Вы здесь

О чем поют Дрозды (гл. 9)

Перед венчанием по рекомендации священника молодые должны были исповедаться. Оксана накупила в храме литературы по этому вопросу и стала добросовестно его изучать. На лист бумаги она выписывала все свои грехи, которые перечислялись в книге. Закончив этот титанический труд, она пришла к неожиданному для нее выводу, что вся ее предыдущая и настоящая жизнь усыпана сплошными грехами. Даже то, что она себе приписывала, как добродетель, по законам Церкви было грехами. Она не могла в это поверить. До сих пор и она и другие считали ее вполне приличным человеком, а тут теперь хоть топись: блудница, воровка, убийца, завистница и этот перечень можно продолжать без конца. Оксану прямо в жар кинуло. «Да как же теперь с этим жить? Выходит я хуже всех?» - недоумевала она и решила поговорить со священником. Она нашла в храме дежурного батюшку и попросила его разъяснить, на самом ли деле она так плоха в глазах Церкви? Он перечитал все грехи, которые она написала и кратко изрек:

- Вам с такими грехами дорога прямо в ад! – От этих слов у Оксаны даже волосы на голове встали дыбом. Она молча повернулась и вышла из храма на свежий воздух, чтобы не потерять сознание. Казалось, весь мир перевернулся в ее глазах от страха. Она даже представила себе эту кромешную тьму с полчищами бесов, которые будут рвать на куски ее душу целую вечность. Сколько она просидела под храмом, она не помнит. Вернулась домой, когда стемнело.
- Куда ты пропала? Целый день у тебя не работал телефон, я беспокоюсь, - встретил ее Милан.
- Ой! Прости, я и забыла, что отключила его, когда заходила в храм, - ответила она.
- Идем ужинать, я уже все приготовил.

- Спасибо тебе! Поужинай сегодня без меня, ладно. Мне не хочется есть, - ответила Оксана, а про себя подумала: «Мне даже жить не хочется сегодня, не то что есть».
- Да что случилось? – волновался Милан, заглядывая ей в глаза.
- Ой, Милан, авария, катастрофа, - сказала она не глядя на него.
- Ты разбила машину?
- Если бы… Я разбила душу.
- Кому? – еще больше удивился он.
- Кому, кому? Себе, кому же еще, - грустно сказала она. Милан понял в чем дело, облегченно вздохнул и обнял ее за плечи.
- Та авария поправима, - ласково поцеловал ее в макушку.

- Нет! – обреченно произнесла она, батюшка сказал, что мне дорога прямо в ад за мои грехи.
Э! – возмутился Милан, - батюшка не Иисус Христос, чтобы решать кому в ад, а кому в рай. Найди себе другого священника…
- Да, но мои грехи от этого никуда не денутся, - тяжело вздохнула она.
- Но ты покаешься, исповедаешься, и Господь тебе их простит.
- Ты так думаешь? – с надеждой в голосе спросила она.
- Да на этом все христианство и стоит, а иначе бы все ушли в ад, кроме святых людей, потому, что безгрешных людей не бывает. Один Господь был безгрешен на земле. И Он искупил все наши грехи на кресте и дал нам возможность покаяния и спасения через это. – Оксана облегченно вздохнула. Слова мужа вернули ей надежду, что все можно поправить.

- Слушай, Милан, а откуда ты все это знаешь? Ты никогда мне об этом не говорил. Вот если бы мне священник сегодня так все сказал, то и не было бы такой аварии в моей душе. Но он своими словами не оставил мне никакой надежды. Мне хотелось умереть от горя…
- Кто его знает? Может это у него метод такой шоковой терапии, чтобы человек пришел к покаянию.
- Метод конечно эффективный. Это я на себе сегодня испытала, но он же не дал мне никакой инструкции, как это исправить. Это сказал мне ты, а не он.
- Давай, идем на кухню и там поговорим, что мы полемизируем у двери, - предложил Милан.

