Вы здесь

О чем поют дрозды (продолжение)

Глава 2.

Летом Оксана отправила Антона в пионерский лагерь под Красноярск, а себе устроила двухнедельный отпуск у брата на турбазе. Юля тоже взяла отпуск и уехала с активистами новой теории эволюции на берег большого озера в тундре, где, по их мнению, была расположена информационная точка Земли. Из нее они все лето черпали информацию, а потом зимой выдавали в виде лекций для остальной массы народа. В этой экспедиции принимали участие несколько слушателей из Москвы.
Утром брат позвал Оксану к телефону в свой кабинет.
- Кто? – спросила она.
- Какая-то Лидия Николаевна, - ответил он. Оксана взяла трубку.
- Ксюша, привет! Это я, Лида… Извини, что беспокою тебя на отдыхе, но мне нужна твоя помощь…
- А что случилось, Лидуся? – спросила она свою подругу по институту.
- Нужен стол для банкета в хорошем ресторане на десять человек на вечер, а днем домик на вашей турбазе. У меня подруга из Югославии со своими сотрудниками хочет отдохнуть, - пояснила она.

- А, понятно! Считай, что домик уже есть. Пусть приезжают в мой, я тут совсем одна сегодня, а в ресторан я сейчас позвоню и договорюсь на вечер…
- Спасибо тебе большое. Мы часа через два приедем на турбазу.
- Если меня не будет, зайди к брату, я ему ключи оставлю.
- Не уезжай, хоть пообщаемся…
-Хорошо! – улыбнулась Оксана.

Через пару часов Лида приехала со своими гостями и расположилась в небольшом деревянном домике с холлом и террасой, выходившей на красивое озеро. Гости представились. Среди них было две женщины, Мира и Ада и восемь мужчин разных возрастов. Самому старшему Милану было лет пятьдесят.
Гости жарили шашлыки, пили вино и пели русские романсы. «Надо же, - подумала Оксана, - даже я не знаю столько романсов, сколько знают эти югославы… Впрочем, занятный народ, очень добрый и милосердный. По-русски говорят не очень хорошо, а поют великолепно». Оксана сидела в углу террасы и наблюдала за гостями. Пришел брат справиться, не нужно ли чего, приветливо улыбнулся всем. Оксана представила его гостям.
- Дамы и господа! – обратилась она к югославам, - прошу любить и жаловать моего брата и директора сего заведения. В следующий раз, если пожелаете отдохнуть, то приезжайте и обращайтесь прямо к Александру.
- О! Спасыбо, спасыбо! – отозвался за всех Милан и подошел к брату, подал руку и представился. – Давайте з намы вина попыйте! – пригласил он.
- Благодарю вас, я на работе, - замахал руками директор турбазы и заторопился уходить. Гости весело рассмеялись.
Оксана с Лидой спустились по деревянным мосткам к озеру, чтобы немного поговорить без посторонних людей.
- Ты в отпуске? – спросила Лидия.
- Да! Две недели взяла передохнуть немного… А ты едешь в этом году куда-нибудь?
- Осенью поеду с дочкой на море.
- Почему не летом?

- Да мы же начали ремонт делать в кафе и мне никак не оторваться.
-Ясно… А это кто такие с тобой, откуда ты их знаешь? – поинтересовалась Оксана.
- Это руководство югославской строительной фирмы. Они будут строить для комбината больницу, мебельную фабрику и еще какие-то объекты. А познакомилась я с Адой, проектировщицей. Она заказывала банкет в нашем кафе для фирмы. Вот так и познакомились. А сегодня немцы прилетели к ним. Они будут поставлять оборудование для больницы. Поэтому вечером нужен ресторан, чтобы банкет организовать.
- Я уже заказала стол в ресторане «Таймыр». А кто у них главный, - поинтересовалась Оксана.
- А вот тот высокий блондин с голубыми глазами, Милан. Он директор.
- Странно, они его на ты называют и только по имени…
- У них по имени и отчеству не принято обращаться, как у нас.
- Это хорошо, сближает коллектив. Интересно, они банкет заканчивают как наши, лицом в салат? – спросила Оксана.
- Вовсе нет… Очень культурно у нас отдыхали и никто не напился.
- Это радует, - улыбнулась Оксана, склонившись на перила причала и отражаясь в зеркальной глади озера. Легкий ветерок теребил каштановые локоны волос, рассыпавшиеся дождем по плечам. Было что-то греческое во всем ее образе и только белоснежная кожа да глаза янтарно-карие отличали от южанок.
- Ты пойдешь с нами в ресторан? – спросила Лида.

- А что я там не видела? Они мне в рабочее время надоели.
- Ну, одно дело ревизии, а другое – отдыхать с хорошей компанией.
- Знаешь, меня еще никто не приглашал, так что это беспредметный разговор, - ответила Оксана, а сама подумала, что интересно посмотреть, как культурный народ отдыхает, не упиваясь и не падая лицом в салат. Она увидела, что по мосткам к ним спускается водитель Драган.
- Пидемо до кучи, вже мясо готово, - приглашал он.
- Куда, куда? До какой такой кучи? – удивилась Оксана. Лида рассмеялась.
- Да он в домик приглашает, - пояснила она.
- А! Уже идем… - Они поднялись на террасу и сели за стол. Мужчины налили вино в фужеры, сказали тосты, закусили. Потом начали рассказывать анекдоты.
За Лидой усердно ухаживал высокий светло-русый инженер Любомир. Он подкладывал ей в тарелку салаты, подавал шашлык, наливал вино. Они сидели рядом за столом, и молодой мужчина даже не скрывал своего увлечения. Невысокая, рыжеволосая Лидия с большими, круглыми, серо-голубыми глазами, очень женственная и обаятельная враз покорила его сердце. Друзья слегка подшучивали над ним, но он только улыбался.
Лидия жила с дочерью-старшеклассницей. С мужем она разошлась давно, а для новой семьи так пока никого и не встретила. Женихи попадались или слишком молодые, или старые. Женатые кавалеры приглашали на романтические вечера, она обещала, что придет, но сама даже и не собиралась туда.
Лида была старше Оксаны на два года. Они вместе закончили институт, и по рекомендации Оксаны, подругу назначили директором нового молодежного кафе «Диско». Свободное время они часто проводили с детьми на природе или в кругу родственников Оксаны культурно и без излишеств.
Притомившись от застолья, гости вышли в холл. Кто-то включил музыку и мужчины стали приглашать дам на танец. Драган галантно протянул руку Оксане. Она смущенно улыбнулась и нерешительно поднялась с кресла.

