Вы здесь

О чем поют дрозды (гл. 4 - 5)

Глава 4.

Политическая обстановка на Балканах стала резко ухудшаться. Югославию и Россию начали планомерно разваливать изнутри по заранее разработанному сценарию. Огромная строительная компания, в которой работал Милан, рассыпалась как карточный домик. Строительство мебельной фабрики в Норильске заморозили. Сотни высококлассных югославских специалистов остались без работы и стали возвращаться на родину, чтобы определиться, что делать дальше.
Милан уехал в Москву и устроился на работу к своему товарищу по университету в кипрское представительство. Каждый вечер он звонил Оксане, подробно рассказывал о работе и просил приехать. Оксана летала в Москву через каждые две недели и когда обоим это надоело, то решили, что она переедет к Милану.

Оксана попросила в отделе кадров, чтобы ей подсчитали северный стаж. Через несколько минут инспектор сообщила ей, что уже выработано пятнадцать лет. Этого было достаточно, чтобы оформить потом в пятьдесят лет пенсию. Больше ничего ее в этом городе не удерживало. Антону оставалось еще год служить, но Юля сказала, что позаботится о нем, если в том будет необходимость. Оксана написала заявление об увольнении и купила билет до Москвы. Милану она ничего не сказала, а позвонила, когда прилетела в аэропорт.
- Я в Москве!
- Уже? – удивленно спросил он.
- Как просил.
- Жди меня в аэропорту, я сейчас приеду за тобой.
- О! Это долго. Лучше поезжай домой, а я сейчас возьму такси и приеду.
- Но почему ты мне не позвонила? – сокрушался он.
- А я люблю сюрпризы, дорогой! – весело ответила она.
Сюрприз удался. Милан был на седьмом небе, когда узнал, что она навсегда оставила Крайний Север и теперь будет рядом. Никто из них тогда не знал, как сложатся их судьбы, какие сюрпризы и разочарования преподнесет жизнь и старались далеко вперед не заглядывать...
Целую неделю Оксана отдыхала. Милан звонил через каждых два часа и спрашивал, что она делает?
- Я убираю квартиру, - отвечала она.
- Зачем? Есть домработница, которая делает это два раза в неделю.
- И что, я должна ждать, пока она придет и подметет пол на кухне, да?
- Займись чем-нибудь другим. Посмотри телевизор, послушай музыку…
- Я успеваю убирать и слушать, - отвечала Оксана. Через два часа Милан позвонил снова.
- Чем ты занимаешься?
- Стираю твои рубашки.
- Зачем? Я сдаю их в прачечную.
- Поздно. В этот раз прачечная отдохнет от твоих рубашек, - весело рассмеялась Оксана. Он позвонил через час.
- Что ты делаешь?
- Я готовлю тебе ужин! – ответила Оксана.
- Зачем? Мы сегодня пидемо до ресторану на ужин, - сообщил Милан.
- Послушай, дорогой! Мне эти рестораны там надоели. Я тебя умоляю, избавь меня от посещения этих злокачественных мест хоть здесь. Я готовлю тебе диетические блюда, а в ресторан пойдем в другой раз, хорошо, любимый? – От последнего слова собеседник на другом конце провода растаял, заулыбался…
- А что нужно домой принести? – позаботился он.
- Себя принеси в первую очередь. А во вторую, зайди на рынок и купи укропа пучок для борща, - попросила Оксана.
- А что такое укроп? – поинтересовался он. Оксана задумалась, как же ему объяснить, что такое укроп.
- Это трава, похожая на елку, продается в пучках. Еще ее называют просто зелень.
- Э! Подожди, я сейчас запишу и спрошу у секретарши, как это называется по-сербски. А что еще надо?
- Ничего! Остальное, я уже купила. Ты скоро будешь?
- Часа через два…
- Окей! Милан. Чао!
- Чао, дорогая! – попрощался он.
Через два часа Милан приехал с работы с большим букетом цветов и зелени. Оксана нарядная встретила его у дверей нежным поцелуем и радостной улыбкой:
- Ой! Да какой же ты у меня хозяйственный! И цветы, и укроп, и дежурные поцелуи, - иронично восторгалась она. Милан снисходительно улыбался, все еще стоя у двери и любуясь молодой женщиной. Оксана отнесла цветы с укропом, поставила в воду и вернулась обратно. – Ты очень голоден? – заботливо спросила она.
- Но мы были на обеде с заказчиком. Я немного проголодался. А ты? – спросил он, снимая пиджак и галстук.
- Повар голодным не бывает! – ответила Оксана, забирая у него из рук одежду и унося ее в гардеробную комнату. – Иди, мой руки и проходи в наш уютный ресторанчик, под названием «Двенадцатое небо»
- Это потому, что на двенадцатом этаже живем?
- В общем, да! В Останкино «Седьмое небо», а у нас будет двенадцатое.
- А какая еще сегодня программа в ресторане? – поинтересовался Милан.
- Сегодня будет обзор Москвы с высоты двенадцатого этажа, музыкальная программа «Голубой Дунай», потом водные процедуры с Шампанским и клубникой, сказка на ночь и приятные сновидения. Все!
- А какой ансамбль исполняет «Голубой Дунай»? – заинтересовался посетитель.
- Там дуэт какой-то будет, я его не знаю, - шутила Оксана. Милан прошел на кухню и сел за сервированный по всем правилам столик с белой скатертью и букетом цветов. Все эти детали вызывали в душе чувство праздника. Запах жареного мяса пробуждал здоровый аппетит. Оксана достала из холодильника пиво, холодные закуски пододвинула пепельницу.
- Будешь пить Шампанское? – спросил Милан.
- В ванной и со свежей клубникой! – ответила Оксана.
- Окей! – улыбнулся загадочно он, вспоминая эти водные процедуры.
После ужина Оксана попросила его спеть сербские народные песни. Милан вспоминал их и тихонько напевал о каком-то генерале, который ехал через лес. Часовые останавливали: «Стой! Кто иде?» Тот называл пароль «Зырзава» и его пропускали дальше. Эту песню Оксана просила петь каждый вечер и вскоре тоже ее выучила и теперь они пели вместе.
Устав от пения, они выходили на балкон любоваться вечерней Москвой. Огромный мегаполис переливался многочисленными огнями, которым не было конца и края.
- Тебе нравится Москва? – спросила Оксана.
- Да, но ее надо еще приводить в порядок.
- А расскажи мне о Белграде, какой он.
- Он тоже красивый. Стоит на берегу реки Дунай. Мосты красивые, архитектура, храмы, здания. - Он замолчал, задумался, глядя в темную даль тихой ночи. То ли город родной вспомнил, то ли семью. Затем спохватился:
- А не пора ли нам переходить к водным процедурам?
- Пора! Прохладно на балконе, простудишься в одной рубашке, - заботливо обняла его за талию Оксана. Они зашли обратно на кухню.
- Так я пошел готовить ванну? – спросил Милан.
- Иди, а я уберу посуду со стола в ресторане и приду… - улыбнулась она. «Эх, Милан! – думала Оксана, - как жаль, что мы так поздно встретились с тобой. У нас нет никаких шансов на будущее. Ты никогда не бросишь семью, а я недолго буду праздником в твоей жизни. Но я сделаю все, чтобы ты не забыл его никогда!»
Праздник праздником, но Оксана начала серьезно думать о том, чем ей заняться в Москве потому, что привыкла по жизни надеяться только на себя. Милан был не тот человек, на материальную помощь которого можно было рассчитывать. Это Оксана поняла, когда он собирался в очередной раз ехать домой в Белград. Они гуляли по городу и зашли в ювелирный магазин. Милан долго выбирал колечки и серьги с бриллиантами для жены и дочерей, а Оксане купил трехслойную цепь из серебра с позолотой. Этим поступком он ясно дал ей понять, какое место она занимает в его жизни. Оксана молча проглотила горькую пилюлю и вспомнила водителя Драгана, который подарил любимой женщине в Норильске целый мебельный гарнитур. «Вот пусть ему теперь жена и устраивает праздники жизни… Мог бы и мне купить хоть маленькое колечко и не потому, что оно мне надо. Я могу купить их себе целый килограмм, - обижено думала Оксана. – Мне важно внимание и чувства его ко мне. Ну, раз в любви не повезло, то займусь работой. Хватит мыть полы и готовить диетические обеды. Пусть этим занимается его Радмила» - ревновала она.
