Вы здесь

Трудный обмен (Алексей Рамм)

Россиян взяли в плен 16 мая 2015 года

Выторговать за пленных уступки МВФ Киеву не удалось

25 мая осужденную в России за убийство двух журналистов Надежду Савченко обменяли на двух российских граждан, бывших военнослужащих, отправившихся добровольцами воевать в Донбасс, Александра Александрова и Евгения Ерофеева.

В марте нынешнего года, когда суд над бывшей военнослужащей печально знаменитого батальона «Айдар» выходил на финишную прямую, по косвенным свидетельствам стало понятно, что между Россией и Украиной ведутся переговоры об обмене. Правда, судя по тем заявлениям, что делали официальные представители наших правоохранительных органов и адвокаты Надежды Савченко, требовалось еще согласовать процедуру и все необходимые юридические нюансы.

5 апреля приговор Савченко вступил в законную силу, но, как заявил ее защитник Марк Фейген, было решено не обжаловать судебный вердикт. В то же время ФСИН отказался этапировать осужденную в исправительное учреждение, где она должна была отбывать назначенный срок, оставив бывшего штурмана-оператора в СИЗО ростовского Донецка.

Юридические маневры

Вскоре «процесс пошел» — украинская сторона инициировала запрос на выдачу Надежды Савченко, а представляющие ее интересы юристы сообщили, что начался обмен необходимыми документами между правовыми инстанциями двух стран. Препятствием оставался продолжавшийся в Киеве суд над российскими добровольцами, начатый еще в ноябре 2015-го.

23 мая истек срок подачи апелляции и у Александра Александрова и Евгения Ерофеева. Адвокаты, представлявшие россиян, также отказались ее подавать. Незадолго до этого президент Петр Порошенко внес изменение в законодательство Украины.

Проблема обмена заключалась в том, что прежде чем начать процедуру, Савченко, как и Александров с Ерофеевым, должна была попросить о помиловании.

Но в этом случае требовалось признать вину, что обе стороны отказались сделать в ходе судебного разбирательства и при вынесении приговоров.

Если в России формальным инициатором процедуры помилования стали жены погибших российских журналистов, попросивших об этом лично президента Владимира Путина, то на Украине пришлось редактировать законодательство. Так, по указу главы государства просить о помиловании теперь могут не только сами осужденные, но и их родители, жены, дети и даже адвокаты.

Примечательно, что проект соответствующего изменения законодательства появился еще при Викторе Януковиче как разумный компромисс, позволявший освободить Юлию Тимошенко, которая отказывалась признавать себя виновной. Но бывший президент не стал подписывать документ. Так же поступил и Петр Порошенко. Но ради обмена он был вынужден, хотя и неохотно, подписать указ с введением новых вариантов подачи прошения о помиловании.

Тем не менее обмен пленных россиян и Надежды Савченко согласовывался достаточно трудно. По данным «Военно-промышленного курьера», российская сторона до последнего момента не была уверена, что процедура состоится. По словам источника, знакомого с ситуацией, не исключался вариант, что Киев совершит очередной «хитрый маневр» и договоренность сорвется, как уже было несколько раз с момента начала диалога об обмене.

Захват в районе Счастья

Несмотря на громкие заявления о том, что Надежда Савченко будет освобождена любой ценой, а также избрание подследственной в Верховную раду и выдвижение в Европарламент, военно-политическое руководство Украины не стремилось вступать в переговоры с Россией о ее возвращении. Как минимум до конца прошлого года Киев всячески пытался разделить суд над Александром Александровым и Евгением Ерофеевым и дело Савченко на две разные проблемы. Разговора о возможном обмене и не шло.

Здесь стоит вспомнить историю двух бывших российских военнослужащих, которые до того, как попали в плен, были добровольцами во 2-й бригаде корпуса народной милиции Луганской республики. По украинским данным, россияне были захвачены 16 мая прошлого года, действуя в составе разведывательно-диверсионной группы в районе поселка Счастье на подконтрольной Украине территории Луганской области. Правда, какую задачу выполняла РДГ, Киев точно сказать не смог. По одной версии российские разведчики вели наблюдение за ТЭЦ, находящейся вблизи Счастья, фактически на берегу реки Северский Донец, а по другой — хотели взорвать электростанцию. Но на защиту столь важного объекта инфраструктуры встали бойцы 95-й аэромобильной бригады, которые и взяли в плен двух диверсантов.

