Вы здесь

Стрелков вернется, но в новом качестве (Александр Гришин)

Премьер-министр Донецкой республики рассказал журналистам много интересного на брифинге

Глава Донецкой Народной республики Александр Захарченко утром субботы устроил для журналистов брифинг, на котором ответил на интересующие всех вопросы. Безусловно, новостью номер один остается отставка министра обороны Игоря Ивановича Стрелкова. Которая стала для очень многих громом с ясного неба. Хотя на протяжении, как минимум, месяца, в борьбе против Стрелкова со сторонниками киевской хунты объединились и представители некоторых околопатриотических провластных движений в России.

— Игорь Иванович очень много сделал для создания армии Донецкой народной республики. Он положил основу по формированию армии по русскому образцу, по образцу РФ. Так как этот образец наиболее нам понятен в плане менталитета, в плане богатой истории совместных боевых действий, которые вели наши предки испокон веков. Мы понимаем отношения между командиром и подчиненными, — терпеливо объяснил Захарченко и ответил на самый жгучий вопрос. — Так как он свою задачу здесь выполнил, он перешел на другую работу. У нас есть еще такое образование, как Новороссия, которой тоже необходимы военные кадры, координация штабов между Донецкой народной республикой и Луганской народной республикой.

Так что Стрелков, судя по этому заявлению, вскоре начнет создавать общую объединенную армию Новороссии (Союза Донецкой и Луганской народных республик), которая в силу принципа армейского единоначалия, будет подчиняться одному единому, общему для всех командующему. Который тоже потребуется новой армии.

Когда? Захарченко попросил не спешить с этим вопросом.

— Человек воевал три месяца, имеет право на отпуск, — пояснил он. А бывший глава ДНР Александр Бородай, ныне первый вице-премьер Донецкой республики, в своем микроблоге написал, что Стрелков вернется в Новороссию через месяц.

Но не исключено, что к возвращению Стрелкова Новороссия будет представлять собой уже совсем другую реальность, нежели сейчас. Захарченко на том же брифинге, к примеру, заявил, что украинские военнослужащие начали массово переходить на сторону ополчения.

— Один из командиров 25-ой аэромобильной бригады взял с собой БМП, перешел на нашу сторону. С сегодняшнего дня принял командование ротой. И такие случаи массовые. Я полагаю, в ближайшее время будут сдаваться в плен еще другие бригады, — привел он конкретный пример.

Сам Захарченко не видит в этом ничего необычного.

— Регулярная армия Украины, кадровые военные не понимают, почему они находятся здесь, за что они воюют и за что они умирают. А мы воюем за свои земли, за своих детей, свои дома. Мы на своей земле находимся, нам есть за что воевать. А моральный дух любого подразделения, которое воюет за свой дом, на порядок выше, чем у тех, кто воюет за деньги или не понимает, за что воюет, — полагает Захарченко. — Украинские военные в большей степени не враги, а, скорее, союзники нам... И знаете, есть даже факты, когда украинская армия вступает в бой с батальонами «Днепр», «Айдар».

Сколько в этом истины, а сколько пропаганды, пока сказать трудно. Но случаи боев между украинскими подразделениями действительно уже не редкость. А попавшие в окружение (в «котёл») части ВСУ уже на своем примере, что сдача в плен не несет для них никаких серьезных последствий. Кроме разве что репрессий от киевских властей.

kp.ru

Комментарии

Стрелкова вынудили покинуть Новороссию, шантажируя отказом от предоставления военной помощи

Источник в руководстве ополчения поделился информацией о том, что стало причиной якобы добровольной отставки Стрелкова с поста министра обороны ДНР и его отъезда из Донецка. По словам нашего информатора, Стрелкова вынудили это сделать, шантажируя в случае отказа непредоставлением ополчению обещанной военной помощи.

Ранее были достигнуты кулуарные договоренности об обеспечении масштабной военной поддержки ополчению. Главным условием предоставления такой поддержки (более тысячи человек личного состава и более 100 единиц бронетехники) были отставка и оставление Стрелковым Донецка. В случае отказа Стрелкова уйти, Донецкая Народная Республика и Новороссия в целом оказались бы перед угрозой полного уничтожения украинскими карателями.