- Давай, давай, - быстро согласилась Оксана, проходя на кухню с большим пакетом духовной литературы, купленной сегодня в храме. Милан взял у нее из рук ношу.
После ужина они стали рассматривать книги и продолжили начатую в коридоре беседу. Оксана немного успокоилась, но дала себе слово досконально разобраться в этих вопросах спасения и сделать все возможное, чтобы быстрей исправить свое плачевное состояние души. Более того, ей сильно хотелось доказать тому батюшке, что она не конченная грешница, которой дорога только в ад. Так зацепили за сердце ее эти слова, что она даже спать не могла спокойно.
Возложив на Леру все руководство центром, она с особым рвением засела за душеполезную литературу. Милан устроился на работу к своему другу по институту Слободану. Его дочь Марьяна с Рауфом уехали в Белград и готовились к свадьбе.

« Как же мне строить отношения с Богом, если я Его и не вижу и не слышу, - думала Оксана. – Тут с видимым человеком трудно определиться и не знаешь, чего от него ожидать в любую минуту, а уж со Всемогущим Богом и подавно… Почитаем, как это делали другие. Я же не тупее их» - успокаивала она себя. А совесть продолжала грызть ее за содеянные грехи, всплывающие в памяти. Реки слез проливались над книгами в покаянии, пока муж был на работе. К его приходу она умывала лицо холодной водой, подкрашивалась и делала веселое выражение лица. Это удавалось с трудом. Милан с пониманием относился к происходящему в ее душе и всячески ее подбадривал и утешал.

- У нас скоро венчание, идем в субботу на вечернюю службу и на исповедь, - предложила она.
- Конечно! Я и сам хотел тебе предложить, да ты все занята за книгами, - ответил он.
- А ты будешь писать грехи на листе?
- Нет. Я их и так помню, - ответил он.
- А я напишу, чтобы не забыть чего, - решила Оксана.
- Делай, как тебе удобно.
- А ты думаешь, Он меня простит? – спросила Оксана с надеждой.
- Я бы простил, - ответил муж.
- Это ты, а Он?
- Он лучше меня, добрей и милосердней во много-много раз. Он – сама любовь!
- Как красиво ты говоришь, но мне все равно страшно. Я вспомнила того сербского священника в Приштине, который со страхом шептал, глядя на горящие дома албанцев: «Страшно впасть в руки Бога Живого!» Вот и я боюсь впасть в них.
- Ты ж не убивала людей, не отнимала чужие дома, не грабила, как эти албанцы…
- Нет, конечно. Но аборты тоже убийство, - тяжело вздохнула Оксана.
- В то безбожное время мало кто знал, что это грех. Надо молиться. Все будет хорошо. Ты много делаешь хороших дел. Помогаешь обездоленным, и тебе это зачтется, - успокаивал ее Милан.

- Какой ты у меня мудрый! – обняла она его за шею.
В субботу на вечерней службе они исповедались и дома готовились к причастию Святых Христовых Тайн. Это было первое причастие у Оксаны за всю ее осознанную жизнь. Она упорно ходила только к тому священнику, который так глубоко зацепил ее душу. И он видел, с каким усердием эта женщина стареется исправить свои грехи перед Богом, молился за нее.
Как-то Оксана приехала в храм в будний день и попросила отца Мефодия ответить на несколько вопросов, которые возникли у нее при изучении богословской литературы. Он любезно согласился.
- Скажите, отче! А целительство - это грех или нет?
- Целительство, как дар Божий не может быть грехом, - ответил он.