После отъезда Милана, Оксана позвонила московским коллегам, которые тоже занимались разработкой Новой теории эволюции и договорилась с ними о встрече. Вечером к ней приехали молодые супруги Алмазины, Слава и Света, а также ровесница Оксаны, Наталья из Калининграда.
Они пили кофе на кухне и обсуждали последние новости и наработки в этой области. Надо отдать должное Оксане, что она со своей подругой Лерой по практическим наработкам шли впереди всей группы, а впоследствии оторвались от нее и стали вести работу самостоятельно. Они избрали для себя раздел восстановления целостности человека и начали практиковать в области целительства. Первые положительные результаты вдохновили и все свободное от работы время они только этим и занимались. Правда, добрую часть свободного времени у Оксаны занимал еще Милан.
- Столько времени уже ведется исследовательская работа в этом направлении, а завершения теории еще и не видно. Появляются все новые и новые уровни, пространства, протоматерия, гиперпространства, качества. Уже определились с точкой, как она сформировалась, с линией, с объемом, дали определение времени и материи. Кажется, что есть все исходные данные для того, чтобы сделать заключение о том, как появилась жизнь на Земле и что произошло во Вселенной много миллиардов лет тому назад, - говорила Оксана, - но никто из нас не решается сделать этот вывод. Все кивают на учителя. Да пусть каждый выскажет свое, а там будет видно.
- Я тоже придерживаюсь такого мнения, что авторитет руководителя не должен быть помехой для свободного выражения своих взглядов. Тем более, что и руководитель весьма лоялен ко всем, - заявил Владислав.
- А я думаю, - сказала Наташа, - что больше всего шансов сделать правильный вывод именно у членов экспедиции, которые получают все данные из информационного поля Земли именно в точке выхода оси.
- Но ось Земли в настоящее время смещена на несколько градусов, - прервала ее Светлана. – А это может давать погрешности и в самой информации.
- Как бы там это ни было, - вмешалась Оксана, - но мы обладаем такой информацией, какой нет еще ни у кого. В США на эти исследования из бюджета государства выделяется ежегодно более ста миллионов долларов. Но у них этих данных нет. Нам же не дает никто ни рубля, но то, чем обладаем мы – бесценно. Я полагаю, что необходимо все это завернуть в красивую обертку и преподнести человечеству в виде новой теории, отметая всякий бред о взрыве во Вселенной.
- У нас даже новичку понятно, что это бред. Но как мы выдвинем ее, через какие институты? – спросил Слава.
- Естественно, через Российскую Академию Наук. Мы им отдадим ее, а они пусть проверяют, если смогут. Математически там обосновано все правильно, - ответила Оксана.
- А я думаю, - сказала Наташа, - что нужно создать некую структуру или отделение при какой-нибудь академии и уже оттуда плясать дальше.
- Можно и так, - согласилась Оксана.
- У нас в Москве я знаю только две академии, которые дадут на это добро. Это Академия энергоинформационных наук и Академия информатизации, ассоциированная Организацией Объединенных Наций – пояснил Слава.
- Тогда разделим между собой задачи и займемся каждый своим, чтобы не терять время. Ты со Светой начинай создавать отделение проблем эволюции при АИ, а мы с Наташей оформим все данные в теорию и отдадим ее на рассмотрение в РАН, - предложила Оксана. Все согласились.
Гости разошлись. Оксана сидела на диване и думала о том, что необходимо создавать свой центр, в котором можно будет заниматься и теоретическими разработками и практически применять это на деле. Чтобы реализовать этот проект, необходимо было в первую очередь сформировать дружную команду и найти разумную «крышу». Больших денежных вложений для этого не требовалось. Но можно попробовать заработать на продаже партии норильского никеля из того, что не выбрали по государственной квоте. Выход на первые лица комбината у Оксаны был, а вот покупателей мог вполне найти Милан со своим компаньоном. «Надо подкинуть им эту идею, денежки еще никому не мешали. От реализации одной только партии можно было заработать в то время столько, что хватило бы безбедно прожить до глубокой старости. Но так же был шанс получить пулю в лоб. Криминальные круги старались отслеживать тех, кто проводил такие сделки и просто отбирали деньги или убивали, если кто не хотел отдавать и делиться. Данные о тех, кто проводил сделку по металлам, бандитам предоставляли подкупленные работники комбината. Они снимали копию с документов и передавали ее криминалитету. Всю эту схему рассказал Оксане в свое время сосед Николай, муж Ирины. Он одну такую сделку провел и дальше стал заниматься торговлей лесом в Кировской области. Туда и вложил деньги. Риск был большой, но и соблазн не маленький.
Милан был хорошо знаком с дирекцией горно-металлургического комбината, но как иностранец он не мог входить в первый круг посредников покупателей. Там были только доверенные люди потому, что наличные деньги за выделенную партию металла передавались из рук в руки, и никто не хотел рисковать креслом, а то и свободой.
Все эти размышления притупили у Оксаны обиду на Милана и ревность. Ей показалось, что даже любовь к нему как-то стала угасать. На его звонки она отвечала без восторга, и Милан понял, что сделал непоправимую ошибку, покупая при ней украшения для своих женщин. Теперь он думал о том, как загладить свою вину. Глядя на его унылое выражение лица, жена спросила:
- У тебя есть женщина в Москве? – Он нервно потушил недокуренную сигарету и молча вышел из комнаты на балкон. Все мысли были об Оксане и чтобы не раздражать жену своим видом, он решил после обеда поехать к родителям в Приштину, а завтра вылететь в Москву. Радмила больше не стала задавать ему вопросы. И так было все понятно. Женское сердце не обманешь. Она грустно склонила голову, стоя у окна на кухне, словно замерла. Потом вздохнула тяжело: «Вот оно женское счастье… А когда-то он души не чаял во мне. Годы меняют все. Может и мне поехать с ним? Так родители болеют, некому будет присмотреть. Марьяна поступает в этом году в институт. Никак не уехать. А он все один живет на чужбине. Я его прощаю. Другие и вовсе семьи бросают, а он каждую копеечку старается домой привезти. Вот и в этот раз подарил мне сережки с бриллиантами, о которых я так давно мечтала. И девочкам по колечку привез. Он хороший у меня!» Она вышла на балкон, обняла его сзади за плечи и тихо сказала на ухо: - «Только не бросай нас, Милан!» Он повернулся, крепко обнял ее и поцеловал: «Я никогда вас не брошу, никогда ни при каких обстоятельствах. Ты мне веришь?» - спросил он и в глазах блеснули слезы. «Верю!» - кротко ответила она.
Идея с торговлей металлами Милану и его компаньону понравилась, и они начали искать покупателей. Желающих было много. В офисе на Тверской улице шли переговоры за переговорами, но как только доходили до вопроса наличных денег, то покупатели наотрез отказывались везти такую сумму в Норильск. Они предлагали передавать деньги в Москве. Тогда Оксана с Миланом не соглашались потому, что это был большой риск для них. В прениях сторон прошло полгода. К зиме таки договорились наличку передать в Норильске, из которого можно выбраться только самолетом. Это и обеспечивало успех сделки для Оксаны с Миланом.
В назначенный день и время в коридоре комбината неизвестный мужчина оставил возле Оксаны чемодан с деньгами и отошел в сторону. Она занесла его в кабинет заместителя директора и вернулась оттуда с подписаным договором на покупку никеля. В коридоре незнакомец проверил подлинность договора и передал Оксане большую дорожную сумку с деньгами. Это был ее с Миланом заработок.
- Ну и тяжелые же они, эти бумаги, - сказала она, садясь в машину у входа в управление комбината.