Здесь
 

Сергей Марнов

 В ходе этих страшных событий появилось новое человеческое качество, и называется оно Игорь Стрелков. Герой, который опрокидывает все прогнозы, который чист и талантлив, он страшен и врагу, и внутренней меркантильной дряни. Самим своим существованием! Они говорят: "Все такие, как мы, все под себя гребут". А вот и не все, потому что есть Игорь Стрелков!

Менять Стрелкова на стволы и боеприпасы - неравноценный обмен. О Наполеоне говорили, что его шляпа на поле боя стоит ста тысяч штыков. Кто сосчитает, скольких бойцов стоит чуб Стрелкова? Нам остается только молиться за него, и надеяться, что его не принесут в жертву политическим интересам. Должны же понимать власти, что микроскопом гвозди не забивают?! 

 Ну что мы еще можем? И можем, и должны затыкать поганые рты клеветникам на Величие.

Меч Кладенец

Меч Кладенец - от Пращуров награда,
Прикопан Правнукам, для их священных нужд.
В нём Знания громада, как возникает сплав Булата,
Коль, в муках праведных, ковал его Рус - Муж!
Русь – Мать, она своих сынов взрастила
И кровь свою в них растворила.
Одной Судьбой и Языком их наделила,
Сердца Любовью разожгла!
Восстанем Братья! Мы кованы уж тыщи раз!
Булатный сплав наРодов, вкован в нас!
Пусть всех врагов его священна сила,
Как смерч Природы из Руси повынасила.
С Владимиром Солоухиным во славу Предков.
Гой други! Русским матом кройте окопы властные врагов!
Настало, братцы, время драки!
И нам давно пора понять,
Что поднимать НаРод в атаки,
Означит – на себя огонь принять!
Они уж пали, что поднялись. И здесь на бруствере лежат. Но нам застывшими устами
Стихами Правды говорят!
"Когда Россию захватили. И на растленье обрекли,
Не все России изменили,
Не все в предатели пошли. - И забивались тюрьмы теми,
В ком были живы долг и честь.
Их поглощали мрак и темень,
Им ни числа, ни меры несть. _ - Стреляли гордых, добрых, честных,
Чтоб, захватив, упрочить власть.
В глухих подвалах повсеместно
Кровища русская лилась. _ - Всё для захватчиков годилось –
Враньё газет, обман, подлог.
Когда бы раньше я родился,
И я б тогда погибнуть мог. - Когда, вселяя тень надежды,
Наперевес неся штыки,
В почти сияющих одеждах. Шли Белой гвардии полки. - А пулемёты их косили,
И кровь хлестала, как вода,
Я мог погибнуть за Россию,
Но не было меня тогда - Когда (ах, просто, как и мудро)
И день и ночь, и ночь и день
Крестьян везли в тайгу и тундру. _ Из всех российских деревень, _ - От всех черёмух, лип и клёнов,
От речек, льющихся светло,
Чтобы пятнадцать миллионов
Крестьян российских полегло, _ - Когда, чтоб кость народу кинуть,
Назвали это «перегиб»,
Я – русский мальчик – мог погибнуть. _ И лишь случайно не погиб. _ - Я тот, кто, как ни странно, вышел. _ Почти сухим из кутерьмы,
Кто уцелел, остался, выжил. Без лагерей и без тюрьмы. _ - Что ж, вспоминать ли нам под вечер,
В передзакатный этот час,
Как, души русские, калеча,
Подонков делали из нас? _ - Иль противостоя железу. _ И мраку противостоя,
Осознавать светло и трезво:
Приходит очередь моя. - Как волку, вырваться из круга,
Ни чувств, ни мыслей не тая.
Прости меня, моя подруга,
Настала очередь моя. _ - Я поднимаюсь, как на бруствер,
На фоне трусов и хамья.
Не надо слёз, не надо грусти –
Сегодня очередь моя! "
Не надо ярости и фальши, не надо скрежета зубов. Гой други! Русским матом кройте окопы властные врагов! Они одетые в защиты из лжи, из кривды, клеветы, Бросают челядь в штыковые на пробужденных от многолетней дремоты!
Нас мало, но за нами, Правда. И рать небесная Богов!
Для нас в награду будет Слава. Пополнить их ряды полков!
Но знайте подлые злодеи. И Вас возможно удалить!
Да, в этом мире всем нам тесно.
Пора от сюда Вам отплыть.
С А.С.Пушкиным во славу Предков.
О чем поведали кровавые скрижали
Гой Славный сын! НаРода Русов!
Поведай Правнукам их будущий урок!
И укрепи возвышенной строкою,
Чтоб Внуки Пращуров осмысли Зарок!
Стервятники свои и из-за моря
Рвут в кровь Святую Русь!
Ужель клеветникам, что гибелью грозят,
Не скажет Рус: «Русь! Встань и возвышайся!»
«О чем шумите вы, народные витии?
Зачем анафемой грозите вы России?
Что возмутило вас? волнения Литвы?
Оставьте: это спор славян между собою.
Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою,
Вопрос, которого не разрешите вы.
Уже давно между собою
Враждуют эти племена;
Не раз клонилась под грозою
То их, то наша сторона.
Кто устоит в неравном споре:
Кичливый лях, иль верный росс?
Славянские ручьи сольются в русском море?
Оно ль иссякнет? вот вопрос.
Оставьте нас: вы не читали
Сии кровавые скрижали;
Вам непонятна, вам чужда
Сия семейная вражда;
Для вас безмолвны Кремль и Прага;
Бессмысленно прельщает вас
Борьбы отчаянной отвага –
И ненавидите вы нас …
За что ж? ответствуйте: за то ли,
Что на развалинах пылающей Москвы
Мы не признали наглой воли
Того, под кем дрожали вы?
За толь, что в бездну повалили
Мы тяготеющий над царствами кумир
И нашей кровью искупили
Европы вольность, честь и мир?..
Вы грозны на словах – попробуйте на деле!
Иль старый богатырь, покойный на постели,
Не в силах завинтить свой измаильский штык?
Иль русского царя уже бессильно слово?
Иль нам с Европой спорить ново?
Иль русский от побед отвык?
Иль мало нас? Или от Перми до Тавриды,
От финских хладных скал до пламенной Колхиды,
От потрясенного Кремля
До стен недвижного Китая,
Стальной щетиною сверкая,
Не встанет русская земля?..
Так высылайте ж нам, витии,
Своих озлобленных сынов:
Есть место им в полях России,
Среди нечуждых им гробов».
Как славно эта отповедь звучит и в наше время!
Для тех, кто память поколений не хранит.
И вновь готов на собственном примере
Под той же темною звездой
Найти в России свой покой!
Гой Русы, пора понять,
Что мы стоим у крышки гроба!
Пророк – поэт дает Совет:
Положьте в гроб предателей вы кости
И хладный свой ночлег найдут и прошеные гости!