- Тогда почему наша Православная Церковь так противится, когда люди проявляют этот дар и помогают другим.. Ведь и наш Господь исцелял людей. А мы должны следовать его примеру. Более того, в Евангелии он прямо говорит, что люди будут видеть пророческие сны и исцелять людей, возложив на них руки. А даже если и выпьют какую отраву, то не умрут. Поясните мне пожалуйста, почему же это сейчас вменяется в грех. Я прочла кучу статей на эту тему и получается, что Церковь входит в противоречие с Богом, - спросила Оксана.
- Никакого противоречия тут нет. Верующий человек ходит в храм, исповедуется, причащается, участвует в других таинства и он становится неуязвимым для демонической системы. Вот он почувствовал, что у него проявляется этот дар целительства и он идет к своему духовному наставнику и просит у него благословения, использовать этот дар на благо людям. Священник молится за него и благословляет. Он же несет перед Богом ответственность за этого человека, которого благословил, он следит постоянно за его духовным и душевным состоянием. В таких случаях это будет благо для всех. Но мы сейчас наблюдаем совсем другую картину. За целительство берутся люди совсем далекие от Церкви и церковной жизни. У них у самих горы неисповеданных грехов. Они сами духовно, а некоторые и душевно больны. У них нет дара целительства от Бога. Они ничем не защищены от воздействия демонических сил. Сатана внушает такому человеку, что он может исцелять людей и он начинает практиковать. Приходит к такому целителю несчастный пациент, от которого отказались врачи и вверяет себя в его руки. Через эти руки бесы внедряются в больного и начинают действовать. С больного органа снимается боль или опухоль и человек радуется, потому, что считает себя исцеленным. Но демоны начинают разрушать его душу и могут довести потом до депрессии, стресса, самоубийства и прочего. И этот человек никогда не будет связывать вот эти состояния с тем, что они являются прямым следствием работы горе-целителя. А в конце и сам целитель этот подпадет по зависимость от этих злых сущностей и они будут разрушать его до тех пор, пока не разрушат совсем. Я уже не говорю о том, что все это сейчас является чистой воды бизнесом. – От этих слов Оксана аж поперхнулась. Батюшка так досконально все рассказал, что у нее отпали все вопросы по этой теме. Она немного подумала и спросила, что думает Церковь о гипнозе, ведь его применяют в медицине при разного рода зависимостях.

- Позиция Церкви и медицины по этому вопросу расходится диаметрально-противоположно. Гипноз – это измененное состояние сознания человека, так? А в какую сторону оно изменено и до какой степени, никто из ученых в этой области сегодня сказать не может. Во время гипноза врач получает от пациента ключ к его подсознанию, образно говоря. Он там сделал свое дело, дал установку какую-то и вышел. А вот как закрыть эту дверцу никто не знает потому, что это область духовная, а не материальная. А в открытую дверь заходи и делай, что хочешь. И там поселяются бесы. А они большие специалисты в области духа, только не Святого. Поэтому у закодированного человека начинаются проблемы с психикой. Он не может выносить насилие, которое над ними совершается. Человеку хочется избавиться от этого, но он не может и доходит порой до того, что человек убивает сам себя.
Другое дело, когда работают православные врачи. Они приобщают пациента к Таинствам Церкви и Дух Святой исцеляет такого рода болезни без вреда для человека.
- Значит, если человек занимался гипнозом или способствовал его распространению или издавал книги на эту тему, то ему надо исповедать этот грех, так?
- Конечно. Кроме вреда, это ничего не дает, - ответил отец Мефодий.

- Ну, батюшка, у меня еще один вопрос к вам по этой теме. А почему нельзя пользоваться услугами ясновидящих? Может у них дар от Бога? И что плохого в том, что я буду знать свою судьбу или какую-то ситуацию. Я не имею в виду гадание на картах или кофейной гуще. А вот задаешь человеку вопрос, а он тебе отвечает, где находится пропавший человек. А в Библии я нашла такие слова: «ворожею убей». Как это объяснить? – спросила Оксана.
- Человек от Бога никогда не берет за Божий дар деньги потому, что Господь сказал Своим Апостолам: «Даром даю, даром отдавайте». Потом у Бога есть план относительно каждого человека и главная цель Его – это наше спасение. Он хочет, чтобы каждый человек спас свою душу. А у человека еще есть свобода выбора между добром и злом. Он всю жизнь выбирает, ошибается, карабкается, заботясь больше о материальном, а о душе и не помышляет. Тогда Бог ситуациями и скорбями ведет его по той дороге, которая приведет к вечности душу. Человек не понимая, начинает противиться обстоятельствам и бежит к колдунам и гадалкам узнать, что там у него впереди. Бесы проецируют на мозг этих зависимых от них людей, я имею в виду гадалок. Проецируют всякие картинки из будущего, а потом и на самом деле создают эту ситуацию человеку. И он после этого думает, что гадалка тогда ему все это предсказала. А на самом деле гадалка помогла демонам загнать его в эту ловушку. С этого момента человек становится зависимым от этой гадалки, он становится ее постоянным пациентом, а она имеет постоянный заработок. Общем, при такой ситуации человек отходит от Бога все дальше, а бесам только этого и надо.

