Вы здесь

Послезавтра (Анатолий Эль-Мюрид)

Южный поток

Болгария отказалась считать проект «Южного потока» закрытым до получения официального уведомления России. Формально она, конечно, права — кто такой президент России, и как подшить в папочку его слова? Требуется соблюсти формальность и получить справку с ресепшена «Газпрома» — только тогда можно будет думать, что делать дальше.

Болгария провалила очередной энергетический проект, если вспомнить закрытый себе в убыток проект АЭС, зато подтвердила свою полную подконтрольность Брюсселю. Евросолидарность ценой собственной катастрофы — это так по-болгарски.

Газовый конфликт тем временем, судя по всему, выходит на новый уровень. В очередной раз мы видим любопытный парадокс — война (пока еще в относительно холодной фазе, но имеющей все признаки перехода в более теплую) начинается за ресурс, дефицита которого не ощущается. Скорее наоборот — уж чего-чего, а газа на планете невероятно много. И природного, и сланцевого, и тем более метангидратного. Не все технологии добычи и транспортировки еще отработаны, не вся инфраструктура отстроена — но явно война будет на порядки дороже, чем исследования, разработка технологий, создание транспортных путей доставки.

Первую мировую принято считать войной за уголь — причем угля и до сих пор на планете так много, что никто даже приблизительно не считает, сколько там его осталось (только разведанных запасов хватит минимум лет на 150, так что в таких подсчетах действительно нет особого смысла). Вторая мировая прошла под нефтяным знаком — и опять же, даже сейчас ее хватит на десятилетия добычи. Да, месторождения рассредоточены по земле неравномерно, и можно предположить, что воюющие страны пытались подмять их под себя, хотя по правде говоря, торговать всегда дешевле, чем воевать.

Теперь — идет расстановка сил перед схваткой за газ, и опять же — его дефицита нет и не предвидится. А если учесть специфику залегания газогидратов, то технология извлечения из них метана вообще даст возможность снабжать себя любыми объемами газа всем прибрежным государствам в мире. Казалось бы — откажитесь от постройки буквально одной авианосной ударной группировки, и у вас будет ресурс на проведение всех мыслимых исследований и экспериментов, чтобы за лет десять обеспечить себя и весь мир энергоресурсом, за который вы намерены воевать и потратить на это занятие несопоставимо большие средства.

Тем не менее, такие простые мысли не приходят ни в чью голову — и видимо, проблема не в дефиците газа. И даже не в дефиците мозгов. Вопрос заключается в том, что на сегодня именно у газа нет глобального рынка, именно с газом не отработаны и не внедрены единые правила ценообразования, и именно газ является инструментом политики, инструментом навязывания политических решений.

Видимо, конфликт и борьба за передел газовых рынков как раз и связаны с тем, что начинается создание глобального рынка газа, а значит — будут устанавливаться единые правила его торговли. Кто именно будет определять эти правила — и решится в ходе борьбы.

Торговля — это всегда противоречие между продавцом и покупателем. Поиск компромисса, который в конечном итоге не устраивает никого, но с которым вынуждены считаться все. Каким будет компромисс — и устанавливается правилами.

Ситуация усугубляется тем, что возникли серьезные возмущения и на нефтяном рынке, который, казалось бы, довольно прочно обрел стабильность после того, как был создан картель ОПЕК, сглаживающий противоречия между спросом и предложением в глобальном масштабе. Вокруг него возникли паразиты, создавшие параллельный рынок «бумажной нефти», и до поры до времени подобный симбиоз работал вполне устойчиво. Соединенные Штаты, запустив свою сланцевую программу, дестабилизировали сложившееся равновесие, и сегодняшние свистопляски на нефтяном рынке — следствие его разбалансировки как раз в вопросе соблюдения правил. С нескрываемым раздражением арабские шейхи говорят об американцах, которые вломились на рынок, не собираясь испытывать никакого почтения к сложившейся практике принятия решений.