На вид Драгану было лет тридцать пять. Высокий стройный брюнет с черными глазами и мягкой обаятельной улыбкой. Он был личным водителем директора Милана и ездил на микроавтобусе. Оксана явно понравилась ему и он уже строил себе далеко идущие планы.
Милан танцевал с Мирой, своей сорокалетней секретаршей. Они о чем-то говорили и весело смеялись. Мужчина был настолько седой, что казалось будто он блондин от природы. Большие синие глаза, обрамленные черными густыми ресницами смотрели из-под таких же черных бровей внимательно и несколько удивленно. На следующий танец он пригласил Оксану и водитель краем глаза наблюдал за ними.
Любомир не отпускал Лиду от себя и никому не разрешал с ней танцевать. Лида смущенно улыбалась и видно было, что этот южанин тоже ей пришелся по душе.
После танцев все разбрелись по территории турбазы кто куда. Оксана спустилась к озеру и собиралась покататься на катамаране. Она уже отвязала цепь от причала и бросила ее на металлический понтон, намереваясь шагнуть в катамаран.
- Вы разрешите и мне покататься с вами? – услышала она голос Милана. Оксана обернулась и увидев его, подумала: « Надо же, как тихо он подошел, я даже не почувствовала»
- Катайтесь… - улыбнулась она. – А плавать-то вы умеете, если эта штука перевернется? – кивнула она на водный велосипед.
- Конечно! – заверил попутчик и смело шагнул в катамаран. Затем повернулся к Оксане и протянул ей руку. Она осторожно зашла и села на сидение.
- А вы знаете, какая там холодная вода в озере? – спросила она у Милана.
- Еще нет! – честно признался он. – Но вот даже народ немного купается… - указал он глазами на другой берег, где несколько отчаянных мужчин плавало у берега.
- Наверно спирта выпили… - пошутила Оксана.

-О! Да… Со спиртом, пожалуй можно… - согласился он. Они начали крутить педали катамарана и отчалили от пристани. Вода была такой чистой, что просматривалось дно. Солнце ярко светило в синем небе и с берега тянуло свежим запахом трав и цветов.
После девятимесячной зимы растения с такой скоростью старались набраться сил и соков с оттаявшей почвы, что вытягивались за сутки до десяти сантиметров. При этом солнце светило круглосуточно, был полярный день.
- А вы пойдете с нами на ужин в ресторан? – спросил вдруг Милан. Оксана удивленно посмотрела на него.
- Меня еще никто не приглашал…
- Так я вас приглашаю! – официально заявил мужчина.
- Спасибо! Я подумаю, - ответила Оксана. Она и в самом деле еще не решила для себя, пойдет она или нет. Компания приятная, воспитанная, но это же не повод пугать сотрудников ресторана своим внезапным появлением. Хотя это был именно тот ресторан, в котором Оксана отмечала праздники с друзьями и родственниками и ее тут уже не так боялись. Да она никогда и не требовала к себе особого внимания. С официантами была подчеркнуто вежлива и даже если были какие-то ошибки, то никогда не говорила об этом директору.
Милан достал из ветровки сигареты и спросил разрешения закурить.
- Курите, я даже могу составить вам компанию. Это, по крайней мере, будет лучше, чем я буду просто пассивным курильщиком при вас, - решила Оксана. Она курила крайне редко. В основном в отпуске, когда ночью водила машину, то курила легкие сигареты под утро, чтобы не уснуть…
- А, пожалуйста, - протянул Милан красную пачку сигарет «Данхил». Оксана вынула сигарету оттуда и мужчина чиркнул зажигалку. Она элегантно прикурила, и чуть не выронила сигарету изо рта… Табак был слишком крепкий. На глазах выступили слезы, и это не ускользнуло от Милана. Он едва улыбнулся краешком губ, глаза заискрились синевой.

- Очень крепкие… - скривилась Оксана и больше не затягивалась, а просто набирала дым в рот и выдыхала его обратно, чтобы не выбрасывать сигарету. « И на кой она мне сдалась, - думала про себя. – Не хотелось отличаться от Миры с Адой».
- Ваш брат директор этой турбазы, а вы чем занимаетесь? – поинтересовался гость.
- Я ревизор… Проверяю предприятия торговли и общественного питания, - пояснила Оксана.
- А Лида ваша подруга? – снова спросил он.
- Да. Мы в институте учились вместе… Теперь работаем в одном управлении. А вы сюда надолго? – просто так спросила Оксана, чтобы поддержать разговор.
- Пока не построим больницу, мебельную фабрику…
- О! Это надолго.
- Лет на пять хватит работы, а потом может еще что будет, - ответил Милан, медленно крутя педали.
- А вы зимой уже здесь были?
- Нет! Но мне рассказывали… - улыбнулся он, стряхивая сигарету в воду. На руке сверкнуло обручальное кольцо. «Женат» - отметила про себя Оксана. Они покатались еще около часа и даже высадились на противоположный берег, где купались смельчаки, чтобы посмотреть цветы и всякую растительность. Туча комаров накинулась на них, и они быстро вернулись на катамаран.
- Поехали обратно, я комаров боюсь, - попросила Оксана. Она не успела побрызгаться жидкостью от них.
- Окей! – улыбнулся Милан и заспешил отчалить от берега. Комариное облако еще преследовало их некоторое время, но подул легкий ветерок над озером и унес его в тундру.

- А вы здесь давно живете? – спросил он.
- Уже четырнадцать лет… - вздохнула Оксана.
- А я до этого работал в Иране… Наша фирма очень большая в Белграде и имеет представительства в сорока странах. В половине я уже побывал, - рассказывал Милан.
- А в России впервые работаете?
- Да!
- Но вы так хорошо говорите по-русски, - сделала комплимент Оксана.
- О! Спасибо! В Москве много переговоров было, быстро научился…
Они приплыли к своему берегу, привязали катамаран и поднялись на террасу. Все уже сидели за столом и ждали их.
- Давай, Милане, скажи тост! – предложил югославский архитектор.
- За красивых дам! – поднял тот бокал с вином. Все мужчины встали и выпили стоя. Затем посмотрели на женщин внимательно и нашли их действительно прекрасными. Русские северянки были так удивительно белы кожей, так величественны и неприступны, что мужчины немного спешились, за исключением Любомира.
Ада с Мирой отличались от них загорелыми лицами, темными блестящими глазами и темпераментным характером.
В шестом часу вечера гости уехали, чтобы переодеться к ужину и немного отдохнуть.
- Так вы приедете? – еще раз спросил Милан у Оксаны, когда все садились в микроавтобус.
- Не знаю, - сдвинула она плечами в ответ.
- Приезжай, а? Мне будет скучно одной с ними, - попросила Лида. Оксана рассмеялась:
- Похоже, что Любомир тебе скучать не даст… Ладно, сейчас поеду домой переоденусь и к восьми часам буду. Во что одеваемся?
- Ну, раз у них банкет, то не ударим в грязь лицом… Самые красивые вечерние платья и бриллианты!
- В три карата! – добавила весело Оксана.
Проводив гостей, она стала собираться домой, весело напевая что-то из услышанных сегодня романсов. Взяв дорожную сумку, ключи и документы на машину, женщина спустилась по деревянной лестнице в холл и постучала в дверь кабинета директора, чтобы сообщить брату, что она уезжает. Ей никто не ответил и она направилась к выходу. На площадке перед турбазой Оксана увидела возле машин брата и бывшего мужа с товарищами. Они тоже тут иногда отдыхали потому, что брат поддерживал и дальше отношения с Семеном.

