Вы здесь

Смысл Истории и ложь украинства (Наталья Иртенина)

Наталья Иртенина

Один из церковных иерархов как-то сказал: «В настоящее время реальным политиком может быть только тот, кто способен проникать в мистическую сущность вещей и событий».

Другой представитель русского духовенства писал о смысле мировой истории: «Исторический процесс — это, с одной стороны, созидающееся Царство Христово — Святая Церковь, а с другой — созидающееся царство антихриста... Смысл всех исторических изменений лежит в процессе моральной дифференциации, которая окончательно отделит Царство Христово от царства антихриста... Внешняя история мира есть простое следствие этих внутренних столкновений, этой борьбы» (прот. Валентин Свенцицкий. «Диалоги»).

Вся мировая история, письменная и дописьменная, есть история Церкви и противления ей.

Внецерковное сознание, безусловно, отвергает эту мысль. Иначе и быть не может: нецерковное сознание не в силах смириться с тем, что то, что его занимает — находится на периферии истории, тогда как оно всегда мнит себя и свои интересы в центре событий...

История человечества вертится вокруг своего Солнца — Христа, Слова-Логоса, которым сотворен мир, Сына Божьего, создавшего Церковь. И вся она, история, есть долгий-предолгий путь спасения людей от ада, который они готовят себе.

Церковь имеет тот же возраст, что и человечество. Она существовала с Адамом и Евой в раю. Вместе с ними вышла за врата рая и обосновалась на проклятой из-за их падения земле. Она множилась с потомками первых людей, помнивших Творца, но ко времени Ноя сократилась до нескольких человек. Потом вместе с Авраамом она пришла в обетованную землю, а с Моисеем вышла из Египта. После Синая она стала зваться Ветхозаветной, а после воскресения Христа — Новозаветной.

Возможно, все могучие мировые цивилизации обрели свою значимость для того, чтобы сыграть роль в истории Церкви. Может быть, вся утонченно сложная культура Древнего Египта родилась и существовала для того лишь, чтобы в Египет продали Иосифа, дабы через 400 лет случились десять казней египетских и исход избранного народа. А затем сорокалетнее блуждание его по пустыне, во время которого он обрел синайское законодательство. Возможно, Ассиро-Вавилонскому царству было позволено возвыситься лишь ради того, чтобы подвергся разрушению Иерусалим, а евреи пережили очистительный вавилонский плен. Железная Римская империя в лице Пилата, «умыв руки», вознесла Сына Божия на крест. А потом своими имперскими дорогами и зрелищами казней христиан служила скорейшему распространению новой веры по ойкумене. Византия несколько столетий формулировала и оттачивала на Вселенских соборах учение Церкви и в зените своем зажгла огонь христианства в русских пространствах. А умерев, передала Руси имперскую эстафету.

Западная, сперва римская, позднее смешанная римско-протестантская цивилизация, единственным своим историческим смыслом сделала процесс апостасии — отпадения от Церкви. Эта цивилизация, создав много лжецерквей и развязав войну против истинной Церкви, сыграет роль колыбели и цитадели лжемессии — антихриста, которого назовет спасителем человечества. «Либерализм вышел именно из христианских стран как антитеза духовному, аскетическому, стеснительному христианству, а не из гор Кавказа или Мекки» (К. Леонтьев).

История всех прочих народов, государств и культур, не входящих так или иначе в отношения с Церковью, по сути, историей не является. Это поток событий во времени, имеющий ничтожное значение и происходящий лишь потому, что человеку даны энергия действия и свобода воли. Они далеки от магистрального пути и магистрального смысла истории. Они существуют и не умирают лишь потому, что в мире действует Церковь — и есть вероятность вовлечения этих глубоко периферийных культур и народов (или даже их малых частей) в ее орбиту. И не Церковь ли — тот «удерживающий» (2 Фес. 2:7), который не дает окончательно совершиться в мире «тайне беззакония» и опуститься занавесу истории?

В отечественной истории найдем тот же принцип: история России — это история ее Церкви, и в любых процессах стоит искать церковный вектор.

К примеру, степные кочевники, несколько веков утеснявшие Русь, имели важное значение для русского этногенеза и консолидации церковного народа — святой Руси. После создания Московского государства Русская Церковь сделалась хребтом державы и вошла в нерасторжимое единство с властью государей. Террор Ивана Грозного, Смута, раскол, церковная депрессия синодальной эпохи, война 1812 г., увлечение масонством, соблазны атеизма и революций... всё это — этапы очищения Церкви, отсеивание плевел от пшеницы, рассечение истинноцерковного и лжецерковного. Происходили очищение и закалка звонкого церковного металла между молотом и наковальней... Но к XX столетию процесс загрязнения и заражения Церкви пошел столь быстро, что потребовалась радикальная переплавка, происходившая с 1917 г. до начала Великой Отечественной. Война и десятки миллионов убитых стали ценой за попытку государства уничтожить Церковь. Кровь мучеников смыла с русского церковного организма много грязи и скверны.

