ничего не изменилось. Как он оставил все, так оно и лежало на своих местах, словно он никуда и не ездил.
У Марины Павловны все из головы не выходил тот случай с мужчиной на липовой аллее. Никогда в жизни у нее не было таких промашек, как в этот раз. Она искала ответ на этот вопрос и не могла найти. Конечно, был страх за безопасность президента, и это заставило ее принять такие меры. Задержись она на несколько секунд и она могла бы точно определить, что в кармане у мужчины. Тогда и ляпсуса никакого бы не произошло. «Может, мне пора на отдых, а то за каждым деревом бандиты мерещатся, даже в святой обители, - думала она. – Придумаю себе какое-нибудь дело или фонд открою и буду себе спокойно трудиться. Это хорошо, что шефу не донесли, а то бы мне досталось от него». Начальства своего она не боялась потому, что не раз выручала свой отдел в сложных и запутанных делах. Более того, она чувствовала, что одноклассник постоянно держит руку на пульсе их отдела, и последние годы задания для нее шли именно от него. Ее освободили от всякой мелочевки, лишний раз не беспокоили и не утруждали. Ездить в другие страны она не любила и считала это пустой тратой времени и денег. Благодаря своей необычной способности получать информацию о людях и событиях в разных концах света, она была в управлении очень ценным специалистом. Свой дар она использовала только на благо России и в экстренных случаях помогала людям, давая им правильные советы. Никогда не пользовалась им лично для себя и не интересовалась своим будущим, полагаясь во всем на волю Божию. О ее способности знали только директор управления, начальник отдела и одноклассник. Марина Павловна вооружилась здоровым чувством юмора, и мало кто понимал, когда она шутит, а когда говорит правду. Зато ей это было очень удобно. Правду принимали за шутку и не обижались на нее.
Марина Павловна снова и снова возвращалась к вопросу ситуации на аллее.
Женя, а ты случайно, не знаешь того мужчину, к которому я подходила на липовой алее, когда президента провожали к вертолету, - поинтересовалась она.
Знаю! Это наш местный житель. У него жена недавно умерла, и осталось трое маленьких детей на руках. В городе работы нет, перебивается случайными заработками. Иногда в монастыре подрабатывает за продукты. Они очень бедно живут… А что?
Просто, запал в душу. А дети в садик ходят?
Нет. В садике нет мест, - ответила девушка.
А ты знаешь адрес и фамилию его? – допытывалась Марина Павловна.
Только адрес, а зовут его Михаил, дядя Миша, - сообщила Женя.
Понятно! – призадумалась женщина.
Можно Наташе позвонить и она узнает все, - предложила девушка.
Пусть узнает и заранее спасибо! – облегченно сказала Марина Павловна. Теперь ей все стало понятно. Семья сильно нуждалась в средствах и через ситуацию на аллее получила их хоть на первое время. Отсюда и «промах». Она решила помочь мужчине с тремя маленькими ребятишками и заехать к ним по дороге в Москву.
Доктор собрался делать себе перевязку и всячески пытался показать Жене, что ему без ее помощи не справиться. Она зашла в его комнату и стала помогать. Он учил ее правильно обрабатывать рану и накладывать повязку. Девушка старательно следовала указаниям, едва касаясь тонкими пальчиками к его руке и боясь причинить боль… Он вдыхал аромат ее волос, любовался тонкими чертами личика, восхищался длинными черными ресницами и был на высоте блаженства. Затем они обрабатывали затянувшуюся рану на голове. Скупой на слова доктор, лаконичный и требовательный на работе, рассыпался в комплиментах и похвалах своей личной «медсестре», шутил и заигрывал с ней, с удовольствием подставляя то руку, то голову. Каждое прикосновение ее нежной ручки вызывало в нем легкий трепет и непреодолимое желание заключить ее в свои объятия. Он едва сдерживал себя от таких порывов. Но вот полы ее халатика слегка разошлись внизу, обнажив маленькую ножку в мягкой туфельке, розовую округлую пятку, красивую стройную голень и коленце! У доктора поплыл туман перед глазами и перехватило дыхание в горле. Женя сообразила в чем дело, быстро запахнула халат и залилась краской. Руки ее дрогнули, и она убежала к себе, бросив салфетки и пластырь. Доктор лег на диван и прикрыл глаза рукой. Он глубоко вздохнул и улыбнулся сам себе: «Робею, как школьник. А ножки какие, аж дух захватывает! Нет, такие ножки нельзя выставлять напоказ. Хорошо, что придумали длинные юбки!»