Проходя мимо них, Оксана поздоровалась со всеми и сообщила брату, что уезжает. Выезжая из территории турбазы, она заметила в зеркале заднего вида, что мужчины с грустью смотрят ей вслед. Да и у нее от этой встречи испортилось настроение, словно она в чем-то перед ними провинилась. Стараясь отвлечься от тягостных дум, она включила музыку. Въезжая в город, Оксана уже твердо решила идти на банкет и отдохнуть в хорошей компании.
«Жизнь продолжается, - думала она, - я молодая и красивая женщина и имею право на счастье после стольких лет самоотверженной отдачи себя семейным делам. Дети выросли… И теперь у меня одна забота, сын. Мне сейчас легко и безмятежно. Не надо по ночам вскакивать с постели и нестись в аэропорт забирать мужа с полетов, не надо стирать кучу его белых рубашек и наутюживать стрелки на форменных брюках. Не надо утром везти его на работу, не надо столько готовить еды… Не надо волноваться и переживать, что муж задерживается в командировке на целую неделю по погоде… И как я этот воз тянула, еще и институт был, - вспоминала Оксана, сидя перед зеркалом и подкрашивая ресницы. – Семен, конечно замечательный человек, хороший семьянин, любящий муж, но все это как-то заочно по большей части. Сплошная романтика, а я хочу живого общения и ощущения «как за каменной стеной». У нас же все было наоборот… Мой муж был со мной, как за каменной стеной. Ладно, проехали» - вздохнула она и придирчиво посмотрела на свое отражение: « Нам ли печалиться».

Открыв шкаф, Оксана долго выбирала наряд, прикладывала то одно платье к себе, то другое, то костюм… Она вдруг осознала, что сегодня она впервые за много лет выходит в свет не замужней женщиной, ограниченной всяческими рамками, а свободной в своих действиях и поступках.
Когда на часах стрелки показывали без десяти восемь, Оксана была при полном гламуре. Она почувствовала легкое волнение в груди и решила выпить маленькую чашечку кофе, чтобы успокоиться. Так она дотянула время до восьми и неспешно выехала в сторону ресторана. У входа она увидела Милана и решила, что он встречает кого-то из гостей.

- Добрый вечер! – поздоровалась Оксана, - гостей встречаете?
- Добрый вечер! Все гости уже здесь… Вас ждем! – подчеркнуто сообщил он, открывая перед ней двери, словно швейцар.
- Вот как! – удивилась женщина, проходя в открытую дверь, а сама подумала: «Надо же, меня как ревизора никогда так еще не встречали в этом ресторане. Вот это уровень! А может я просто одичала от своего семейного быта? Посмотрим, что будет дальше». Они прошли в зал, и Милан показал, где их стол.
За банкетным столом, сервированным по самому высокому разряду, сидело человек пятнадцать гостей. Они с интересом рассматривали прибывшую гостью, задаваясь вопросом «кто она»? Милан представил Оксану по имени и предложил стул справа от себя. Женщине ничего не оставалось, как принять такое условие.
Официантка, обслуживавшая банкет внимательно приглядывалась к Оксане, стараясь узнать в ней ревизора и засомневавшись, сообщила об этом заведующему производством. Тот вышел в зал и прошелся, как бы невзначай, мимо банкетного стола, быстро окинув его взглядом. Оксана спряталась за широкой спиной Милана и осталась неузнанной. Ее это развеселило.

За столом были специалисты из Германии, Италии, Канады и Югославии. К середине ужина все говорили на своих языках и Мира не успевала переводить каждому, кто хотел понять, о чем говорит его сосед. Потом все танцевали. Оксану постоянно приглашали на танец, едва она успевала присесть. Заиграли медленный танец и Милан протянул ей руку. До этого он был занят беседой с партнерами по строительству и теперь, отделавшись от них, решил уделить должное внимание своей гостье. Во время танца он извинился за деловые разговоры за столом, пояснив, что коллеги прилетели час назад и он не успел до ужина даже переговорить с ними. Оксана молча пожала открытыми плечами с тонкими золотыми цепочками вместо бретелек на платье и равнодушно смотрела в зал из-под густых черных ресниц. Каштановые локоны были тщательно уложены в строгую вечернюю прическу и украшены красивыми заколками. У левого уха спускался до плеча кокетливый завиток. Милан невольно залюбовался этим очаровательным созданием, легким и грациозным. Белоснежная кожа обнаженных плеч так и манила к себе таинственной холодной красотой. Хотелось прильнуть к ним горячими устами… Мужчина вовремя спохватился, и отвел взгляд в сторону. Вокруг было полно сотрудников, которые и сами были бы не прочь приложиться к этому телу не только глазами… Водитель не спускал глаз с Оксаны и с досадой думал о том, что с шефом лучше не соперничать, а то мигом найдет повод отправить домой. Хоть Милан и был человеком добрейшей души, но кто ж его знает, как он себя поведет, если его угораздит влюбиться… К концу вечера Драгану таки удалось пригласить Оксану на танец. Он молча обреченно вздыхал, почувствовав тонкий аромат ее духов, и эти вздохи говорили красноречивей всяких слов. Также молча он проводил ее на место и пододвинул стул, чтобы она села.