«Великий день Бородина
Мы братской тризной поминая,
Твердили: «Шли же племена,
Бедой России угрожая;
Не вся ль Европа тут была?
А чья звезда ее вела!..
Но стали ж мы пятою твердой
И грудью приняли напор
Племен, послушных воле гордой,
И равен был неравный спор.
И что ж? свой бедственный побег,
Кичась, они забыли ныне;
Забыли русский штык и снег,
Погребший славу их в пустыне.
Знакомый пир их манит вновь –
Хмельна для них славянов кровь;
Но тяжко будет им похмелье;
Но долог будет сон гостей
На тесном, хладном новоселье,
Под злаком северных полей!
Ступайте ж к нам: вас Русь зовет!
Но знайте, прошеные гости!
Уж Польша вас не поведет:
«Через ее шагнете кости!..»
Сбылось – и в день Бородина
Вновь наши вторглись знамена
В проломы падшей вновь Варшавы:
И Польша, как бегущий полк,
Во прах бросает стяг кровавый –
И бунт раздавленный умолк.
В бореньи падший невредим;
Врагов мы в прахе не топтали;
Мы не напомним ныне им
Того, что старые скрижали
Хранят в преданиях немых;
Мы не сожжем Варшавы их;
Они народной Немезиды
Не узрят гневного лица
И не услышат песнь обиды
От лиры русского певца.
Но вы, мутители палат,
Легкоязычные витии,
Вы, черни бедственный набат,
Клеветники, враги России!
Что взяли вы?.. Еще ли росс
Больной, расслабленный колосс?
Еще ли северная слава
Пустая притча, лживый сон?
Скажите: скоро ль нам Варшава
Предпишет гордый свой закон?
Куда отдвинем строй твердынь?
За Буг, до Ворсклы, до Лимана?
За кем останется Волынь?
За кем наследие Богдана?
Признав мятежные права,
От нас отторгнется ль Литва?
Наш Киев дряхлый, златоглавый,
Сей пращур русских городов,
Сроднит ли с буйною Варшавой
Святыню всех своих гробов?
Ваш бурный шум и хриплый крик
Смутит ль русского владыку?
Скажите, кто главой поник?
Кому венец: мечу иль крику?
Сильна ли Русь? Война, и мор,
И бунт, и внешних бурь напор
Ее, беснуясь, потрясали –
Смотрите ж: все стоит она!
А вкруг ее волненья пали –
И Польши участь решена..
Победа! сердцу сладкий час!
Россия! встань и возвышайся!
Греми, восторгов общий глас!»
Победы сладостных мгновенья
Испить – Судьбой предрешено!
И бой грядет – жестокий, безпощадный!
И вновь Пророк нам говорит,
Что днесь наРод Судьбу свою решит!