На самом деле все было гораздо прозаичнее. Александров и Ерофеев действительно вели наблюдение за ТЭЦ, но с другого берега Северского Донца, с территории ЛНР. Автор статьи неоднократно бывал в районе поселка Счастье и готов подтвердить, что для наблюдения за ТЭЦ вводить РДГ не нужно. Из района так называемого Дачного поселка вся электростанция просматривается до мельчайших подробностей в обычный бинокль.

По информации «Военно-промышленного курьера», задача перед украинскими силовиками стояла глобальная: захватить россиян и, представив их как военнослужащих ВС РФ, попытаться тем самым доказать представителям Международного валютного фонда, которые вели переговоры с Киевом о предоставлении очередного транша, что страна отражает агрессию Москвы и заслуживает послабления в кредитных требованиях.

К специальной операции были привлечены не только бойцы 95-й аэромобильной бригады, но и спецназовцы «Альфы» СБУ, которые, следует признать, сработали профессионально. Отрезав наблюдательный пункт, где находились Ерофеев и Александров, украинские «спецы» смогли не только взять их в плен, но и вытащить на свою территорию. Атака была внезапной, попытки отбить россиян не увенчались успехом, а отход «Альфы» прикрыл огонь артиллерии, не позволивший сковать группу.

Ерофеев и Александров, что бы ни утверждалось в некоторых СМИ, ссылающихся на официальных украинских спикеров, не сдались в плен, а оказали сопротивление и получили ранения. Правда, спустя несколько суток, лежа на больничных койках, давали на камеру показания, что они российские военнослужащие.

Стоит ли осуждать Ерофеева и Александрова за признание? Такие истории уже были. Можно вспомнить двух российских офицеров, попавших в плен к боевикам еще в начале второй чеченской кампании. После пыток один из них признался под видеозапись, что по приказу правительства России взрывал дома в Москве и Волгодонске. Сломаться может любой.

Пришлось согласиться

Несмотря на громкие заявления, Киев захватом россиян главной цели не добился. Международный валютный фонд не пошел на уступки. Вопрос с выделением очередного транша повис в воздухе. Экономические прогнозы не внушали МВФ доверия, а «доказательство» российской агрессии никак не повлияло на позицию кредиторов.

По сведениям «Военно-промышленного курьера», Москва обратилась к Киеву с предложением об обмене Александрова и Ерофеева на Савченко сразу же, как стало известно об их пленении. Но, по словам источника, знакомого с ситуацией, украинская сторона не выразила готовности вступить в переговоры. Явно прослеживалось желание использовать и Савченко, и пленных россиян в пропагандистских целях. А обмен выбивал из рук Петра Порошенко обе карты.

Украинская сторона вовсе не стремилась возвратить Надежду Савченко домой. В российской тюрьме ее ценность значительно выше, чем в кресле в Верховной раде или Европарламенте. Фактически переговоры сразу же зашли в тупик.

Но, как ни странно, обмен стал возможным из-за достаточно индифферентной позиции западных стран по отношению к пленным россиянам и якобы полученным доказательствам их принадлежности к ВС РФ. Несмотря на пиар-акции, проведенные Киевом с целью подогреть интерес к Ерофееву и Александрову и устроенное из судебного процесса над российскими добровольцами шоу, ситуация не изменилась.

В декабре прошлого года украинская сторона впервые начала обсуждать возможный обмен. Собеседники «ВПК», знакомые с ситуацией, отказались комментировать ход переговоров, но отметили, что они были достаточно сложными.

До самого последнего момента Киев пытался разыграть карту незаконного задержания и суда над Надеждой Савченко и все же добиться того, чтобы российское руководство под давлением западных стран просто освободило ее. Но в начале февраля стало понятно, что Москва не сдается, и Киев смирился с обменом, хотя и пытался до последнего использовать любые юридические нюансы, чтобы не только затруднить процесс, но и занять более выгодную позицию.

warfiles.ru