Любомир забронировал Лиду на весь вечер и не разрешал ей танцевать с другими мужчинами. Лида была в облегающем стройную фигуру бирюзовом платье с высоким разрезом справа до бедра и модельных туфельках такого же цвета. Уши, шею и руки украшали ювелирные изделия великолепной тонкой работы.
Мира и Ада пришли на вечер в добротных брючных костюмах и топиках. В разгар вечера они сняли жакеты и непринужденно беседовали со своими соседями по столу. Весь вечер их приглашали русские мужчины.
К полуночи все стали собираться домой, обменивались визитками и рукопожатиями. На улице все распрощались. Оксана увезла Лиду и Любомира домой и направилась к себе. Остальные дружной толпой пошли в гостиницу отдыхать.
«Что ж, вечер получился чудесный, никто не напился и не упал лицом в салат, - констатировала Оксана, - Милан слегка приударил за мной и попросил номер телефона. Кажется… мы с Лидой были сегодня на высоте. России за нас не стыдно… Любомир влюбился по уши в Лиду и что из этого выйдет одному Богу известно, - думала она, смывая с лица косметику. – А наши-то, меня не узнали сегодня…» В комнате раздался телефонный звонок. Она подняла трубку.
- Извините за поздний звонок, это Милан. Я просто хотел узнать, как вы доехали? Я не мог вас сегодня проводить из-за гостей, извините…
- Я доехала хорошо, не волнуйтесь!
- Я рад! Спасибо вам от всех за организацию ужина. Все было прекрасно; и блюда и обслуживание. Нас даже в Москве так не обслуживали. Это даже партнеры сегодня сказали… Спасибо!

- Пожалуйста! Спокойной ночи! – попрощалась Оксана.
- И вам спокойной ночи! – пожелал Милан. «Надо же, какие мы вежливые» - иронично передразнила его Оксана и улыбнулась.
Через неделю снова был банкет, и Милан опять пригласил Лиду и Оксану. В этот раз они надели более скромные наряды. Ели, пили, танцевали… Оксана спиртное не употребляла потому, что всегда была с машиной. Милан наливал ей в фужер минеральную воду весь вечер. Он, как и прошлый раз, оставил ей место возле себя. На этот раз праздновали заключение нового договора с горно-металлургическим комбинатом на строительство еще одного объекта.
Оксана с Лидой так понравились всем, что теперь все выходные они проводили вместе. Часто выезжали на природу в тундру или отдыхали на турбазе у брата. Оксана подружилась с проектировщицей Адой и заезжала к ней в гостиницу на чашечку кофе или Аду приглашала к себе и угощала каким-нибудь северным блюдом.
Милан звонил почти каждый вечер и они просто беседовали. Иногда он улетал на неделю в Москву или Белград и Оксане уже не хватало этих вечерних разговоров. Но он обязательно звонил ей и сообщал, когда вернется. Постепенно Оксана привыкла к этому общению. Окружающие с интересом наблюдали, как развиваются отношения между их шефом и этой молодой русской женщиной и будут ли они иметь продолжение. Милан имел большой жизненный опыт в таких делах и терпеливо ждал, когда сердце красавицы благоволит в его сторону. При этом он задабривал ее всякими мелкими презентами и подарунчиками, которые привозил из командировок. Так на трюмо у Оксаны стояло шесть флаконов с французскими духами, коньяки, виски, сигареты… Весь подарочный ассортимент Милана.
Однажды он позвонил утром в воскресенье и предложил поехать на природу.
- А кто еще поедет, - спросила Оксана.

- Никто… Все разъехались, я остался один в гостинице.
- А ваш водитель?
- А, он ушел до Белграда. Нет никого.
- Ну, хорошо… Я через час заеду за вами в гостиницу. Увидите мою машину во дворе и выходите.
- Хорошо! – согласился он. Оксана опустила трубку на аппарат и задумалась, стоит ли ехать вдвоем с семейным мужчиной и к чему эти заигрывания могут привести. Она почувствовала, что увлекается им. Милан был очень корректен, красиво ухаживал, ничего лишнего себе не позволял. Он был прекрасным собеседником, отлично знал русскую классику, имел веселый характер, обожал юмор и ценил это качество в других. Коллеги отзывались о нем исключительно хорошо. Он был красив в свои сорок девять лет, интеллигентен, образован. Семен явно проигрывал ему во многом.
« Да ладно, ну не съест же он меня» - подумала Оксана и выбралась из постели, чтобы собираться на природу. Она выглянула в окно. Солнце ярко светило и на небе ни облачка. Отличная погода для поездки.
Милан ждал ее уже возле гостиницы в джинсовом костюме, и это было так непривычно потому, что он всегда ходил в строгом костюме и при галстуке. Оксана забрала его и направилась в сторону горно-лыжной базы.
- Куда едем? – спросила она.

- Но я тут мало что знаю… Давайте ваше предложение.
- Гм? Может на Красные камни? – спросила Оксана.
- А что там? – спросил Милан.
- Там есть водопад. Но дорога туда отвратительная.
- Но, как вы решите…
- А! Попробуем, получится, так получится, а нет, так нет, - решительно сказала Оксана.
За полчаса они добрались до подножия гор, а дальше шла грунтовая дорога вся в ухабах. «Ну, все, конец моей подвеске, - подумала Оксана о машине. - А, все равно к зиме шаровые менять и рулевые… Не возвращаться же с полпути»
- Может не надо так далеко ехать, дорога плохая. Лучше потом на микроавтобусе съездим, - предложил Милан. – Давайте здесь остановимся, здесь тоже красиво… Вон жарки цветут, - кивнул он в сторону тундры.

- Как скажете! – согласилась Оксана и, выбрав небольшую полянку, остановила машину. Первым делом она побрызгалась жидкостью от комаров и только тогда открыла дверь. Но место продувалось легким ветерком, и комаров не было. Милан достал пакеты из багажника и начал собирать сухие ветки для костра. Оксана достала плед и расстелила его на траве, чтоб не холодно было сидеть. Вскоре запылал костер жаркими языками пламени, пытаясь кого-нибудь лизнуть. Из автомагнитолы лилась саксафонная музыка. Оксана достала пластиковую посуду, бутерброды, минеральную воду, стаканы. Милан дополнил стол бутылкой хорошего вина и коньяком. Себе он налил коньяк, а Оксане немного вина.
- Мне нельзя, я за рулем! – запротестовала она.
- Совсем немножко… В нем только одиннадцать градусов. А через час от него даже запаха не будет, - уговаривал мужчина.
- Ну, ладно, только самую малость, - согласилась Оксана. Они подняли стаканы и чёкнулись.
- За здравие! – произнес Милан, глядя Оксане в глаза.
- За здравие! – ответила она и подала ему бутерброд. По телу поднялась теплая волна и закружилась немного голова. Они сидели молча, слушали музыку. – Расскажите о себе, - попросила Оксана. Милан улыбнулся и закурил сигарету:
- Я родился в Косово... Отец мой родом из Болгарии. Учился я в Строительном институте Университета. Занимался строительством в Югославии, потом руководил созданием гостиничного комплекса в Ираке. Затем строил в Хельсинки, Багдаде, Венгрии… Теперь вот на Крайнем Севере…
- Широкая у вас биография, с юга и до Северного полюса, - задумчиво произнесла Оксана, рассматривая вершину горы.
- Что поделаешь, судьба, - ответил Милан.