- А настоящие? – спросил Милан.
- А кто их проверял, - равнодушно ответила Оксана. Ей до сих пор не верилось, что сделка состоялась. Машина отвезла их в аэропорт и вечером они были уже в Москве. Как посредники, они нигде не засветились в документах, поэтому могли теперь спокойно наслаждаться плодами своих усилий. На квартире у Милана они поделили деньги поровну и обмыли сделку в своем домашнем ресторане.
- Что ты будешь делать с такими деньгами? – спросил Милан.
- Я куплю себе серьги с бриллиантами и перстни по два штуки на каждый палец, - язвительно ответила Оксана.
- Сердишься на меня, - утвердительно сказал он.
- А ты как думал? Мне не брюлики ценны, а твое отношение ко мне. Понятно?
- Понятно! Я, Оксанка, исправлюсь завтра. Хочешь колье дорогое?
- Уже нет…
- Ну, а серьезно. Что будешь делать с такими деньгами? Это же целое состояние, – допытывался Милан.
- Выкуплю тебя у жены. Что думаешь, согласится? – Он грустно опустил голову. Оксане стало стыдно за свою шутку и она уже серьезно сказала: - Я еще не знаю. Я так устала от всех этих переговоров, что мне и деньги не в радость. Завтра подумаю и решу. Может, закажу у вас проект и построю себе дворец. Вообще, после такой напряженной работы надо недельку отдохнуть где-нибудь на Канарах.
- Ну, так поехали! – предложил он.
- Знаешь, дорогой! С такими деньгами я найду себе для поездки кого-нибудь помоложе… - пошутила Оксана, - и уж точно не женатого.- Милан опустил глаза, вздохнул. Тяжело гордому сербу слышать такие слова от женщины, даже если это шутка, впрочем, сильно похожая на правду.
- Что ты от меня хочешь? – тихо произнес он. – Я не могу бросить семью, я дал обещание.
- Ты меня не любишь! – отрезала Оксана.
- Люблю! – так же твердо ответил он.
- Я для тебя игрушка. Захотел, поиграл, захотел – бросил. Скучно тебе одному в России, вот ты и нашел себе увлечение – Оксану. Ты что, думаешь, что я до старости буду твоей любовницей? Ничего подобного, - помахала она артистично указательным пальчиком. Милан такой ее видел впервые.
- Кажется, ты немного лишнего выпила, - догадался он.
- Имею право!
- Пойдем, я тебя искупаю и уложу спать, а завтра поговорим, - сказал он, взял на руки и отнес в ванну. Ей расхотелось ругаться. Все уже высказано, что наболело. А что хотелось услышать, то Милан сказал, и не поверить ему нельзя. Он все сказал искренне и честно. Это была их первая ссора за все время знакомства. Странно, что возникла она тогда, когда они вдруг разбогатели.

Глава 5.

С помощью Наташи из Калининграда, которая занималась сделками с нефтью, Оксана нашла «крышу» для центра из бывших воинов-интернационалистов, отслуживших в Афганистане. Под их же документы взяла в аренду на льготных условиях большое помещение на Ленинградском проспекте напротив цыганского театра и начала ремонт. Югославские строители сделали его быстро и красиво. Для работы в центре Оксана вызвала из Норильска свою подругу Леру и девушку Антона, Аленку.
Вместе они создали интерьер, обставили офис и распределили между собой обязанности.
- Теперь нам надо набрать самых лучших специалистов для работы в центре, запустить рекламу и спокойно дальше заниматься теорией, - сказала Оксана Лере за чашкой кофе.
- Где ж нам взять таких крутых спецов? В основном все работают, как простые экстрасенсы или народные целители. Это только наши владеют новейшими принципами и методиками, но захотят ли они ехать в Москву? – задала вопрос Лера.
- Дадим объявления, а там видно будет, кто придет и как он работает, - ответила Аленка.
Оксана сняла недалеко от офиса четырехкомнатную квартиру для своих сотрудников и когда задерживалась на работе допоздна, то оставалась ночевать там.
- Давай завтра проедемся по другим центрам Москвы и посмотрим, что и как организовано у них. Может что-то переймем у них, - предложила Оксана Лере.
- С удовольствием посмотрю, - ответила та.
- Я думаю, что нам надо свои курсы открывать и обучать желающих работать по нашим методикам. Возможно, среди них окажутся талантливые люди…
- Согласна! Давай разработаем программу обучения месяца на три и наберем первую экспериментальную группу. Посмотрим, как оно пойдет, - ответила Лера.
Утром они завезли Аленку в центр, а сами отправились в разведку к конкурентам. Первым оказался на их пути центр эниологии в котором были специальные приборы, которые определяли, есть у человека экстрасенсорные способности или нет и даже справки выдавали. Центр был раскручен еще на заре экстрасенсорики и считался одним из лучших в рейтинге города, после Джуны и массовых выступлений знаменитых корифеев.
Войдя в приемную центра, Лера сказала, что они хотят проверить свои способности и их отправили в другой кабинет. Осмотрев их с головы до ног, женщина достала со шкафа прибор, похожий на напольные весы и предложила положить на них ладони рук. Лераа сделала так, как ей сказали и стрелка начала отклоняться в сторону от середины и зашкалила. Потом Оксана сделала то же самое. И у нее стрелка зашкалила. Женщина с недоумением постучала по стеклу и стрелка вернулась на свое место. Экзаменатор решила, что прибор сломался и для проверки положила свои ладони. Стрелка едва качнулась.
- Вы уже где-то занимались? – спросила она.
- Нет! – одновременно ответили подруги, переглянувшись между собой.
- Надо еще одно задание выполнить, - снова сказала женщина и достала из ящика стола несколько конвертов. – В этих конвертах находятся стекла с капельками крови пациентов. Вы должны определить диагноз, чем они болеют и написать эти диагнозы на листе бумаги, - пояснила она. Лера посмотрела на первый конверт, подумала и написала диагноз, потом второй и дальше. Оксане дали другие конверты и она также быстро определила заболевания. Женщина сверила диагнозы с контрольными листами и поставила отметку 95 процентов точности. Она выписала справки и попросила оставить свои телефоны на тот случай, если центр захочет с ними связаться.
Следующей была московская школа гипноза. Ничего особенного они для себя там не нашли. На стенде висело объявление о приеме не курсы и сообщалось, что по окончании выдаются дипломы.
Еще один такой же центр выпускал гипнологов всего за шесть дней и тоже выдавал дипломы. Возглавляла его женщина, рекламу которой показывали по трем телеканалам Москвы чаще, чем гигиенические прокладки.
- Представляешь, сколько денег она вложила в рекламу? – спросила Оксана, когда они вышли из центра?
- Представляю! А представляешь, сколько она за месяц выпускает этих гипнологов по тысячу рублей за каждого за неделю, - спросила Лера.
- Поехали к ясновидящим, а то меня уже тошнит от этих гипнотизеров, - предложила Оксана, открывая ключом машину. – Кого мы там наметили вчера посмотреть?
- Кассандру, - заглянула в блокнот Лера.
- Ну, Кассандру, так Кассандру. Поехали. Смотри, все крутые в центре сидят. Одни мы чуть выскочили за кольцевое метро.
- Подумаешь, на две остановки трамвая, - ответила Лера. Они зашли в здание центра, хорошо обставленного и с приветливой секретаршей.
- Что вы желаете? – спросила она.
- Чашку кофе и Кассандру! – пошутила Оксана.
- А вы? – обратилась она к Лере.
- А я бы не отказалась еще и от коньяка в кофе, - ответила ей Лера. Девушка внимательно посмотрела на них и сказала, что коньяка нет, а кофе она сейчас принесет. И действительно через пару минут выполнила свое обещание. В приемной сидело еще две женщины.
- Вам придется подождать немного, очередь, - пояснила девушка.
- Ну, с кофе мы можем и подождать, - шутила дальше Лера. Из кабинета от Кассандры вышла молодая девушка и туда зашли женщины. Минут через десять они тоже вышли, улыбаясь и прощаясь с секретаршей.