«Перед гробницею святой
Стою с поникшей головой..
Все спит кругом; одни лампады
Во мраке храма золотят
Столпов гранитные громады
И их знамен нависший ряд.
Под ними спит сей властелин,
Сей идол северных дружин,
Маститый страж страны державной,
Смиритель всех ее врагов,
Сей остальной из стаи славной
Екатерининских орлов.
В твоем гробу восторг живет!
Он русский глас нам издает;
Он нам твердит о той године,
Когда народной веры глас
Воззвал к святой твоей седине:
« Иди, спасай!» Ты встал и спас…
Внемли ж и днесь наш верный глас,
Встань и спасай царя и нас,
О старец грозный! На мгновенье
Явись у двери гробовой,
Явись и дланию своей
Нам укажи в толпе вождей,
Кто твой наследник, твой избранный!
Но храм – в молчанье погружен,
И тих твоей могилы бранной
Невозмутимый вечный сон…»
«Есть упоение в бою!»
И эти строки не жестоки!
И если выпало тебе очистить Землю от набега
Ты ведай – Предки все с тобой!
Победа нам завещана Судьбой.

Диалог с Фёдором Тютчевым.
Пожнём плоды решающей Победы

О, Фёдор, о немой сказитель, зачем тревожишь этот мир?
Ты ясно знаешь, искуситель, мы падки на такие сны!
Зачем тревогу роковую о неизбежности Судьбы,
Ты сеешь мыслию своею в ещё незрелые умы?
«Стоим мы слепо пред Судьбою,
Не нам сорвать с нее покров...
Я не свое тебе открою,
Но бред пророческий духов...
Еще нам далеко до цели,
Гроза ревет, гроза растет,-
И вот - в железной колыбели,
В громах родится Новый год...
Черты его ужасно строги,
Кровь на руках и на челе...
Но не одни войны тревоги
Принес он людям на земле.
Не просто будет он воитель,
Но исполнитель божьих кар,-
Он совершит, как поздний мститель,
Давно задуманный удар...
Для битв он послан и расправы,
С собой принес он два меча:
Один - сражений меч кровавый,
Другой - секиру палача.
Но для кого?.. Одна ли выя,
Народ ли целый обречен?..
Слова неясны роковые,
И смутен замогильный сон...»
В предгрозовое наше время, лихие рядом племена.
И испоганено то семя, что полновесно все века.
И если всё, что ты пророчишь, всё воплощается в наш век.
То оскудеют наши нивы. Осиротевшую Россию заселит новый человек?
Нам надобны иные Знанья, о том, что вопреки Судьбе,
Нас отрезвит смертельный час, и Рок отступит перед нами!
Как прежде мы стеною станем и переборем басурман!
Пожнём плоды, мы сей Победы, развеем смутный твой дурман!
Диалог с Александром Блоком.
В желанной схватке той, падет и старый мир, и Вы!