- А вы верите в судьбу? – перевела она взгляд на собеседника.
- Что-то такое существует… Некая генеральная линия жизни.
- И ваша семья ездит с вами по всем этим стройкам? – спросила Оксана.
- Нет. Они живут в Белграде. Дочери учатся. Татьяна на юридическом факультете, а Марьяна еще в школе. Жена работает в серьезной фирме и поэтому не ездит со мной, - сказал Милан и бросил окурок в костер. Затем он встал и пошел в сторону горы. У небольшого озера он насобирал большой букет жарков и вручил его Оксане.
- Спасибо! Очень дорогой букет, - иронично сказала она.
- Почему? – удивился он.
- Да эти цветы занесены в Красную книгу и вас оштрафуют на приличную сумму. Посчитают каждый цветочек, вот так! – пояснила Оксана.
- О! Я не знал… - оправдывался мужчина. Он сел на сломанную старую березу и любовался этой молодой женщиной: « Умна, красива, веселый характер, знает себе цену. Интересно, я ей нравлюсь? Впрочем, раз не отказалась поехать на природу вдвоем, то наверное нравлюсь» - решил он. – Теперь вы расскажите о себе, - попросил Милан.

- Да что рассказывать, - равнодушно ответила она, - родилась, крестилась, училась, вышла замуж за летчика, родила сына, разошлась… все! За пределы России не выезжала. Четырнадцать лет живу в этом городе, а родилась на Украине. Предки мои поляки.
- Ну, что ж, - сказал Милан, вставая с березы и направляясь к костру, - предлагаю выпить за знакомство. Он наполнил стаканы и подал Оксане вино. Она поднялась с пледа:
- За знакомство!
- На брудершафт! – предложил Милан.
- В другой раз, - отчеканила Оксана, давая понять, что этого раза может и не быть. «Размечтался, - подумала про себя Оксана. – Начнешь с брудершафт, а закончишь постелью… Я еще к такому сценарию не готова. Да и зачем он мне, женатый? Вон, полно свободных мужчин. Пожалуй, надо закончить эти встречи, банкеты» - вздохнула она. На душе еще висел тягостный осадок от развода, и случайная встреча с Семеном на турбазе освежила его в сердце. Семен страдал, и это было видно, да он и не скрывал…

Погода начала меняться. Подул ветер и нагнал тучи. Начал резко накрапывать дождь и Оксана с Миланом сложили все в багажник, а сами спрятались в машину. Вскоре дождик перешел в сильный ливень. С гор хлынули потоками грязные ручьи, размывая грунтовую дорогу.
Порывистым ветром унесло огромную свинцовую тучу дальше и выглянуло солнце. Оксана открыла дверь и увидела, что машина стоит в грязной жиже. Он закрыла дверь и включила двигатель, собираясь отъехать от этого грязного пятачка. Колеса начали пробуксовывать, и заднюю часть автомобиля стало разворачивать вдоль склона и поперек дороги… Напрасно Оксана пыталась выровнять ее и выехать на дорогу, ничего не получалось. Тогда Милан вызвался подтолкнуть ее сзади и, сняв кроссовки с носками, вышел из машины. Он взялся за задний бампер и начал раскачивать машину. Оксана нажала на педаль газа и обдала его с колес густой грязью с ног до головы. Выглянув из машины в открытую дверь, она чуть не выпала сама, едва сдержав смех. Милан рукавом вытирал с лица грязь, равномерно размазывая ее и что-то сердито бормотал по-сербски. Нетрудно было догадаться, о чем его возгласы.
Он медленно побрел к тому озеру, у которого собирал жарки, чтобы умыть лицо. Оксана выключила двигатель и смотрела ему вслед, вытирая слезы с глаз, так ее душил смех. Немного успокоившись, она внимательно осмотрелась и поняла, что без посторонней помощи им скоро не выбраться из этой западни. До ближайшей трассы километров пять. Вернулся Милан с голым торсом и рубашкой в руках. Оксана посмотрела на снятые им кроссовки и носки и не удержалась от смеха.
- Простите, Милан, я не нарочно… - произнесла она, пряча улыбку.

- И что теперь будем делать? – спросил он.
- Будем ждать, пока дорога высохнет… - как можно серьезней сказала она. Он прикинул, сколько времени это может занять, и почесал затылок.
- За сутки высохнет? – спросил он.
- Возможно, если дождя не будет.
- А может не трассу пойти, грузовик какой-нибудь поймать?
- Ага, воскресенье сегодня… Все близлежащие автохозяйства выходные. Это хорошо, что мы до Красных камней не доехали. Оттуда нам бы совсем не выбраться скоро.
- Если я завтра не появлюсь на работе, меня начнут искать… Что они подумают, куда я пропал? – спросил он.
- Подумают сначала, что загулял. С нашими мужиками так бывает, - сказала Оксана.

- С нашими тоже так бывает, но редко… В конторе подумают, что со мной случилось что-то и заявят в милицию.
- Так вы идите пешком… К ночи доберетесь в гостиницу, а утром пойдете в свою контору, - предложила Оксана, чтобы посмотреть на его реакцию.
- Но я не могу вас тут оставить одну… Будем ждать, - вздохнул он.
«Джентльмен… - отметила про себя Оксана, - уже приятно». Они оба замолчали и думали кто о чем. Оксана представила, как будут смеяться его коллеги, когда узнают, как их директор отдыхал на природе в тундре. Так они просидели около часа.
Вдруг откуда-то издалека стал доноситься шум автомобиля. Оксана прислушалась: «УАЗик» - определила она. Звук нарастал со стороны Красных камней, и минут через десять на дороге среди деревьев действительно показалась машина.
- Надо трос приготовить, - сказала Оксана.
- А где он?
- Там в багажнике… - Милан вышел из машины и достал трос, закрепил его спереди. Водитель УАЗика сразу определил ситуацию и остановился.
- Застряли, - весело спросил он Милана и взял у него из рук трос, привязал ловко к своей машине. Оксана включила двигатель и начала потихоньку газовать. УАЗик тронулся, трос натянулся и машина медленно начала юзом выбираться на дорогу. Когда передние колеса уже зацепились за твердый, укатанный грунт, Оксана почувствовала, что ее машина качнулась назад, будто оборвался трос. Вскоре она увидела, что следом за УАЗиком по грязи тянется ее передний бампер с госномером. У нее округлились глаза от удивления. Она посигналила, и УАЗик остановился. Оксана вышла из машины и посмотрела на нее спереди, потом на Милана. Он растеряно развел руками.