- Заходите! – пригласила она Оксану с Лерой. Они зашли в красивый кабинет с неярким освещением. Молодая женщина лет тридцати пяти с внимательными глазами и бледным лицом сидела в кожаном кресле и о чем-то думала.
- Присаживайтесь! – пригласила она и пристально посмотрела на них, ожидая вопроса. Женщины переглянулись, кому первому спрашивать.
- Начинай ты, - предложила Оксана Лере. Кассандра зажгла свечу на подсвечнике.
- Я переехала в Москву работать и меня волнует жилищная проблема. Сможем ли мы с мужем решить ее здесь? – спросила Лера. Кассандра взяла в руки большой хрустальный шар и долго, внимательно в него смотрела.
- Вы решите свою проблему и построите в области дом! – ответила она.
- А у меня проблема с любимым человеком, - сказала Оксана. Кассандра снова уставилась в свой шар, словно читала в нем ответ. Наступила тишина.
- Он вас любит, но семью не оставит. Вы расстанетесь…
- Я так и думала, - ответила Оксана и глубоко вздохнула. – Идем, Лера.
- Подождите, еще не все, - остановила их ясновидящая. Они снова сели на диван. – Вы много лет будете искать друг друга, проходить рядом мимо, но встретитесь при очень трагических обстоятельствах среди руин какого-то замка и уже навсегда останетесь вместе.
- Вот спасибо! - иронично поблагодарила Оксана, - целый роман получился.
- А главное, что с хорошим концом, - добавила Лера.
- Ага! При трагических обстоятельствах среди руин замка. Знать бы еще где этот замок, так я бы туда сразу и поехала ждать, - опять иронизировала Оксана. Они поблагодарили Кассандру.
- Приштина! – произнесла она тихо. Но никто ничего не понял. Это слово не говорило им ни о чем. В приемной они заплатили деньги за услугу и вышли на улицу.
- Поехали домой, верней в центр, - предложила Оксана. – У меня голова разболелась.
- Поехали!
У себя в центре они попросили Аленку сделать им крепкий кофе и уединились в кабинете директора.
- Ну, что ты скажешь на такие пророчества, - спросила Оксана.
- Ничего, - категорично ответила Лера. – Только время покажет, насколько они точны.
- Ну, тебе не так долго ждать, как мне… Это ж надо? Замки, руины, трагедии. Средневековье какое-то.
- Зато романтично! Не то, что у нас. Построим дом в области. Не плохая перспектива, - размышляла вслух Лера. Аленка принесла кофе.
Милан улетел в Тюмень строить газовикам санаторий и гостиницу. Оксана с головой ушла в работу своего центра, а когда закончила организационные мероприятия, то засела за оформление Новой теории. Лера руководила центром.
На объявление о приеме на работу откликнулось много разношерстных специалистов в этой области. Взяли только пять человек, рассадили их по кабинетам и дали рекламу на услуги по целительству. Конвейер запустился, купюры зашелестели, процесс пошел. «Крыша» получала регулярно свой интерес и оберегала эту курицу, несущую золотые яйца, как зеницу ока.
Оксана разбирала и систематизировала талмуды «ученых» исследователей в области энергоинформатики, пытаясь придать им товарный вид, чтобы в РАН могли разобраться с новой теорией. Слава со Светланой открыли под эту программу отделение проблем эволюции в Академии и ждали приезда главного специалиста со своей свитой. Тот задерживался в Норильске по причине смены прежней супруги на новую пассию, улаживал отношения, решал квартирный вопрос и прочие житейские проблемы. Наташа наводила мосты с элитой ученого мира. Милан продолжал застраивать бескрайние просторы Сибири, а тем временем его родную Югославию рвал на куски хищный Запад, и администрация президента Клинтона начала осуществлять план по свержению правительства.
Лера с мужем купили недалеко от Москвы старый дом с участком и закупали строительные материалы для постройки дома.
Оксане позвонил сын и взволнованным голосом попросил срочно передать ему деньги на билет до Москвы.
- Да что случилось, Антон? – беспокоилась Оксана.
- Мама, срочно, иначе я погибну.
- Хорошо! Сейчас я поеду в аэропорт и передам тебе деньги с экипажем. Жди звонка дома. И сообщи мне рейс, которым ты прилетишь, - попросила она.
- Ладно! – ответил сын и бросил трубку.
На следующее утро она встречала его во Внуково и едва увидела, сразу все поняла. Сын стал наркоман, сильно похудел, осунулся. У нее сжалось сердце от боли.
- Как это случилось, сынок, - спросила его в машине.
- Как обычно… Сначала попробовал, потом втянулся, а потом уже ничего невозможно сделать.
- Что ты употреблял?
- Героин.
- Все еще можно поправить. Лишь бы ты сам этого хотел.
- Мама! Все мои одноклассники и друзья наркоманы. Еще никому не удалось от этого избавиться. Я такого примера не знаю. Многие уже умерли.
- А ты стань первым, кто выйдет из этого ада и дай надежду и пример другим.
- Мама, я буду стараться, но надежды мало.
- Ничего, сынок, справимся, - вздохнула она. – А отец знает?
- Нет, и я прошу тебя, не говори ему об этом.
- Хорошо! – Оксана замолчала. У нее в голове не укладывалось, что ее сын наркоман. Она не знала, что делать, с чего начинать. Так неожиданно свалилась на ее голову эта беда.
Через день она положила сына в частную клинику, чтобы снять ломки и оказать ему необходимую медицинскую помощь. Вечером позвонил Милан и сказал, что он в Москве и хочет с ней встретиться. Оксана поехала к нему, но весь вечер думала о сыне.
- Оксаночка! Случилось что-то? – спрашивал он, ласково обняв ее за плечи.
- Случилось, Милан, - глубоко вздохнула она, - только не спрашивай меня больше ни о чем, хорошо?
- Хорошо, дорогая! Не плачь, все пройдет и будет хорошо! – успокаивал он. Она уткнулась лицом ему в грудь, а слезы все текли и текли на его рубашку. Излив молча свое горе любимому человеку, она подняла на него еще мокрые глаза и сказала:
- Спасибо тебе за все! Спасибо тебе за то, что ты у меня был. Ты был моим праздником, моей радостью, моей страстью и моей любовью…
- Почему ты говоришь обо мне в прошедшем времени. Я есть и я здесь с тобой.
- Сегодня мы с тобой расстанемся навсегда. Я так решила. Я больше не могу быть при тебе никем. У тебя семья, жена. А кто я? Мираж твоей жизни. Сколько лет мы вместе, ты помнишь?
- Да! Скоро будет десять, - ответил он. – Но разве тебе мало моей любви? Ты же знаешь, как я к тебе отношусь…
- Хватит, Милан, - прервала его Оксана. – Я это слышу уже десять лет. Я хочу иметь семью нормальную. Мой первый муж все время летал по командировкам. Ты мечешься между мною и семьей, а годы мои уходят. Лучшие годы! Поэтому, прости, дорогой. Мне пора исчезнуть с твоего горизонта раз и навсегда. И если я не сделаю этого сейчас, то не уйду от тебя никогда. Так и буду третьей лишней в этом неравнобедренном треугольнике. Где ты только взялся на мою голову со своей любовью? – развела она обреченно руками. – Ну, сидел бы в своей Югославии, так нет, надо ж было аж на Крайний Север прилететь и приехать ко мне на турбазу. Где логика? – опустила она руки в недоумении. Чем дальше слушал ее Милан, тем очевидней становилось, что это разрыв. Он это скорей почувствовал сердцем, понимая, что бессилен что-либо сделать. Оксана обняла его и долго-долго целовала. Потом резко встала и направилась к двери. Щелкнул замок, и она исчезла. А он так и сидел, словно окаменел, словно вместе с Оксаной ушла из него душа в эту темную ночь.

Антона выписали через три недели. За это время Оксана смирилась с тем, что Милана больше не будет в ее жизни, но очень часто о нем вспоминала и грустила.
