Вы здесь

Украинский расизм и половцы в Донбассе (Владислав Гулевич)

Юрий Луценко

Председатель «Блока Петра Порошенко», бывший министр МВД Украины Юрий Луценко в порыве бессильной злобы заявил, что жители Донбасса — это половцы, а Донбасс — это Половецкая земля. «У 1918 р. УНР передбачала в тих краях адміністративну одиницю під назвою Половецька Земля. Здається, її знову час відтворити на тимчасово-окупованих територіях. Аж поки „половці“ не відчують себе українцями», — сказал Луценко. В этой фразе соратник президента высветился во всей красе, показав сразу и свою необразованность, и отсутствие политической проницательности, и расистское высокомерие.

Начнем с необразованности. Украинские пропагандисты любят углубляться в генетику, ничего в ней не смысля, и доказывать неславянское «татаро-финно-угорское» происхождение русских. С приходом «евромайдана» эти расовые теории снова ожили. Теперь и население Донбасса превратили в тюрков-половцев. Суть таких сентенций понятна — дегуманизировать в общественном сознании своего оппонента, преподнести дело так, будто он лишен человеческих черт. Так легче объяснить гражданам, зачем такого оппонента надо убивать.

Носителям расовых теорий о «неправильном» происхождении русских невдомек, что татары и финно-угорские народы имеют развитую культуру, и использование их имени как синонима отсталости неправомерно. Им невдомек, что расово чистых народов не бывает, что в украинцах течет тюркской крови столько же, сколько в русских — финно-угорской. «Карії очі, чорнії брови» — это и есть генетическое наследие тюрков, кочевавших по территории нынешней Украины. Генетика — наука упрямая и свидетельствует, что общей, как для русских, так и украинцев, является гаплогруппа R1, которую принято называть «славянской». Содержание этой гаплогруппы у русских и украинцев одинаково — более 50%.

Половцы были тюркским народом, кочевавшим в степях от Дуная до Средней Азии (т.н. Половецкая степь). Их влияние на генетику украинцев было не меньшим, чем на генетику многих других народов. Династические браки между русскими князьями (киевский агитпроп называет их «украинскими») и половцами были обычным делом. Сын черниговского князя Олега Святослав, князь владимиро-волынский Андрей и многие другие взяли себе жен из половцев. Половецких дам брали в жены и европейские политики. Дочь хана Котяна стала супругой венгерского короля Иштвана V, и это не единственный пример.

Вблизи Чугуева Харьковской области находился половецкий город Шарукань, и вся округа контролировалась половцами. Украинским политикам пора определиться: если Донбасс — половецкая земля, тогда и Харьков — «це — не Україна» и должен отойти к «половецкому» Донбассу, где они вместе будут учиться «бути українцями».

Теперь об отсутствии политической проницательности. Уже давно понятно, что навешивание на жителей Донбасса оскорбительных ярлыков не способствует прекращению кровопролития. «Пластинку» пора менять, но Киев вместо диалога продолжает говорить на языке ненависти.

Ссылки Ю. Луценко на политическое наследие УНР как на нечто актуальное и стоящее внушают тревогу. Ведь территориальные аппетиты УНР были поразительны. Это прогерманское псевдогосударство жаждало включить в свой состав даже часть белорусских земель, считая их украинскими. Германцев, которые видели в УНР источник дестабилизации Восточной Европы, это устраивало.

Современные почитатели идеологии УНР прямо заявляют, что этнические украинские территории находятся в составе Белоруссии, России, Словакии, Венгрии, Польши, Румынии и достигают даже Кавказа. Американцев, которые заменили германцев и видят в «евромайданной» Украине источник дестабилизации Восточной Европы, это устраивает.

Административно-территориальное деление УНР было таким же музейно-лубочным, как и сама УНР, и выглядело дремучим анахронизмом родом из X века. Провинциально-племенное мышление «українських діячів» проявилось тут во всей красе. Житомирщину УНР называла Деревской землей (в старину там жили древляне), белорусскую Гомельщину, которую считала украинской, — Дреговицкой землей (там жили дреговичи). Часть Киевщины обозначили как Поросье (наверное, там жили поросята). Часть Николаевщины и Херсонщины — как Поморье (там жили поморы?).

Теперь о расистском высокомерии. Вероятно, его Юрий Луценко черпает у другого Юрия — Липы. Сей идеолог ОУН состряпал злобно-агрессивный опус «Українська раса», в котором скрупулезно подсчитывал украинские яйцеклетки («Представим себе, что 300 яйцеклеток каждой Украинки и 1500 эякуляций каждого Украинца — это также сокровище для державы, как энергетические запасы, залежи железа, угля или нефти»). При прочтении этого «творения» невольно приходит убеждение в умственной неадекватности Ю. Липы.

Последний так увлекся расизмом, что легендарных амазонок называл праукраинским племенем, и в очередном опусе под названием «Українська жінка» доказывал, будто «физическая любовь к своему и физическая ненависть к чужому в мировоззрении и духовности — вот что характерно для украинок, от старины и вплоть до последнего времени». Это он считал «наилучшим женским началом во всей Европе и белой расе!».

Или, может, Луценко впечатлили сентенции деятеля УНР расиста Мыкыты Сриблянского? Вот одно из них: «Любишь свою мову — ненавидь мову врага. Услышишь вражью мову из милых уст — чурайся их! Умей ненавидеть. Когда речь у нас про Украину, мы должны оперировать одним словом — ненависть к её врагам... Где больше врагов — там ищите Украину. И мы должны искать свою Украину, т.е. ненавидеть её врагов. Возрождение Украины — синоним ненависти к своей жене московке, к своим детям кацапчатам, к своим братьям и сёстрам — кацапам, к своим отцу и матери — кацапам. Любить Украину — значит, пожертвовать кацапской роднёй... С ненавистью можно прожить с большим восторгом, чем с чем-нибудь другим...»

Слова Ю. Луценко о половцах — это повторение националистических истерик М. Сриблянского, только на другой лад. Сегодня зомбированные украинским телевидением «щирі українські патріоти» ненавидят своих «жен-московок», родителей-«кацапов», «детей-кацапчат» и жертвуют «кацапской родней» ради эфемерного торжества эфемерной украинской государственности, замешанной на диком национализме. Градус ненависти зашкаливает, а Украина превращается в собаку в зеркальной лавке, которая чем больше гавкает и мечется, тем больше врагов ей мерещится.

Киев назвал «евромайдан» «революцією гідності» («революцией достоинства»). Остряки уже прозвали ее «революцією огидності» («революцией мерзости»). Любая революция оправданна только в том случае, когда приводит к росту морального сознания у населения и качественному прыжку в сфере этики. «Евромайдан» стал синонимом моральной деградации. Представляющие его политики красноречиво демонстрируют это своим поведением.

odnarodyna.org