Марина Павловна постучала к нему в дверь.
Войдите! – неохотно разрешил Игорь Николаевич, понимая, что это не Женя.
Я прошу прощения, что нарушаю ваши думы, но у меня есть к вам предложение, - сообщила тетушка.
Какое? – поднялся он и сел.
Через пару дней вы уедете и вернетесь не раньше, чем через месяц…
Почему так долго? – перебил доктор.
После операции вам нужно отдохнуть. Съездите в Иерусалим, посетите святые места, а я тем временем займусь поиском коттеджа, взамен наших двух квартир, - вопросительно посмотрела она на доктора. - Согласитесь, что везти невесту в эти курятники не лучшее решение… А там и детки пойдут, им нужен простор и свежий воздух. Я давно думаю о частном доме, да одной мне было бы скучно. А вместе будет веселей. Есть у меня на примете такой коттедж на два хозяина под Всеволжском. Как вам идея?
Отлично! Я и сам думал над тем, где нам с Женей жить. В свою квартиру я не хочу возвращаться, сами понимаете? Ваша идея превзошла все мои варианты. Я «за»! – обрадовался доктор.
Прекрасно! К вашему возвращению я все устрою, - улыбнулась Марина Павловна.
Спасибо! – искренне поблагодарил Игорь Николаевич.
Вам надо заявление в ЗАГС подать. Венчают после росписи, - посоветовала она.
Завтра подадим, если невеста не передумает… - пошутил доктор.
Надо бы и в магазины съездить, обновки ей купить? – намекнула Марина Павловна.
Да, но я в этом мало чем могу ей помочь. Может вы вдвоем поедете, если вам не трудно? – попросил он.
Совсем не трудно, доктор! Я с удовольствием это сделаю, да и сама приоденусь немного. В Москву вызывают на прием, надо прилично выглядеть.
В Кремль? – спросил весело доктор.

Да кому я там нужна в Кремле? – улыбнулась она.
А мне показалось, что вы с нашим Верховным Главнокомандующим знакомы?
В монастыре еще не то покажется. Мы просто перед Богом все равны, только задача и ответственность у каждого своя в этом мире! – ушла от ответа тетушка.
А какая у меня задача? – спросил доктор.
Стать хорошим мужем, детей нарожать и воспитать, дерево посадить, больных лечить, а там Господь укажет. Думаю, что эта встреча в монастыре круто изменит вашу жизнь… - предположила она, а точней, она уже это знала.
В лучшую сторону? – поинтересовался доктор.
Это как смотреть. Власть легкой не бывает, - неоднозначно ответила она.
Ничего не понимаю, - признался Крылов. – А вы можете прямо говорить?
Могу. Быть вам в одной упряжке с вашим главным! – сообщила тетушка.
Лекарем? – переспросил он, прищурив глаза.
Низко летаете… Эта ступень уже пройдена! – многозначительно постучала она пальцами по столу.
Марина Павловна, ну скажите определенно, - попросил доктор.
Так не интересно жить, когда знаешь все наперед, - уклонялась она от ответа.
А вы чуть-чуть, намекните… - клянчил доктор, зная, что тетушка не оставит без ответа его вопрос, нужно только быть чуть понастойчивей.
Намекаю… на министерство. Хватит вам? – спросила она, собираясь уйти.
Нет! Это невозможно! – не поверил он.
С Богом все возможно! Вот у всех на свадьбах бывают свадебные генералы, а у вас на обручении почему-то Верховный Главнокомандующий! – привела она веский аргумент
Это правда! Я уже убеждался и не раз. Относительно невесты я сильно сомневался, что такая существует и думал, что вы меня просто успокаиваете после Чечни, но все оказалось так, как вы говорили. Потом деньги на операцию нашлись таким неожиданным образом. Встреча с президентом на нашем обручении… А освобождение из плена? Для чего-то же оставил меня Господь в живых и жену такую мудрую дал? – недоумевал доктор.
Вот-вот, и я о том! Готовьте себя к великим делам!
А как? – искренне спросил он.
Изучайте Евангелие! Там все есть, что вам понадобится.
А Женя мне поможет! – обрадовался он.
Для того вам ее и дали… - улыбнулась Марина Павловна и ушла к себе.
Игорь Николаевич задумался. «Такой бардак в здравоохранении. Это ж надо всю систему менять. Да мне это не потянуть. Ну какой из меня министр? Шутит тетушка… Кто я такой, чтобы управлять министерством? Сын медсестры и сварщика… Эх!» - вздохнул доктор, то ли сожалея, что отец бросил их, то ли, что он сын медсестры и сварщика.