Судя по всему, ситуация будет усугубляться. Выработка новых правил на энергетическом рынке требует согласования такого количества разнонаправленных интересов, что самое простое в складывающейся ситуации — просто навязать их. Силой. Все по ковбойской аксиоме, когда кольт и доброе слово выглядят более убедительно, чем просто доброе слово. Энергетика — базовая отрасль. От того, как именно будут выработаны правила ценообразования и торговли энергоресурсами, зависят буквально все остальные отрасли. И поэтому нестабильность будет возрастать. Вне зависимости от того, как именно будет проложен новый маршрут поставки газа из России — через Болгарию или Турцию — и будет ли вообще реализован такой проект, вопрос стоит куда как шире.

Нам нужно готовиться к борьбе. Украина — просто однин из театров будущих боевых действий (опять же — далеко не все они будут горячими). Самый логичный и простой способ «придушить» продавцов и производителей энергоресурсов — это создать для них настолько невыносимые условия, что они будут согласны на любые навязанные извне правила. Собственно, поэтому большинство из сегодняшних конфликтов проходят либо на территории самих производителей, либо на транспортных путях, критически для них важных. Идет борьба за их ослабление, а если получится — то и вообще за расчленение и уничтожение. Как уже почти уничтожена Ливия, Ирак, добивают Сирию, Украину, зажимают в угол Иран и Россию. В очереди явно стоит Саудовская Аравия, которая прекрасно понимает свое будущее и пытается уйти от уготованной ей судьбы.

Ситуация осложняется тем, что между странами, приговоренными к подобной судьбе, существуют свои противоречия, зачастую неразрешимые. Поэтому создать некий альянс, способный противостоять навязываемым извне правилам, они скорее всего, не смогут.

Все сказанное означает то, что перед Россией есть два варианта выбора. Первый — оставаться «энергетической сверхдержавой», которая строит свою стратегию на экспорте энергоресурсов. Тогда грядущая война — наше все. Замкнуться в себе и попытаться отсидеться в домике не выйдет — либо мы будем принимать участие в выработке правил, либо будем вынуждены принимать их в том виде, в котором они будут навязаны.

Однако мы сразу должны понимать, что даже победа в такой войне окажется пирровой. Даже если мы победим (в чем приходится сомневаться — не может планктон победить в борьбе с китом), то затратим на достижение победы такие ресурсы, что вряд ли сумеем «отбить» их в том прекрасном будущем, где Россия станет главным поставщиком нефти и газа по своим правилам. То есть — нефтяники и газовики России, конечно, будут опять жить припеваючи, как в благославенные нулевые, но только за счет всей остальной России. Ей и придется оплачивать этот праздник жизни. Именно она будет нести расходы, связанные с такой «победой»

Второй вариант — отказаться от почетной роли самой нижней ступеньки пищевой пирамиды. Перестать позиционировать себя в роли поставщика нефти и газа на экспорт и перейти от первобытной присваивающей экономики, мало отличающейся от пещерной охоты и собирательства к производящей. Да, тогда распильная экономика станет невыгодной, тогда целые социальные группы, паразитирующие на халявных деньгах и ресурсах станут ненужными и даже вредными. При этом красивой жизни тоже никто не может обещать. Не факт, что удастся выдерживать конкуренцию с другими такими же умными — вот, к примеру, Япония не выдерживает и испытывает третье десятилетие колоссальные проблемы. Но это будут проблемы совершенно иного уровня и качества. Решение которых будет позволять нам двигаться вверх и вперед, а не опускаться все ниже.

Пожалуй, вот примерно этого я бы ждал от выступления Путина послезавтра. Закрытие «Южного потока» и сделать бяку Болгарии — это, конечно, хорошо и правильно. Но хотелось бы уже заслушать начальника транспортного цеха по более серьезной теме.

el-murid.livejournal.com