Вы здесь

«Правый сектор» отказался выполнять приказ покинуть Мариуполь

Артем Скоропадский

Руководитель информационного центра запрещенного в России «Правого сектора» Артем Скоропадский заявил, что «добровольческий батальон» «не считает возможным выполнение приказа о выходе из Мариуполя».

«Все территории, которые мы отстаивали в течение долгого времени, и те, которые политы кровью украинцев, мы оставлять не будем, скорее всего», — заявил Скоропадский УНИАН и добавил, что «Правый сектор» сотрудничал с минобороны, СБУ. «Но выполнять такие вот приказы... Эта земля, там каждый сантиметр полит каплями крови. Выполнять такие приказы достаточно все же странно», — сказал он.

Напомним, накануне вечером украинские СМИ сообщили, что так называемым добровольческим батальонам дан приказ покинуть зону «спецоперации» до 1 апреля.

Артем Скоропадский, комментируя эту информацию, подчеркнул, что «Правому сектору» приказы может отдавать только его лидер Дмитрий Ярош: «У нас автономная структура. Мы действуем и с нацгвардией, и с министерством обороны, там, на войне, не в генеральном штабе, не в министерстве обороны, а там, где сидят на уровне майоров, подполковников. Мы с ними работаем, сотрудничаем, они нам помогают, мы им помогаем», — отметил Скоропадский.

Отвечая на уточнение, добровольческим батальонам отдавался приказ оставлять эту зону, он сказал: «Насколько я понимаю, такой приказ все же есть».

На вопрос, покинет ли территорию «Правый сектор», останется ли на ней, Скоропадский отметил, что их задача — не только освобождение восточных областей, но и освобождения Крыма. «Мы с самого начала говорили, что ни „минские договоренности“, ни какие-то другие договоренности с Путиным, с Россией или с кем-то еще, не действуют. Потому что с Россией и Путиным договариваться нельзя», — сказал он.

Ранее мариупольский новостной портал «0629» сообщал: «Командир восьмой отдельной роты „Правого сектора“ Андрей Червень рассказал о том, что ним дан приказ покинуть Широкино до 27 марта и до 1 апреля покинуть зону проведения АТО. По его словам, в приказе указано, что выйти должны все подразделения, которые не входят в состав ВСУ и Нацгвардии. Андрей Червень сказал, что он не может не подчиниться приказу».

По словам начальника штаба восьмой отдельной роты добровольческого корпуса «Правого сектора» под названием «Аратта» Артема Луцака, Червню был поставлен ультиматум. «Либо ДУК „Правый сектор“ ложится под какую-нибудь официальную структуру, либо покидает зону АТО», — передает издание его слова.

Как сообщил Луцак в интервью «0629», бойцы «Правого сектора» отступают на базу. «У нас забирают право на войну. Нейтрализация добровольческих батальонов — это предательство», — заявил Артем Луцак.

Напомним, всего в «спецоперации» на Востоке Украины задействованы около полудюжины батальонов, которые финансируются из частных источников.

Так, батальоны «Азов», «Айдар», «Донбасс», «Днепр-1» и «Днепр-2» финансирует олигарх и экс-губернатор Днепропетровской области Игорь Коломойский, против которого в России возбуждено уголовное дело по статье «применение запрещенных средств и методов ведения войны».

vz.ru

«Правый сектор» назвал условия перехода в состав армии

Украинский «Правый сектор» (ПС), признанный в России экстремистским, назвал условия, на которых его боевое подразделение — Добровольческий украинский корпус (ДУК) — может войти в состав Вооруженных сил Украины. Соответствующее заявление, как передает «Украинская правда», сделал руководитель информационной службы ПС Артем Скоропадский.

По его словам, корпус ПС может стать частью регулярной армии, но только в статусе автономного подразделения. Его представители при этом согласны подчиняться своему лидеру Дмитрию Ярошу и командиру корпуса Андрею Стемпицкому.

Входить в состав Национальной гвардии МВД бойцы подразделения ПС при этом не желают.

Тема легализации подразделения «Правого сектора», как отметил Скоропадский, обсуждается уже давно. Однако выдвинутые условия не устраивают власть. Ее предложения, в свою очередь, не принимает «Правый сектор». «Нам предлагают совершенно неприемлемую вещь: распустить корпус и просто вступать рядовыми членами в Вооруженные силы или Нацгвардию», — добавил источник.