- Вы что, трос за бампер привязали? – спросила она.
- Наверно…
- Вон ухо! – показала она на торчащий крюк.
- Виноват, простите… - извинился он. Оксана отвязала бампер и уложила его в багажник. Водитель привязал трос к уху и пошел в свою машину.
- Садитесь, Милан! Поедем… - Он молча сел в машину и они поехали на прицепе. Когда доехали до отсыпанной гравием трассы, УАЗик остановился и водитель отвязал трос. Милан вышел из машины и подал ему деньги. Тот удивленно посмотрел на него, молча сел в машину и уехал.
- Спасибо! – крикнула Оксана вдогонку. Милан сел в машину. – Ну, что? Я вас грязью обдала, а вы мне бампер оторвали за это, - весело обратилась она к своему пассажиру.
- Да я не увидел под бампером этот крюк… - оправдывался он.
- Да я шучу, Милан, расслабьтесь. Это мой автослесарь так его прикрепил. Завтра он у меня получит, - пригрозила она.
Когда уже въезжали в город, Милан осмотрел себя и спросил:
- Как же я в таком виде в гостинице покажусь, что обо мне подумают? – Оксана окинула его взглядом и отвернулась в сторону, умирая от смеха. «Действительно, что подумают?» Ей ничего не оставалось, как предложить Милану заехать сначала к ней домой и привести себя в порядок. – А это удобно? – спросил он.
- А что, есть варианты? – задала она резонный вопрос.

- Кажется, нет… - Они остановились у подъезда. Милан взял свою обувь и босиком пошел в дом. Оксана вся перепачканная грязью шла следом и молилась, чтобы никто из соседей не попался им навстречу. Открывая ключом дверь, она услышала приветствие за спиной. Это была молодая соседка Ира с верхнего этажа.
- Здравствуй, Иринка!
- А вы откуда такие? – улыбнулась она.
- А… неудачно на Красные камни съездили, застряли после ливня…
- Лихо вы застряли! – иронично заметила соседка и пошла дальше.
Оксана принимала душ, а Милан сидел босиком на кухне, ожидая очередь в ванную. Под ноги он постелил газету, чтобы не испачкать пол. В дверь кто-то позвонил и Оксана попросила Милана открыть входную дверь. Он прошел аккуратно в прихожую и открыл. На пороге стоял мужчина в летной форме с большим букетом роз.
- А Оксана дома? – спросил мужчина, слегка расстроившись, что не хозяйка встретила, а какой-то чумазый мужик.
- Вы проходите, она в ванной, - пригласил Милан гостя. Тот прошел, снял обувь и направился на кухню. Милан сел на свое место.
- Семен! – представился гость, но руки не подал.
- Милан!

- Интересно, где она тебя такого чумазого нашла? – спросил Семен, ревниво рассматривая новоявленного соперника. При других обстоятельствах он нашел бы его интересным и даже красивым, но сегодня он пришел просить Оксану вернуться к нему и Милан был тут совсем не к стати.
- В тундре! – прямо ответил мужчина.
- Оно и видно, - ехидно процедил сквозь зубы Семен. Чувство ревности сдавило сердце. Он повернулся к окну и тяжело вздохнул, сожалея уже, что приехал. Потом, смирившись с обстоятельствами, достал из портфеля бутылку коньяка, налил в рюмки и подал одну Милану:
- Будь здоров! Я желаю вам счастья! – сказал он, закусил конфетой из вазы, еще раз внимательно посмотрел на своего соперника и ушел, не простившись.
Из ванны вышла Оксана в халате и спросила, кто приходил, расчесывая волосы перед зеркалом в гостиной.
- Семен! – ответил Милан.
- Семен? – удивилась Оксана. – А что он хотел?

- Не знаю… Вот цветы принес, - равнодушно сказал Милан. Оксана прошла на кухню и увидела большой букет роз и открытую бутылку коньяка.
- Вы что тут выпивали с ним? – еще больше удивилась она.
- По одной рюмке за знакомство… - Оксана остановила взгляд на цветах и задумалась. Ей было искренне жалко Семена. Она глубоко вздохнула, достала из шкафа полотенце и женский халат для Милана, пока будет стираться его одежда.
- Вот держите! Идите, купайтесь, - сказала она.
- Я разрушил ваши планы, простите, - извинился Милан.
- Да у меня эта встреча не планировалась… Это мой бывший муж, - снова вздохнула она. – Ох! Наверно и я выпью, - сказала Оксана и налила себе немного коньяка. – А где ваша рюмка? – спросила у Милана. Он подал. Оксана налила и ему.
- За любовь! – произнес он и выпил коньяк.
- А почему бы и нет? – сказала Оксана и тоже выпила до дна. – Милан, вы бросьте вещи в стиральную машину в ванне и включите ее, хорошо?
- Хорошо! – ответил он и ушел. Оксана налила в вазы воды и поставила в них розы от Семена и жарки от Милана. « То густо, то пусто» - подумала она, глядя на два букета. Затем приготовила холодные закуски и накрыла стол, поставила коньяк. Она выглянула в окно и увидела торчащий бампер из багажника. Женщина взяла телефон и позвонила своему мастеру в автосервис.
- Послушай, дружочек! Как это ты мне бампер закрепил, что его сегодня оторвало при буксировке?
- Бампер? – переспросил Виталий. – А я его только наживил. Я не успел прикрутить, а вы уже забрали машину…
- Так мне диспетчер сказала, что машина готова, я и забрала.

- Пригоните ее завтра во второй половине дня, и я все сделаю.
- Договорились! – ответила она и положила трубку, села на диван и снова задумалась о Семене… «Представляю, что он обо мне подумает. Не успели разойтись, а у нее уже другой мужчина. Мало того, еще и расскажет друзьям, какая я бесстыжая. Еще подумает, что Милан и есть причина развода. Хотя, почему меня это должно волновать, кто что подумает, кто что скажет? Это моя жизнь и я ее хочу прожить так, как я хочу, а не по чужому сценарию. Все! Больше не хочу об этом думать. Семен может общаться с сыном сколько угодно, но никаким образом не вмешиваться в мою жизнь. Скорей всего, что идею попытаться помириться со мной подкинул ему братец из мужской солидарности…». Милан вышел из ванной в розовом махровом халате в мелкий цветочек и прервал ее размышления. Оксана не могла удержаться от смеха, глядя на двухметрового мужчину в столь необычном облике. Он тоже посмотрел на себя в большое зеркало, демонстративно покрутился и весело рассмеялся:
- Кажется, мне идет розовый цвет?