Но все события с человекам происходят либо по воле Божьей, либо по попустительству Бога. Сатана, это бич в руках Бога.
- Как это так? – удивилась Оксана.
- Иной человек грешит и грешит, а не кается. Тогда Бог снимает с него Свою защиту и за него берутся бесы. Они рушат бизнес, устраивают аварии и много другого. И вот уже человек пожинает свои горькие плоды и начинает взывать к Богу, кается и тогда Бог запрещает бесам вредить ему.
Есть и такая категория ясновидящих, о которых вы упомянули, без карт и кофейной гущи. Я снова подчеркиваю, если человек не живет церковной жизнью, то дар его не от Бога. Таким бес нашептывает на ухо, что и когда будет. Но сатана будущего не знает, ему это не дано. Он может только создавать ситуации, о которых, якобы предсказывает. Есть нечистые духи пророчеств и это их область. В Евангелии есть такой пример, когда женщина пророчествовала, а хозяин имел с этого хорошие деньги. Потом Апостолы запретили духу пророчествовать…
- И это тоже грех? – спросила Оксана.
- Да!
- Отче! А есть золотая середина между Богом и сатаной, по которой человек может прожить жизнь и не быть ни с Тем, ни с другим, или это миф?
- Это миф, придуманный самим сатаной, чтобы отвернуть людей от Бога. И наивно полагающие, что такая середина существует, приходят по ней прямо к этому лжецу в пасть.

- А правильно ли будет считать ученого в области эволюции, придерживающегося этой золотой середины – псевдоученым?
- Если Бог сотворил весь этот мир, то при чем тут эволюция в глобальном масштабе. Он для каждой клеточки определил задачу и она ее выполняет, если не вмешивается человек в эти процессы. Вот вам и вся теория эволюции в двух словах. А какой этот ученый, надо посмотреть его отношение к Богу. Если он Творца ни во что не ставит, то знания его от самого сатаны, какими бы они навороченными не были. Эта теория ничего общего с действительностью не будет иметь, хотя отдельные ее части могут отражать частично истину. Это как секта. Взяли из контекста Библии кусочек и вертятся вокруг него, не имея полноты. И такое учение тоже не будет иметь полноты картины мира. Что ж это за картина без главного действующего лица? – закончил отец Мефодий, и глянул на часы. – Ой, простите, мне пора на Крещение младенца.

- Огромное вам спасибо. Вы себе не представляете, сколько душ вы сегодня спасли своими ответами на мои вопросы. Благословите меня на дорогу!
- Бог благословит! – перекрестил ее священник. Оксана понеслась, как на крыльях. Теперь она точно знала, что ей надо делать со своим центром. «Так, а куда ж мне народ девать? – подумала Оксана. – Посоветуюсь дома с Миланом, он у меня мудрый, как змий» - решила она.
Милан задержался на работе и вернулся в десятом часу. Оксана накормила его ужином и достала из холодильника банку пива. Курить он бросил, как и обещал, а вместо сигарет носил в кармане леденцовые карамельки. Он так привязался к ним, что однажды сел за стол переговоров с крупным заказчиком с карамелькой во рту. Он загнал ее подальше за щеку и так все переговоры и просидел до перерыва. Зато во второй части он был так активен, что поразил своим красноречием и дипломатией. В итоге заказчик подписал с ними договор на строительство аэропорта международного класса на Чукотке.
- Я не хочу пиво, давай чай, - попросил Милан. Оксана заварила свежий чай и присела рядом, положив голову ему на плечо. Хорошо было с ним и спокойно, как за каменной стеной.

- Устала? – заботливо спросил он.
- Нет! – улыбнулась она.
- А чем ты занималась?
- Беседовала со своим батюшкой…
- Ой! – удивился муж. – Кажется, ты его не очень жаловала?
- Это было раньше. Я много не понимала. Он так много полезной информации мне сегодня сказал. Я два года расписывала эту теорию эволюции, а он двумя предложениями ее опроверг. Наш академик Петерс работал над ней почти тридцать лет, а теперь все коту под хвост. Ересь это. Он дурит людей умышленно.
- Зачем ему это?
- А чтобы от Бога отвести. Он на этом делает деньги и славу себе, а мы, дураки, прислуживаем. Надо же, как легко можно обмануть человека! Ну, я его теперь выведу на чистую воду, - решительно сказала Оксана.
- Что ты сделаешь?