Ранее стало известно, что представителям «Правого сектора» предписано покинуть зону боевых действий под Мариуполем или официально перейти в армию или Национальную гвардию. Как рассказал начальник штаба 8-й отдельной роты ПС Артем Луцак, подразделению был поставлен ультиматум: «ложиться под какую-нибудь официальную структуру, либо покинуть зону АТО (антитеррористической операции, как официально именуются военные действия на востоке Украины — прим. „Ленты.ру“)».

В «Правом секторе» после этого заявили, что не намерены выполнять соответствующий приказ. «Все территории, которые мы отстаивали в течение долгого времени, и те, которые политы кровью украинцев, мы оставлять не будем, скорее всего», — отметил Скоропадский. По его словам, ПС согласовывает свою деятельность с министерством обороны, но выполнять «предательские приказы» не будет.

Украинские военные, в свою очередь, позднее подтвердили, что «Правому сектору» предложено определиться, куда они хотят войти: в состав Национальной гвардии или в состав ВС. В Генштабе ВС сообщили, что решение пока отложено: «ребята взяли паузу для того, чтобы подумать».

«Правый сектор» связывают с украинским бизнесменом Игорем Коломойским, который недавно был отправлен в отставку с поста губернатора Днепропетровской области. С Коломойским также ассоциируют некоторые добровольческие батальоны, принимающие участие в АТО. Президент Украины Петр Порошенко, комментируя на днях статус таких формирований, заявил, что не позволит ни одному из губернаторов иметь «карманные вооруженные силы».

Комментарии

Не могу не сказать, что этот самый Скоропадский — распиарен (именно распиарен самими церковниками) как прихожанин УПЦ МП. Вообще к «Правому сектору» в УПЦ МП трогательное отношение — как героям, так что от КП-шников и прочих сектантов они не сильно отличаются. Разве только единичные пастыри остались верны Христу и не подыгрывают неонацистам.

  Украина не только взрастила всякую мерзость человеческую, ещё и даёт приют этой мерзости со всех уголков мира. Посмотри, кто сейчас в правительстве? Особи, носители всех самых гадких человеческих пороков. Меня уже ничего не удивляет: ни брехуны СМИ, ни бред Филарета, ни бред представителей УПЦ МП. Мир разом сходит с ума.

6 февраля, 2014

— В СМИ появлялась информация о том, что «Правый сектор» планирует основать политическую партию. Это соответствует действительности?

— В настоящий момент об этом рано говорить. Сегодня у нас единственное задание — завершение революции и переформатирование страны в новом виде. Только после этого сможем отвечать на вопрос о создании партии. Конечно, как у революционеров у нас есть желание взять ответственность за страну на себя.

— В чем, по вашему мнению, должно заключаться завершение революции?

— Наше задание — не победа оппозиции, а кардинальное изменение системы и установление новых правил игры. Если просто поменять Януковича на, к примеру, Тягнибока, это не будет революция. Однако понятно, что уже новая система революционеров преследовать не будет. Возможно, даже наоборот — станем национальными героями. Думаю, что для значительной части населения мы уже ими являемся.

— Кто вам предложил стать спикером «Правого сектора»? Какие первоочередные задачи стоят в настоящий момент перед вами?

— Много лет я работал в газете «Коммерсант». Незадолго до революции оттуда уволился, был фри-лансером. Когда «Правый сектор» громко заявил о себе, ко мне по информации и контактам начали обращаться коллеги-журналисты, поскольку они знали, что уличная политика была одной из главных тем моих материалов. Таким образом, я помогал найти общий язык, с одной стороны, своим друзьям-журналистам, а с другой — своим друзьям из «Правого сектора», которых знаю уже много лет. Тогда я сам предложил стать их пресс-секретарем. Ребята были не против, поскольку особого опыта общения с прессой у них не было. С тех пор я перестал спать — с утра до ночи отвечаю на звонки. От своего имени ничего не комментирую — могу озвучивать лишь те позиции, которые уже были выработаны. Кроме того, в мои обязанности входит организация встреч руководства ПС с прессой. В целом, публично от имени организации выступает всего три человека: председатель Дмитрий Ярош, его заместитель — Андрей Тарасенко и я.

Здесь