- А ведь мне Кассандра тогда сказала, что мы еще встретимся на каких-то развалинах, - вспоминала она. – И что это за руины могут быть? – задавала она себе вопрос, мало веря в предсказание.
Как-то раз на работе она вышла из своего кабинета и увидела, что какая-то женщина о чем-то усердно просит Аленку. Она подошла ближе и спросила, что происходит.
- Да вот женщина просит, чтобы ее приняли бесплатно, а она деньги принесет, когда будут. Но из наших я не могу никого заставить принимать бесплатно, - пояснила Аленка.
- А вы зайдите ко мне, - пригласила Оксана пациентку и направилась в свой кабинет. – Присаживайтесь, пожалуйста! – указала она на диван. Женщина присела, вытирая платочком глаза. – Да вы не волнуйтесь, успокойтесь и расскажите вашу историю, может я смогу вам помочь? Как вас зовут?
- Татьяна! – ответила женщина, вздохнув.
- А я Оксана!
- Очень приятно! Понимаете, у меня критическая ситуация. Я семь лет нахожусь в состоянии депрессии…
- А что с вами случилось? – спросила Оксана, присаживаясь рядом с ней для доверительной беседы.
У меня был свой бизнес. Я журналистка. Все шло хорошо и когда пошла прибыль нормальная, на меня и на всю мою семью «наехали» бандиты и сделали рейдерский захват моего предприятия. Мне пришлось мужа с маленьким сыном отправить в Прагу, чтобы их здесь не убили, а я осталась совсем одна со всем этим ужасом. – Оксана внимательно слушала ее. – Общем, меня довели до такого состояния, что я уже хотела выброситься с балкона. Но потом собрала все силы и даже не знаю как, доехала до какого-то женского монастыря. Там целый месяц меня приводили в чувства. А мой муж в это время гулял по Праге и пил пиво. Каждый месяц я посылала ему деньги на проживание. Ну, а когда он вернулся, я поняла, что больше не смогу с ним жить дальше. В трудную минуту он оставил меня на растерзание бандитам.
За время нашего совместного проживания мы построили просторный коттедж и записали его на маленького сына. Потом мы разошлись с мужем, но продолжаем проживать в этом коттедже потому, что он никуда не хочет оттуда уезжать. Он привозит туда свою любовницу. Ну, это его личное дело. Я все это время занималась воспитанием сына, возила и забирала его со школы… Потом от безысходности я начала пить вино и пиво, курила. Депрессия усиливалась. А муж специально создавал мне такую обстановку, чтобы свести меня в могилу. Его цель – переманить сына на свою сторону, чтобы ему достался коттедж. А в этот коттедж вложены деньги от проданной мною отцовской квартиры, участка и прочей недвижимости. Он туда ничего не внес. Он вообще приезжий и кавказец в добавок.
Я начала принимать таблетки от депрессии, но они мне уже мало помогают. А мне надо устраиваться на работу. Он же мне денег не дает. И вот я в таком состоянии нахожусь семь лет. Теперь решила придти к вам, может вы мне поможете восстановиться, чтобы я хоть работать начала. А деньги я обязательно принесу, как только они у меня появятся, - заверяла искренне Татьяна. Потом она замолчала, ожидая решения.
- А вы никак не можете разъехаться с вашим мужем? – спросила Оксана.
- Нет. Нам некуда. И продавать он не разрешает его. Он хочет меня оттуда выжить и остаться там с сыном. Сын ему не нужен, а только ради коттеджа…
- Ну, что вам сказать, Татьяна? Дело ваше запутанное и решать его надо кардинально вместе с юристами. А пока вы будете постоянно находиться рядом с источником раздражения, вашим мужем, лечение будет малоэффективным. И вопрос вовсе не в деньгах, которых у вас сейчас нет. Отписав коттедж на сына, вы сделали его заложником, разменной монетой этой недвижимости. Теперь каждый из вас будет тянуть его на свою сторону. Сейчас я приглашу нашего юриста и он вас проконсультирует и даст совет, как выйти из этого тупика, а тогда можно будет начать ваше восстановление, - пояснила Оксана и попросила по телефону зайти юриста. Когда он пришел, она оставила их вдвоем, а сама пошла к Лере в кабинет.
- Куда пойдем обедать, - спросила та Оксану.
- Не знаю. Мне не хочется есть.
- Хандришь? Скучаешь по Милану?
- Скучаю, - призналась Оксана.
- Да не переживай, Кассандра же тебе сказала, что вы еще встретитесь и будете счастливы.
- Да, да. На каких-то развалинах, - улыбнулась Оксана.
- Слушай, у меня тут появилась идея. Давай, организуем семинар или курсы по гипнозу. Прибыльное это дело. Затрат мало, а выхлоп хорош.
- Ты же видела, что школ гипноза уже в Москве полно. Скоро будет все население города охвачено этим видом воздействия. Кажется, только ленивый не изучал гипноз. Но я не возражаю. Если ты считаешь, что с этого можно что-то иметь, то дерзай. Только где специалиста хорошего найдешь?
- А я его уже нашла. Вот посмотри, - и она подала Оксане книгу по основам гипноза профессора из Петербурга.
- А ты с ним уже говорила?
- Нет. Решила сначала с тобой посоветоваться.
- Я не против, если он действительно один из лучших специалистов в России, - высказала свое мнение Оксана.
- Слыхала, послезавтра наши приезжают с новым циклом лекций.
- Слышала. И с новой женой, - добавила Оксана о руководителе Новой теории из Норильска.
- Интересно, что они там накопали на озере в этот раз?
- Юля мне звонила, немного рассказала. Она же плакаты готовила в этой экспедиции на оси Земли и передала в Москву копии. Ничего особенного они не накопали. Дошли до более тонких уровней организации мира, да научились использовать гиперпространства для перехода из уровня на уровень. Мы с тобой это освоили еще в прошлом году. Помнишь, когда переходили из мнимого в действительное и обратно, по формуле Эйлера, или из внутреннего во внешнее, по ленте Мёбиуса?
- Помню, помню! Мы тогда еще чуть не вылетели в запредельность…
- Вот, вот! – улыбнулась Оксана.
- Ну, так может в кафе сходим обедать? – снова спросила Лера.
- Давай сходим. Я сейчас только заберу одну женщину из своего кабинета и поедем.
- А кто там у тебя?
- Пациентка. Наш юрист ее консультирует.
- По какому вопросу?
- Недвижимость придавила, депрессия уже семь лет и бывший муж планомерно и целенаправленно ее уничтожает.
- А! Частый случай в Москве. Тут за недвижимость родную маму живьем закопают детки, - отозвалась Лера.
- Знаешь, а мне ее жалко. Если ей сейчас не помочь, то скоро она станет постоянным жильцом психушки. Муж доведет ее до этого.
- А он у нее кто?
- Кавказец…
- О! – многозначительно воскликнула Лера. – А что за недвижимость?
- Коттедж пятьсот квадратных метров и записан на сына, а они опекуны и в разводе.
- Жуть!
- Ага! Смотри, будешь строить дом, не сделай подобную глупость, - предупредила Оксана шутя.
- Так у меня муж не кавказец. Он уходил от первой жены в одних трусах, - рассмеялась Лера.
- А может там брать было нечего? – предположила Оксана. – Ладно, я пошла за Татьяной. Надо ее хоть накормить для начала.
- А кто она по профессии?
- Журналистка.
Оксана зашла в свой кабинет. Увидев ее, юрист тяжело вздохнул, показывая этим, что ситуация крайне непростая.
- Юрий Викторович! Сделайте все возможное, чтобы помочь Татьяне, - попросила она.
-Конечно! - пообещал он и вышел.
- Большое вам спасибо! – поблагодарила Татьяна, поднимаясь с дивана.
- Мы едем с сотрудницей на обед, составьте нам компанию. Мы же с вами почти ровесницы и там продолжим нашу беседу, - предложила Оксана. От этого неожиданного предложения женщина даже смутилась, но и отказаться тоже не могла потому, что давно испытывала дефицит общения. А о таком знакомстве она и предположить не могла.