- А мне кажется, что у вас с чувством юмора все в порядке. Особенно удалась шутка с бампером.
- Я не хотел… - начал снова оправдываться он.
- Да ладно вам. Это у вашего «Фольксвагена» бампер может и выдержит, а у нашего автопрома – нет. Но, чтобы вы себя сильно не корили за это, скажу по большому секрету, что автослесарь вообще забыл его прикрутить. Я только что с ним разговаривала, - успокоила его Оксана.
- Ага! – торжественно произнес Милан. – Значит, это была не моя вина!
- Не ваша, успокойтесь…
- О! Я теперь хоть буду спать спокойно.
- Странный у нас сегодня какой-то день, правда? – спросила Оксана.
- Особенно у меня, когда я был с Семеном на кухне.
- А что он вам сказал? – поинтересовалась она.
- Он меня спросил, где вы меня такого чумазого взяли. Ну, я сказал ему правду, - развел он руками, интригуя Оксану.
- Какую правду? – испуганно спросила Оксана, и лицо ее мгновенно стало серьезным.
- Я сказал, что в тундре…

- О, Господи! – облегченно вздохнула она.
- А он ответил, что это видно…
- М-да! – многозначительно произнесла Оксана и решила перевести разговор в другое русло. – Мне кажется, что пора нормально поесть. Как вы на это смотрите, Милан?
- Положительно! – ответил он и пошел на кухню за сигаретами. – А здесь можно курить?
- Да, на кухне можно. Мы там с соседкой частенько пьем кофе и покуриваем. Там пепельница на подоконнике стоит…
- Я уже ею пользовался, - сообщил Милан.
- А я сейчас поставлю в микроволновую печь свиные отбивные и мы с вами перекусим славно. Я проголодалась от такой насыщенной событиями прогулки по тундре, - сказала Оксана и занялась приготовлением ужина. – Надеюсь, что нам его никто уже не испортит сегодня.
- Возможно! – предположил Милан. – Пойду в ванну, проверю, постиралась моя одежда или нет, - сказал он и продефилировал мимо, успев на ходу вдохнуть аромат каштановых волос, пользуясь тем, что она стояла спиной. Оксана почувствовала, как по спине пробежала легкая волна его флюидов и отозвалась в сердце приятным теплом. Она достала из микроволновки отбивные, выложила их на тарелку. Отдельно нарезала огурцы и помидоры с зеленью, отнесла в гостиную. Из ванной вернулся Милан.

- Я развесил одежду, чтобы она еще немного подсохла, влажная, - пояснил он, присаживаясь в кресло.
- Надо же, какой вы хозяйственный! – иронично похвалила Оксана, накладывая ему в тарелку овощи и мясо. Он пропустил этот комплимент мимо ушей, уже приноровившись к юмору и подшучиваниям над ним со стороны молодой красавицы. Подняли рюмки за здравие и приступили неспешно к ужину.
- Хотите соус к мясу? – спросила Оксана.
- Нет, мне нельзя… Язва желудка, - показал он на живот.
- А вы курите и пьете! – с сарказмом воскликнула Оксана.
- Она у меня воспаляется весной и осенью, а сейчас я себя чувствую хорошо, - оправдывался мужчина.
- Вам нужна строгая диета. У моего отца тоже была язва…
- И куда делась?

- Вылечил медом, яйцами и сливочным маслом с алоем. У меня есть этот рецепт. Я вам потом напишу его.
- Спасибо! – поблагодарил он. Дальше ужинали молча. «Какой романтический ужин, - подумала Оксана. – Чужой муж с язвой желудка в моем халате после моей ванны и знакомства с бывшим мужем… Какая нелепость во всем этом. Но ведет он себя так, словно сто лет здесь живет. Или смирился с обстоятельствами? А как бы я себя вела, попав в такие обстоятельства? – задала она себе вопрос. – Э! Нет! Лучше в такие обстоятельства не попадать, особенно с «бывшими» - подумала она о Семене. - Ах, бедный Сенечка! Его душит ревность и обида. Жаль, что он выбрал себе такую профессию. Хотя у Милана тоже не лучше ситуация. Сколько лет он мотается по разным странам, чтобы заработать денег для семьи, а жена тоже с двумя дочками живет одна. Ну, там хоть климат нормальный и родственники, наверное, рядом есть. Да и зарплата у него больше, чем у наших летчиков. Такая вот махровая жизнь…» - размышляла Оксана.
- Вы будете чай или кофе пить? – спросила она.
- Вечером лучше чай…
- С пирожными?
- С лимоном! Вы хотите еще коньяк? – предложил он.
- Нет, спасибо! А вы?

- Я тоже не хочу. Напился на банкетах. Гости за гостями были, тосты, невозможно было не пить…
- А с нашими вы были на банкетах? – поинтересовалась Оксана.
- Да! Ужасно много пьют потом падают даже под стол. Не понимаю, зачем так много пить? – удивлялся он. – Нас вывозили на катере на красивое озеро с сотрудниками комбината. Как только они зашли на катер, то сразу начали банкет и когда приехали к этому озеру, то они уже ничего не видели … Почему так? – не мог он понять. – И чем выше начальник, тем он больше пьет…
- Особенности национального пьянства! – пояснила Оксана. – За комбинатовских начальников не могу ничего сказать, а летчики наши пьют, чтобы снять стресс. Мне лично приходилось однажды провожать мужа в командировку на высокоширотную экспедицию совершенно пьяным, хотя он не пьяница. Вы же его видели сегодня, совершенно приличный человек, правда?

- Ну, да, вполне приличный и симпатичный! – похвалил его Милан.
- Так вот! Этого приличного, симпатичного штурмана эскадрильи родственники и друзья так накачали спиртным вечером на проводах, что утром я его еле упаковала в машину, чтобы отвезти в аэропорт. Там ему предстояло пройти медсанчасть. Когда он туда зашел, то не дышал, чтобы врач не упал. Потом его погрузили в вертолет и улетели. Правда, до Северного Полюса он летел пассажиром. Он бы конечно не пил, если бы летел штурманом. Полярный летчик идет в каждый полет, как в последний… - вздохнула Оксана. – И разбиваются, и падают в таких ужасных, экстремальных условиях. Мой муж падал трижды… А у сотрудницы муж, командир вертолета разбился на дрейфующей льдине и умер здесь в больнице на операционном столе, почти у нее на глазах. Поэтому я и разошлась. Я не могу больше быть каждый день в таком напряжении и думать, вернется он с полета на этот раз или принесут вперед ногами?
У нас, правда, в салат лицом никто не падал во время застолья, а может спиртного не хватало, чтобы до этого допиться, - предположила Оксана. Все это время Милан внимательно слушал ее и видел, с какой болью в сердце говорит она все это.