Крылову пришел вызов на операцию из Германии и через три дня он уехал с Женей в Мюнхен. Марина Павловна проводила их на вокзал и тоже засобиралась в Москву. По дороге она заехала в монастырь и узнала у Наташи, где живет дядя Миша с тремя маленькими ребятишками, и сразу же направилась к ним.
Дети играли во дворе небольшого бревенчатого дома. Мальчик, лет шести и две девочки, четырех и двух лет. Увидев незнакомую женщину, дети бросили игру и подошли к ней молча.
Здесь живет дядя Миша? – спросила Марина Павловна, улыбаясь.
Здесь, а вы кто? – спросил мальчик.
Я тетя Марина, а вас как зовут? – спросила она.
Меня зовут Юра. А это Катя и Лиза, - указал он на девочек. – А папа на работе.
А кем он у вас работает? – спросила незнакомка.
Плотником! – ответила Катя тоненьким голоском.
Там! – куда-то показала ручкой Лиза.
А вы, значит, одни на хозяйстве? – спросила Марина Павловна.
У нас коза есть! – сообщила Катя.
Коза? Вот это здорово! А вы хотите покататься на большой машине?
Да! Хотим! – хором ответили дети.
Закрывайте дом на замок и поехали, - предложила женщина.
Я сейчас быстро закрою, - сказал Юра и побежал к входным дверям. Он немного повозился с замком, сунул ключ в карман брюк и вернулся обратно. Марина Павловна взяла на руки маленькую Лизу и понесла к машине. Дети уселись на заднем сидении и внимательно рассматривали салон.
Мы поедем в магазин и купим игрушки. Показывайте мне дорогу, - попросила Марина Павловна.
Прямо, прямо… - показывали дети в один голос.
Есть прямо! – весело сказала Марина Павловна и поехала в центр города. Дети наперебой указывали дорогу в разные стороны, спорили, и даже Лиза умудрялась вставить слово с важным выражением лица, словно только она одна и знала эту дорогу. В магазине дети просили кто что.
Мне куклу! Мне машину! Конструктор! Краски! Велосипед! – кричали они наперебой.
Так! – сказала тетя. - Идите и выбирайте себе все, что вам нравится, а я буду вас у кассы ждать.
Все? – удивился Юра.
Все! - кивнула головой Марина Павловна, и дети целый час выбирали и носили к кассе игрушки. Чего там только не было! Затем все это грузилось в машину.
А теперь в кафе есть мороженое и пирожные! – весело сообщила тетя.
Да! В кафе! Ура! – радовались малыши. В кафе все повторилось. Домой набрали конфет, печенья, пирожков, напитков.
А теперь куда? – спросила Марина Павловна у них?
К папе на работу! – сказал Юра на правах старшего.
А где его работа? – спросила женщина.
В монастыре, - сказал Юра.
Отлично! Едем в монастырь. Только сначала заедем на рынок и купим вам одежду. Хорошо? – спросила она снова.
Да! – согласились они. На рынке их приодели, обули и на вырост дали. Дети были на седьмом небе от счастья и глядя на них, Марина Павловна сама веселилась в душе не меньше, чем они.
В монастыре они быстро нашли мастерскую и отца, и стали наперебой рассказывать про все и сразу. Отец сначала ничего не мог понять.
Я их в кафе возила! – объяснила Марина Павловна.
И в магазин за игрушками, и на рынок за одеждой. Папа, у нас целая машина игрушек и конфет! – сообщил Юра.
Да! – подтвердила Лиза.
А у меня новые платья! – похвасталась Катюша. Отец удивленно смотрел на них, потом на незнакомую женщину и чувствовал себя неловко.
Спасибо, конечно! Но вы их балуете, - смущенно сказал он.
На то они и дети, чтобы их баловать! – ответила Марина Павловна.
Да! – вставила свое слово Лиза, глядя в упор на отца.
Я покатаю их еще немножко и отвезу домой, хорошо? – спросила Марина Павловна.
Хорошо! Большое вам спасибо, - поблагодарил отец.
Благодарите Бога! А это возьмите для ребятишек, - протянула она пакет с деньгами, - они у вас славные. - Мужчина не протянул руку за пакетом не из гордости, а от смущения и женщина положила его на стол с инструментами, взяла на руки Лизу. – В машину шагом марш! Помашите папе ручками! – скомандовала она. Дети весело замахали руками и побежали к машине. – До свиданья, дядя Миша! Привет вам от Жени, которая в трапезной здесь работала! – сказала Марина Павловна на прощанье.