В кафе Оксана заказала много блюд, чтобы в первую очередь накормить Татьяну. Пообедав, они еще долго сидели, беседовали.
- А вы могли бы нам написать несколько статей? За деньги, разумеется, - спросила Оксана.
- Ну, конечно! Это же моя профессия, - ответила Татьяна.
- Хорошо! Тогда приезжайте завтра в центр после обеда и приступайте к работе. Будете также заниматься нашей рекламой и изданием книг наших специалистов. Вот вам аванс на первое время, а завтра решим вопрос с зарплатой, - сказала Оксана, выкладывая на стол деньги. – Вы нас простите, мы уже поедем, дела… А вы тут отдохните еще и подумайте хорошенько обо всем. До завтра! – попрощалась Оксана.
- Спасибо, - растеряно благодарила Татьяна, еще не веря в то, что она сейчас услышала.
На улице Лераа сказала:
- Что ж ты делаешь? Ее чуть кондратий не хватил от неожиданности…
- На это все и было рассчитано, - спокойно ответила Оксана. – Шоковая терапия.
- Садистский метод, - ворчала подруга.
- Зато верный. Давай поспорим, что через год она будет лучшей журналисткой в Москве, - уверенно предложила Оксана пари.
- С тобой спорить, себе дороже. Я тебе и так верю, - улыбнулась Лера. – Сейчас наши приедут и лопнут от зависти, что у нас такой центр.
- Это их проблемы. Пусть работают над своим совершенством, тогда не будут завидовать, а то все кричат о соблюдении человеческих принципов и тут же ломают друг другу структуры на энергетическом уровне. Кстати, надо усилить систему защиты от таких «своих». Местные нам до лампочки. У них не хватит тонкости уровней и концентрации энергии, чтобы нас заломать. А вот от своих порой не ожидаешь и получаешь такую плюшку навороченную, что никакая аннигиляция не помогает, - сокрушалась Оксана.
- Хорошо! Давай сегодня вечером поработаем на создание защиты на центр, сотрудников и наших близких, - предложила Лера.
- Ага!

- А ты знаешь, что за нашей Аленкой охранник ухаживает?
- Это тот длинный Сергей?
- Ну, да!
- А мой Антон, не знаешь за кем ухаживает?
- Так за Ларисой. Секретаршей Дмитриевича…
- И как?
- Пока глазки строят, - ответила Лера. Оксана вздохнула.
- Пусть строят, пусть что хотят делают, только бы он не вернулся к прежнему. Он еще так слаб, - горестно сказала она, и даже сердце заныло от этой боли.
- Не переживай. Он держится молодцом, а Лариса очень хорошая девушка, не испорченная.
- А я за Аленку перед родителями головой отвечаю. Ты присмотри за ней, ладно, а то я как залезу в эти дебри научные, так забываю обо всем.
- Ладно, прослежу, - пообещала подруга.
Лера родилась и выросла в Риге. Предки ее принадлежали к старинному роду Бойронов по линии матери. А по линии отца она была Миллер. Родители работали геологами и дочь пошла по их стопам. Она закончила Ленинградский горный институт. В этом же институте учился много раньше и основоположник новой теории эволюции, Петерс.
Лера была хрупкого телосложения, энергичная, волевая и быстрая на подъем. Позвони ей ночью и скажи, что надо ехать в тундру, она сонная ответит, что через десять минут будет готова и засыпала снова. Это качество очень нравилось Оксане потому, что и сама она была такого же склада. Правда Оксана была старше подруги на пять лет.
У Леры были черные глаза, тонкие черты лица, белоснежная кожа и черные волосы, постриженные под удлиненное «каре». Она воспитывала сына Максима от первого брака и вышла замуж второй раз за сотрудника организации, в которой  трудилась маркшейдером.
Ее новый муж был инженер по образованию родом из Курска. Он имел средний рост, светло-русые волосы, курносый нос и голубые глаза. Отличался повышенной ревнивостью. У него это тоже был второй брак. С первой женой остались сын и дочь, которым он постоянно помогал материально. Леша был мастер на все руки, и по дому в этом плане у Леры проблем никогда не было. В отличие от Оксаны она не ремонтировала утюги, автомобиль и не забивала гвозди в стены. Все это добросовестно делал муж.
В Норильске у них в квартире жили две собаки; кавказская овчарка и колли, да огромный белый кот Роня.
Вся эта живность благополучно перекочевала из Крайнего Севера полным составом в первопрестольную и втиснулась в четырехкомнатную квартиру. Стало весело и тесновато. Но вскоре охранник Сергей таки покорил Аленку своими ухаживаниями и забрал к себе. Готовилась свадьба. Аленкины родители были сначала в шоке, а потом поняли, что девочка уже вполне выросла и повзрослела. Ей исполнилось аж девятнадцать лет.
Медленно, но верно двигался к свадьбе и Антон с Ларисой. Они официально не регистрировали брак, но сняли себе отдельно квартиру и переехали туда. Через год Оксана стала бабушкой, а внучка была как две капли воды похожа на свою бабулю в детстве.
Поздними вечерами, работая за компьютером, Оксана вдруг останавливалась и устремляла взгляд куда-то далеко в пространство и так сидела несколько минут, вспоминая Милана. «Где он сейчас, что с ним?» - задавала она себе вопросы. Иногда он ей снился. Но это было так редко. «Наверное, он меня забыл» - грустно думала она.
Однажды она поехала в аэропорт, чтобы встретить свою хорошую знакомую, которая летела в отпуск через Москву. Выйдя из машины, Оксана неудачно поставила ногу и сломала каблук. « Ну, надо же, - возмущалась она, стоя на одной ноге, - и так опаздываю, а тут еще и этот дурацкий каблук. Главное, и запасной обуви в машине нет»
- Вам помочь? – спросил мужской голос за спиной. Она повернулась на сто восемьдесят градусов и, потеряв равновесие, упала прямо в руки… Милану.
- Милан! – вскрикнула она от неожиданности и уже рванулась обнять его за шею, но спохватилась и безвольно опустила руки, выронив сломанную красную туфельку. Прохожие удивленно смотрели на них и улыбались. – Что ты здесь делаешь? – первая спросила Оксана.
- Я только сейчас прилетел из Тюмени. А ты что здесь делаешь?
- Да вот, туфли ломаю, - глубоко вздохнула Оксана. Милан весело рассмеялся на ее шутку. – Подругу встречаю из Норильска, - уже серьезно ответила она. – Боже! Сколько же мы не виделись?
- Три года! – ответил сразу он.
- А ты совсем не изменился, - рассматривала его Оксана.
- А ты стала еще красивей! – с нескрываемым восторгом произнес он. Она улыбнулась и опустила глаза. – Чем ты занимаешься сейчас? – поинтересовался Милан.
- Наукой да медициной в основном. А ты?
- Строительством. Как тебе позвонить? – спросил он, видя, что Оксана собирается уходить.
- А зачем? – грустно спросила она и опустила глаза.
- Тогда позвони ты мне, пожалуйста, Оксана, - подал он свою визитку. Она взяла.
- Я ничего не обещаю, Милан! Прощай! – сказала она и быстро направилась к машине, чтобы не расплакаться при нем. Он грустно смотрел ей вслед. Машина резко тронулась с места и Оксана исчезла, словно мираж. Только красная туфелька со сломанным каблуком мирно лежащая на асфальте, убеждая его, что встреча эта была кратким мигом реальности.
Оксана доехала до первого обувного магазина и купила туфли. Она вернулась в аэропорт на прежнее место, но ни Милана ни туфельки там не было. Да и подруга  не прилетела потому, что рейс перенесли на следующий день. Она вспомнила про визитку и стала ее искать, но видно обронила нечаянно где-то и ветер унес этот маленький листочек бумаги с дорогим сердцу именем, лишив всякого шанса для общения. Оксана склонила голову на руль и горько заплакала.