- Вы его любите еще? – спросил он, глядя в ее глаза. Она задумалась, опустив взгляд.
- Знаете, чтобы ответить на этот вопрос, мне нужно время. А пока болит душа, трудно понять, что там на самом деле? Я никогда бы не оставила его, если бы не эта работа. А он не может оставить работу… Вот вы бы тоже не оставили работу ради прихоти жены, правда?
- Не знаю. У меня нет другой профессии, а я должен содержать семью, учить детей, одевать. Она с этим смиряется. Ее заработка не хватит на все, - пояснил он.
- Да, но вы не рискуете жизнью, как рискует каждый вылет Семен…
- Конечно, у нас риска меньше, но на стройках люди тоже гибнут, а я отвечаю головой, если что случится на моих объектах. И можно вполне попасть в тюрьму…
- Ой! Давайте больше не будем о грустном. Я желаю, чтобы Семен встретил хорошую, заботливую женщину и был счастлив с ней! И у него сейчас такой возраст, что он вполне может создать хорошую семью. Сорок лет для мужчины, это самый отличный возраст, правда?

- Да, наверное, - согласился Милан. Оксана вышла на кухню, чтобы приготовить чай. Проходя мимо большого зеркала, она увидела отражение Милана и зачарованный взгляд в ее сторону. Стройная женская фигура, аромат ее духов, прекрасные волосы и плавные движения пленили его, но он тщательно скрывал от нее свои искренние чувства. И вот зеркало выдало его сокровенную тайну. Оксану, как всякую женщину, интересовал вопрос, как относится к ней мужчина, с которым она постоянно общается. На данном этапе она считала его просто хорошим знакомым, в обществе которого она чувствовала себя комильфо.
Коллеги Милана с интересом следили за развитием их отношений, задаваясь вопросом, будет роман или нет. Конечно, мужчинам хотелось, чтобы шеф пребывал в состоянии влюбленности потому, что тогда он будет меньше внимания обращать на всякие их огрехи в работе. Только водителя Драгана такие мысли вгоняли в уныние. Глядя на него, Милан давно понял причину упаднического настроения своего подопечного и как джентльмен решил, что выбор сделает женщина. Он верил в свою победу, хотя и понимал, что достанется она ему не так просто. Перед сном он придумывал всякие стратегические варианты, как и когда начать переход к сокровенному. Тут главное было дождаться того момента, когда женщина сама этого пожелает, в противном случае все можно испортить одним неверным движением рук.

Милан сам не заметил, как постоянными мечтаниями об Оксане загнал себя в эмоциональную ловушку. Чем дальше, тем сильней становилось желание обладать ею. Южный темперамент сжигал его плоть, требуя удовлетворения. Мужчина спохватился, когда в душе уже пылал неугасимый пожар страстей. Чего-чего, а этого он боялся больше всего, понимая, как опасно в его возрасте такое бесконтрольное чувство, туманящее даже разум. Его бы больше устроил красивый роман-романыч, ни к чему в дальнейшем особо не обязывающий, который можно безболезненно завершить вместе со сдачей строительных объектов. По крайней мере, раньше по жизни ему это вполне удавалось без ущерба для семейных отношений.
Время шло, а Оксана никак и ничем не показывала, что можно переходить на новый уровень отношений. Милан уже начал терять надежду, а вместе с ней и самообладание. Уже несколько раз сорвался на сотрудниках, чего с ним раньше не замечалось. Перестал ездить на ужин в столовую, отказался от банкета, сославшись на болезнь. Наблюдательный водитель первым понял, в чем дело и решил, что шеф получил «от ворот поворот» в отношениях с Оксаной. Теперь у него появился шанс поближе познакомиться с ней и он решил действовать через ее подругу Лидию. Он начал налаживать отношения с ее воздыхателем Любомиром. Подвозил его на машине, выполнял небольшие поручения и в конце-концов, стал вхож в их компанию. Оксана не придавала этому особого значения до тех пор, пока Драган не попытался поцеловать ее, когда они остались одни. Оксана влепила ему такую пощечину, что он сразу отрезвел. Но с тех пор она исключала все варианты возможности встречи с ним.

Теперь и шеф и водитель жили без настроения. Драган даже начал сочувствовать Милану, полагая, что и ему досталось от этой надменной особы. «Подумаешь, принцесса, - с горечью размышлял он, - в городе много красивых женщин, не буду даже вспоминать о ней» - решил обиженный мужчина. Он познакомился с молодой официанткой из Лидиного кафе, засыпал ее подарками и цветами, привозил на работу и забирал после смены, вызывая зависть у сотрудниц. О его щедротах ходили легенды, что он даже мебель купил ей в квартиру. Все это становилось известным Лиде, а Лида рассказывала Оксане. Собственно, Драган и добивался именно этого, полагая, что это вызовет у нее сожаление о потере такого кавалера. Но у Оксаны это вызывало только легкую улыбку.
Осенью у Милана обострилась язва и он слег. Несколько вечеров он даже не звонил Оксане и она забеспокоилась, не случилось ли чего и позвонила сама.
- Я болею… язва обострилась, - пояснил он.

- А я могу чем-нибудь помочь? – спросила она.
- Вы обещали мне сделать настойку, которой лечился ваш отец, - напомнил Милан.
- Да-да, - вспомнила Оксана. – Я сегодня найду все компоненты и сделаю, а завтра завезу, если вы не возражаете…
- Я буду ждать. Лекарства мне не помогают, - слукавил он, чтобы Оксана не передумала приехать. – Я живу в одиннадцатом номере на третьем этаже, - слабым болезненным голосом сообщил он.

- Хорошо, я завтра буду. Выздоравливайте, Милан! – сказала она с таким сочувствием и жалостью в голосе, что у него аж сердце встрепенулось от радости.
«Завтра, завтра! – радостно воскликнул Милан, едва Оксана положила трубку телефона. Он ловко вскочил с постели и затанцевал по спальне, приговаривая заветное «завтра». Так много надежд возлагал он на это волшебное слово. Протанцевав до прихожей, Милан ритмично пробежался пальцами по журнальному столику, словно по клавишам фортепьяно. Его веселье прервал звонок в дверь. Зашел Драган, спросить, поедет ли он на ужин или еще куда. Увидев шефа, стоящим посреди гостиной в полосатой пижаме с горящими от счастья глазами, он крайне удивился. Такого с ним раньше при обострении язвы никогда не наблюдалось.
- Поеду, поеду! – радостно ответил шеф. – Потом еще в магазин надо за цветами и продуктами…
- Приехать к шести часам?

- Да, да, к шести! – подтвердил шеф. Удивленный водитель ушел. « Цветы, - думал он по дороге, - где цветы, там и женщины. Интересно, какие или какая. Не Оксана ли часом? Что-то он уж очень счастливый сегодня… А вчера совсем больной и немощный лежал, даже в офис не спускался» - гадал Драган. Он все не мог забыть ту пощечину, которой облагодетельствовала его Оксана.