А-а! И ей кланяйтесь, как она там? – спросил мужчина, сообразив, кто перед ним.
Отлично! В Германию поехала с мужем.
Да! Славная девушка! – похвалил он.
И супруг под стать! – не упустила случай похвалить доктора тетушка.
Слава Богу! Я рад за нее! – искренне сказал Михаил.
Я тоже! Прощайте! За детей не беспокойтесь…
Спасибо! – снова поблагодарил отец.
Дома дети выгрузили машину, напоили тетю Марину козьим молоком и познакомили с козой Зорькой.
Ну, милые, мне пора ехать. Я еще приеду к вам, можно? – спросила она.
Приезжайте поскорей, мы будем вас ждать! – сказал искренне Юра. Ему так понравилось кататься на такой крутой «тачке».
Да! – сказала Лиза. Марина Павловна поцеловала ребятишек на прощанье, сделала из машины воздушный поцелуй и уехала в Москву.
Дядя Миша долго смотрел на конверт и не решался его взять. Он вспомнил голос этой женщины. «Прости, брат!» - сказала она ему под липой несколько дней назад и положила в карман сто долларов. Тогда в доме не было ни денег, ни продуктов, только козье молоко да картошка… И он пошел в монастырь просить помощи у Пресвятой Богородицы. Так кстати оказались тогда эти деньги! Дети голодали… Дядя Миша взял пакет, свернул его и положил в нагрудный карман рубашки: « Спасибо Тебе, Господи!»
Марина Павловна приехала в Москву ночью и остановилась у сына. Утром за завтраком они поговорили и разъехались по своим делам. В управлении Марина Павловна сдала пистолет и получила у Ильича задание. Едва взглянув на фото, она сказала:
А! Давно точу зуб на эту куколку. Уж больно шустро она своими локотками пробивает себе дорогу на мировой арене. Но это ладно… Меня сильно задевает, что она Россию пытается задвинуть в дальний угол. Все норовит гадюка, президента нашего укусить… Он, конечно, джентльмен, но пора ее на место поставить, - решила Марина Павловна.
Это уже многих задевает, - ответил Ильич.
Но она работает на систему и очень мощную.
Весь вопрос в том, на какую систему именно? – спросил шеф.
Есть сомнения?
Нужно проверить, - предложил он.
Ну, для этого мне совсем нет необходимости трястись в самолете туда и обратно. Я ее и отсюда могу достать… Дайте мне пару часов покоя и я расскажу вам нечто интересное, - интригующе заявила Марина Павловна.
Давай, только поскорей! – торопил шеф.
Ох, и удивлю же я вас! – пообещала она, внимательно всматриваясь в снимки.
Сомневаюсь… Нас уже ничем не удивишь, - буркнул Ильич.
Не зарекайся, Ильич. Это не женщина вовсе! – категорично заявила Марина Павловна.
Как это? – действительно удивился шеф.
А так, мужик это, самый настоящий мужик!
Перестань шутить, Марина, - не поверил Ильич.
А я и не шучу. В одной еврейской семье родилась двойня разнополая, - стала рассказывать Марина Павловна. - Мальчик вырос и стал разведчиком, а девочку готовили в политику. Два года назад ему сделали операцию по изменению пола и когда сестра выбилась в люди, брат ее и подменил. Вот и вся история, - закончила она.
Не может быть? – не поверил шеф.
А говоришь, что не удивляешься уже ничему, - улыбнулась женщина.
Как это проверить? – спросил он.
Легко! Приставьте ей бороду и усы и найдете похожего мужчину среди сотрудников мосада. Это и будет он! А и хитрые же эти иудеи. Нужно отдать должное этому мужику, он за родину мужское достоинство на плаху положил. Вот ты, Ильич, смог бы так? – спросила Марина Павловна. «Типун тебе на язык!» – подумал с ужасом шеф.
Если моей Родине что понадобится, то она и спрашивать у меня не будет. Чик и готово! – жестом показал он.- Посиди тут, а я скоро вернусь…
Ладно! – согласилась Марина Павловна. Она прождала минут сорок, пока начальник отдела вернулся обратно с удивленными глазами.
Нашли! – сообщил он с порога.
Кого? – не поняла Марина Павловна.
Да эту «бабу» с яйцами. Ой, извини, - спохватился шеф.
Что будете делать, вербовать? – спросила она.