- Есть у меня план разоблачения…
- Ой, ой, ой! – иронично покачал головой Милан. – Бедный Петерс! А мне вот надо лететь на Чукотку, - сообщил он.
- На долго? – сразу серьезно спросила Оксана.
- Но там стройка большого аэропорта. Я должен там быть.
- Так у нас же свадьба на носу, - вспомнила она.
- Ну, я прилечу на свою свадьбу.
- А я так не хочу тебя отпускать. Пусть молодые едут туда. Ты уже один работал в Норильске, помнишь? – скривилась она. Он одобрительно покачал головой.
- Но если бы я туда не летал, то не встретил бы тебя!
- А кого в этот раз хочешь встретить?
- Э! Ты ревнуешь…
- А я этого и не скрываю, - откровенно призналась Оксана.
- Тогда поехали туда вместе, - предложил Милан.
- Предложения одно лучше другого. Даже не знаю, какое выбрать. А что ты скажешь, если я тебе предложу открыть свое представительство и работать самостоятельно, без Слободана?
- Это интересное предложение. Я подумаю.
- Я тоже. Мне надо центр свой реорганизовать.
- Почему?

- Грех это, батюшка сказал. Вот и давай там сделаем себе фирму строительную. Ты будешь руководить. Наберем сербов на работу. Вон в Косово семьи голодают. Пусть приезжают и работают. Сколько тебе платит Слободан?
- Зарплата. Пять тысяч долларов в месяц и по окончании строительства – премиальные.
- Не густо, чтобы ехать на Чукотку. Но в любом случае, только после свадьбы и венчания, а то опять сбежишь. – Милан весело рассмеялся и обнял Оксану. Она немного подумала и выдвинула новый, неоспоримый аргумент: - Знаешь, мой дорогой, Абрамович на Чукотке без тебя обойдется как-нибудь, а я в Москве – нет. Первый мой брак развалился по той причине, что муж постоянно бороздил бескрайние просторы Крайнего Севера, а я была одна с детьми. Теперь ты собрался обустраивать Чукотку лет десять. А мне это надо? Короче, или я или Абрамович? – поставила она вопрос ребром. Милан предполагал такой ход развития событий дома, но теплилась слабая надежда на то, что Оксана отпустит. Сейчас одним дуновением она угасила ее навсегда. «Видимо это национальная черта характера, ставить точки над «и», - подумал Милан. – Оксана столько сделала для меня и моей дочери… просто спасла нас. Ведь я умирал не от болезни, а от того, что моему сознанию ее навязали врачи, поставив чужой диагноз. Я чувствовал, что постепенно ухожу из этой жизни. И это мое соглашательство разрушало меня так же, если бы болезнь была на самом деле. И если бы я не встретил тогда Оксану в Приштине, то через пару лет действительно умер бы. А мою дочь перепродавали бы из гарема в гарем, а потом просто выбросили бы на улицу умирать» Он тяжело вздохнул от этих мыслей и посмотрел на Оксану. Она все еще стояла, воинственно поставив руки на бедра, словно закрывая его спиной от этой Чукотки. Эта картина так умиляла мужа, что он не выдержал и рассмеялся:
- Знаешь, дорогая, Абрамович тебе и в подметки не годится. Я остаюсь.
- Ура! – торжественно воскликнула Оксана и крепко обняла его за шею обеими руками. – Через неделю у тебя будет свое представительство и офис в центре Москвы, - пообещала она.

- А заказчики? – спросил он.
- Так у меня среди пациентов полно чиновников по строительству с самих верхних уровней власти. Я тебя с ними познакомлю, и ты будешь иметь отличные заказы и не на Чукотке, а здесь и в Питере – заверила Оксана. Милан расцеловал ее и не за то, что она обещала, а потому, что любил это очаровательное существо все эти долгие годы.
Утром Оксана поехала на работу и поручила юристу подготовить все документы на открытие кипрского представительства в Москве. Затем она вызвала к себе Леру.
- Послушай, подруга! Вчера мне священник популярно объяснил, что мы занимаемся не богоугодными делами в своем центре и я решила больше Бога не гневить, а центр реорганизовать под строительную компанию. Татьяну с издательством оставляем. Какие у тебя будут мнения на этот счет?
- Все это довольно неожиданно для меня с одной стороны. А с другой, я тоже читала несколько статей по поводу целительства и позицию Православной Церкви знаю. Я еще не до конца с этим разобралась, но полагаюсь на тебя. Просто так ты не будешь рубить сук, на котором мы сидим. Если посмотреть на наших сотрудников, то никто их них в храм практически не ходит, а иконами обставили кабинеты от пола аж до потолка. Я даже не уверена, что они вообще верят в Бога. Возникает резонный вопрос, откуда у них столь положительные результаты? Ты ж понимаешь, что я человек дотошный в работе и весь процесс лечения или целительства отслеживаю с профессором медицины Андреевым. Пациенты делают УЗИ до начала и по окончании. Потом они идут на прием к своему лечащему врачу и тот официально подтверждает справкой, что пациент здоров. Все счастливы! – сказала Лера.