Вернувшись домой из аэропорта, она закрылась в своей комнате и предалась размышлениям о сегодняшней встрече. Не сломай она каблук и не задержись на этой площади на несколько минут, они бы с Миланом непременно разминулись. Зачем понадобилось судьбе организовать эту внезапную встречу через три года разлуки и открыть ее душевную рану снова? Женщина вспомнила пророчества Кассандры: «встреча среди руин замка». Сегодня еще не было руин и замка. Значит впереди будет эта встреча. «Как же я так оплошала с визиткой? – ругала себя Оксана. – А он будет надеяться и ждать ее звонка. Эх! Милан, Милан! Дорогой мой человек! Сколько я могу страдать из-за тебя? За что мне такое наказание? Может за то, что Семена бросила… Наверное он так же страдал. Можно попробовать поискать его офис? Где-то у меня в записной книжке есть даже телефон» - вспомнила Оксана и встала с дивана. Она нашла старую записную книжку и телефон приемной, позвонила. На том конце подняли трубку.
- Извините, это кипрское представительство в гостинице «Центральная» - спросила она дрожащим голосом.
- Нет. Они уже давно отсюда переехали, - ответила женщина.
- А не знаете куда?
- Сожалею. Это мне неведомо, - прозвучало в ответ. Оксана опустила трубку. «А может он все еще живет на той квартире у института имени Курчатова» - подумала она и набрала номер телефона. Ей ответила женщина.
- Простите, а я могу услышать Милана?
- А он давно уже здесь не живет, - ответила хозяйка квартиры. Оксана опустила руки и слезы тихими ручейками потекли по щекам. Вдруг она почувствовала, как кто-то прикоснулся к ее руке. Она испуганно отпрянула в сторону и увидела, что огромный пес сидит рядом, высунув розовый язык.
- Тьфу на тебя, напугал! – воскликнула женщина и потрепала его по лохматой шее. Тут же и колли прибежала на возглас, весело махая хвостом, и котейка следом пожаловал. – О! Явились все хвостатые, зубатые, лапатые, - гладила их Оксана. Они тут же начали ревниво оттеснять друг друга от нее. Она вытерла ладонью мокрые щеки и ушла к себе, закрыв дверь.
Позвонила Лера и сказала, что пришла Татьяна.
- Выдели ей кабинет и пусть она сегодня займется рекламой и ознакомится с центром и сотрудниками, а завтра я дам ей все для статьи. Как она там?
- Нормально. В глазах появились искорки, нарядная. Жаждет деятельности. А ты встретила Олю? – спросила Лера.
- Нет, рейс отменили. Она прилетит завтра. Зато я встретила знаешь кого? Милана.
- Милана! – удивилась та. – Как это?
- Я вышла из машины на площади у аэропорта, сломала каблук и стою на одной ноге, думаю, что делать дальше. Вдруг кто-то меня назвал по имени. Я повернулась и потеряла равновесие, а он меня подхватил. Представляешь, смотрю, а это он меня держит на руках. Я так испугалась от неожиданности, что потеряла визитку с его телефонами, которую он мне дал.
- Ну, тебя хоть не отпускай одну никуда. А свой телефон ты ему не дала?
- Не дала…
- Ох! – тяжело вздохнула Лера, сопереживая. – А Максим там еще со школы не пришел?
- Еще нет.
- Ну, ладно. Не страдай. Найдется твой Милан.
- Ага, среди развалин. Я буду дома.
-Хорошо! До вечера!
Татьяна с большим воодушевлением приступила к работе, устав за семь лет от унижений, издевательств и постоянных уборок огромного коттеджа. Единственным ее утешением все это время был сын. Она столько вкладывала в него своей материнской любви и нежности, что он начинал этим потихоньку злоупотреблять. На те скудные деньги, которые выдавал муж она ухитрялась накормить семью, нанять сыну репетиторов для дополнительных занятий по иностранным языкам и содержать в порядке дом.
Сын ее Дмитрий учился хорошо и за год проходил двухлетнюю программу. В одиннадцать лет он уже учился в седьмом классе. Занимался спортом, увлекался историей древнего Рима и даже посещал с Татьяной храм по воскресеньям.
Прочитав первую статью, которую она написала, Оксана лишний раз убедилась, что перед ней талантливый человек, загнанный в угол житейскими обстоятельствами и запущенной болезнью. Она ввела женщину в свой круг общения, возила на всевозможные мероприятия, знакомила с нужными и деловыми людьми, ходили вместе в театр и это дало свои плоды. Через полгода от ее депрессии остались только воспоминания.
Бывший муж несколько раз устраивал дома по накатанной схеме скандалы и ругань. Тогда Оксана пригласила в офис двух дюжих «афганцев» и попросила их вразумить его и взять под свою защиту сотрудницу центра.
Ребята вечером поехали вместе с Татьяной в коттедж и убедили мужа, вести себя с дамой достойно. Почувствовав, что у нее появились крутые покровители, он угомонился, и старался больше не попадаться ей на глаза.
Скинув с себя это многолетнее ярмо безысходности и нищеты, унижений и материальной зависимости, Татьяна раскрепостилась и раскрылась во всей своей красе. Теперь ничто не препятствовало ей включить полновесно свой талант, свою духовность и женское обаяние.
- Ну, вот, Танечка, ты уже вполне самостоятельна, здорова и очаровательна. Было бы очень несправедливо с моей стороны держать в своем центре такой талант. Поэтому подумай, где бы тебе хотелось максимально использовать его и к чему лежит твоя душа, - спросила Оксана, пригласив ее в кабинет на чашечку кофе. Татьяна долго думала, прежде, чем ответить. Она и сама понимала, что центр, это только ступенька для подъема. Больше всего ей хотелось иметь свой журнал на данном этапе.
- Я понимаю, Оксана, что ты много сделала для меня. И то, что работу дала и заработок, хотя в этом большой необходимости у тебя не было. И, конечно, за все я тебе очень благодарна. Ты права, что мне надо идти дальше и заниматься своим делом. А душа у меня всегда лежала к выбранной мною профессией. Когда-то у меня был свой журнал… Я бы хотела снова издавать его, но не такой. Есть свои задумки на эту тему.
- А что тебе для этого надо? – спросила Оксана.
- Конечно, нужны средства, офис, команда, - ответила Татьяна.
- Хорошо! Напиши мне экономическое обоснование, составь смету или поищи по объявлениям, может уже готовая фирма есть в продаже бизнеса, а я что-нибудь придумаю.
- Спасибо!
- Пока не за что. И не тяни время. Я хочу покрасоваться на обложке твоего гламурного журнальчика, пока не состарилась совсем, - весело потерла ладошки Оксана, словно журнал с ее изображением уже лежал перед ней. Татьяна рассмеялась.
- Я давно хочу тебя спросить, хотя это очень личное… Ты красивая, успешная женщина и могла бы вполне выйти замуж или по крайней мере, найти себе достойного мужчину, А ты все время одна и одна. Почему?
- У меня есть достойный и красивый мужчина, которого я люблю. Но он женат. И он разрывался между мной и семьей в Белграде, и я так больше не смогла. Я ушла. А недавно снова встретила его случайно в аэропорту и опять заболела душа и сердце, словно вырвали из него кусок. Более того, я умудрилась потерять его визитку. А мы не виделись до этого три года. Вот такие вот мои личные дела. Обидно, что он ждет моего звонка и думает, что я не хочу с ним общаться, - грустно сказала Оксана.
- А попробовать его найти?
- А что это изменит? Он дал жене обещание, что не бросит семью.
- Знаешь, там сейчас такое творится в этой Югославии… Я недавно по телевизору смотрела.
- Да он в России работает. В Тюмени что-то строит. Ладно, - махнула она рукой, - не будем о грустном. Если судьба, то еще встретимся, говорят где-то в развалинах замка.
- Какого?
- Не знаю. Кассандра так сказала.
-И ты ей веришь?