Не знаю, там наверху решат. А тебе спасибо! – поблагодарил Ильич.
И все? А премию? А звездочку на погоны? Сколько денег я сэкономила на командировке управлению? Ох, не цените вы свои кадры! – запричитала Марина Павловна, ломая комедию. - Вот в ЦРУ… - не закончила она, подумав, что на такую шутку могут и обидеться.
Будет тебе и премия и звездочка! - иронично сказал Ильич.
Ага, от вас дождешься. Хоть бы букет цветов подарили или денег на бензин дали. Мой «мерин» покушать любит. Так я поехала домой? – спросила Марина Павловна.
Побудь пару дней в Москве, наверное понадобишься на днях – предположил шеф, весьма довольный результатами ее работы.
И чего я не видела в вашей Москве? – пренебрежительно сказала Марина Павловна. - Однако, надо попросить, чтоб управление в Питер переселили… Впрочем, - рассуждала она сама с собой, - съезжу в Загорск и к св. блаженной матушке Матроне на поклон пойду. Не терять же время зря, правда Ильич?
И за меня помолись! – попросил шеф.
И за мир во всем мире! Ильич, невольник не богомольник. Это твои слова, помнишь? – спросила она с иронией в голосе.
Та помню, помню… Я за себя не могу помолиться толком, а за кого-то, тем более. Это ты у нас в эту сторону продвинутая...
Уже все правительство продвинулось в эту сторону, а вас в храм не загонишь.
Да хожу я! – оправдывался начальник.
На Пасху и на Рождество? – не унималась она.
Да! – кивнул он головой.
А надо каждое воскресенье…
Да мы сутками работаем без выходных, - оправдывался шеф.
Не отдел, а супермаркет? А ты на Литургию в воскресенье сходи, да помолись добросовестно, да исповедайся… Глядишь, и всю работу будешь успевать делать в рабочее время, а по ночам спать дома, как добропорядочный муж, а не в кабинете. Тебя ж так надолго не хватит... Я поехала. Будь здоров! – попрощалась она как всегда.
Счастливо! - пожелал Ильич, с грустью понимая, что она права и надо что-то менять в своих устоях и привычках, а так не хочется. «Ангелы за меня эту работу сделают, что ли, если я в храм схожу… А надо попробовать хоть один месяц каждое воскресенье ходить в храм, убавится работы или нет» – подумал Ильич.
На следующий день Марину Павловну после обеда вызвали на работу на пару часов и отпустили в Питер до следующей «командировки». Вернувшись домой, она занялась поиском коттеджа и через неделю переехала жить под Всеволжск. Коттедж был рассчитан на два хозяина с разными входами и без внутренней отделки. Она быстро сделала дизайн-проект и пригласила две бригады отделочников из своей фирмы. Работа закипела. Меньше чем за месяц нужно было все сделать к возвращению молодых.
Удачно поторговавшись с бывшим хозяином коттеджа, Марина Павловна сэкономила денег доктору на автомобиль к свадьбе. С утра до вечера она ездила по строительным базам, рынкам, магазинам, выбирая материалы. В перерывах между этим успевала давать бригадирам указания, поправки и советы. За работой время летело быстро. Через три недели полностью отделали третий и второй этажи. Теперь обе бригады работали вместе потому, что на первом этаже были общие гостиная, столовая, прихожая и кухня. Для доктора предназначалась большая часть коттеджа с двумя детскими комнатами, просторным рабочим кабинетом с библиотекой, гостевой и двумя спальнями. На третьем этаже также располагалась молитвенная комната в виде часовенки с множеством икон, лампадами и живыми цветами в больших напольных вазах.
За день до возвращения молодых строители закончили первый этаж и перешли в помещения цокольного уровня. Марина Павловна расставляла мебель, вешала шторы, зеркала, картины… К ночи докторская половина была в идеальном состоянии. Красота! Простор! Разве можно это сравнить с квартирой?
Во дворе на двенадцати сотках росли семь огромных сосен. Воздух чистый и свежий. По утрам вместо стаи ворон с ужасным карканьем по веткам порхают птички и весело щебечут.
Коттедж охраняет полуторагодовалая кавказская овчарка по кличке Ральф. Марина Павловна купила его в питомнике несколько дней назад. Пес сидел на цепи под старой сосной на большой куче песка и внимательно следил за тем, что происходит на вверенном ему участке. Иногда, завидев собаку, он издавал такой лай, что было слышно на другом конце коттеджного поселка.