Однако борьба Христа и антихриста в мире и в церковных недрах, «процесс разделения истинной Церкви и ее подделки», словами о. Валентина Свенцицкого, «...не прекратится и до последних дней земного бытия Церкви. Изменяются лишь условия этой борьбы в зависимости от изменения внешних условий жизни, изменяется повод борьбы в зависимости от того, на что именно нападает враг, который делается все хитрей, и потому подделки его более и более трудно распознаваемы».

К чему я все это?

Поместная Русская Церковь — крупнейшая. И значит, судьбы вселенской Церкви сейчас непосредственно связаны с Россией. Именно этот фактор, а не какие-то иные определяет место самой России в мире. Кто бы что ни говорил об утраченных ею лидерских позициях, о ее нынешней «региональности» и т. п. — она была и останется в центре того завихрения явных и скрытых событий, которые именуются мировой историей. Точнее, историей Церкви.

Украинская Церковь — существенная часть Русской. И именно она за последние 20 лет стала наиболее уязвимым местом, в которое бьют всеми возможными способами: разжигая вражду раскола, распаляя гордыню церковного сепаратизма, натравливая политический и религиозный национализм.

Да, события 2014 года — это не религиозная война, а война против лживой и нацистской по своей сути идеологии украинства. Но это лишь внешнее проявление скрытой войны Церкви и духа антихриста.

Метафизический смысл любой войны, которую попускает Господь в отношении христианских народов, — восстановление расслабленного и разрушенного церковного организма, исцеление, отсечение тканей, пораженных духовной гангреной. Этот смысл можно выразить сценой из рассказа о. Ярослава Шипова «Несокрушимая и легендарная». Командированного на чеченскую войну священника окликают солдаты на броневике:

«...— Отец, — сказал старший, — у тебя минутка есть?.. Я что хотел сказать: здесь быстро все понимаешь. — Он расстегнул ворот и показал крест, висевший рядом с жетоном. Молодой следом за ним проделал то же самое...»

Но война — крайнее средство, когда иные уже не действуют. Ситуация на Украине, очевидно, дошла до края.

«...Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих» (Откр. 3:15–16).

Украинство — замаскированное наступление на Церковь, успешно осуществляемое потому, что «теплость» большей части народа не позволяет увидеть его, распознать и противостать ему. «Извержение из уст» — это именно то, что сейчас происходит. «Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю. Итак, будь ревностен и покайся» (Откр. 3:19).

Война и на Донбассе, и в Киеве, и в Одессе говорит: невозможно никому более оставаться «теплым». Надо выбирать: холодное равнодушие ада или горячее усилие, которым берется Царство Божье. И говорит она это не одним жителям Украины, но одинаково и России.

Взаимодействие Церкви и мира похоже на обмен веществ. Мир вытягивает из Церкви все нестойкое, слабое, оглядывающееся, «теплохладное» и потому «неблагонадежное для Царства небесного». Она — вбирает в себя все, что только может оторвать от мира, усвоить себе, воцерковить: все разочарованное, высосанное миром, оскорбленное его злобой, ненавистью, насилием, пошлостью и бессмысленностью.

Итогом украинского конфликта должно стать четкое разделение двух противоположных начал и понимание: «Кто не собирает со Мной, тот расточает».

Либо будет уничтожена (максимально разоблачена и маргинализирована, загнана под лавку) идеология украинства, работающая на расколы, беззаконный церковный сепаратизм, на усиление униатства, сектантства и националистской ненависти ко всему русскому. (В конце XIX в. украинство и было создано, заточено под эти цели — как антитеза православию и русскости. Никакое положительное содержание австрийцы, поляки, а за ними австрофильская и ополяченная интеллигенция русской тогда еще Галиции в него не вкладывали.)

Либо же малороссийская ветвь будет окончательно отсечена от русского дерева с последующим ее омертвением. В случае победы украинства — не следует обольщаться — Московский патриархат на Украине будет со временем ликвидирован. Ну а константинопольская церковная юрисдикция продержится еще меньше. Иезуитские колледжи на Украине старательно взращивают молодую генерацию католикофилов, а Риму, уже выпустившему из рук почти всю Европу, нужна «свежая кровь», новая пассионарная, ревностная паства, которая есть на Украине.

Заморозка и «стабилизация» вскрытого Господним скальпелем гнойника невозможна. Будет «либо-либо». Рано или поздно.

«Советую тебе купить у Меня золото, огнем очищенное, чтобы тебе обогатиться, и белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей, и глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть» (Откр. 3:18). Все это война дает в избытке: золото, огнем очищенное, — усилие веры; белая одежда — дела веры; глазная мазь — покаяние. Все это необходимо, чтобы отвергнуть ложь, которая беснуется вокруг. Идеологическую ложь украинства.

Но если не признаются себе, что верят лжи, то в конце своего долгого темного туннеля мучительной «евроинтеграции» потеряют свою Церковь и перейдут в стан противления, апостасии. «...За то, что они не приняли любви истины для своего спасения. И за cиe пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи» (2 Фес. 2:10–11).

radonezh.ru