Вы здесь

За что боролись: от евромечтаний к бездомности (Александр Горохов)

Ще не вмерла?

По Украине идёт социальный протест. На западе шахтёры перекрывают дороги, у Верховной рады бывшие участники евромайдана требуют вернуть цены, тарифы и курс валюты к временам «диктаторского режима», а на Крещатике активисты «вешаются» из-за стоимости коммуналки. Но те, кто сейчас требует вернуть домайданную жизнь, могут лишь поздравить себя с победой.

Ещё когда темпераментная Руслана грозилась сжечь себя заживо, если Украина не вступит в ЕС, многие исследователи предупреждали «скакунов», что следствием подписания ассоциации с ЕС станет рост безработицы, закрытие предприятий, повышение стоимости коммунальных услуг, захват стратегических предприятий иностранцами, потеря контроля над банковским сектором, долговая кабала, урезание социальных стандартов и т.д. Кое-кто даже язвил, что майдан стоит именно в борьбе за это. Но свято верящие в рекламные ролики о немецких пенсиях в 1000 евро и зарплатах в 3000, пакующие чемоданы в ожидании безвизового режима и ожидающие инвестиционного дождя евроромантики слушать ничего не хотели.

Возможно, послушают хотя бы сейчас, когда у украинцев готовятся отнять последнее: предприятия, землю и даже жильё. Зависимость между «европейским выбором» и нынешней экономической катастрофой самая прямая. В ноябре 2013 г. тогдашний премьер-министр Украины Н.Азаров озвучил, что переход страны на предусмотренные Соглашением об ассоциации стандарты обойдётся в астрономическую сумму 160 млрд. евро. Которые могут либо поступить от европейских партнёров, либо должны быть изъяты из бюджета государства. С другой стороны, государства СНГ в целях предотвращения неконтролируемых поставок продукции ЕС на свои рынки через Украину ввели ограничения на украинский импорт. Справедливости ради нужно отметить, что сотрудничество с Россией и СНГ, даже без всяких ограничений с их стороны, превентивно стала рубить именно киевская хунта. Не предложив взамен потерявшим доходы украинским предприятиям и фермерам ничего. А хвалёный европейский рынок для отечественных предпринимателей так и не открылся.

Между тем всё то, что происходит с украинской экономикой, было написано в Соглашении об ассоциации. Например, запрограммировано экспоненциальное повышение коммунальных тарифов. Пункт 1 cтатьи 270 Соглашения гласит: «…ни одна из Сторон или контролирующий это орган не может принимать или поддерживать меры, приводящие к более высокой цене за экспорт энергетических товаров другой Стороне, чем цена, взимаемая за такие товары, предназначенные для внутреннего потребления». Если перевести с юридического языка на общечеловеческий язык, это означает запрет продажи энергоносителей на внутреннем рынке дешевле, нежели в ЕС. А поскольку продавать ресурсы на экспорт по копеечным внутренним ценам украинское правительство явно не будет, платить дороже придётся отечественному потребителю. Что и происходит. Еще одна собака зарыта в ст. 257 о правилах государственных закупок, запрещающих государственную поддержку украинских предприятий и предоставление им льгот. Украина должна обеспечить равную конкуренцию европейских и украинских предприятий.

Именно отсюда следует упомянутый министром финансов Н.Яресько закон, который по требованию МВФ должна принять Украина, о том, что тарифы должны быть прибыльными для предприятий ЖКХ, что, по словам А. Яценюка, сделает их привлекательными для иностранных собственников. Для рядовых же потребителей такие «европейские» коммунальные предприятия обернутся дальнейшим повышением коммунальных тарифов в разы. А «эффективным» зарубежным собственникам совершенно не нужны неплатежеспособные жильцы, которые не могут оплатить прибыльные тарифы.

Необходимо отметить, что собственные ресурсы ЕС предоставляет лишь государствам-членам. А поскольку Украина таковым не является, её кредитование идёт по линии МВФ, задача которого состоит в обеспечении возврата денег кредиторам, а отнюдь не в развитии экономики стран-побирушек. Именно поэтому международных кредиторов Украины, отказавшихся реструктуризировать долги, так беспокоит судьба «Нафтогаза». Энергетическая компания долг должна вернуть, а откуда она возьмёт средства, держателей долгов не касается. Европейские компании, которым А.Абромавичус собирается продать облэнерго, сдерут с населения три шкуры.

Аналогичная ситуация и с продажей земель сельскохозяйственного назначения. Хотя Соглашение об ассоциации прямо не требует снятия моратория на продажу земли, в нём содержится ряд положений о пресловутом обеспечении свободы конкуренции украинских и европейских компаний. А также огромные главы о сертифицированных сортах растений и породах животных, стандартах сельхозпроизводства и продукции ГМО, обеспечить которые Украина не способна. Следовательно, чтобы соответствовать европейским стандартам, на украинских чернозёмах должны трудиться европейские предприятия. Сколько крестьян при этом окажется лишними на своей земле, остаётся только предполагать.

В уничтожении промышленного потенциала без руки Брюсселя тоже не обошлось. Хотя сам Брюссель, напуганный масштабами украинской руины, этого уже не просит, власти собственноручно пускают под нож предприятия, не способные соответствовать написанным в Соглашении жёстким экологическим и техническим стандартам ЕС фабрики и заводы, большинство из которых связаны с Россией. Доходит до абсурда. Ассоциация требует выполнения «Директивы 91/440/EEC от 29 июля 1991 по развитию железных дорог Сообщества», которая предусматривает разделения между управлением инфраструктурой и транспортными операциями, а также введения управленческой независимости и улучшения финансового положения железных дорог. И вдруг «чудом» банкротится «Укрзализныця», для «спасения» которой нужен иностранный инвестор, который тут же повысит тарифы для «улучшения финансового положения».

Впрочем, бездомным украинцам вряд ли будет до путешествий.