О чем печалишься, любимый наш пиит? О том ли, что кровавыми пирами отметили Мы с братьями прошедший век? Напрасно лирой ты будил в них память – Одной мы крови, белый Человек!
«Мильоны – вас. Нас – тьмы, и тьмы, и тьмы.
Попробуйте, сразитесь с нами!
Да, скифы – мы! Да, азиаты – мы,
С раскосыми и жадными очами!
Для вас – века, для нас – единый час.
Мы, как послушные холопы,
Держали щит меж двух враждебных рас
Монголов и Европы!
Века, века ваш старый горн ковал
И заглушал грома, лавины,
И дикой сказкой был для вас провал
И Лиссабона, и Мессины!
Вы сотни лет глядели на Восток
Копя и плавя наши перлы,
И вы, глумясь, считали только срок,
Когда наставить пушек жерла!
Вот – срок настал. Крылами бьет беда,
И каждый день обиды множит,
И день придет – не будет и следа
От ваших Пестумов, быть может!
О, старый мир! Пока ты не погиб,
Пока томишься мукой сладкой,
Остановись, премудрый, как Эдип,
Пред Сфинксом с древнею загадкой!
Россия – Сфинкс. Ликуя и скорбя,
И обливаясь черной кровью,
Она глядит, глядит, глядит в тебя
И с ненавистью, и с любовью!...
Да, так любить, как любит наша кровь,
Никто из вас давно не любит!
Забыли вы, что в мире есть любовь,
Которая и жжет, и губит!
Мы любим все – и жар холодных числ,
И дар божественных видений,
Нам внятно всё – и острый галльский смысл,
И сумрачный германский гений

Мы помним всё – парижских улиц ад,
И венецьянские прохлады,
Лимонных рощ далекий аромат,
И Кельна дымные громады...
Мы любим плоть – и вкус ее, и цвет,
И душный, смертный плоти запах...
Виновны ль мы, коль хрустнет ваш скелет
В тяжелых, нежных наших лапах?
Привыкли мы, хватая под уздцы
Играющих коней ретивых,
Ломать коням тяжелые крестцы,
И усмирять рабынь строптивых...
Придите к нам! От ужасов войны
Придите в мирные объятья!
Пока не поздно – старый меч в ножны,
Товарищи! Мы станем – братья!
А если нет – нам нечего терять,
И нам доступно вероломство!
Века, века вас будет проклинать
Больное позднее потомство!
Мы широко по дебрям и лесам
Перед Европою пригожей
Расступимся! Мы обернемся к вам
Своею азиатской рожей!
Идите все, идите на Урал!
Мы очищаем место бою
Стальных машин, где дышит интеграл,
С монгольской дикою ордою!
Но сами мы – отныне вам не щит,
Отныне в бой не вступим сами,
Мы поглядим, как смертный бой кипит,
Своими узкими глазами.
Не сдвинемся, когда свирепый гунн
В карманах трупов будет шарить,
Жечь города, и в церковь гнать табун,
И мясо белых братьев жарить!...
В последний раз – опомнись, старый мир!
На братский пир труда и мира,
В последний раз на светлый братский пир
Сзывает варварская лира!»
«Русь – Сфинкс»! Она по-прежнему чужда Народам смешенным «пригожею Европой». «Да, Скифы – мы! Да, Азиаты – мы!» И нам дано унять Ваш пыл ретивый! В желанной схватке той, падет и старый мир и Вы!

С Ганиным А.А во славу Предков.

Достойно Русам узнать СутьБу свою в бою!

Страшна военная пора, Её нам образ обрисован. Родной поэт СутьБою скован, Род славный жаждет топора! «Ты подумай, как страшно теперь...
Мы молиться и плакать устали.
Всюду грозные призраки встали
На путях твоих в горнюю дверь.
Каждый вечер зловещий огонь,
Вместо зорь на небесной пустыне.
В травах кровью дымящийся иней,
Смертоносная, лютая вонь.
Умерла на колосьях пчела.
Высох мёд на губах человека.
И дремавшая в камнях от века
Стальнозубая гибель пришла.

Обезумел испуганный мир,
Поклонился незримому зверю,
И с проклятьем в спасенье не веря,
Глохнет в лязге и звоне секир.
Больше нету весёлых детей,
Всюду когти железа и смерти.
И взывают к грохочущей тверди
Только трупы да горы костей.
Всё проглочено пастью литой...
Рыщут ветры по мёртвым дорогам,
Стёрто имя всезрящего Бога,
Снова царствует в мире "Никто".
Тёмной ночью окутана дверь...
Где-то плачется звёздная вьюга...
Мы блуждаем средь мёртвого круга;
Ты подумай, как страшно теперь..»
И чтож, стоя у края бездны, Поклонимся незримому зверью? Достойно Русам узнать СутьБу свою в бою! И лишь врагам не видеть нашей тризны!