Марина Павловна повесила на ворота красную ленту, положила в сумку ножницы и поехала встречать молодых.
Они вышли из вагона загоревшие, отдохнувшие и счастливые.
Ну, наконец-то! Я устала вас ждать и соскучилась. Как вы, как рука? – засыпала вопросами Марина Павловна.
Спасибо! Все отлично, смотрите, - протянул доктор правую руку. Тетушка внимательно осмотрела ее со всех сторон, пожала.
Еще слабовата, - констатировала она.
Мало времени прошло с момента операции, - как бы оправдывался доктор.
Верю, верю! Дома все расскажете и покажете. Идем к машине…
А как вы тут? – спросила Женя.
А, как обычно, - махнула рукой тетушка. – Работа, храм, дом. Привет тебе дядя Миша передавал из монастыря.
Вы его видели? – удивилась Женя.
Да, когда в Москву ездила и в монастырь заглянула. Ребятишек видела… Славные! Я их на машине катала, а они меня козьим молоком поили.
Жаль, без матери остались, - грустно сказала девушка.
Найдется добрая душа для них, Господь не оставит сирот без попечения.
Это точно! – сказала Женя. Они погрузили вещи в багажник и сели в машину. Покружив по городу, тетушка выехала на Всеволжскую трассу. Доктор, уже привыкший ко всякого рода сюрпризам со стороны тетушки ничему не удивлялся. Евгения же подумала, что они едут на дачу. Минут через двадцать машина остановилась у красивых кованых ворот.
Выходите, приехали! – улыбнулась Марина Павловна. Все вышли из машины. Тетушка достала из сумочки ножницы и подала доктору.
Зачем? – спросил он.
Ленточку на воротах режьте, домой приехали, - пояснила она. Доктор посмотрел на ленточку на воротах, потом на коттедж и ужаснулся… - Большому кораблю – большую гавань! Смелей! – подтолкнула она его плечом. Доктор перерезал ленточку и кусочек подал Жене. Та еще ничего не понимала и смотрела на происходящее огромными серыми глазами. Доктор отворил калитку и вошел. Пес встретил незнакомцев таким лаем, что они невольно попятились назад. «Сидеть! Это твои хозяева, знакомься» - сказала тетушка псу и он замолчал, недоверчиво поглядывая на новых людей, прицениваясь и принюхиваясь к ним, пока они поднимались по широкой парадной лестнице. «Добро пожаловать домой!» – сказала тетушка, открывая дверь в прихожую. Молодые молча вошли и стали рассматривать все, пытаясь понять, шутка это или нет. Марина Павловна повела их по этажам, рассказывая и показывая, где что… Так они добрались до часовни. Улучив момент, Марина Павловна оставила их наедине с Богом, чтобы они могли помолиться.
Когда шок прошел, молодые спустились в столовую, где за большим столом их ожидали строители. Доктор поднял бокал с вином и от всего сердца поблагодарил присутствующих за великолепные апартаменты! В свою очередь строители пожелали молодым в новом доме мира, любви и благополучия. Женщины желали кучу ребятишек!
После трапезы пошли смотреть половину тетушки. Там еще не все было закончено, и метраж был поменьше. Доктор от этого грустнел все больше и больше. Щеки у него стали алого цвета. Наконец в гараже его прорвало:
Это несправедливо! – заявил он. – Вы нам отдали большую часть, а моя квартира была меньше…
А куда мне одной? В прятки с собакой тут играть? Я не люблю излишества… Оставим этот разговор. Все было так хорошо, пока вы молчали, доктор! – обижено сказала тетушка.
Простите, я не хотел вас обидеть… Но я не могу принимать такие дорогие подарки. Я этого не заслужил…
Вы еще молоды и не знаете, что отдавать гораздо радостней! Вспомните, что вы испытывали, когда отдавали деньги в храме? Давайте будем радоваться и веселиться, что Господь послал нам такой чудесный домик, правда, Женя?
Конечно! – весело ответила она. Доктор удивленно пожал плечами и тоже улыбнулся своей очаровательной улыбкой. Ему требовалось время, чтобы это событие улеглось в сознании. Но, не смотря на это, Крылову было приятно ощущать себя хозяином такого солидного дома по сравнению с шестидесятиметровой квартирой. Больше всего по душе ему пришелся рабочий кабинет с большой лоджией и видом на лес. Вид спальни приводил его в уныние. Он считал дни до венчания, как солдат до «дембеля». Мечтал, когда наконец-то можно будет забрать сюда молодую жену.