- Пока все сбывается…
- А я знаю сербский язык, - похвасталась Татьяна. – Я даже переводила несколько книг на русский.
- Здорово! Если я соберусь на Балканы, то обязательно возьму тебя с собой переводчицей. Ты знаешь, что значит слово «огледало»? – спросила Оксана.
- Конечно, это зеркало по-сербски.
- А ты не знаешь, у них там развалины замков есть, - спросила Оксана совершенно серьезно.
- Да их столько лет бомбили самолеты НАТО, что руин там больше, чем достаточно. Одних храмов православных около трехсот разбили.
- Ничего себе? А я телевизор почти не смотрю. Уже два года торию эту привожу к единому знаменателю, чтобы отдать в РАН. Поэтому ничего почти не знаю. Надо мне срочно пробел этот восполнить. Сегодня в Интернете покопаюсь на эту тему, - решила Оксана. После работы она не поехала домой, а осталась в кабинете работать. Новая теория эволюции была уже практически закончена. Оставалось внести в нее последние наработки и можно сдавать в РАН. Один экземпляр Оксана отправила по электронной почте руководителю исследовательской группы, Петерсу Далви.
Родился Петерс перед второй мировой войной в Литве, рос и учился там. После школы поступил в Ленинградский горный институт, закончил его и работал геологом в Норильске. Любознательная натура Петерса искала ответы на множество вопросов, относительно процессов в земле и мироздании. И он поставил перед собой задачу найти эти ответы, создать картину мира и отобразить законы, по которым он развивается. Постепенно вокруг него стали собираться такие же единомышленники, и в начале восьмидесятых годов их уже насчитывалось больше ста человек. А к двухтысячному году эта цифра перевалила за тысячу. Энтузиасты работали над этой проблемой эволюции в самых крупных городах России. Петерс был основоположником теории и признанным лидером. Несколько групп отпочковалось от основной массы по разным причинам и работали дальше самостоятельно. Многих не устраивало отсутствие какого-либо статуса этого движения и тем более финансирования. Не каждый мог себе позволить по несколько месяцев не работать на основной работе, а заниматься только исследованием, да еще и свои средства туда вкладывать.
Петерс уволился с работы из отдела геологии горно-металлургического комбината и на протяжении десяти лет целенаправленно трудился над своим детищем. Коллеги по цеху поддерживали его материально, финансировали ежегодные выезды ударной группы на шесть-семь месяцев в экспедицию на озеро Лама, что расположилось среди гор на расстоянии примерно ста километров от Норильска.
Неплохой доход денежных средств Петерсу обеспечивали так называемые коррекции. Он придумал или открыл некое энергетическое строение человека из всякого рода плоскостей, сфер, линий, объемов и энергий. Всякая болезнь у человека вызывала отклонения от этого джентльменского набора составных частей, и когда он исправлял их и снова выставлял в нужном порядке, то и болезнь отступала. В городе его за это считали экстрасенсом. Хотя никаких пассов руками он не делал и даже не прикасался к больному. Его инструментом была мысль. Сидя в тишине напротив пациента, он мысленно выстраивал ему структуры. Какие-то болезни проходили, какие-то нет, но деньги в казну поступали исправно. Жена тоже не работала потому, что была его ассистенткой. Ее задача состояла в том, чтобы приводить женские энергии из Космоса, когда надо. Мир, по мнению Петерса, был дуальным.
Корректировали и всех желающих из тех, кто занимался энергетикой. Всем хотелось иметь идеальное энергетическое зрение, чтобы все видеть на тех уровнях и уж конечно, весь джентльменский набор запчастей. Со временем люди начинали действительно видеть цвета энергий, строения энергетические, уровни Вселенной и даже сущности, которые там шастали. Настоящего Бога никто не встретил, хотя Петерс говорил, что Он там есть где-то на седьмом небе. Зато быстро отыскались олимпийские боги во всем своем составе на какой-то искусственной планете. Целыми днями они там пировали и что самое удивительное, Сатана частенько восседал среди них. Эти боги так запудрили мозги любознательным путникам Вселенной о том, что они родня и их предки, что те поверили и гордо заявляли: «Я произошла от рода Посейдона» или от Крона и Геры».
« Слушай, Лера, - спросила как-то Оксана подругу, - а тебе не кажется, что все эти заявления относительно родства с олимпийскими богами смахивают на спектакль? И мне не нравится то, что сам Люцифер постоянно тусуется там, на Олимпе, а? Что у них может быть общего? А тем более у нас с ним? И какую роль во всем этом спектакле играет наш Петерс?»
- С этим надо разбираться. Меня тоже беспокоят эти вопросы. В экспедиции вообще дошло до смешного. Жена Петерса купила себе в Москве шлем и меч старинный, напялила на себя и сказала, что она Афина.
- Афина! Это очередная претендентка в психушку. Подруга ее уже там, знаешь об этом?
-Конечно. И это не первый случай. Уже погибло по разным причинам около десяти человек из тех, кто занимался у Петерса.
- А все началось с того, что на практических занятиях он начал снимать символы крещения. Все, кто был крещен в детстве и не только, отказались от православного крещения, - пояснила Оксана.
- По его теории, Бог является системой подавления для человека. Он ограничивает свободу действий.
- Но, согласись, что ставить Бога и демоническую систему в один ряд под общим названием «система подавления» нельзя. Более того, в своей теории он вообще о Боге ничего не говорит. Он пытается нам доказать, что человек может жить и без Бога и без сатаны в некой золотой середине. Ты в это веришь, что такая середина существует? – спросила Оксана.
- Не знаю, возможно. Если энергоинформатика наука, то при чем здесь религия. Математика не говорит о Боге и это не значит, что ее надо отвергать вообще, да и многие другие науки. Законы открывали люди далекие порой от религии и это им, как ученым в вину не ставилось. Может и Петерс идет тем же путем, - предположила Лера.
- Да как мы можем строить картину мира и не отобразить в ней Творца. На мой взгляд, Его и надо поставить во главу всего мироздания, тогда теория будет соответствовать реальности. А так это похоже на дом без фундамента, без основания. И чем больше я занимаюсь этой теорией, тем больше убеждаюсь в ошибке Петерса. Это утопический путь. Вопрос в другом… Умышленно он сделал эту ошибку или на самом деле заблудился на этих уровнях? Если это умышленно, то встает резонный вопрос «зачем». Кому это надо, кому это выгодно и что скрывается за этой теорией вообще? Куда нас ведут? – задала снова вопросы Оксана.
- Вот в тебе и тут проснулся ревизор, - рассмеялась подруга. – Все тебе надо знать?
- Не все, а только правду, - поправила ее Оксана.
- Кто ж тебе ее скажет?
- Я ее сама найду… Ты ж знаешь мою национальную особенность – упрямство. И где мой земляк прошел, там не то что литовцу, даже еврею делать нечего, - рассмеялась Оксана.
Петерс получил свою теорию в оформленном Оксаной виде, одобрил и отдал Наташе, чтобы она переправила ее в РАН уже за подписью заведующего отделением проблем эволюции Академии Информатизации. Вскоре вице-президент РАН пригласил его к себе для беседы. Оксана с Наташей сопровождали Петерса.
Через месяц он выступил в своей Академии с докладом по теории и вскоре ему присвоили звание академика. Теперь все, кто занимался разработкой этой теории получили статус члена корреспондента Академии. Все были довольны, только Оксана с Лерой все так же держались обособленно и искали правду.
Многие «петерсовцы» с завистью восприняли весть о том, что эти две доморощенные "морковки" опять впереди всех и уже имеют шикарный центр в Москве. Другие были искренне рады за них и даже приехали в гости и все посмотрели своими глазами. «Вот это уровень!» - сказали они в один голос. А у Петерса еще и кабинета своего не было. Академия офисы не предоставляла.
- Пусть приезжает к нам, мы ему выделим один кабинет, - передала Лера через гостей. Но плотное окружение «учителя» никак не могло допустить такого унижения. Они гордо потащили его с молодой женой в одну из гостиниц и там устроили и жилье и офис.