- А вот в этом-то, дорогая, и кроется вся беда. Человек получил исцеление на физиологии. Причина же болезни лежит в области духовной. А мы с тобой знаем, что дух первичен и он формирует материю, а не наоборот. Что вперед, курица или яйцо… И что получается? Вторичный план исправлен, а духовный нет. Более того, через наших уважаемых целителей, отпавших давно от Бога или и вообще еще не пришедших к Нему, больному приводятся уровни демонических духов, вместо Святого животворящего Духа. И это еще хуже, чем было до того, понимаешь. Болезнь духовная или души многократно усиливается и через несколько лет этот наш пациент будет иметь более тяжелые последствия, чем они были до встречи с нами, - пояснила Оксана.
- Слушай, как здорово и доступно ты мне все это преподнесла. А я чувствовала, что что-то тут не так, но не могла докопаться до истины. Сбивали с толку эти положительные результаты на физиологии.

Теперь получается, что и все эти коррекции Петерса - голимая чертовщина? – спросила она.
- Чертовщина особого рода, хитрая и хорошо продуманная самим дьяволом.
- А Петерс об этом знает? – спросила Лера.
- Это отдельная тема и мы с тобой обязательно вернемся к ней. Но давай закончим с нашим центром. Я думаю, что надо собрать собрание и всем сотрудникам объяснить суть происходящего. А уж что им делать дальше, пусть каждый решит сам, грешить ему дальше или каяться перед Богом за те духовные увечья, которые мы своей деятельность нанесли людям.
- Верное решение! Я за двумя руками. Когда проведем собрание?
- Завтра. Дай Аленке указание снять всю нашу рекламу. Пусть Татьяна напишет статьи в газеты и журналы, и разъяснит людям о пагубности такого не благословенного целительства. Я лично принесу всем нашим пациентам через СМИ свои извинения за этот род деятельности и покаюсь перед Богом и Церковью.
- Это будет шок в Москве! – предположила Лера.

- Это будет урок в Москве для тех, кто добросовестно заблуждается, относительно пользы подобных центров, - ответила Оксана.
- Да! Слушай, а что ж я теперь буду делать? Я остаюсь без работы… - грустно сказала Лера и опустила голову.
- Ну, что ты, дорогая! Ты теперь будешь директором кипрского представительства. Милан будет заниматься строительством, я буду ему помогать в организационных вопросах. Аленка так и будет секретаршей. Танечка, кроме издательства, будет еще переводчицей на переговорах. Юрист тоже остается и Антон с охраной. Ну, а раскаявшихся целителей отправим на стройку стены красить и обои клеить, если Милан им доверит, - улыбнулась Оксана.
- Свежо приданье, верится с трудом, что после таких денег они станут клеить обои за копейки, - выразила сомненье Лера.
- Ну, не такие уж и копейки, прожить можно, - заверила Оксана. – Я тебе признательна за понимание и поддержку в этой сложной ситуации. И прости меня, что втянула тебя в эту чертовщину по незнанию…
- Бог простит, а я подумаю, - пошутила та.
- Спасибо тебе! Я поеду домой, нам с Миланом надо еще обсудить много вопросов по строительной компании. Представляешь, его Слободан хотел к Абрамовичу на Чукотку отправить, аэропорт строить. Пришлось грудью закрывать этот путь, - весело сообщила Оксана.
- Я думаю, что с твоей грудью это было несложно, - иронично заметила Лера.
- Мадам, вы мне льстите!
- Отнюдь!